home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11


Пояс астероидов, шесть дней спустя.


— Капитан… тут… это… ну как его… — голос говорившего заплетался, словно человек не просыхал целую неделю.

— Да говори же!

— Филип и Саныч вернулись, — после грозного выкрика навигатор смог, наконец, связать слова в предложение.

— А меня-то зачем разбудил?! — часы на стенке показывали несусветную рань — пять часов утра.

— Так они… это… не отвечают, — замямлил провинившийся подчиненный.

— Не отвечают? Состояние кораблей?

— Да походу не очень… Массовые пробоины в корпусе и все такое… — на том конце провода призадумались. — Связь что ли грохнулась?

— Летят одни? — услышав о повреждениях разведчиков, главарь шайки насторожился.

— Нет, они транспортник гробанули! Почти не повредили даже! Как увидел, так сразу и побежал вам докладывать…

— Идиот! Не мне надо докладывать, а штурмовые команды поднимать! Чтоб через пять минут все были на своих местах! — проорал Морган в трубку, подпрыгивая на кровати.

— Всех?

— Да, всех! — шестое чувство капитана просто орало о будущих неприятностях. Ближняя связь на корабле — штука вполне надежная, и проще уничтожить судно целиком, чем выборочно связь, не убив экипаж.

Потратив драгоценные секунды на натягивание штанов и обязательно прихватив пистолет, Морган поспешил на мостик, в душе чертыхаясь на нерадивых подчиненных. Это же надо, наплевать на все угрозы и напиться на посту, а потом прошляпить такую очевидную ловушку! Где только спирт раздобыл, ведь точно на прошлой неделе все выпили?

— Бивень! Отлично, ты мне сейчас нужен! — из соседнего прохода вывалилась гора мускулов.

— Случилось чо? — звериный оскал этого человека-горы мог сразить наповал почти любого.

— У нас гости, подготовь им теплый прием.

— Это мы запросто, — личность, не одаренная особенным интеллектом, расплылась в улыбке.

— Возьми не меньше двух десятков из проверенных людей и выдай всем штурмовые винтовки!

— Нет проблем, — правой руке капитана и в голову не пришло задавать вопросы.

— И постарайся не сдохнуть, — добавил Морган уже про себя. — А то толковых помощников в наше время не найти.

Разминувшись со своим заместителем, главарь шайки пиратов все же очутился на мостике. Первым делом он кинул взгляд на тактический экран, где висели изображения с тактических сенсоров, и убедился в справедливости подозрений. Два легких шахтерских фрегата не то что сильно пострадали, а словно прошли через металлический ад. Всю обшивку покрывали мелкие кратеры, от любого выступающего оборудования осталась лишь мелкая крошка, да и сама структура корабля зияла небольшими дырами. Двигатели судов также не избежали страшной участи и больше никуда не годились, поэтому оба разведчика транспортировал лайнер. Сам лайнер пострадал значительно меньше, но и там по 'случайному' стечению обстоятельств связь накрылась медным тазом.

— Орудийным расчетам к бою! Соблюдать режим радиомолчания! — потребовал Морган, мысленно упрекнув себя в том, что не отдал этот приказ раньше.

— Шеф, да это же наши пацаны прилетели… — попытался вставить слово второй сменщик.

— Сейчас посмотрим.

— Так…

— Замолчи! — Морган выхватил пистолет и направил его прямо в лоб радисту. — Попробуешь с ними еще раз связаться и ты труп!

— Хорошо, — сорокалетний мужик судорожно сглотнул и осторожно поднял вверх руки, вот только легкая улыбка на губах его погубила.

'Нейромант! Черт возьми!' — поморщился Морган, когда разглядел расширенные зрачки. Неестественные расширенные зрачки отдавали диким зверем и нагоняли панику, но капитан не мог себе позволить такой слабости.

— Похоже, не все из нас уяснили кодекс до конца. Мистер Югенс, пожалуйста, скажите нам правило номер восемь, — отдававший сталью голос словно пронзил помещение насквозь.

— Любой, кто употребляет спирт или другие наркотики на посту… должен быть казнен, — покрывшийся потом радист запнулся на последней части.

— Хорошо, но видимо мистер Югенс запамятовал, что помимо физических наркотиков есть и умственные — скажем те, что закачиваются в нейросеть.

— Нет, постойте… — заволновался радист.

— Бамм, — выстрел из пистолета в закрытом помещении прозвучал еле слышно.

— Надеюсь, мы больше не будем допускать таких ошибок, — молвил капитан, когда зажимающее рану на груди тело осело на пол.

