home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17. Великая пустота (самая скучная глава, ибо что может быть скучнее разведки на невидимом корабле).




До границы фронтира добирались почти неделю. Никаких происшествий не было. Единственное, что нравилось Федору - это наблюдать космос через нейросеть, особенно в режиме слияния. Первый раз он во время медитации пытался почувствовать корабль. Неожиданно ожутил. Ощущение было незабываемое. Он чувствовал себя кораблем, ощучал каждый квадратный сантиметр. Его уши радары, сканеры. Кожные рецепторы- сенсоры. Глаза - обзорные внешние камеры. Он всем телом-корпусом ощущал малейшие колебания пространства, видел одновременно все по кругу, чувствовал другие корабли. Знал, где расположен каждый камушек астероидного пояса. И вообще - это ощущение словами не передать. Провел в этом состоянии почти полчаса. Вынырнув увидел Взбешенную Лару. Она в непечатных выражениях высказала все что думала, а потом, открыв рот, уставилась на Федора.

- как?

- Что как?

- ТЫ КАК СЕБЯ ЧУВСТВУЕШЬ?

- замечательно, а что?

- ты сейчас должен пускать кровавые сопли и быть овощем!

- почему?

- потому что, самые тренированные пилоты в режиме слияния проводят не больше 10 минут, а новички через 40 секунд теряют сознание.

- я особенный

- и чем же?

- Лара, ты забываешься, если я сказал, что особенный, то значит особенный.

- но...

- ЛАРА!!!

- все, все, поняла

- ладно, иди, готовься, сегодня твоя очередь мне минет делать.

Отпустив Лару, Федор задумался. Видимо пребывание в режиме слияния зависит от уровня интеллекта. Так сказать от ширины информационного канала, и мощности перерабатывающего центра. Он понял почему из него хотели сделать Био-ИскИн. Простые пилоты просто сжигали себе мозги пытаясь продлить слияние. С этого дня, он по три раза в день входил в режим слияния, каждый раз увеличивая время на 10 минут. Предел оказался в районе пяти часов. Но это не значило, что больше нельзя, просто после пяти часов начинала болеть голова. Но разве головная боль остановит русского безбашенного батыра. И после нескольких сеансов слияния с максимальной продолжительностью, время нахождения в режиме слияния без последствий увеличилось на несколько минут. Пока дошли границы, Федор увеличил время до шести часов. Не нравилось только отношение Лары. Она смотрела на него как на корабельного бога. Казалось, с его членом во рту готова была сидеть сутками, только бы угодить своему кумиру. Но постепенно это прошло, помогло наверное то, что количество люлей во время секса федор увеличил втрое, синяя задница перевесила и уже на подлете к границе она уже привычно пыталась всеми руководить. Пыталась. Потому как руководить собой женщине Федор врядли мог позволить. Пересекать границу решили в обычном порядке, то есть представившись патрулю, передав опознавательные знаки, ответив на обычный треп скучающего патрульного. Потом спокойно ушли в прыжок. Федор был уверен, что на обратном пути такой же патруль их просканирует снизу доверху и перетрясет все что можно в поисках контрабанды. В первый прыжок в диком космосе ушли почти на неделю. За это время поднимали базы знаний, тренировались, Федор много медитировал. Тут только он оценил прелесть путешествия в послушном женском коллективе. Порно базу осваивали все вместе со страстью и пылом людей, которым больше совсем нефиг делать. После выхода в нормальное пространство сразу ушли в невидимость и занялись упражнениями в картографии. При помощи зондов просканировали и задокументировали каждый камушек. Дальше решили двигаться в сторону полученных от Лары координат. Федор пока не открыл, что владеет картами галактики древних, на которых были короткие пути через пространственные аномалии, называемые червоточинами. Он просто наслаждался космосом. Как-никак кто же в детстве не мечтает стать космонавтом. В каждой системе проводили разведку, пару раз встретили пиратскую засаду. Как оценил Федор возможности 'Возмездия'. К кораблям пиратов подлетали практически вплотную и рассматривали переделанные грузовики, крейсера с битыми и мятыми корпусами - наследие корабельных кладбищ. Как люди могли на таком летать, наверное они еще безбашеннее Федора. Как оказалось дикий космос вдоль границ содружества очень даже оживленное место. Федор довольно потирал руки, это сколько же добра летает. Все,что летает, дышит, шевелит манипуляторами и тихо лежит в трюмах, все хотелось прибрать к загребущим лапкам. Оставалось только найти место куда это добро складывать и перерабатывать. Чем дальше уходили от границы тем меньше становилось народу. А через 5-6 прыжков вообще перестали встречать кого либо. К нужному месту добирались вместо двух недель почти полтора месяца. А все потому, что много времени тратили на разведку и картографирование. Федор предполагал, что ему неоднократно придется передвигаться по этому маршруту. Поэтому старался находить места где можно укрыться, сделать тайник, переждать сделать нычку и прочее. Часто в таких местах находили брошенные шахтерские базы, распотрошенные корабли, расколотые спасательные капсулы и многое другое, подтверждающее жестокость космоса и человека. Федор планировал искать систему с сильно поврежденной планетой в результате древних галактических войн. Атмосфера сохранена, океаны есть, но мало растительности и животных преобладают пустыни. Почему такую, просто найти нормальную планету практически невозможно, иначе содружество уже расползлось бы по галактике. Вообще создается ощущение, что содружество это просто небольшой участок нетронутого пространства, а остальная галактика это громадное поле боя и оставшийся после этого боя постапокалиптический пейзаж. За тысячелетия галактика начала заращивать раны, но уж больно страшное оружие применяли предки. Знатно постарались. Так расхерачили, что потомки только небольшой кусочек осилили освоить, на прочее ни людей ни ресурсов. Оставалась надежда на планеты подобные Земле. Сколько их по окраинам раскидано кто знает. Именно поэтому пригодные для жизни планеты так редко попадались, да и те чаще напоминали погрызенное и подгнившее яблоко. Прежде чем колонизировать такие планеты их несколько столетий приводили в порядок и только потом привозились колонисты. Это привело к тому, что ресурсы на кислородных планетах практически не добывали, производство перенесли в космос. Экология это тоже ресурс и ресурс дорогостоящий. В связи с этим задача поставленная перед Федором была очень и очень сложной. Зато человеческое мясо, эти планеты перерабатывали очень хорошо. Просто как гигантские мясорубки.Поэтому понятна любовь местных к колонизационным программам.


