home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

— Это же Кайли Миноуг! — Холли взволнованно указывает на площадку перед боксами.

— Идем, поглядим на нее!

Сегодня день гонки, и вокруг стоит электризующий гул. Все наши главные спонсоры в гаражах, и Фредерик разрешил некоторым из своих подчиненных посмотреть на старт. Подготовка к заездам столь же захватывающее действо, как и сама гонка, потому что повсюду толпится невероятное количество знаменитостей и съемочных групп. Нам с Холли не терпится узнать, кого еще удастся засечь помимо Кайли, так что мы пробираемся через толпу к пит-уолл. Гонщики на болидах уже заняли свои позиции на стартовой решетке, а до этого приняли участие в параде пилотов, проехав по трассе на большой платформе, и нам было слышно, как по мере их продвижения тысячи зрителей на трибунах аплодировали, дудели в вувузелы и свистели.

Высматриваю Уилла, но вижу лишь отблеск его болида в самом начале пелетона[3]. В поле зрения возникает ярко-зеленый шлем, и я понимаю, что Луиш фотографируется с обступившими его грид-герлз. Ну и идиот! Грид-герлз или королевы автогонок — это девушки модельной внешности, которые стоят на стартовой решетке и держат зонтики, защищая пилотов от солнца. Иногда они просто демонстрируют таблички со стартовыми номерами. Меня не удивляет, что Луиш упивается всем тем вниманием, которое женский пол оказывает его персоне. Большинство гонщиков страдает этой болезнью. Вон как раз Эмилио Риццо, итальянский пилот, разменявший четвертый десяток, делает вид, что хочет пощупать грудь одной из девиц.  

— Вот жена-то обрадуется, — говорит Холли, замечая, куда направлен мой взгляд. — Этот тип обожает вертеть хвостом.

У большинства гонщиков есть жены или подруги. И я немало повидала их за время работы здесь. Некоторые из них умопомрачительные красавицы, а Бенни Фишер из Германии даже встречается с довольно известной актрисой, но в массе своей это обычные милые девчонки. Почти все они посещают гонки, чтобы поддержать своих парней.

Интересно, скучает ли Уилл по своей подружке...

— Если она так его любит, могла бы и приехать сюда, верно?

— Кто кого любит? — не врубается Холли.

— Девушка Уилла.

Подруга бьет меня по руке.

— Прекрати. В любом случае, думаю, что Лора сейчас в Лондоне, занимается организацией благотворительного бала, который должен состояться в выходные.

Лора. Так вот как ее зовут.

— Ты видела их вместе? Ну, знаешь, лично?

— Мм, да. Она приезжала в прошлом году на Гран-при Великобритании. А еще там были его родители. Очень холодные и надменные люди. Отец важная шишка в банковской сфере или что-то вроде того, а мать светская львица.

— Ясно. А как насчет Лоры? Она тоже надменная?

Холли внимательно смотрит на меня.

— Нет, она показалась мне приятной. Блондинка. Милая. И к тому же очень хорошенькая.

— Ладно, ладно! Хватит!

Подруга усмехается и отводит взгляд.

Сейчас пасмурно. С утра шел дождь, но предполагается, что за время гонки погода не изменится. Не было особой нужды в креме с высоким солнцезащитным фактором, который я нанесла утром. Да, да, знаю, ультрафиолет проникает и через тучи, тем более здесь, где озоновый слой очень тонкий, но я благодарна Саймону за то, что он не настаивает на панамах.

Сегодня мы надели юбки, а не брюки. У всех команд есть форма, созданная лучшими модными дизайнерами, и для разных дней предусмотрена разная экипировка. Во время переездов мы должны носить черно-золотые брючные костюмы, по пятницам, в тренировочные дни, ходим в черных брюках и белых футболках, а по субботам и воскресеньям надеваем черные юбки с белой отделкой и золотые шелковые рубашки. На деле все это выглядит лучше, чем на словах. И если посеешь что-нибудь из одежды или продашь вещь на онлайн-аукционе, ты крупно влип. На самом деле, одну девчонку в прошлом году за такую провинность турнули с работы.

А еще ни в коем случае нельзя терять свое гоночное удостоверение личности — своеобразный абонемент, который висит на шее. Его надо провести через считывающее устройство, чтобы пройти в паддок. Паддок — это место, где расположены гостевые апартаменты и гаражи, зона, куда не пускают широкую публику. Но мы имеем право ходить куда угодно. Наши пропуска как золотоносный песок — каждой команде выделяют ограниченное число таких удостоверений, так что я понимаю, как мне повезло.

