home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Строчки, строчки, бесчисленные строчки появляются и исчезают нескончаемым потоком. Изредка в ряде зеленых символов встречаются диаграммы и графики, но их число столь мало, что полотно кажется плотно сплетенной решеткой букв. Протекающий мимо поток данных безусловно несет какое-то знание — стоит только напрячься, как ты узнаешь о состоянии сотни процессов, но для этого надо захотеть.

А желания, того что заставляет двигаться человека вперед, больше нет. Долгие часы, проведенные за работой, выпили разум до дна, подарив взамен моральное удовлетворение от хорошо сделанной работы. Правда, проект еще не воплотился в железе, но об этом позаботится автоматика, а разум же может окунуться в сладкое объятия сна.

— Внимание! Недостаток энергии в плавильных цехах?1 и?5… - ярко-желтая строчка вырвала из состояния божественной нирваны.

— Внимание! До разрядки конденсаторов — сорок восемь минут, — предупреждающий лимонный цвет символов сменился на угрожающий оранжевый.

— Запрос: статистика энергопотребления, — какая-то часть меня заволновалась и попыталась разобраться в происходящем.

— Жилые отсеки — 0,01 % доступной мощности, системы пассивной защиты — 36 % доступной мощности, система активной защиты — 82 % доступной мощности… — приходит знание из небытия, но мне этого мало.

— Запрос: состояние систем активной защиты!

— Зенитные батареи левого борта: статус — ожидание, кормовые зенитные батареи: статус — ожидание, зенитные батареи правого борта: статус — ведется огонь… — память заботливо подсовывает картины разрушенных кораблей, перебитых пополам транспортников, но сама связь между всплывшими воспоминаниями и нехваткой энергии от меня ускользает.

— Внимание! Цель потеряна. Статус систем активной защиты — ожидание, — вспыхнула желтая строчка, а затем диаграмма состояния вновь залилась успокаивающим салатовым цветом. Рассудок удовлетворился возвратом ситуации в исходное состояние и перестал искать причины произошедшего.

— До завершения третей стадии проекта 'Рой' — семьдесят два часа… — медленно тикал таймер, пока рассудок все дальше и дальше погружался в пучину беспамятства.

Мышление замедляется и перестает следить за полотном событий в реальном времени. Вот третий цех ругнулся на нехватку титана, вот перезарядившийся конденсатор отключил подвод мощности от реактора — отдельные сообщения еще удается прочитать и осознать, но весь массив больше не проходит через меня. Каналы прямого доступа схлопываются один за одним, грозя оставить меня в благословенной темноте, но тут меня снова тревожит внешний раздражитель.

— Грей? — спросил тот же голос, что надоедал мне все две недели непрерывной работы.

— Слушаю, — теперь, после завершения проекта, можно заняться и менее важными делами.

— Отлично, скорость мышления приходит в норму… — обрадовались с той стороны.

— Странно, мне кажется наоборот скорость обработки информации замедляется.

— Так и должно быть, иначе твой мозг бы не выдержал.

— Не выдержал чего? — память снова просыпается и пытается подсунуть фрагменты прошлых разговоров, но там речь шла о каком-то угнетении нейронов и прочих непонятных вещах.

— Нагрузки. Обычный человек не протянул бы и дня в таком режиме… — отрешено прошептала девушка, словно параллельно занималась еще чем-то.

— Ты говоришь, словно я не человек, — память отказывалась называть точную цифру, но работа над проектом точно продлилось больше недели.

— Не человек? Ха… Дельное замечание, — фыркнула под нос Мелисса.

— Чего? — самосознание идентифицировало себя как человека и ничего больше.

— А ты взгляни, — по каналу связи ухнула довольно объемная фотография, выполненная в черно-красных тонах.

Ожидая увидеть обычное человеческое тело, лежащее в медицинской капсуле, я несколько оторопел от изображенного на снимке. Густой темно-красный гель плохо пропускал видимый свет, но все же некоторые подробности разглядеть удалось. Сквозь толщу проступили очертания нормальных человеческих ног, рук, части спины, а вот голова выглядела, словно к ней присосался осьминог. Место волос заняли гибкие трубы с палец толщиной, а сама кожа на затылке отсвечивала нездоровым металлическим блеском.

— Нравится? — вопросила Мелисса радостным голоском.

— Что… Что… Что это такое? — буквы никак не хотели складываться в слова.

— Кормилка. Прокачивает питательную смесь, обогащенную кислородом, напрямую через мозг, минуя внутренние органы. Ну, и система охлаждения, способная отводить до двухсот ватт избыточного тепла, — с легким хихиканьем молвила девушка, словно это не типичное больничное оборудование, а пыточный инструмент сумеречных гениев. Впрочем, она не преминула объяснить причину использования нетрадиционной медицины: — Прости, но внутривенное кормление просто не успевало напитывать мозг необходимыми минералами.

— Подожди, а что такое случилось с моим мозгом, раз потребовалась интенсивная терапия?

— Произошла подстройка имплантатов под параметры пользователя. Если по-простому, то они встроились в высшую нервную систему, скачком подняв умственные способности на неизвестную величину. К сожалению, насколько именно, определить не удалось.

— Из-за моей неадекватности? — осторожно поинтересовался я, так как воспоминания о первых днях в капсуле очень походили на творчество современных абстракционистов.

— Нет, банально не хватало времени. Твоя активация произошла слишком рано, и я просто оказалась не готова к некоторым проблемам, пришлось импровизировать на ходу.

— А просто заглушить нельзя было?

— Нет! Из-за программной недоработки модули заблокировались в режиме максимальной нагрузки, а жесткое извлечение повлекло бы за собой разрушение личности.

— Отлично, а почему я не знал об установленных месяц назад имплантатах? — я внутренне закипел просто из-за того факта, что меня не удосужилась поставить в известность о некоторых улучшениях организма.

— Может, потому что, кто-то сбежал? — Мелисса стойко парировала мой выпад. — Сразу не получилось, а потом как-то позабылось.

— Позабылось?! — захотелось сжать пальцы покрепче на лебединой шейке этого ученого.

— Не надо на меня кричать, ты ведь не один в капсуле торчишь! — огрызнулась девушка.

— Ага, но только у меня в черепной коробке появилось несколько лишних отверстий.

— Как будто у меня их нет, я ведь тоже использую прямую вентиляцию мозга.

— Зачем?

— Пришлось мобилизовать все ресурсы. Позже подробней расскажу, если ты не вспомнишь, а сейчас давай обсудим некоторые факты, пока ты адекватен.