Корабельное кладбище впечатляло. Оно представляло собой громадную гравитационную аномалию сферической формы. Сфера была представлена десятками тысяч кораблей. Корабли отличались как по форме, так и по размеру. Промежутки между ними были заполнены сотнями тысяч разнокалиберных обломков. Уже одно это осложняло полет в таком месте, а активное вооружение делало работу на кладбище еще более самоубийственным делом. О этом напоминали свежие вкрапления в виде разрушенных кораблей мусорщиков. Заниматься этим всю жизнь, да ну нах..рен. Федор даже не стал приближаться к этому хаосу. Фрейтер располагался в уютной нише небольшого планетоида. Ну небольшого это космическим меркам, а так каверна в планетоиде вмещала целиком трехкилометровое судно и еще оставалось место для маневров. Высаживаться решил вместе с Ларой. Опыт он и есть опыт. Фрегат завис в на расстоянии меньше метра от корпуса фрейтера. Высаживались в тяжелых 'паладинах'. Не то, что они чего-то опасались, перестраховка никогда не помешает. Вблизи громада корабля впечатляла. Создавалось впечатление, что стоишь на бесконечном поле. Федору с Ларой предстояло пробраться в область рубки, где должен был оставаться открытый технический люк, через который корабль покидала команда. До него добирались больше получаса. Все-таки поверхность корабля была не ровная, на каждом шагу попадались орудия ПКО, выступы броневых листов, антенны связи и многое другое. Вообще толщина брони более 50 метров, это очень серьезно. И это не считая силового щита, которому могла позавидовать иная космическая станция. Но силовой щит был отключен, как и вообще все системы корабля. Именно поэтому корабль так и не нашли. Массивных полиметаллических тел, таких как астероиды и обломки кораблей, в этой системе было очень много. Искать какой либо корабль, не зная точных координат, дело неблагодарное. Поэтому обычно искали засветки активных систем. В данном случае команда заглушила реактор, деактивировала все комплексы и системы, вынула ИскИн из шахты, выпустила атмосферу в космос. Поэтому активных сигналов корабль не подавал. Наконец люк был найден, Федор поддел ножом небольшую технологическую заслонку и открылся пульт электронного замка, наверно единственное электронное устройство, действующее на корабле и Лара ввела только ей, ну и Федору, известный код. Очень медленно раскрылась мембрана аварийной шахты. Вниз спускались как адскую бездну. Луч фонаря скафандра терялся во мраке. Наконец спуск прекратился и они нашли команду корабля. Все были здесь. Кроме старшего техника и второго пилота. Команда в легких десантных комбезах с загерметезированными шлемами лежала беспорядочной кучей. Все сорок человек. На Лару было жалко смотреть. Потому что люди были расстреляны в упор со спины. Потом уже когда стали смотреть в рубке списки экипажа, обнаружили, что вторым пилотом была мать Лары. И скорее всего она не сбежала от отца, а была утилизирована после убийства. Да уж, Федор даже почувствовал себя неполноценным злодеем. Единственное что утешало, это то что федор точно не стал бы испытывать угрызения совести. Ибо потерялась давно. Старое преступление вырисовывалось во всей красе. Жадность, она такая жадность. Кусок отхватили, а куда деть не знали. Потому как передать могли только бандам. А банды после получения такой информации в живых не оставляли. Вот после осознания всей глубины жопы куда попал, отец Лары и мог только напиваться, от безысходности. Проверка показала, что все системы в порядке. На активацию и подготовку корабля к походу требовалось около суток. Но пока это не требовалось. Федор со своей спутницей покинули фрейтер и через те же полчаса погрузились в свой корабль. Лара