До старта остается всего ничего, и решетка постепенно пустеет. Бросаю последний взгляд на машину Уилла и умудряюсь различить его серебристо-синий шлем в кокпите[4]. Сам пилот уже пристегнут ремнями. Мы с Холли спешим обратно в боксы вместе с покидающими стартовое поле коллегами по команде и встаем перед телеэкранами. Звук моторов оглушает, когда двадцать с лишним болидов устремляются на прогревочный круг, виляя из стороны в сторону на прямых, чтобы прогреть резину. Наконец они выполняют последний поворот и занимают свои места на решетке. Атмосфера накаляется по мере того, как над стартовой чертой по очереди выключаются красные пары светофоров: пять, четыре, три, два, один, затем загораются два зеленых — и вперед!

Уилл хорошо стартовал и без каких-либо осложнений прошел первый поворот, но четвертый по счету гонщик — канадец Кит Брайсон — проскочил по внутренней траектории и увел второе место из-под носа у Луиша, сместив его на третью позицию. С каждым кругом Уилл постепенно отрывается от соперников, но тут позади него происходит авария, и в качестве превентивной меры на трассу выезжает машина безопасности[5]. Этот автомобиль заставляет гонщиков притормозить, пока не уберут обломки, и следовательно разрыв между Уиллом и Китом Брайсоном сокращается по мере уплотнения пелетона. Когда появляется зеленый флаг[6], гонка вновь ускоряется. Трасту удается сохранить лидерство, но через несколько кругов возникает проблема. Задняя часть его болида начинает дымить. Несколько наших механиков в сердцах чертыхаются и спешат на пит-лейн. Но бедолага даже не успевает добраться до него — на последнем повороте двигатель окончательно глохнет. Уилл вылетает на гравийную ловушку, разработанную для гашения скорости сошедших с трассы болидов, и мы наблюдаем на мониторах, как он покидает машину, которую окружают маршалы[7].

Саймон сидит за пультом управления на пит-уолле, и одна из телекамер крупным планом фиксирует его каменное лицо. Другие экраны демонстрируют нашего пилота, идущего в боксы.

Холли тянет меня за рукав.

— Нам пора возвращаться, — говорит она, как всегда мисс Профессиональность.

Неохотно плетусь за ней, жалея, что меня не будет здесь, когда Уилл вернется.

Двадцать минут мы с Холли курсируем по гостевой зоне, предлагая присутствующим напитки и канапе, и попутно смотрим трансляцию гонки на больших экранах. Луишу не удалось обогнать Кита, хотя он пару раз предпринимал неплохие попытки. Я стою и слежу за ходом соревнований, когда входит Уилл. Собравшиеся аплодируют ему, и Уилл благодарно машет в ответ, а затем направляется к себе.

Он совсем один. Нет ни девушки, ни даже родителей, чтобы его поддержать.

А вдруг ему что-нибудь нужно?

Ноги сами несут меня к его комнате, прежде чем я успеваю остановиться и пораскинуть мозгами. Даже когда начинаю сомневаться, они просто продолжают идти. В итоге я оказываюсь перед дверью Уилла и поднимаю руку, чтобы постучать...

Что я делаю?

Дверь открывается, и за ней стоит Уилл — верх комбинезона спущен до пояса, голая грудь блестит от пота.

— Э-э, привет. — Он настороженно разглядывает меня.

— Прости, что беспокою, — быстро произношу я, запинаясь на каждом слове. — Просто хотела узнать, не принести ли тебе что-нибудь. Попить, перекусить, может, сменную одежду...

— Честно говоря, никак не найду свою форменную рубашку. А ведь где-то была целая стопка. Где-то здесь. — Он осматривает комнату.

— Можно я попробую? — спрашиваю я.

Посторонившись, он жестом приглашает меня войти. На любой из мировых трасс гонщикам отводят не слишком просторные помещения, но и в этих условиях можно вполне комфортно отдохнуть и побыть в тишине и покое.

Дрожащими пальцами выдвигаю ящики небольшого шкафа и ищу рубашки Уилла. На нижней полке обнаруживаю маленький черный дорожный кофр с логотипом команды, такой же, как у меня.

— Может быть, они тут?

Уилл пожимает плечами. Достаю кофр и расстегиваю молнию. Он битком набит форменной одеждой.