'Значит, я все же побывал психом'… - отметил разум, уже и не знавший, за что цепляться.

— Не беспокойся, натворить ты ничего не успел, только начал выпуск второго поколения паучков и все, — поспешила успокоить Мелисса, словно услышав невысказанный вопрос.

— Пауки? Рой? — Вопрос заданный самому себе остался без ответа.

— Ну, подробностями я не интересовалась, не до того было.

— Проводила кучу обследований и проверяла теории? — увлеченная теоретическими изысканиями Мелисса могла и 'забыть' вылечить пациента.

— Ты не поверишь, но всю неделю отчаянно пыталась нас спасти, — произнесла девушка с явным сожалением об упущенных возможностях.

— И как?

— Не до конца. Личность стабилизирована, но пару тестов для пущей уверенности провести бы не помешало, а так осталось с дырками в затылке разобраться, да и иммунитет запустить.

— То есть, придется еще пару дней в капсуле поваляться?

— Ты преувеличиваешь мои скромные возможности, две недели как минимум! Иначе шансы — около тридцати процентов.

— Тридцать процентов, что выживу? — озвученная цифра вогнала меня в глубокую депрессию.

— Тридцать процентов, что умрешь! Хочешь искусить судьбу?

— Нет, пожалуй, откажусь, — даже с учетом корректировки шансы не очень велики.

— Вот и славно, а то мне одной в капсуле будет скучно.

— Так ты в моей же капсуле лежишь?

— Угу, где еще-то? Диагностический центр у нас только один. Так что радуйся возможности провести целых полмесяца в обнимку с привлекательной женщиной.

— А толку-то? Я же тела не чувствую! — подумал я и ужаснулся, так как помимо выделенного канала в мозг не попадала ничего! Словно тело находилось в абсолютно черной тишине, где нет ни силуэтов, ни звуков, ни запахов.

— Хм… В принципе, чувствительность вернуть можно хоть сейчас, но будет немного больно.

— Ррр, вечно у вас девушек так!

— Ну, если не хочешь, то обожди деньков пять-шесть. Да и вообще, тебе сейчас поспать не помешает, так что давай иди баиньки, а я тут поработаю…


Последние слова прозвучали, словно в тумане — это организм все же решил взять свое и отрубился. После многодневной работы черная пустота сна манила и притягивала, но мне не удалось познать радость забвения. Привыкший к нагрузкам мозг не угомонился даже во сне, а подарил мне возможность наслаждать невероятно насыщенными сновидениями.

Мне снилось, будто мы находимся в космосе на огромном звездолете, размером с целую луну или планету. Миллионы железных пчел висят вокруг корабля, переговариваясь на неведомом мне языке. Совместные полеты этого роя прекрасны, но моим вниманием завладевает корабль-носитель. Гигантские размеры и странная грушевидная форма не вызывают волнения души, так как главное открытие дня — корабль живой! Да, пускай его тело состоит из кремния и титана, но у него есть главное — душа. И эта душа обратила взор на меня, летающего неподалеку. Робкое прикосновение высшего разума, и я ощущаю себя всего-лишь песчинкой, полностью осознавшей размеры вселенной. А дальше воспоминания о сне размываются и уходят в никуда, даря такое желанное забвение.

Утро же начинается с череды открытий — это постепенно подключающаяся память восстанавливает хронологию событий. Воспоминания появляются не по порядку, но все же выцепить из них парочку фактов удается.

Так оказывается, что помимо нейросети Мелисса установила… нет, скорее испытала на мне прототипы имплантатов следующего поколения… Хотя следующим поколением их вряд ли назовут. Да и вообще, попадание в продажу этих образцов биотехнологий маловероятно. И не потому, что они имеют слишком высокие характеристики! Мощность субпроцессоров, количество ячеек памяти, пропускная способность каналов — все соответствует только третьему поколению имплантатов, успевшему два раза устареть.

И даже наличие слабого компьютера, развернутого на ресурсах имплантатов, не выводит их в лидеры, так как разница в основных характеристиках целых сорок процентов! Кто захочет променять повышенную скорость изучения баз на возможность пользоваться простеньким калькулятором, когда под рукой всегда есть гораздо более мощные устройства? Разве что гики из центра развития? Но и они скорей предпочтут специализированные импланты!

Единственным же бонусом этой экспериментальной серии, хранившейся в закромах Кии, является использование квантовых пар в качестве способа связи с внешним миром. Даже страшно подумать, во сколько обошлось создание столь миниатюрных приемо-передатчиков, но факт оставался фактом — я мог использовать до нескольких десятков каналов без всяких внешних устройств. И каждый из этих каналов нельзя обнаружить, прослушать или блокировать! А учитывая мгновенность передаваемой информации, так и вовсе сказка, если бы не одно но — дальность действия не более световой минуты. К соседним планетам зонд с передатчиком не отправишь, но для использования в пределах планетарной системы вполне подойдет.

Надо только переоснастить пауков и других дронов новыми типами связи, и прошлая проблема неустойчивости радио-контакта уйдет в прошлое. Собственно сказано — сделано, наметив план, я принялся воплощать в жизнь идею малозаметных беспилотных аппаратов, пока Мелисса вправляла мне мозги. Спонтанная активация сразу пяти имплантатов не лучшим образом сказалась на жизнедеятельности мозга, так что девушке пришлось буквально дни напролет исправлять недочеты прототипов. А учитывая их количество, становилась понятна причина, по которой Мелисса пересела на питание мозга соляным раствором — иначе она бы просто не успела отследить и подавить многочисленные побочные эффекты.

Моя же личность, находясь в слегка неадекватном состоянии, забила большой болт на процедуру лечения и увлеклась конструирование второго поколения дронов. И надо сказать больших успехов там не достигла: так, небольшое увеличение бронирования, оптимизация захватов — ничего серьезного кроме нового типа связи. Даже, как-то стыдно становится от осознания, что результатом усердной работы стал дрон, превосходящий старый всего на четверть, а стоящий на порядок больше.

'И чем только занимался целую неделю?' — задал я памяти вопрос.

— Хм… Дроны… Дроны… Еще раз дроны… О! Голограммы!.. Опять дроны… Дроны… Нужно больше дронов… — бурчал я, производя раскопки.

— Мда, только дроны и голограммы, не густо, — отметило сознание по окончании процесса дефрагментации воспоминаний.

Пришлось потратить целых десять минут на копание в записях имплантата, чтобы проглядеть во всех деталях минувшую неделю и удостовериться, что память меня не подводит. Многочисленные вмешательства Мелиссы ставили под сомнение работоспособность органической части мозга, поэтому пришлось полагаться на новые кибернетические части.

