home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Я беспокойно оглянулась. Я знала, что стража должна быть на посту у входа в сад, и спрашивала себя, что они предпримут в отношении чокнутой старухи. У меня появилось чувство, что если она открыто прыгнет на меня, или предпримет что-то еще, я окажусь сама по себе.

— Если ваша сила не распространяется на контроль разума Катрис, я не знаю, как это сделать, — ответила я наконец.

Она усмехнулась.

— Нет, этим даром боги решили одарить не каждого джентри. Даже они знают пределы смертных.

Я плотнее завернулась в халат. Так как я не могла уснуть, я могла бы поднять ей настроение.

— Тогда в чем ваш план?

— Вам нужно отыскать Железную Корону.

— Отыскать что?!

— Железную Корону.

Она говорила величественным и зловещим тоном... действительно заслуживающим того, чтобы прозвучать в резонирующей комнате для полноты эффекта.

— Ладно, — произнесла я. — Спросим по-другому. Что из себя представляет Железная Корона?

— Древний артефакт. Ее носил один из величайших и наиболее влиятельных правителей в истории джентри. Все бояться лидеров, которые правили многими королевствами.

— У меня есть корона. Даже несколько.

Только одна из них была моей официальной "венцом государства", но дизайнеры придумали для меня и другие, гармонирующие с моей одеждой.

— Не такие, как эта, — сказала она.

— Позвольте мне угадать. Она сделана из железа.

Она кивнула и посмотрела так, будто ждала, что это меня впечатлит.

— Сожалею. Как я уже сказала, за исключением контроля над разумом, я не собираюсь на поиски магического объекта. Моя жизнь и так, как игра "Подземелье и Драконы".

Мастера нахмурилась.

— Драконы уже веками не живут в Мире Ином.

— Проехали. Спасибо за, э-э, совет, но меня это не интересует.

Я нарочито поежилась.

— Мне следует вернуться в постель.

Мастера бесстрашно наклонилась вперед.

— Я не понимаю, Терновая королева, — прошипела она. — Лишь немногие способны пройти испытания, необходимые для получения короны. Большинство даже не сможет ее носить.

Об этом было не трудно догадаться.

— Верно. Потому что она выкована из железа. Я не думаю, что способность которой, как все уже знают, я обладаю (потому что наполовину человек), кого-то впечатлит.

— Королева Катрис бы впечатлилась. Многие из ее людей тоже. Ее армия могла бы восстать. Она сама испугается и отступит.

— И все из-за репутации короны, которая не имеет силы? — спросила я скептически. — И где она?

— Далеко, в неизвестном месте.

— О, Боже мой! Если никто не знает, где она, то как я смогу ее получить?

— Это часть проблемы. Найдите ее, и вы окончите войну.

Я внимательно на нее посмотрела.

— Если это такая хорошая идея, то почему бы не донести ее до Дориана? Твоего короля?

— Он знает об этом, — согласилась она. — Он достаточно стар, чтобы помнить легенды. Но он не может носить ее. Только ты.

Теперь она посмотрела на меня внимательно:

— Твой отец искал ее, но не нашел.

Я напряглась. Тон моего голоса постепенно превращался в лед.

— Является ли это частью пророчества? Некий способ отметить меня как мать завоевателя? Это то, что я должна передать своему гипотетическому сыну?

— Нет, — ответила она.

Ее поведение стало скромным, но эти глаза все еще смотрели проницательно.

— Это лишь средство, чтобы помочь вам окончить войну.

— Я услышала достаточно нелепостей.

Я встала.

— Я иду спать.

Мастэра начала звать меня, когда я зашагала прочь, но резко замолчала. Я удивилась бы, если бы она приняла мой отказ, скорее просто испугалась ответа перед охраной за причинение мне беспокойства.

Я вернулась в комнату Дориана и скользнула к нему в постель. Его рука бессознательно обвилась вокруг меня и, хотя на это потребовалось некоторое время, мой взволнованный мозг, наконец, достаточно успокоился для того, чтобы я могла на короткое время уснуть.

Несколько часов спустя меня разбудили его движения. Я уселась на кровати, наблюдая, как он одевается. Через окно едва различалось розовато-фиолетовое небо.

— Ты уже готов для встречи с армией? — спросила я тихо.

Он поднял с кушетки нагрудник, выполненный из тонких медных цепочек. Обычно его одевает прислуга, и я знала, что сейчас он делал это сам, так как не хотел, чтобы куча народа разбудила меня, слоняясь по комнате. Заметив, как он возится с креплением, я поспешила помочь.

— Армия Катрис будет атаковать, как только станет достаточно светло. Возможно, они уже атакуют. Лишь незнакомая местность остановила их от того, чтобы напасть ночью.