— Ага! Так далеко я еще не забрался.

— Мальчишки! — ворчу я, распаковываю рубашку, которую следует надеть сегодня, и вручаю ее Уиллу. — Что насчет ниже пояса?

Он цепляет резинку боксеров, выглядывающих из-под комбинезона.

— Да вроде все прикрыто?

Немедленно начинаю заливаться румянцем.

— Я имела в виду брюки! Просто неправильно выразилась...

Уилл довольно усмехается.

— Да я знаю. Просто шучу. Не волнуйся, сам найду.

— Ладно, хорошо. — Пячусь к двери, стараясь взять себя в руки. — Есть еще какие-нибудь пожелания? Что-нибудь из напитков? Или еды? — Да, молодец, Дейзи! Держи профессиональную марку!

Уилл вновь становится серьезным.

— Нет. Наверное, надо выйти и показаться спонсорам. — Он тычет пальцем в сторону гостевой зоны.

— Тогда ладно. — Поворачиваюсь и линяю.

— Спасибо! — летит мне вдогонку.

— Где ты была? — интересуется Холли, когда я возвращаюсь. — Ходила к Уиллу? — Она окидывает меня недоверчивым взглядом.

— Э-э, да.

— И чем вы занимались?

— Не волнуйся. Я лишь помогала ему искать рубашку. — Подруга возводит глаза к потолку, и я спешу внести ясность. — Ты же знаешь, что после увольнения Дженнифер у пилотов нет под рукой специального человека, который бы им помогал.

Дженнифер была той девчонкой, которую наняли, чтобы опекать Сандро и Маркуса — предшественников Уилла и Луиша.  И той cretina, которая продала свою форму на онлайн-аукционе.

— Хм, — тянет Холли, подозрительно щурясь. — Неплохо.

— Пойду-ка за новой партией. — Устремляюсь на кухню и снова набираю на поднос канапе.

Гости аплодируют, когда я приближаюсь, глазея на экраны. На секунду прихожу в замешательство. Неужели они так проголодались? Но тут понимаю, что за моей спиной выходит из комнаты Уилл. Это был бы большой конфуз, ведь я едва не сделала книксен. Отхожу в сторону, чтобы пилот мог пожать руки спонсорам. Вокруг раздаются сочувственные возгласы. Пышущий оптимизмом американец поворачивается ко мне и кричит: «Угостите же его чем-нибудь, ради всего святого!», и сам же смеется. Уилл улыбается мне и берет с подноса креветку на шпажке.

Идет обратный отсчет кругов до финиша, а Луиш стабильно держится на втором месте, хотя Киту удалось слегка увеличить отрыв. Происходит пит-стоп, но у Луиша не получается сократить отставание, и похоже, что он, а с ним и вся наша команда, увезет из Австралии восемь очков. За победу мы набрали бы десять[8]. Уилл же, само собой, не набрал ничего.

Останавливаюсь и смотрю, как машины пролетают заключительные круги. Должно быть, Уиллу тяжело находиться здесь и наблюдать отсюда за партнером по команде, которому перепадет вся слава. Луиш только первый год в «Формуле-1», и с таким результатом вокруг него точно возникнет шумиха.

Сидящий передо мной Уилл встает, и большинство зрителей поворачиваются и глядят на него.

— Мне, наверное, лучше вернуться к команде, — сообщает он.

Главные спонсоры уже в гаражах, так что почти все гости остаются на своих местах, провожая сочувственными взглядами более именитого пилота команды. Уилл разворачивается и оказывается нос к носу со мной.

— Дейзи, ты со мной в боксы? — Я слышу голос Холли, гляжу через плечо и вижу, что она выходит из кухни. Из этого следует, что Фредерик дал нам добро.

— Э-э, да, конечно! — откликаюсь я и неловко подвигаюсь, чтобы уступить дорогу Уиллу. Однако он спокойно дает понять, что пропускает меня вперед, и я, вся на нервах, направляюсь к выходу из гостевой зоны. Пока мы втроем идем по траве и асфальту к боксам, отчаянно пытаюсь придумать, что бы такого сказать. Гаражи совсем близко, и мне хочется дать себе пинка, потому что ничего не приходит в голову.

У него. Есть. Девушка.

Да, да, помимо этого факта. Слишком поздно — мы уже прибыли.