— Уж в них-то сомневаться не приходится! — пришла в голову смешная мысль. — Ну надо же, какая-то электроника лучше и надежней родных мозгов! Веду себя, словно дремучий средневековый крестьянин, считающий все непонятное проявлением темной магии. Верно говорят, что все страхи происходят из незнания, я же только инженер, а о работе головного мозга знаю чуть более чем ничего, вот и боюсь элементарной процедуры по установке имплантатов. Отличий же от стандартных с гулькин нос, только пара протоколов связи, а остальное давно проверенные и отработанные модули.

— Мда, срочно изучить уровень третий-четвертый по кибернетике и успокоиться! — сделал я внушение самому себе, отметив, что Мелисса не впадает в панику, когда ступает на борт Ренессанса, хотя он тоже можно сказать экспериментальный.

— Так, а пока надо просто отвлечься и испытать те же голограммы…


Марина, административный центр.


— Еще раз повторяю. Мне плевать, чем вы занимаетесь в рабочее время, хоть крестиком вышивайте, но поручения ДОЛЖНЫ выполняться в срок. Мы ведь платим за сделанную работу, а не за просиживание штанов! — отчитывала незадачливых работников покрасневшая от злости Марина.

— Но, мы ведь работаем по двенадцать часов в сутки… — жалобно проблеял Егор, выступавший в роли главы делегации.

— Опять двадцать пять! — Марина со злостью стукнула папкой с бумагами об столешницу.

— Мы стараемся изо всех сил, — прошептал парень, растерявший весь былой пыл.

— Стараетесь! Напрягаетесь! Света белого не видите! — злобно рычала Марина, пародируя причитания рабочих. — Выполняете все поручения злобной эксплуататорши, а она денежку зажимает!

— Но объясните мне, какого черта Имран, работающий от силы два часа в день и тратящий все остальное время на флирт с двумя девицами, успевает сделать все необходимое в срок, а вы нет??? — задала вопрос девушка.

— Он же скриптами пользуется… — прозвучала неуверенная отмазка.

— И что? Никто же не запрещал автоматизировать рабочий процесс! Могли бы тоже перенять опыт работы со строительными дронами, но нет же, пришли ко мне жаловаться! — Марина с презрением смотрела на семерку разношерстых людей, толпившихся у нее в кабинете. — И не надо рассказывать сказок про неумение программировать. Имран ведь тоже не умел, и ничего научился! Да, пускай у вас нет двух подружек программисток, но отец Федор всегда готов помочь в этом благом деле! Тридцать человек до вас смогли приобщиться к таинству написания кода, а вы какие-то особенные — не можете?!

— Так что заканчиваем весь этот аншлаг и марш на поклон к отцу Федору, если не хотите перейти в разряд уборщиков и мальчиков на побегушках, — закончила Марина свой монолог и уткнулась носом в стопку отчетов.

— Марш отсюда я сказала! — рявкнула девушка, когда заметила отсутствие каких-либо телодвижений среди гостей. Те никак не могли поверить в полный провал своего похода.

— Я не понятно выразилась? — проворчала заведующая персоналом, почти вышедшая из себя за время полуторачасовой беседы.

— Нет, уже уходим! — Егор все же перестал тормозить и засобирался на выход.

— Вот и отлично, желаю удачи, — процедила Марина, пока недовольные люди медленно и неспешно покидали помещение, словно надеясь заставить девушку изменить решение.

Только вот Марина уже повидала столько жалобных лиц, что все их попытки прикинуться беспомощными прошли даром — легкая улыбка, вот и все, чего они добились в ответ. Правда, стоило только последнему человеку покинуть помещение, как сквозь дежурную доброжелательную маску проскользнули нотки презрения. Марина слишком долго работала с людьми и прекрасно знала, что всегда найдутся индивидуумы, способные пойти на все, лишь бы не думать головой.

Понижение заработной платы, выговоры, штрафы — ничто не может заставить офисный планктон, действуя только по точной инструкции, использовать мозг по прямому назначению. В обычной экспедиции или организации это бы проблемой не стало, так как подсобных рабочих всегда не хватает, но здесь на корабле сложилась уникальная ситуация.

Получив в распоряжение универсальных дронов, люди тут же придумали способ облегчить себе жизнь — свалить уборку, готовку и прочие бытовые заботы на плечи железных автоматов. Смешно смотреть, как стоящая безумные деньги машина заправляет кровать или гладит одежду, но что поделать, если дронов на корабле завались, а вот людей не хватает?

— Эх, нанять бы еще пару тысяч человек, да выкинуть этих бездельников! — пробурчала Марина, сладко потягиваясь на кресле.

— Только вот где их взять? — девушка озадаченно почесала затылок.

Вопрос найма дополнительных рабочих крепко застрял в голове управляющей и никак не хотел уходить оттуда. Не то чтобы девушка считала необходимым увеличение штата, но это бы позволило ей сделать еще один шаг к заветной цели. Марина с детства поняла, насколько приятно управлять людьми, заставлять их выполнять свои распоряжения, наказывать… и просто смотреть за мелкими букашками, копошащимися по твоей воле, но никогда не имела возможности полностью реализовать свои желания. Единственный глоток свежего воздуха — экспедиция, закончился, так и не успев толком начаться (через месяц после начала раскопок стало понятна бесперспективность дальнейшей работы), а здесь можно упражняться сколько влезет.

Желаемое буквально подали на блюдечке с голубой каёмочкой, предоставив в распоряжение целый город. А ведь конкурентов или конкуренток у Марины нет! Грей — типичный идеалист, строящий светлое будущее и не желающий отвлекаться на такую грязную вещь, как политика. Мелиса из той же оперы, предпочитает всякие эксперименты интригам. Неудивительно, что они испытывают друг к другу сильные чувства, которые даже не сильно-то и скрывают от остальных. Егор слишком молод для увлечения такими вещами, да и наличие сразу двух подружек съедает все его свободное время, а среди других членов экипажа противников как-то не наблюдается.

Остается только одна Кия, местная темная лошадка. Невнятная история попадания на корабль, непонятная должность — все это напрягало Марину, но после долгих наблюдений девушка пришла к выводу, что Кия любит только наблюдать, а сама принимать участия в подковерных играх не хочет, слишком она отстраненно держится.

— Госпожа, пассажирский транспортник завершит стыковку через три минуты, — оповестил один из подручных по видеосвязи.

— Хорошо, проводите наших гостей к восьмому доку, — девушка сжала кулачки и еще раз поблагодарила судьбу.