Никто из находящихся в рубке не проронил и слова после смерти Югенса.

'Стая шакалов!' — пробурчал про себя Морган, откровенно презиравший весь экипаж. — 'Только и могут пресмыкаться перед сильным и задирать слабого!'

Из изначального экипажа на корабле остались только те, кто безукоризненно следовал решениям капитана, а всех остальных Морган скрытно или открыто уничтожил, отобрав в сообщники безвольный планктон, смотревший ему в рот.

— Всем вернуться к работе!

Разыгранная на показ сценка позволила сбросить напряжение и заново переосмыслить ситуацию. Матка пиратов спрятана в ядре астероида, так что обнаружения противником удалось избежать — сигналы-то передавали смонтированные на поверхности ретрансляторы, а сама база покоилась среди металлических руд, ослаблявших сигнал сканеров. Разветвленная сеть туннелей тоже не играла на руку незнакомцам, так как попасть внутрь десятикилометрового булыжника можно было многими способами, но не все из них вели к матке.

— Лайнер вышел на стационарную орбиту! — тем временем незваный гость завершил все маневры.

— Третьей батарее огневая готовность! При попытке приблизиться к астероиду открыть огонь на поражение! — на поверхности базы пиратов имелись не только инженерные постройки, но и несколько замаскированных легких судов, превращенных в огневые точки.

— Но это же…

— Вы хотите обсудить субординацию или выполнять приказы? — пальцы Моргана недвусмысленно сжали рукоять пистолета.

— Это не наши парни! Филипп давно бы сел в условное место! — Морган соизволил поделиться частью своих подозрений.

— А кто же тогда? — немой вопрос читался в глазах экипажа, но сам капитан не знал на него ответа.

'Республика? — Бред! Они привели бы с собой целый флот. Федерация? Рано! Мы вроде договаривались на следующий месяц. А кто тогда?' — все эти вопросы терзали агента Федерации, но внешнее это на нем не отражалось. Беспрецедентная жесткость и жестокость — вот что позволило ему закрепиться в качестве главы этого гадючника, и просто так показывать слабину он не собирался.

— Мы с пацанами загрузились! — связался первый помощник.

— Ждите, мы ведем разведку обстановки.

— Дррх… У этой колымаги даже зенитных лазеров нет, нам ее зачистить раз плюнуть!

— Но все равно подожди. Надо убедиться, что больше гостей у нас нет.

— Ты только недолго там думай! А то нам в скафандрах сидеть неохота!

— Как получится…

Тревожное ожидание на растревоженной базе продлилось еще несколько часов. Оторванные от привычных, не совсем легальных в остальном мире развлечений пираты неодобрительно поглядывали на командира, но побаивались сказать лишнее слово. Доведенный до абсолюта метод кнута и пряника действовал вполне эффективно: или ты выполняешь приказы и получаешь все мыслимые развлечения в нерабочее время или тихо и мучительно умираешь (у некоторых членов экипажа имелись довольно садистские методы развлечений).

Вызвавший же переполох корабль просто висел на орбите, заглушив двигатели без всяких активных действий. Лишь полудремавший реактор, изредка выплескивающий энергию в системы жизнеобеспечения, нарушал тихий покой корабля, но именно это бездействие волновало Моргана ничуть не меньше, чем возможное вторжение.

— Сенсоры дальнего космоса опять ничего не обнаружили.

— Хорошо, продолжайте наблюдение, — после многочасового ожидания нервы у капитана натянулись до предела.

— Сканирование завершено, на лайнере обнаружен один живой объект.

— Аномалии или странности в планировке?

— Не нашла, — сидевшая за установкой дама, развела руками в стороны.

— Ладно, Бивень, можешь выдвигаться.

— Ну, наконец-то!

— Захватите выжившего и привозите его сюда, но при любом изменение ситуации открывайте огонь на поражение!

— Чай не маленькие, разберемся! — буркнул напоследок заместитель и оборвал радиоконтакт.

Компактная платформа, по факту состоящая из одного двигателя, понесла его и еще девять человек на встречу к транспортнику. Второй же десяток остался на базе обеспечивать безопасность, пока первый берет на абордаж корабль. Плазменные горелки, тяжелые скафандры и адаптированные под стрельбу в космосе автоматы вселяли надежду на легкую победу, но Морган почему-то все еще продолжал волноваться.


Ударный авианосец Гидра, то же время.


— Наставница, а может все же не надо? — даже после компьютерной обработки голос Имрана дрожал.