Я закончила крепить кольчугу, стараясь не думать о том, как редко он носит какую-либо броню. Это было знаком опасности, даже если бы он не отправлялся на линию фронта.

— Я бы не хотела, чтобы ты уходил.

Он слегка улыбнулся и положил руки на мои голые бедра.

— Я тоже. Я предпочел бы отправиться с тобой в постель. Подожди пару часов. Я уверен, что скоро вернусь.

Я улыбнулась, хотя не чувствовала радости.

— Да, я уверена, что так и будет.

Он отпустил меня и повернулся к шкафу у стены. Открыв его, он показал ряд оружия. Одним из них был искусно выполненный из меди меч, созданный моим мастером по металлу по имени Жерар. Дориан коснулся его с благоговением, а затем вложил в ножны и прикрепил вокруг талии. Опасный сам по себе, меч обладал к тому же и дополнительной угрозой из-за связи Дориана с землей и ее элементами. Он мог наполнить его силой.

— Дориан...

Я слегка заколебалась, не решаясь задать следующий вопрос.

— Ты когда-нибудь слышал о Железной короне?

— Конечно, — он закончил прикреплять ножны и повернулся ко мне. — А что?

— Я столкнулась с женщиной по имени Мастэра, которая поведала мне о ней.

— Ах, Мастэра, — сказал он нежно. — В каждом дворе есть прорицатели. Ее предсказания правдивы в половине случаев... что довольно поразительно. Ты должна увидеть клоуна, который является прорицателем в Кленовом царстве. Я был бы унижен, если бы в моем окружении был кто-то подобный.

— Эй, сосредоточься, — отчитала я. — Железная корона. Мастэра утверждает, что с помощью этой короны можно окончить войну, победить, что докажет нашу ээ... мою силу. Я могла бы заставить Катрис отступить.

Улыбка исчезла. Дориан нахмурился, глядя в глубокой задумчивости.

— Это вполне реальная возможность. И ты можешь носить ее, не так ли? — в его голосе появились нотки озарения. — Железо не беспокоит тебя. В легендах некоторые из блистающих могли носить ее с помощью силы или силы воли. Но тебе не нужно ничего подобного. Это заложено в твоей природе.

Я с трудом верила, что он говорит серьезно.

— И ты думаешь, она права? Эта корона — только благодаря своей репутации, — может остановить войну?

— Ну, это не репутация короны вообще-то, — сказал он. — Это репутация, которую ты получишь в результате преодоления многих препятствий, чтобы добыть ее. Покажи, что ты можешь это сделать, и ты докажешь свою силу.

Это было похоже на то, что сказала Мастэра.

— Если другие владели ею...

— Не веками, — прервал он.

— Хорошо, даже если не веками... Почему я должна искать ее? Почему бы последнему владельцу не держать ее при себе? Не передать кому-то из семьи?

Его улыбка вернулась.

— Это не работает таким образом. Корона не останется с кем-либо недостойным ее. Как только владелец меняется, она возвращается в свой дом. Дом, который губит многих из тех, кто ищет его.

— Ты не ответил на предыдущий вопрос, — указала я. — Неужели это конец войны? Мирным путем?

Он вздохнул.

— Я не знаю. Может быть. Но насколько ты боишься отпускать меня сегодня... Я больше волнуюсь из-за твоего путешествия за этой безделушкой.

Я взяла его за руку.

— Ты бы мне помог? — поддразнивала я, не смотря на то, что еще не приняла какого-либо решения по этому поводу.

Свободной рукой он обхватил мое лицо.

— Если бы смог. А может, я могу. Если легенды правдивы, нужно пройти через железные поля, чтобы добраться до нее. Практически никто из сияющих не может это сделать. Я мог бы с моими способностями... У меня больше шансов, чем у большинства.

Мне не понравился тон его голоса. Прозвучало так, будто он действительно прикидывал свои возможности. И, хотя, он связан с силой элементов земли, железо по прежнему было за пределами его способностей.

— Я могла бы послать Волузиана, — сказала я, желая его отвлечь. — Если что-то с ним случиться, никто не пострадает, а?

— Нет, легенды вполне понятны. Обитель Железной короны закрыто для мертвых.

— Ну, это не имеет значения, — сказала я. — В целом идея смешна.

Его лицо просияло, и он прижался к моим губам в нежном поцелуе.

— Именно поэтому я и ухожу сейчас.

Мое сердце упало, зная о неизбежном отъезде. Я поспешно одела джинсы и рубашку, чтобы наблюдать, как он и сопровождающие его солдаты уезжают прочь. Я знала, что армия, которая присоединится, была огромной, но когда он ехал в сторону восходящего солнца, его отряд казался пугающе мал.

Когда он исчез с горизонта, я отправилась к собственному отряду, который сопровождал меня. Настало время и нам вернуться домой.