— К нам кто-то прилетел? — неожиданно спросила фигура, появившаяся посередине кабинета.

— Дааа… — заикаясь, пробормотала Марина, пока Грей, картинно потягиваясь, разглядывал себя в зеркало.

— Хм… — парень закатил глаза и беззвучно задвигал губами, словно читая невидимую книгу.

— Вот оно! Туристический транспортник 'Белка'… И как только их занесло в такую глушь? — поиск по базе данных корабля капитан произвел неимоверно быстро.

— Понимаете, капитан корабля мой давний знакомый… — Марина почувствовала, как почва под ее ногами начинает плавиться и гореть.

— Прямым радиолучом? Неудивительно, что к нам 'гости' прилетели, — Грей явно намекал на обломки двух незадачливых космических пиратов.

— Мы приняли все меры предосторожности, но за кораблем следили! — девушка уже мысленно поставила крест на своей карьере, и надо же было ему прийти в себя в такой неподходящий момент! Провалялся бы еще недельку, а там и все дельце закончено, можно только предоставить результат.

— Мда, придется совершать переезд в пояс астероидов раньше намеченного… Но ничего, решим проблему с редкими минералами, да дополнительные четыре сотни рук явно не помещают. Одно только не пойму, что же ты раньше с ним не связалась?

— Где бы мы их разместили и чем накормили? Ресурсов стало достаточно только сейчас.

— Так лежали бы дальше в анабиозных капсулах, но у нас на складе. Это же всяко безопасней, чем болтаться в поясе астероидов.

— Прости, но я не сильно понимала масштаб боевых действий, идущих в системе, до проведенной презентации, а после ты впал в кому, и поговорить с тобой не удалось, — это была самая слабая деталь в разработанном наспех плане по срочному увеличению числа жителей.

Марина решилась на такую игру по одной простой причине — она видела уровень эффективности работников, знала уровень автоматизации производства и просто боялась, что Грей посчитает ненужным дальнейшее увеличения числа игрушек. Ведь если для забав со строительством гигантских судов теперь полсотни рабочих хватает за глаза, то Марине такого числа подчиненных явно не хватает.

— Да-да, понимаю, как-то я не вовремя из строя вышел, — пробормотал парень девушке считавшей абсолютно другое. — И чего бы мы без тебя делали?

— Ну, подождали бы выздоровления и все…

— Нее, это не дело, лучше плохое командование, чем отсутствие какого-либо командования вообще. Да и ничего плохого в твоих действиях я не вижу — с Кией посоветовалась? Да! О безопасности позаботилась, послав пару зондов разведчиков? Да! Чужие жизни спасла? Да! Я бы сам так поступил, если бы не в коме валялся.

— Значит, все в порядке? — облегченно выдохнула Марина.

— Не совсем… Тебе все же полагается небольшое наказание в виде обязанности ведения переговоров с новыми членами экипажа, пока я буду завершать модификацию обороны.

— Поняла! — девушка чуть ли не подпрыгнула на стуле.

— Тогда до встречи… — попрощался парень и рассыпался легкими клубами дыма.

— Это еще, что за фокусы? — вздрогнула девушка, удивленно уставившись на пустое пространство…



Грей, командный пункт Ренессанса.


— Мда, стоило на недельку выпасть из потока событий, как произошло множество занимательных вещей. Так, сенсоры зафиксировали еще восемь попыток создания гипертуннеля, из которых целых пять просуществовали больше восьми часов.

— Хм… Восемь часов… Слишком большое время для единичного прокола… Значит, кто-то смог создать стабильные порталы? Стабильные порталы куда? К селезийцам, аргонцам или еще одну систему? И почему порталы закрывались через восемь часов? — вопрос в моей голове крутилось гораздо больше, чем ответов.

— Ничего, завтра разведчики вернуться, и мы все узнаем. Пока же посмотрим на наших гостей, — сознание переключается на просмотр обстановки в ангарах, где меня ожидала Белочка.

— Блин, дали же название, — бормотал я, внимательно разглядывая пассажиров.

Правда, разглядеть какие-либо подробности сквозь толщу матового стекла анабиозных камер не представлялось возможным, но вот подключиться к внутренним камерам и осмотреть каждого из пациентов с близкого, так сказать, расстояния проблем не составило. К тому же, помимо медицинских параметров, капсулы выдавали и краткую характеристику на каждого пассажира, так что появилась возможность оценить пополнение не только количественно, но и качественно.

Первое впечатление от быстрого просмотра предоставленных данных оказалось разочаровывающим. Едва ли пятая часть из новоприбывших имела нейросеть, а половина даже не получила высшего образования. Студенты, спешившие к началу учебного года, — вот основной контингент транспортника.

— Как же Марина собирается с ними договариваться? — вопросил я, смотря на вертящуюся вокруг капитана прибывшего корабля девушку.

— А неважно. Пускай сама разбирается! — желания возиться с тучей народа пропало еще после той первой поездки за персоналом. Зато Марина с людьми работать не только умела, но и очень любила, особенно если ей выпадал шанс покомандовать.

— И чего люди находят приятного в обладании властью? — я никогда не понимал стремления людей к власти, к славе да — это понятно, а вот к власти?

— Это же одна морока — заботиться о своих подчиненных! Думать за них о том, как поступать в том или другом случае, да ну на фиг такое 'развлечение'!

Горький опыт школьных лет заставлял меня с подозрением смотреть на плюсы работы руководителем. Лишь только острая необходимость в рабочих, да чувство морального долга, заставило меня принять командования кораблем, но сейчас все изменилось.

Создания нового поколения дронов и широкое применение написанных отцом Федором программ может позволить отказаться от услуг рабочих и продолжить работу над кораблем в режиме полной автоматизации.

— Но в чем тогда смысл постройки Ренессанса? В первую очередь, он строится для сохранения человеческой культуры, а уже потом служит моей игрушкой.

— Нет, город должен продолжать наращивать число обитателей, но только пускай они сами обустраивают свой быт, а не грузят мне голову. Конечно, им потребуется руководство, но тут можно все спихнуть на Марину, она же так и рвется стать главой летающего города, что даже решилась провернуть небольшую интригу.

— Или девушка действительно думала, что я не замечу эту подковерную борьбу? Наивная! — после модификаций Мелиссы я стал способен пропускать через себя почти весь поток данных с сенсоров, так что все намерения девушки лежали как на ладони.

— Может, стоит ее отстранить? — мелькнула в голове мысль, когда я осознал мотивы поведения Марины.