— Ты чего? Упускать такой шанс поразвлечься? Никогда! — самоназначенная глава эскадры вела себя беспечно, как ребенок.

— Но шансы… — близняшки полностью поддерживали своего любовника.

— Послушайте! Вы действительно верите, что какой-то десяток солдат сможет мне навредить? Да они и пискнуть не успеют, как окажутся на том свете! — Кия вовсю пользовалась последним шансом потрепаться вволю перед началом сражения.

— Зачем тогда вообще лезть в пекло, если исход известен с самого начала? — не унимались ученики.

— Так скучно же!!! — сложив губы в трубочку, протянула лисица. — У меня же нет такого отличного способа поразвлечься, как у вас!

На секунду в эфире установилось неловкое молчание. Кия прекрасно знала об отношения между троицей и постоянно их подкалывала. Вот и сейчас они решили чуть помолчать, чтобы не получить очередную порцию язвительных шуточек.

— Дроны достигнут поверхности через восемь минут! — Лера, одна из близняшек, попыталась переключить внимание на более важные вещи.

— Долго еще? Гости-то уже прибыли, надо бы их встретить! — находившаяся на борту лайнера девушка хищно облизнулась.

— Пожалуйста, будьте поаккуратней! — напутствующие слова Имрана прозвучали уже в пустоту.


Командный мостик пиратов.


— Сэр, группа захвата пристыковалась. Начинают резать обшивку! — после третьего трупа за утро на мостике воцарила строжайшая дисциплина.

— Дальний космос?

— По-прежнему пусто, — подчиненные буквально вздрагивали от каждого слова.

— Хорошо… — перебирая руками чье-то вынутое из грудной клетки сердце, шептал капитан.

В такие нервные моменты только ощущение еще недавно теплой плоти и крови могло заставить рассудок оставаться чистым и ясным. Весь же гнев и другие переполнявшие разум эмоции выливались на остывающее тело незадачливого подчиненного, одновременно поднимая боевую дисциплину — никто не хотел прогневать командира, расслаблявшегося столь кровавым способом.

— Обшивка пройдена! — прозвучало последнее сообщение от группы захвата.

Плазменные горелки прошли сквозь десять сантиметров металла, как нож сквозь масло, и вырезали в корпусе здоровенную дыру размером с автомобиль. Годами не покидавший борта корабля воздух наконец-то вырвался на свободу под недовольное ворчание автоматики. Система попыталась восполнить утрату атмосферы, но при выведенных из строя гермодверях уже через секунды на корабле воцарил абсолютный вакуум.

Но в эти секунды, пока атмосфера вытекала наружу, сработала заложенная ловушка в виде небольшого термоядерного заряда. Ударная волна разметала старый и хрупкий транспортник на кусочки, не забыв прихватить и десантный модуль с так и не успевшими высадиться десантниками.

— Сэр, они… подорвали корабль!

— Вижу! — Морган со злостью вогнал пальцы в плоть, смотря на почерневший экран.

Вырубленным электромагнитным импульсом системам потребовалось целых полминуты на перезагрузку, что дало солидное преимущество неизвестному противнику. Моргану оставалось только скрипеть зубами от злости и проклинать всех вокруг.

— Перезагрузка завершена, обнаружены массовые цели на радаре, — чуть не ударяясь в панику, молвил радист.

— Идиот! Выведи на экран! — вспылил капитан, кинув в спину подчиненному первую попавшуюся вещь, которой оказалась голова первого часового.

— Сейчас… — от одного понимания, что именно угодило в спину, сердце радиста екнуло.

Сенсорам потребовалось еще несколько секунд на фокусировку, а затем они показали небольших по космическим меркам металлических осьминогов, заканчивающих процесс торможения. Переливающаяся всеми цветами радуги обшивка почти не отражала жесткий ультрафиолет, что объясняло внезапность появления флота.

— Черт! — Моргану хватило одного взгляда на выплывшую из глубин океана стаю, чтобы спина покрылась мурашками.

— Всем батареям открыть огонь! — прозвучал запоздалый приказ, так как часовые и так начали беспорядочную стрельбу по противнику.

К сожалению для обороняющихся, осьминоги не вышли размерами, так что батареи попадали, дай бог, в одном случае из ста. Но даже если один дрон выходил из строя, то на его месте сразу вставал следующий. К тому же они не только молча летели, но и вели ураганный огонь в ответ из малых генераторов плазмы.