Большинство из них наслаждались этой "вылазкой", но мое настроение в это утро скоро задало тон нашему путешествию обратно. Единственным маленьким утешением этого мрачного утра было то, что Жасмин не была оплодотворена. Шайя заверила меня, что моя сестра не покидала поля ее зрения всю ночь, и что Жасмин даже не пыталась сделать что-нибудь зловещее. Она чувствовала себя легко вдали от моего замка. Глядя на надежные кандалы и цепи, соединяющие их, я почувствовала легкий укол вины. Но я быстро прогнала это чувство. Эти меры должны были остаться.

После этого настало время для возвращения в Тусон. Я впервые вызвала Волузиана и послала его в сторону Дориана, и для защиты и последующих докладов. Я знала, Дориану не понравился бы мой фаворит, но так я чувствовала себя лучше. Как только это и другие дела будут урегулированы, я обязательно присоединюсь к человечеству.

Все в моем доме было почти также как вчера. Тихое утро, приготовление завтрака с Тимом. Только сегодня он был наряжен в огромный костюм.

— Ты Лакота, — сказала я, как только он оправился от шока после моего внезапного появления. — Что случилось с Тлинкитами?

Он пожал плечами.

— Тлинкикиты это круто, но среднестатистический турист-любитель ожидает именно этого.

На нем были брюки из качественной оленьей кожи и головной убор из длинных перьев. Его голая загорелая грудь была, похоже, чем-то намазана, и на ней висели ожерелья из бисера. Изучая его, я передумала. Он не выглядел как настоящий Лакота. Скорее, некое смешение стереотипов, как он и сказал.

— Ты чего так рано принарядился? Утренние жители пригородной зоны не собираются останавливаться для поэзии.

— Сегодня суббота, Эж.

— Правда? — спросила я пораженно.

Мое время пошло наперекосяк с этой двойной жизнью.

— Там, возле университета, культурный фестиваль, и меня просто умоляли о том, чтобы услышать мое прекрасное понимание природы.

Он с размаху перевернул несколько золотистых яиц на тарелку.

— Культурный?

Я застонала.

— Тим, там будут местные племена. Ты же знаешь, они снова попытаются тебя побить.

Он сверкнул улыбкой.

— Будь другом, приходи меня защитить.

— Не могу. Слишком много вещей нужно сделать.

Стук в заднюю дверь удивил нас обоих. У нас не бывало много посетителей. Надеясь, что это не миссионеры, я открыла дверь и уставилась на того, кто пришел. Я не была бы более удивлена, если бы Катрис пришла с вызовом. Это оказалась Лара. Она улыбнулась, глядя на моё изумление. Мы практически не встречались с ней лично. Она работала на дому, обрабатывая телефонные звонки и почту.

— Входи, — сказала я, все еще крайне удивленная.

В кухню ступила маленькая и милая блондинка, такая какую я помнила. Большая стопка бумаг была у нее в руках.

— Мне это не нравится.

— Это твое…

Лара остановилась, увидев Тима. Ее глаза расширились. Он перевернул последнее яйцо на тарелку и посмотрел на нее. В его глазах сквозило такое же изумление. И в своем очаровательном, мошенническом наряде, он мгновенно влился в образ.

— Прекрасный цветок присоединился к нам, ее цветки распустились и искрятся в лучах утреннего солнца.

Он воспользовался ужасным голосом из категории "Хоу, белый человек". Он поспешно отодвинул стул.

— Присоединяйтесь к нам. Мы будем праздновать и наслаждаться милостью Матери Земли вместе.

Ошеломленная, Лара подошла к столу и села, не в силах оторвать от него взгляд — от груди в частности.

— Спасибо.

— Для меня большая честь... дерьмо! Булочки с корицей!

Тим метнулся назад, схватил рукавицу и открыл духовку, из которой валил дым. Лара заговорщически повернулась ко мне, пока он стонал над состоянием своей выпечки.

— Эжени, почему горячий вождь Американский индейцев готовит на твоей кухне? — прошептала она.

— Ну, — сказала я, внезапно осознав, что эти двое никогда не встречались. — Он не является ни поваром, ни коренным американцем. Это Тим.

— Это тот, что...

Ее наивные голубые глаза распахнулись еще шире.

— Ты уверена?

— Конечно.

Тем временем Тим очищал почерневшее основание булочек с корицей. Он поднес одну для моего осмотра.

— Пойдет, — одобрила я.

Он повернулся к Ларе, снова нацепив улыбку.

— Тысячу извинение за это недостойное пиршество, которое вынужден предложить столь нежному, прекрасному существу, как вы...

— О, ради Бога! — воскликнула я. — Не мог бы ты закончить эту фигню, Тим? Это Лара.

— Это...

Рулетик с корицей упал со шпателя обратно на противень.

— Ты уверена?