— Хотя, зачем? Если она так рвется к власти над людьми, то пускай ее получит! Все равно кто-то должен вести народ вперед, а человек с опытом управления большим коллективом смотрится здесь как нельзя лучше.

— Да и корабль в любом случае останется под моим контролем, — на погруженном в лечебную биомассу лице расплылась недобрая улыбка.

Небольшая паранойя по поводу систем безопасности привела к тому, что доступ уровня администратор имелся только у одного меня. Всем остальным приходилось ограничиваться крайне скудным набором возможностей, но зачем, скажем, экипажу иметь возможность управления реактором или производить блокировку дверей? Правильно незачем! Вот и пускай Марина играет в своей песочнице, а заиграется, так сместим ее и все дела!

Высвободившееся от управления городом время можно потратить с гораздо большим толком на решение действительно актуальных задач, а именно, на поиски способа убраться из системы. Раз кто-то открывает порталы практические ежедневно, то у него явно имеется возможность построить портал не только в обжитые секторы, но и в неосвоенные системы, а ведь там есть возможность скрыться от всех потрясений, надо только убедить его поделиться своим секретом. Вот такая амбициозная задумка, как переезд в другую солнечную систему, крутилась у меня в голове, пока сознание уже рассуждало о другой, менее глобальной, но более насущной проблеме.

— Срочно надо достраивать боевой флот! — короткое столкновение с двумя космическими пиратами показало, что Ренессанс не такой защищенный, как хотелось, и при должном старании его можно уничтожить. Уж слишком велики утечки энергии щитов, и как следствие мала энерговооруженность судна.

Назойливые гости, пристроившиеся в хвост лайнеру, явно были не последними пиратами в системе, и нам еще очень повезло, что заглянули именно они, а то десяток-другой крейсеров Федерации или Республики не оставили бы и мокрого места от Ренессанса.

— А что крейсерам здесь делать? — вопил внутренний голос. — Гиперврата всяко интересней местных космических булыжников и аномалий.

— Да, сразу посылать сюда целый флот бессмысленно, но вот полное отсутствие гостей довольно-таки подозрительно, — не соглашалась паранойя, почти занявшая главенствующую роль в принятии решений.

— Словно остальные силы вообще позабыли о существовании третей планеты и не вспоминали, пока к ней не полетел лайнер, — пронеслась философская мысль в голове, но я тут же отложил ее в сторонку — сейчас не время размышлять об устройстве мира и смысле жизни.

— Нам надо вооружать дронов! — еще раз напомнил я себе, посмотрев на обломки незадачливых грабителей.

Два шахтерских фрегата, скрытно увязавшихся за Белкой, доставили обороне немало хлопот. Уничтожить или даже повредить Ренессанс они бы не смогли, но толком по ним не попасть — уж слишком маленькими целями они являлись. Вертясь на дальней орбите, они до последнего пытались сбить пассажирский лайнер, пока наши неторопливые орудия производили фокусировку. В итоге Кия просто выстрелила несфокусированным пучком, залив целый сектор обзора когерентным излучением. Неточность наводки скомпенсировала колоссальная мощность залпа. Даже все шесть реакторов Ренессанса не могли обеспечить достаточный приток энергии, а это очень и очень немало! Одни только тепловые потери оказались настолько ужасны, что пришлось восстанавливать батарею с нуля — она просто расплавилась в момент выстрела.

— Мда… Вот и полагайся на дальнюю артиллерию, словно стреляем из пушки по воробьям! — при разработке обороны непосредственно самого города главным противником считались крейсеры, а фрегаты оставлялись на откуп дронам, вот и вышло, что почти все орудия нацелены на борьбу с кораблями размерами от ста метров, а всякая мелочь может крутиться вокруг почти безнаказанно.

— Но ничего, сейчас мы произведем дроны, и никакая сволочь и на световую минуту к городу не приблизиться! — во мне проснулся азарт охотника за добычей.

— Так, чем бы вооружить наших… Эээ… — я на секунду задумался над названием нового типа дронов, но тут же вспомнил про проект рой. — Точно пчелок! Надо вооружить наших маленьких и кусачих пчелок!

— Что бы им такого выдать? Рейлганы, как у Федерации? — разрушительные плазменные удары сразу приходила на ум.

— Увы, но нет. Слишком уж это сложное оружие, да и требует слишком много энергии, — цена и трудность изготовления дрона стояли далеко не на последнем месте.

— Хороших дронов должно быть много! — темп производства на уровне пары пчелок в неделю меня явно не устраивал.

— А раз так, то всякие рентгеновские лазеры, ионные орудия, генераторы гравитации и прочее мудреное оборудование идут лесом. Наоборот, воспользуемся относительной дешевизной пчелок и вооружим их… плазменными горелками.

— Да-да, самыми обычными плазменными горелками, что применяют в доках для монтажа/демонтажа оборудования. Способная работать напрямую от реактора горелка является оптимальным типом вооружения для крохотного дрона, не несущего на себе больших систем охлаждения. А как я уже убедился, проблема отвода тепла в боевой обстановке является критической важной! Ведь почти все разрушения, происходят как раз из-за перегрева.

— Итого, весь дрон состоит из реактора с отводом мощности в плазменную горелку, двигателя, да десяти сантиметров брони. Силовым щитом его оснащать не будем, так как, во-первых, значительно увеличится цена, масса и размер дрона, а во-вторых, если кто-то и сможет намеренно попасть по кораблику размером с легковушку, то этого хватит и для мгновенной перегрузки щита, и для последующего уничтожения дрона.

— Откуда такая уверенность? Да это показал простой расчет! Самая уязвимая часть в дроне — это электроника, а для ее прожарки хватит и одного залпа самого захудалого фрегатика.

— Зачем тогда настолько слабый дрон? Все просто, на стороне пчелки скорость и размер, существующие лазеры или ионные орудия не смогут целиком на нем сфокусироваться, а в лучшем случае донесут одну десятую долю изначальной мощности, и тут у него есть шансы пережить удар.

— Да и опять же не стоит забывать про количество пчелок. Они просто смогут запинать числом, бросившись сто на одного. Ну и, в крайнем случае, их можно использовать, как таран — столкновение с двумя тоннами металлокерамики, вряд ли и для крейсера пройдет даром.

— А может переделать все дроны в ракеты? — появилась у меня в голове интересная мысль, но после пары расчетов она оказалась гораздо менее интересной.