Конечно, плазменные горелки не доставали с такого расстояния до поверхности астероида, но психологическое воздействие оказывали просто огромное. Каждый из находящихся на корабле буквально почувствовал свою беспомощность, когда им навстречу летело целое облако плазмы.

— Не прекращать огонь! — кричал капитан, но экипажу уже было все равно.

Они все еще механически продолжали выполнять команды, но в душе у них поселилась паника, так как противник не только не уступает, но и превосходит их в численности и вооруженности. Правда, не все в отчаянии опускали руки, а некоторые, наоборот, вскипали яростью и беспощадно давили на кнопки, и именно на них сейчас полагался капитан.

— Осталось еще семьдесят процентов, поднажмите! — несмотря на малые размеры, потери и среди дронов были чудовищные.

Основной причиной, по которой они лишились главного козыря — маневренности, являлась необходимость попасть в туннель, где засела главная матка пиратов. Поэтому им приходилось тормозить и попадать на прицел.

— Бортовым турелям огонь по готовности! — вопреки отчаянному положению, Морган собирался выиграть этот бой.

Малютки достигли, наконец, поверхности, утыканной огневым точками, и превратили ее в выжженный ад. Врезаясь на скорости в десятки километров в секунду или медленно продавливая силовые поля обжигающей плазмой, они не оставляли внешним защитникам и шанса на выживание, и те это прекрасно понимали. Загнанные же в угол, они сражались, как львы, но все равно отступали под бесконечным напором стаи крыс.

— Внешние батареи уничтожены… — замигала тревожная надпись, когда сигнал от последней башни пропал.

— Взорвать бомбы в туннеле! — приказал Морган.

— Но мы же окажемся в ловушке! — попытался кто-то возразить, но тут же получил пулю в висок. Его напарник оказался сообразительней и попытался выполниться приказ.

К сожалению, использование ручного управления в космической схватке далеко не лучшая идея, и почти весь потенциал заложенной взрывчатки ушел в никуда, задев лишь часть роя. К тому же взрыв вышел гораздо более слабым, чем предполагалось, и разрушения туннеля не произошло. Дроны беспрепятственно проскользнули дальше и навалились всей стаей, действуя словно комары. Только в отличие от обычных выкачивающих кровь, эти наоборот выливали плазму на силовые щиты корабля. Находись корабль в открытом космосе, его время жизни было бы сочтено, так как дроны бы смогли уворачиваться от выстрелов неторопливых батарей, но здесь в пещере, не имевшей и километра в поперечнике, расклад был совсем иным. Выстрелы обеих сторон достигали цели, но если пираты укрывались за силовыми щитами, то дроны на поверку оказывались картонными.

— Входящее соединение!

— Да! — бешено вращая глазами и несколько не заботясь о внешнем виде, рявкнул Морган.

— Предлагаю вам сдаться, — лицо с другой стороны пожелало остаться неизвестным.

— Вот так сразу? — нервно усмехнулся Морган, посматривая на индикатор перегрузки реактора. Судя по нему, энергоподсистеме оставалось жить пять минут, не больше, а потом системы обороны останутся без энергии. — Хоть представьтесь.

— А зачем? Все равно вы через пять минут умрете! — рассмеялась незнакомка, словно игравшая на чувствах капитана.

— Вот уж нет! — Морган с силой сжал все еще находившееся в руках сердце, окатив комнату кровью.

— Ну, если не хочешь умирать, то будь паинькой, отпусти заложников.

— Заложников? — капитан на мгновенье задумался, а затем вспомнил о многочисленных рабах на корабле, большой частью находившихся в анабиозных камерах.

— А вы гарантируете мне безопасность? — главарь шайки ухватился за эту возможность как за соломинку.

— Увы, нет, — прошептали ему в ответ.

— Почему… — на середине вопрос Моргана оборвался, и он судорожно вздохнул. Из уголков его губ вырвалась капелька крови, а он сам, держась за продырявленную грудь, упал на пол.


Грей. Ренессанс.


— Значит, во время штурма базы вы потеряли две трети дронов, один авианосец и чуть не погибли сами? Отличная работа! — в моем голосе как никогда было много сарказма.

— Да, но сектора с седьмого по двенадцатый под нашим контролем, — сладко потягиваясь, отбрехнулась Кия.

— А остальные?

— Ну… это… Я направил туда группу дронов и… — замялся Имран.

— Их больше нет, произошло разрушение реактора, — с абсолютным спокойствием прощебетала девушка.

— Значит, все горнопроходческое оборудование, запчасти и корабли подверглись воздействию радиации?