Механики зовут Уилла к экранам. Мы с Холли тоже подходим, чтобы посмотреть последние круги гонки. Наконец, появляется черно-белый клетчатый флаг, знаменующий финиш, и все, кто находится в гараже на половине Луиша, обнимаются и поздравляют друг друга со вторым местом. Другая же половина ведет себя более сдержанно, хотя и вежливо хлопает.

Мы выбегаем на улицу — увидеть круг почета и прибытие Луиша. Он выпрыгивает из болида и ждет традиционного коллективного объятия с механиками. Я нахожусь в самом центре толпы, увлекающей меня за собой, и это очень легко — поддаться сиюминутному настроению. Внезапно думаю о том, что если бы Кастро не провалил старт, то мог бы прийти первым. Быть может, ему следует пораньше ложиться спать и отказаться от вечеринок... Интересно, не задается ли сейчас Саймон подобными вопросами?

Взволнованной гурьбой мы движемся к подиуму, чтобы стать свидетелями вручения призов, и мы с Холли дружно визжим, когда гонщики устраивают душ из шампанского, поливая нас и тех, кто стоит за нами. Наконец победители гуськом отправляются на пресс-конференцию. Кручу головой, но не вижу Уилла, потом замечаю, что он дает интервью перед камерой. Он кажется серьезным. Настоящим профи. И тут Уилл глядит в мою сторону, наши глаза встречаются, и он как будто на долю секунды теряет нить разговора. Затем быстро приходит в себя и продолжает отвечать на вопросы, но когда мы с Холли возвращаемся в боксы смотреть пресс-конференцию, я погружаюсь в свои мысли и не могу сосредоточиться.


               * * * * *

Через несколько часов, когда все мы заняты уборкой, Саймон приглашает меня в свой кабинет. Холли и Фредерик с тревогой смотрят на меня, пока я семеню за ним, с ужасом думая о том, что сейчас меня выгонят с работы за тот поврежденный скутер. Уже в кабинете Саймон жестом предлагает мне сесть на диван, а сам располагается напротив.

— Как поживаешь? — спрашивает он, пронзая меня взглядом серо-голубых глаз. Довольно привлекательный мужчина. Ему где-то сорок пять, у него загорелое обветренное лицо и золотисто-русые волосы.

— Отлично, отлично, — заикаюсь я.

— Не планируешь в ближайшее время слинять с корабля?

— Нет, нет. Конечно же нет.

— Хорошо, — отрывисто говорит он. — Дейзи, тебе известно, что в прошлом году ребят опекала Джен. — Он имеет в виду Дженнифер, ту девчонку, о которой я упоминала ранее. Киваю, заинтригованная и вместе с тем обрадованная. Слава богу, скутер тут ни при чем! — В этом году я ратовал за более практичный подход к подбору персонала.

— Да?

— Но один из ребят спросил, не можем ли мы вернуться к прошлогодней системе.

Один из ребят?..

— Так…

— Вот я и хотел узнать, не возьмешься ли ты за это дело?

Теряю дар речи от удивления. Неужели Уилл замолвил за меня словечко? Уж конечно, не Луиш!

— Работа сродни той, что ты выполняешь сейчас, — продолжает Саймон. — Помогаешь Фредерику и присматриваешь за остальными членами команды, как обычно, а кроме того, напрямую контактируешь с Уиллом и Луишем, а также со мной, если мне что-то понадобится. Устраивает такой вариант?

Отказа он не приемлет.

— Да! Очень заманчивое предложение!

— Хорошо. — Саймон встает, ясно давая понять, что аудиенция закончена.

Иду обратно на кухню. Коллеги сразу смекают, что меня не уволили.

— Ну что там? — улыбается Холли.

— Я получила место Дженнифер, — сообщаю я, все еще пребывая в некой прострации.

— Место Джен? — недоверчиво переспрашивает она.

— Да. Буду помогать Уиллу, Луишу и Саймону.

— А! — Холли кажется удивленной. — Что ж, рада за тебя, — говорит она и продолжает драить столы.

Я ожидала, что подруга воспримет эту новость с большим энтузиазмом. Возможно, причиной тому был стоявший поблизости Фредерик.

Кстати, о нем.

— Это не избавляет тебя от мытья посуды, — угрюмо бурчит он, указывая на раковину.

Но так как я всецело поглощена мыслями о повышении, даже горе тарелок высотой с Эйфелеву башню не под силу испортить мне настроение.



Глава 2  | В погоне за Дейзи | Глава 4



Loading...