Использование дронов в качестве брандеров имело свои плюсы, но все перечеркивала цена процессоров. Когда пчелка использует плазменную горелку и медленно разбирает корабль с низкой орбиты, можно перенести всю электронику на внешний корабль-матку, запаздывание команд в одну-две секунды здесь ничего не решит. А вот если пытаться поразить цель в режиме ракеты, то необходимо оснащать каждый дрон мощным вычислительным и сенсорным комплексом, иначе он пролетит мимо цели. Да и просто терять пчелок, когда можно обойтись более экономичными средствами, кажется расточительностью.


— С дронами разобрались, переходим к авианосцу. Тут задача уже стоит посложнее: необходимо совместить широкие атакующие возможности, солидную электронную начинку, мощное бронирование и высокую маневренность. Как говориться, выберите любые два… из четырех, а если еще и цену включить, то и вовсе из пяти. — Часто упоминаемое в институте правило экономики здесь не работало. Жизнь вообще штука сложная.

— Рррр, надо чем-то пожертвовать… Но чем? Электроникой нельзя — боевые пчелки без присмотра со стороны авианосца станут не опасней реального прототипа. Скорость тоже нельзя — иначе просто смысла в них нет, а вот наличие брони и орудий на корабле не обязательно — воевать будут дроны, а сами авианосцы пускай в гущу схватки не лезут!

Обдумав общую концепцию, я ринулся воплощать ее в жизнь путем допиливания лобзиком проекта малого транспортника, когда-то заложенного в базу данных Матроны. Конечно, идеально бы все сделать с нуля, но время поджимает — это раз, а во-вторых, общая концепция кораблей совпадает — и тот, и тот, в первую очередь, перевозят кучу груза. Да и просто лень в очередной раз изобретать велосипед, перебирая взаимное расположение реактора, трюма, каюты экипажей и прочего относительно друг друга. Просто заменим четыре каюты для экипажа вычислительными центрами и проект готов.

— Предупреждение, на корабле отсутствуют жилые модули! — выпрыгнуло предупреждающее окошко.

— А, точно! Медкапсулу забыл установить! Воткнем ее на месте кухни, все равно она больше не понадобится.

Компьютер повторно ругнулся на отсутствие места для экипажа, но я остался непоколебим: раз управление производится только с помощью прямого подключения, то выпускать пилота из капсулы нет никакого смысла — на Ренессансе потом нагуляется!

Итого, на верфи отправился проект судна, сопоставимый с крейсером по размерам, но кардинально отличающийся по внутреннему содержимому. Центральное ядро составляло, лишь пятую часть корабля, а все остальное место занимали многочисленные дроны. Увы, но скорость передвижения в режиме транспортника оставляла желать лучшего, зато выпустив пчелок, носитель становился необычайно подвижным, на голову превосходя все ближайшие аналоги. Тут не маловажную роль играла медицинская капсула, следившая за самой хрупкой частью корабля — пилотом, что опять же подталкивало к отказу от классических кают.

— Отлично, теперь осталось проведать Кию, узнать обстановку с личным составом, и дело можно считать законченным.

Сказано — сделано. Вылезать из капсулы нельзя, а значит, пошлем голограмму. Можно и вовсе обойтись только радиосвязью, благо коммуникатор есть у каждого, но голограмма обеспечивает какой-никакой эффект присутствия, позволяя не забыть о существовании у тебя ног, рук и прочих частей человеческого тела.

— А мне еще ведь полмесяца в капсуле лежать! — захотелось высказать девушке пару 'ласковых' и единственное, что меня остановило, так это то, что Мелисса находится в ничуть не лучшем состоянии.

— Или все же в лучшем? — камера в капсуле диагностического центра транслировала изображение Мелиссы, мирно сопевшей у меня на груди. И если бы не тугой жгут трубок, казавшихся в тусклом освящении обычными волосами, то девушку можно было принять за хищницу, стерегущую добычу, что собственно недалеко от истины.

— Ррр, умеет же отвлекать от работы! — Мелисса словно почувствовав чужой взгляд, сладостно потянулась, позволив насладиться слегка полноватыми, отчего и очень аппетитными бедрами.

— Активация системы Тень завершена… — металлический голос Ренессанса безжалостно вырвал меня из процесса мечтаний.


Ренессанс, тренировочный зал.


— Ууу, — надрывисто пели порхающие в воздухе мечи.

Периодически они сталкивались, и тогда по комнате разносился тяжелый скрежет удара металла о металл.

— Давайте же! Активней работайте! — требовала Кия, непринужденно вращающая двумя клинками.

— Поняли, — прохрипел Егор, фехтовавший в данный момент с учительницей лицом к лицу.

Парню помогали две близняшки, обступавшие Кию с боков, так что сражение протекало в виде схватки трое на одного. Но даже при таком количественном перевесе шансов победить у учеников не было. Все их попытки атаковать оканчивались ничем — Кия успевала парировать все три удара, даже если они наносились практически одновременно.

— Быстрей двигайтесь! — ухмыльнулась Кия, увернувшись от очередного удара.

Тройка учеников нанесла еще один колющий выпад, но девушка в очередной раз продемонстрировала превосходство генамода над обычным человеком. Сверкнувшие в ее руках клинки не только отбили все три, но и оставили короткий порез на щеке каждого из учеников.

'Вот же!!!' — я с ужасом понял, что не успеваю следить за ходом сражения даже с использованием камер.

— Все, вы убиты! — Кия холодно огласила результат сражения.

— Восемнадцатый раз подряд, — прошептали близняшки, и парень и рухнул на колени.

Близняшки, не проронившие за всю схватку ни слова, незамедлительно присоединились к своему напарнику. Разгоряченное тело, множество порезов на руках и груди, струи пота, полноводными потоками стекающие с учеников — все говорило о долгих часах тренировок. Они буквально вались с ног от недостатка сил, но все еще пытались сражаться.

— Кия? Можно тебя на секунду?

— О, Грей, а я тебя и не заметила! — проворковала Кия, не показывая и капельки усталости.

— Не заметила? Странно… — я не упустил шанс подколоть девушку.

— Ты просто не пахнешь! — словно маленький ребенок, пожаловалась Кия.

— А, так это голограмма, и запаха у нее нет! — против моей воли на лице расползлась хитрая улыбка.

— Правда? — девушка приподняла левую бровь, а потом сделала взмах левой рукой.

— Эй! Ты что делаешь?! — завопил я, когда клинок уже очутился внутри живота.

— Да так, проверяю… — недовольно поморщилась лисица, когда вопреки ее ожиданиям кишки не хлынули на пол.

— Ты это больше так не делай! — желание вылезать из капсулы и общаться с обитателями корабля вживую как-то моментально испарилось.