— Ну, совсем чуть-чуть, — девушка показала сомкнутые в щепотку пальцы.

— Точно? Сама-то под удар радиации не попала?

— Да вроде нет. Шерстка, правда, в темноте стала светиться, да усталость периодически накатывает, — Кия не стеснялась врать, смотря прямо в глаза.

— Мели, будь добра, проведи полное обследование нашего солдата, — попросил я у Мелиссы.

— Трепанацию проводить или ограничиться только вскрытием? — Мелисса мигом поняла задумку.

— Лучше полное исследование, да и учти, пациентка несколько агрессивна, — я намеренно отстраненно высказался о характере Кии, словно она не сидела рядом на кресле.

— Не беспокойся, у меня большой опыт работы, — голограмма Мелиссы расплылась в легкой улыбке.

Одновременно, пока шел неторопливый разговор в реальном мире, мы с Мелиссой уже успели несколько раз обменяться сообщениями в виртуальности, поэтому, когда дверь отворилась, это не стало для меня неожиданностью. В дверной проем вскользнули два небольших робота, размером с довольно крупную собаку. Передвигались они, действительно, как животные на четырех ногах, но в отличие от своих природных аналогов, несли на спине спаренный пулемет. Размеры не позволили установить какой-либо мощный источник энергии — вот и пришлось обойтись без энерговооружения.

— Кия, пожалуйста, проследуй за нашими собачками в медицинскую капсулу.

— Гав! — поддакнули металлические животные.

— Эй, вы чего, со мной все в порядке! — выгнув спину и выпустив ногти, зашипела Кия, когда на нее нацелилось сразу четыре ствола.

— Правда? Или все таки пройдешь осмотр? — ехидничал я, пользуясь своей неуязвимостью. — Авось перестанешь нести всякую ересь.

— Рррр… Пожалуй, я все же откажусь, а то еще запрете в капсуле на пару месяцев, — сквозь обычную маску игривости Кии наконец-то проявилась разумная осторожность.

— Ну, как знаешь… — сидевшая рядом Мелисса, развела руки в стороны.

— Но учти, еще парочка шуточек, и туристическая путевка в медпункт тебе обеспечена, — я показал доставшей меня девушке кулак: мы тут важные вещи обсуждаем, а она все шуточки шутит.

— Поняла, — Кия нахмурила лобик, словно о чем-то сильно призадумалась.

— Итак, давайте еще раз повторим. Базу пиратов вы все-таки взяли, но по недосмотру одного из вас произошел выброс плазмы, и все ценное оказалось или уничтожено или нахватало столько рентген, что, действительно, светится как новогодняя елка. Имран, сразу скажу, я тебя не виню за эту ошибку.

— Мне просто не хватило немного времени, еще бы пара секунд и у меня все получилось, — парень довольно тяжело переживал за допущенный промах на первом задании.

— Да ладно, все равно пауки не смогли бы пролезть по техническому туннелю, а без ремонта систем охлаждения реактор бы протянул не сильно дольше.

— Но мы могли вручную это сделать!

— Угу, и вдобавок к дронам потерять еще и нескольких человек?! Если ты думаешь, что у меня тут фабрика клонов есть, то ты сильно ошибаешься!

— Грей, а ты не забыл о жертвах пиратов? Мы всегда сможем найти среди них добровольцев, — Мелисса тонко намекнула, что среди спящих в анабиозе людей обязательно встретятся подходящие личности.

— Да, не забыл. Я как раз хотел о них поговорить, — собственно, кроме еще одной партии анабиозных камер, от матки пиратов мы ничего не получили.

— Грей, стой! — резко выкрикнула Марина, — вы ведь не собираетесь прямо сейчас их размораживать?

— А что такое?

— Если их сейчас выпустить, то у нас просто не хватит еды, чтобы прокормить всех!

— Да-да, я понимаю, — проблема производства достаточного количества органики стала для меня головной болью.

— Не хочу вас расстраивать, но, Грей, ты видел показания медицинских датчиков? У половины уже видны первые признаки деградации мозга, еще две-три недели — и в капсулах останутся одни только мертвые ледышки, — теперь уже Мелисса сообщила нерадостную новость.

— Значит, если мы хотим их спасти, то надо проводить операцию размораживания прямо сейчас?

— Да, иначе результат гарантировать я не смогу, их и так передержали в охлажденном состоянии, — Мелисса тяжело вздохнула.

— А какой сейчас шанс на успешную реанимацию, при учете преклонного возраста большинства пациентов?