ушла в свою каюту, захватив с собой большую бутыль с планетаркой. Федор велел её не беспокоить. Потом засунет её в медкапсулу и закачает базу по программированию 6 поколения. Пущай от неё голова болит, чем от совести. Тем временем путешествие продолжалось. По найденным развалинам не шарились, хотя насколько не сильно разрушенных станций древних нашли. Их только помечали для дальнейшего исследования. Наконец через полгода полета требуемая система была найдена. Вернее целая группа из четырех систем. Первая система с одним входом, который легко перекрывался. Планет в системе не было, на их орбитах было только несколько астероидных поясов, кстати, богатых рудами. Нехило тут предки порезвились. Следующая система содержала пару газовых гигантов и неплохую кислородную планету, как раз находящуюся на орбите земли, да и центральная звезда примерно соответствовала спектру земного Солнца. Планета была покрыта в основном пустынями. Жизнь находилась в основном в редких и неглубоких океанах. Уровень кислорода с натяжкой можно было назвать пригодным для дыхания. А количество углекислоты было способно обеспечить бурный рост растениям. Эта система имела два выхода в тупиковые системы. В обеих были таг-же газовые гиганты, многочисленные астероидные пояса и по 1 планете соответствующей физическим характеристикам Земли С одним Но. Планеты были выжжены до скального основания. До зеркального блеска. Атмосфера летала рядом в виде колец как у Сатурна. Утешало только то, что терраформирование было возможно. Опустившись на пригодную к заселению планету были несколько разочарованы. Растений практически не было. Животных то же. На берегах редкие рощицы чахлых растений в виде папоротников, да мелкие насекомые типа червей и каких то мокриц. Растительность и животные в океане представляли собой в основном одноклеточные водоросли и животные. Да и соленость океана явно была избыточна. Самое главное эта, планета идеально подходила Федору для его планов. Воздух был практически стерилен. Вот она какая древняя ититская сила. Это какой ядрен-батон надо было использовать, чтоб та ту все разхерачить. Она была даже лучше, чем полностью сохранная. Потому что если люди восстановят её своими руками, то ценить будут намного выше. Да и воспитательные цели при преодолении трудностей сплачивали людей. Систему он назвал просто - Тортуга. Древний символ свободы. Здесь он соберет людей, которые построят другую жизнь. Федора же интересовало сможет ли он построить активное саморазвивающееся государство, устойчивое к стагнации, устойчивое к стрессам и внешним раздражителям. Смогут ли неидеальные люди построить то что создаст содружеству конкуренцию, или собственно содружество является идеальной формой государства. Обычным путем торговое судно двигалось бы сюда полтора года. Оставалась надежда только на быстрые пути древних. Судя по картам, червоточины позволяли сохранить путь до трёх месяцев. Собственно используя эти червоточины обратный путь занял всего месяц. Начинался новый этап. Предстояло собрать команду людей которые будут его опорой, командой. Хотя методы набора которые планировал Федор были далеки от законных, его это мало волновало. Ему нужны были люди и он их получит. Как и предполагал Федор их корабль на обратном пути просканировали и просветили сверху до низу. Единственное что нашли это некоторое количество тяжелого стрелкового оружия. Но на это во фронтире даже не обращали внимания. Иначе кроме пиратов здесь никого бы не осталось. Наконец через почти год отсутствия Федор вновь ступил на палубу космической станции системы 'Зентра'.



Глава 16. Пепелацы и гравицапы. | Конкретное попадание (СИ) | Глава 18.



Loading...