Я вздохнула. Оба, казалось, недоумевали, что сказать. Лара приоткрыла рот, но несколько мгновений она не говорила ни слова. Наконец, она выпалила:

— Я принесла налоговые документы.

Тим сглотнул.

— Я... Это довольно круто.

Я подавила вздохи и стоны. Теперь я боролась с желанием стукнуться головой о стол.

— Нет, это невозможно. Не могли бы мы продолжить завтрак?

— Я...

Тим, наконец, пришел в себя.

— Конечно, конечно.

Он посмотрел на Лару:

— Тебе нравятся яичница и булочки с корицей?

— Я люблю яйца и булочки с корицей.

Он быстро наложил еды на тарелку и передал ей.

— Эй! — возмутилась я.

Он стрельнул в меня взглядом.

— Потерпи секунду. У нас гость. Ты должна быть более вежливой... Тем более, что она взяла на себя труд разбираться с твоими налогами.

— Я плачу ей, чтобы она разбиралась с моими налогами.

Лара впилась зубами в рулетик с корицей. В своем оцепенении Тим забыл срезать основание.

— Это лучшее, что я когда-либо пробовала. Как это возможно?

Она послала ему застенчивую улыбку.

— Выглядят прекрасно и приготовлено мастерски.

Он улыбнулся в ответ и, почти роняя тарелку, передал ее мне.

— Я обладаю всеми видами навыков.

— Боже мой, — произнесла я.

До этого момента я думала, что нет ничего более раздражающего, чем их телефонные склоки. Я вдруг пожалела, что они не спорят сейчас.

— Кроме того, — добавил он, присоединяясь к нам со своей едой, — ты мастерски обращаешься с налогами. У меня никогда этого не получалось.

— Это потому, что ты не имеешь доходов или самих файлов налогов, — сказала я.

— Эй, — откликнулся он. — Не суди. Ты, очевидно, не можешь разобраться со своим собственными.

— Мне и не приходится! Вот для чего я плачу кому-то.

С большим усилием Ларе удалось перевести взгляд на меня и вспомнить о работе.

— Они все сделаны. Мне просто нужно, чтобы ты подписала их. Я не была уверена, что ты вернешь обратно, если я пришлю их.

Я кивнула. Насколько федеральное правительство и штат Аризона обеспокоены тем, что я наняла подрядчика для квалифицированного ремонта дома. Что было не так уж далеко от истины.

— Это было очень мило с твоей стороны, — сказал Тим. — Потратить время субботы на это.

— Я отношусь серьезно к своей работе, — ответила она. — Кроме того, у меня не было каких-либо других планов.

— Правда?

Он наклонился вперед.

— А хотите пойти со мной на культурный фестиваль в университет? Я буду читать там стихи.

Она ахнула.

— С удовольствием. Бьюсь об заклад, у вашего народа имеется несколько действительно удивительных идей о мире.

— Он не... — начала я.

Лара повернулась ко мне, выражение ее лица было деловым.

— Убедись, что подписала документы, когда мы уйдем. Ты знаешь свой план дел на сегодня, не так ли? Три задания.

— Нда-да. Пока вы, ребята, будете терпеть лишения среди студентов, я буду бороться за свою жизнь.

Тим встал и поставил практически нетронутую тарелку обратно.

— Мы можем отправиться, когда вы будете готовы.

Она протянула ему такую же нетронутую тарелку.

— Я уже готова. Только позволь мне для начала посетить ванную.

Она мгновенно исчезла. Тим повернулся ко мне.

— Почему ты не сказала мне, что она так хороша? Все это время ты давала мне понять, что она конкретная сука.

— Я тебе сто раз говорила, что она не сука. Это ты так решил после разговора с ней по телефону. И я думаю, что она хороша сейчас только потому, что ты увидел ее и хочешь затащить в постель!

Тим сделал серьезное лицо:

— Эжени, эта не та женщина, с которой можно провести одну ночь. Она богиня среди женщин.

— Невероятно, — ответила я.

Когда Лара вернулась, я заметила, что она нанесла помаду и привела в порядок волосы.

— Все готово.

Я хмуро посмотрела на грязные тарелки.

— Не забудь помыть посуду, когда вернешься! — окликнула я его, когда они направились к двери.

— Не забудь заработать на жизнь, пока нас не будет! — откликнулся он. — Эта ипотека не оплатит себя сама.

— И ни один из вас, — пробормотала я.

Но они уже ушли, потерялись в муках увлечения. Принимая во внимание все, что случилось в моей жизни, можно было решить, что ничто не удивит меня больше. Очевидно, я была не права.

Отвернувшись, я принялась мыть посуду сама, решив, что это именно то, что нужно моей сверхъестественной заднице.


предыдущая глава | Железная корона | cледующая глава



Loading...