— Процентов сорок, не больше, — чуть призадумавшись, ответила Мелисса.

— Что? — Мелисса с удивлением заметила, что Имран с головой ушел в чтение списка пострадавших. Парень вглядывался в лист столь внимательно, словно обнаружил что-то интересное.

— Извини, я просто задумался над тем, почему так много пожилых людей? — парень дернул головой и вернулся обратно в наш мир.

— Так чего гадать, всех более-менее пригодных по физическим данным пираты уже припахали в пилоты, а смертность среди них сейчас знаешь какая? — я усмехнулся над детской наивностью парня.

— То есть, ты хочешь сказать, что все люди в возрасте от двадцати до сорока лет примкнули к пиратам и стали вместе с ними проводить налеты? — Марина удивленно приподняла брови.

— Нет, конечно! Ни один здравомыслящий человек по доброй воле к ним не примкнет, так что процент пошедших в пираты довольно мал. Но просто есть еще множество путей убыли населения. Так, если судить по полученным данным, то часть высококвалифицированного персонала продали Конфедерации, других в назидание расстреляли, а остальные работали 'обслуживающим' персоналом во всех смыслах этого слова, — на последнем пункте все присутствующие в комнате девушки брезгливо поморщились.

— Значит, на пиратской базе сейчас есть несколько групп бывших рабов? — резво смекнула Марина, зная лишь малую долю от всей информации.

— Увы, нет. Кия несколько перестаралась при зачистке, — я бросил на девушку несколько недовольный взгляд.

— Что? — Кия посмотрела на нас ясными и честными глазами. — Ты же сам сказал зачистить от всех оказывающих сопротивление, а на разборки кто из них кто — пират или раб — у меня времени не имелось!

— Проехали! — я махнул на это рукой, так как внутренний голос подсказывал бессмысленность упреков.

Кия только внешне казалась милым и красивым зверьком, но стоит копнуть чуть поглубже, как вылезает множество фактов. Одна модификация на генетическом уровне чего стоит! Готов поспорить на Ренессанс, что именно эти изменения позволили девушке незаметно попасть на борт матки пиратов, пока Имран и сестрички отвлекали защитные подсистемы непрерывными атаками дронов. Впрочем, так бы поступил любой человек, обладавший достаточными способностями, но вот что девушка сделала внутри, не поддается описанию. Рубку и еще несколько комнат словно окрасили в красный цвет кровью, а ведущий к мостику коридор стал братской могилой для целого десятка вооруженных до зубов солдат.

Каждый из трупов оказался основательно выпотрошенным, так что зрелище на корабле предстало мне неприятное. Да что там говорить, мой желудок осталась на месте только ввиду физического отсутствия на борту судна (я отправился туда в виде голографической проекции), а так один только вид разбросанных по полу кишок вывернет любого! Остается только Кия, но она точно не человек, если, не моргнув и глазом, перебила добрую тысячу человек, пускай и по-моему приказу. После этого я и создал миниатюрных собак с пулеметами, чтобы вечно присматривали за кровавой хищницей, а то бог его знает, что у нее на уме.

— Грей, так что? Мне проводить разморозку? — повторно задала вопрос Мелисса.

— Не надо! У нас и так не хватает еды и еще несколько сотен обормотов нам ни к чему! — Марина постучала кулачком по экрану со списком имеющихся в запасе продуктов.

— Ты предлагаешь их так и оставить медленно помирать? — Мелисса бросила удивленный взгляд на свою оппонентку.

— Нет, но сначала нам надо достать где-то еды, и уже после проводить массовое оживление, — попыталась оправдаться Марина.

— После уже будет поздно! — огрызнулась Мелисса в ответ.

— Мда, тяжелая ситуация — оживить мы их прямо сейчас не можем, так как просто помрем с голоду, а слетать куда-либо мы не успеем, — я с сожалением констатировал, что наш главный корабль вышел довольно неторопливым в режиме маскировки, чтобы успеть долететь отсюда до любой другой точки с припасами.

— И что ты предлагаешь? — на меня уставились четыре пары глаз.

— Ну, у меня есть одна идея. Что если мы разбудим всех пассажиров, а весь наш экипаж уложим в анабиоз? Ведь тогда мы и людей спасем, и припасы сэкономим.

— Грей, не сработает, — Мелисса с сожалением покачала головой из стороны в сторону. — У нас три четверти экипажа только недавно сами вышли из сверхдолгого анабиоза, и повторная спячка может стать для них фатальной.