— Как пожелаешь. Мне и этих троих хватает, — Кия махнула клинком в сторону валявшейся на полу троицы.

— Тебе так нравится мучить беззащитных подростков? — состояние учеников внушало серьезные опасения.

— А если да? — Кия хищно оскалила клыки. — Видишь, их только трое осталось.

— Эээ… — честно говоря, такой ответ стал неожиданностью.

— Да, шучу я… — хихикнула девица, удовлетворившись полученным ответом. — Да и что с ними делать, если корабли кто-то не произвел до сих пор?

— Увы, не смог. Еще немного обождите.

— Ну, мне не к спеху, — девушка пожала плечами.

— Куда все-таки делись остальные шесть добровольцев? — поинтересовался я, напуганный возможными последствиями.

— Да, ничего страшного с ними не произошло, по здоровью не прошли.

— По здоровью? — подобное заявление вызвало еще больше недоумения.

— Скорости реакции не хватает, — пояснила Кия.

— А у них значит хватает? — опять подразумевалась злополучная троица.

— Ну… До моего уровня они конечно не дотягивают, но пару царапин на мне оставляли… — девушка показала на еле заметный шрам на боку.

— Правда?

— Угу, — короткий кивок. — Ты ведь думаешь, зачем мы тренируемся в фехтовании?

— Отрабатываете слаженность команды? — брякнул я первое пришедшее в голову.

— Бинго! Именно так. Слаженность команды — важнейший фактор, ведущий к победе. Даже я не могу бороться одновременно с тремя противниками, если они действуют слажено.

— Ну-ну, — с той скоростью движений, что она демонстрировала, и сотня обычных людей не смогут победить Кию.

— Ладно, не могу драться и не убивать, если противники дерутся слаженно.

— А они уже достигли такого уровня всего лишь за неделю? Или какую-то базу выучили? — прогресс был, как говориться, на лицо, ведь еще неделю Имран в руках меч не держал.

— Само фехтование базой получили, а вот с остальным они иногда читерят, используют радиосвязь для синхронизации.

— Эээ… так это же логично! — подобное просто просилось на ум, как еще-то?

— Крм, видимо ты не понял, они используют синхронизацию мыслей, а не общаются друг с другом.

— Правда? — новая информация поставила мир с головы на ноги, оказывается, не только я участвую в экспериментах.

— Угу. Совратили бедного парня, экспериментаторши хреновы! — Кия картинно схватилась ладонью за щеку.

— Вот как… — молчаливость команды тут же нашла свое объяснение. — Побочные эффекты?

— Только один… — девушка смущенно приложила указательные пальчики друг к другу.

— Взаимное влечение? — по бросаемым друг на друга взглядам троицы, легко было понять суть побочного эффекта эксперимента.

— Угу, как и во всех прошлых случаях, — подтвердила Кия.

Синхронизация душ, как кто-то назвал этот эксперимент, не представляла собой ничего сложного — просто несколько расширенный протокол общения. Если в обычной связи передаются только целые предложения, то здесь и неоконченные мысли. Казалось бы, разница небольшая, но ее хватает для бесповоротного изменения характера общения. Как исследователи ни бились, но от эффекта взаимного влечения избежать не удавалось. Проявлялся этот эффект только на чисто физиологическом уровне, и почти не влиял на психику, но все равно оставался неприятным, и поэтому новый тип связи популярности не сыскал.

— Не как в прошлых случаях, мы его действительно любим! — в унисон пропели Мария с Еленой.

— А я их! — Имран схватил близняшек за талию по-сильней.

— Вот как, видишь, — Кия, словно извиняясь, повела плечами. — Будем лечить?

— Нет, зачем? — от подобного недуга никто не умирал, максимум не высыпался. Да и эффект синхронизации душ еще не успел бы проявить себя за столь короткий срок, так что эта троица любит друг другу по-настоящему.

— Вот и славно, они в таком режиме так хорошо двигаются… — вечно пылающая оптимизмом Кия начала в подробностях описывать все достоинства своих учеников, но меня это больше не интересовало.

— Ладно, ты мне просто скажи, от меня что-нибудь надо, помимо кораблей для обеспечения безопасности?

— Эмм… По внешней безопасности вроде все, как только флот сойдет со стапелей, так сразу в бой, а вот с внутренней безопасностью дело швах, — выдала мой военный советник.

— А, понимаю, несколько сотен новых людей, шляющихся без дела по кораблю, явно социальную атмосферу не улучшат.

— Особенно, если узнают, что старые члены экипажа питаются нормальными продуктами, а не переработанными отходами, — при упоминании о биомассе Кия брезгливо поморщилась.

— Лучше бы обсудить этот вопрос с Мариной… — количество плодородных растений на корабле действительно было очень ограниченным.

— Давай прямо сейчас пойдем, пока людей не разморозили.

— Да нет проблем. Она сама просила заглянуть ближе к вечеру.

— Тогда все, тренировка окончена. Можете остаток дня посвятить друг другу, но чтобы завтра никаких отмазок за бессонную ночь! — Кия грозно зыркунула на троицу влюбленных и, так и не переодевшись из спортивного костюма, выпорхнула из зала.


Впрочем, учитывая манеру передвижения, короткие шорты и футболка являлись оптимальным типом одежды для девушки, перемещавшейся исключительно бегом и отнюдь не медленным. Скажем так, в городе ее бы давно оштрафовали за превышение скоростного режима, а тут она разошлась вволю, развив скорость гепарда.

Но со мной Кия, конечно, сравниться не могла — голограммы перемещаются со скорость электрических импульсов, игнорируя всякие помехи в виде стен, шкафов и потолков. Конечно, дрон с проекционным оборудованием не успевает за девушкой, но ведь можно переключаться между ними. А если несколько поднапрячься, то и вовсе можно находиться в двух местах одновременно.

Эту заманчивую идею пришлось отложить в долгий ящик, когда я увидел творящийся в кабинете Мелиссы аншлаг. В небольшой по меркам Ренессанса комнатушке, размером десять на десять, заседало всего лишь двое, но ору стояло, словно здесь собрался весь экипаж.

— Не нравятся предложенные условия — улетайте! — Марина шипела словно змея.

— Ну почему сразу так категорично? — замямлил полноватый мужчина, взмыленный после долгих переговоров.

— Хам! Говоришь, словно я требую не выполнимого! — девушка сделала глоток из большой чашки.

— Войдите, пожалуйста, в наше положение… — попросил Павел, протирая лоб салфеткой.