— Жаль, — такой гениальный план отправился насмарку из-за одной небольшой мелочи. — Но ведь у нас есть старые члены экипажа. Их, конечно, немного, но все же хоть что-то.

— Грей, позволь и мне тебя разочаровать. Ты ведь не подумал о последствиях, если мы отправим тех людей, что делают почти всю работу на корабле, в анабиоз? У нас же все цеха встанут! Да и тридцать человека — это капля в море в нашем случае! — выступила Марина.

— Черт! Черт! Черт! — отсутствие у большинства новых членов экипажа нейросетей делало их почти бесполезными. Так мы бы компенсировали качество количеством, но, увы, немногие решились провести операцию над своим мозгом.

— Так что мы все же будем делать?

— Не знаю! Дайте подумать! — пробормотал я и погрузился в размышления.

Увы, но любой придуманный мною вариант разбивался из-за крайне неудачного стечения обстоятельств: база пиратов находилась довольно далеко от обжитых регионов, поэтому оставалось надеяться только на самих себя. Все было бы ничего, если бы взрыв не разнес складские помещения, так что нам достался крайне скудный трофей в виде огромного числа криокапсул. И как ни крути, какого-либо выхода я из сложившейся ситуации не видел, ведь даже если мы каким-либо образом спасем всех, то через несколько месяцев мы столкнемся с другой проблемой — отсутствием нейросетей. Людям просто будет нечего делать в этом сверхавтоматизированном царстве, а где массовая безработица, там и массовые беспорядки. Вот и делай что хочешь! Стоит решить одну проблему, как тебе уже предложат следующую.

Впрочем, в голову пришла одна мысль, способная несколько облегчить нам дальнейшую жизнь, но для ее воплощения надо убедить остальных, а то уж слишком безумно она звучит. Сразу, наверное, только Кия да может Мелисса согласятся, но вот остальным она явно не понравится.

— Попробуем? — спросил я у собаки, устроившейся у моих ног.


— Гав! — отозвалось дистанционно управляемое бортовым ИИ существо.

— У тебя есть план? — вопросили сидевшие за столом.

— Какой-то есть, но боюсь он вам не очень понравится.

— Бросить их тут на произвол судьбы? — горько усмехнулась Марина.

— Ну да, ты почти угадала, — с тяжестью на душе я озвучил ответ. — Сами понимаете, сейчас мы не в состоянии обеспечить проживание сразу такой прорве народа, так что кем-то придется пожертвовать.

— Ты хочешь их бросить на произвол судьбы? — в воздухе повис немой вопрос.

— К сожалению да, я предлагаю оставить их замороженными в ожидании помощи от Федерации. У них-то запасов медикаментов, квалифицированного персонала и еды должно хватить для спасения этой группы людей.

— Но откуда они узнают про местонахождение пиратской базы? Они вроде бы не интересуются этим сектором космоса.

— Мы сообщим им курьером на Пчеле, после того как Ренессанс отойдет на достаточное для маскировки расстояние от астероида. По приблизительным расчетам, если федералы не станут тянуть волынку, то они имеют все шансы провести успешную операцию извлечения каждого третьего пассажира.

— А остальные две трети окоченеют в ожидании помощи? — Марина ужаснулась моей циничности.

— Если можете предложить другой вариант, то я с радостью его выслушаю. Только не стоит забывать, что шанс оживить сейчас равен далеко не ста процентам, так что потери от дополнительного ожидания в течении еще двух недель не составит и шестой части.

— И ты собираешься так просто отмахнуться от этих несколько сотен людей просто из-за нежелания идти на поклон к Федерации?

— Да!!! Я не хочу иметь дело с этими фанатиками, устроившими кровавую баню в системе на пару с республиканцами. Как говорится, своя рубашка ближе к телу, так что я приложу максимум усилий для защиты тех, кто служит под моим командованием, особенно от участия в военных действиях.

— Ясно, значит, и для тебя мир разделился на своих и чужих, — еле слышно прошептала Кия.

— Да! Или вы предлагаете идти обниматься и целоваться со всеми этими пиратами/военными и прочими грязными личностями?!

— Нет, что ты! Но в криокамерах ни в чем не повинные люди!

— Увы, но такова жизнь, кому-то приходиться умирать. Но мы попробуем минимизировать потери, разбудив часть сейчас. Думаю, еще несколько десятков человек мы примем, а вот остальным придется ждать помощи дальше.

— По какому критерию проводить отбор? — Мелисса на все это смотрела с чисто академической точки зрения.