— Мы и так сделали вам большое одолжение, оставив корабль! Или вы думаете, что в хваленой Федерации его бы не отобрали? — Марина не собиралась отступать ни на шаг.

— Извините, что прерываю, но можно узнать причину столь горячего спора? — вмешался я в разговор.

— Грей?! — Марина поперхнулась от неожиданности. — Когда ты зашел?

— Не только он один, — хихикнула Кия, незаметно для всех оказавшаяся за спинкой кресла.

— Простите за столь внезапное вторжение, с голограммами никак не обвыкнусь просто, — извинился я перед собеседниками.

— А вы, собственно, кто? — вопросил Павел, как-то слишком спокойно перенесший появления из воздуха двух людей.

— Грей, капитан этого скромного судна.

— Павел, капитан пристыкованной лоханки, — усмехнулся пожилой мужчина.

— Будем знакомы, — рука рефлекторно дернулась вперед и прошла сквозь ладонь собеседника, — извините, голограмма.

— Хм, не знал об их существовании, но ничего страшного, вечно вы, молодежь, что-нибудь придумываете, — снисходительно пробурчал Павел.

— Ну, не такой уж я и молодой.

— Крх, — фыркнул в кулак капитан. — Тебе хоть за сотню перевалило? Вот видишь, совсем еще зеленый…

— Вы правы, в этом деле я еще новичок.

— Тогда позволь дать тебе совет.

— Какой? — я сосредоточил все внимание на старом морском волке, разительно переменившемся после нашей встречи.

— Гони взашей этих девиц, севших рассуждать об оптимизации личных потребностей экипажа! Они не черта в этом не смыслят! — Павел грозно поднял кулак.

— Чего?! — от подобной наглости Марина чуть не потеряла дар речи.

— А то. Подумаешь, какой-то специалист по микробиологии… Я ей уже третий час твержу о том, кого действительно надо будить… — капитан хитро подмигнул мне левым глазом.

— Не позволю! — завопила Марина, переходя на ультразвук.

— Кого будить? — смысл спора от меня ускользал.

— Более сговорчивых девиц… — снова то же хитрое подмигивание умудренного года человека. — Ну, ты же меня понимаешь?

— Кажется да, надо только уточнить один момент. Марин, а насколько хорошо ты знакома с Павлом? — в голове мелькнула одна догадка.

— Гораздо лучше, чем хотелось бы, — глаза девушки сверкали яростным огнем.

— Бля… — разрозненный паззл, наконец, сложился и вызвал желание запихнуть обоих на гаупвахту. Нашли время для обсуждения прошлых любовных передряг, то-то предмет спора у них вышел странным.

— Они всегда так говорят после, — продолжал Павел, все еще думая, что я проявлю мужскую солидарность.

— Павел, у меня тоже есть ценный совет. Немедленно прекращай ссориться с нашей прекрасной дамой и извинись перед ней. А то если она отделается одним только увольнением за использование служебного положения в личных целях, то ты можешь очень серьезно пострадать.

— Подожди, а разве не ты капитан этого корабля? — до гостя что-то начало доходить. — Или ты отдашь меня на растерзание этим львицам?

— Уж, прости, но врач на Ренессансе только один, так что ссориться с нашими девушками крайне не рекомендовано, а то проснешься с дыркой в башке.

— А как же роботизированный медицинский комплекс? — с каждым словом незадачливый гость терял свой пыл.

— Роботизированного комплекса не существует, зато есть я, — послышался из динамиков голос Мелиссы.

— Но… — последнее высказывание окончательно добило парня.

— Грей, ты не мог бы и мне подключить голограмму, а то мне, видимо, не верят на слово.

— Один момент, сейчас покажу как…

Этот один момент, как и во всех случаях с девушками, растянулся на четверть часа, но никто особо не возмущался. Жаркий спор, бушевавший до моего прихода, как-то незаметно утих и перетек в неловкое молчание.

— Марин, так все-таки посвятите остальных в курс дела.

— Сейчас нашей основной проблемой является недостаток продовольствия. Имеющиеся в распоряжении сады могут обеспечивать пропитанием не более чем полусотню людей. Вдобавок, расширение посевных площадей невозможно до следующего урожая. На борту же их лайнера около полутысячи анабиозных камер с подходящим к концу эксплуатационным сроком. Вопрос состоит в том, кого из них мы хотим спасти? — не растерявшаяся Марина выразилась кратко и по существу.

— Мда… Дело серьезное. Использование биомассы в качестве временной меры рассматривали?

— Да, но результаты неутешительные — гидропонных фабрик хватит только на две сотни человек.

— Еще варианты? — подобный прогноз никуда не годился.

— На базе имеющихся ресурсов мы больше ничего сделать не в состоянии. Разве что ввести смешанную диету для уравнивания всех членов экипажа. При соотношении натуральных и гидропонных продуктов 1 к 4 при должном усилии вкус останется неизменным, — развела руками Мелисса.

— А внутривенное питание как альтернативу рассматривали? Понимаю, не сильно приятно питаться через трубочку, но при нашем типичном времяпровождении это не должно стать проблемой.

— Угу, телам с утра до ночи подключенным к нейроинтерфесу, все равно, как их кормят, — хихикнула Кия, не принимавшая конструктивного участия в обсуждении.

— Хорошая идея? — меня прямо распирало от собственной гениальности.

— Щас, разбежался. Где я тебе столько реактивов возьму? — Мелисса поставила руки в боки.

— Не взлетит, значит? Жаль… — от неудачной попытки я не расстроился, чай Марина довольно умная девушка, а значит, очевидные способы решения уже перебраны.

— Если ты только не достанешь бесплатную фабрику по производству искусственной плазмы и прочей химии, — вставила веское слово Кия.

— Гробануть кого-нибудь предлагаешь? — пускай лисица не высказала этого вслух, но все-то понимали, о чем она ведет речь.

— Позаимствовать… — попыталась отмазаться Кия, но задорный блеск глаз ее выдал.

— Хммм, а почему бы и нет… Мы же многое можем предложить взамен… — я тщетно попытался почесать виртуальный подбородок.

— С ума посходили? — вспыхнул Павел, притихший в последнее время. — Какой, к черту, обмен?!

— Самый обычный, они нам оборудование, а мы им люли, — в моей голове зрел хитрый план.

— Вы хотите напасть на Республику? — незадачливый капитан попятился от нас, словно от сумасшедших.

— Нет, крупная рыбка нам еще не по зубам, но ведь есть какие-то пираты. Не мог бы ты рассказать о них более подробно?


Глава 9 | Случайный шаг | Глава 11



Loading...