— Наличие нейросети, — наличие имплантатов очень поможет нашим будущим гражданам.

— Их все равно наберется больше нескольких сотен, кого именно из них выбрать?

— Начни с тех, у кого шанс на успешное пробуждение минимален и последовательно иди вверх по списку.

— Ты хочешь получить гору трупов? — Мелисса удивленно приподняла брови. — Шанс на успех для первой сотни составляет всего пару процентов.

— Нет, я хочу спасти как можно больше людей. Ведь те, кто помрут сразу, все равно не жильцы, а более сохранившиеся экземпляры имеют больше шансов дождаться подмоги, — я сознательно употребил слово экземпляры, надеясь таким образом уменьшить груз ответственности за смерти чужих людей.

— Хорошо, но я предлагаю сразу приступить ко второй партии, так как люди из первой не протянут и недели без экстренной медицинской помощи, большую часть из которой мы оказать не сможем, — Мелисса тонко намекнула на то, что единственная продвинутая медицинская капсула все еще занята нашими тушками.

— Поступай, как знаешь, тут я полагаюсь целиком на тебя.

— Хочешь спихнуть груз ответственности на меня? — даже в такой ситуации Мелисса умудрялась кокетничать и строить глазки.

— Нет, просто я действительно не знаю, кто из объектов может выжить, а кто нет.

— Мне, значит, готовиться к приему еще одной партии пассажиров? — протянула Марина.

— Да, но можешь особенно не торопиться, так как они вряд ли встанут на ноги в ближайшую неделю. Только проведи опрос среди новоприбывших, возможно, кто-то из них решится рискнуть и лечь повторно в криогенную капсулу, тогда мы сможем принять на борт дополнительную партию людей.

— Поняла, — девушка задумчиво покачала головой.

— Егор, у меня к тебе особое задание: надо слетать в Федерацию и передать координаты.

— Нет проблем. Сколько авианосцев с собой взять — одно или два звена?

— Ни одного, ты полетишь на Пчеле, не надо светить наше оружие раньше времени. Она к тому же быстрее передвигается, чем наши тяжеловозы.

— А мы? — завораживающе хлопая ресницами, пропищала Кия.

— А вы все остаетесь здесь и помогаете Мелиссе во всем. Ведь если мы хотим спасти людей и еще успеть скрыться до прихода федералов, то придется действовать очень быстро, — я морально приготовился не спать следующие несколько суток. — Возражения есть?

Хотя все сидевшие в комнате люди не сильно одобряли предложенные меры, но возражений не последовало, и мы принялись за работу. Егор поспешил в док проверять перед вылетом корабль, Марина ускакала в конференц-зал проводить экстренное собрание с пролетариатом. Мы с Мелиссой отключили голограммы и переключились на управление роботами для осуществления демонтажа криокамер (процедуру пробуждения мы собрались провести уже на самом Ренессансе), и только одна Кия осталась сидеть в зале. Девушка попыталась погладить моих созданий за ушком, но они только злобно зарычали и поводили дулами пулеметов, тогда Кия вздохнула и как всегда убежала по своим неведомым делам. Именно из-за отсутствия полного доверия я и попросил доставить сообщение Егора, а не гораздо более подходящую на эту роль хищницу. Мало ли что она сотворит, оказавшись вне зоны контроля!

— Мела, можно еще на пару слов? — я запросил у девушки прямое соединение.

— Конечно, — через мгновение отозвалась моя возлюбленная.

— Не хотел говорить это при всех, но можешь сделать еще кое-что?

— Что именно? — по связывающему нас каналу пронесся не только голос, но и ощущение легко любопытства.

— Если увидишь, что пациент выжил после пробуждения, но с девяносто процентной вероятностью загнется в следующие полгода, то лучше его сразу отнести к мертвецам. Не надо надеяться на бога, — я предлагал сделать не слишком человечный поступок, но сейчас мной управляла одна только рациональность: зачем спасать того, кто может умереть, если можно спасти того, кто обязательно выживет?

— Смеешься? Девяносто девять, не меньше! — девушка поступала, как истинный ученый, не ведающий и капельки жалости.

— А не многовато?

— Нет! Или ты думаешь, что я точно шансы подсчитаю? Лучше возьму с небольшим запасом!

— Ок… тогда у меня еще одна просьба насчет тех, кто не выживет.

— Хочешь их на мясо перевести? Свежие протеины нам не помешают! — в шутку пробормотала Мелисса.

— Беее!!! — мне тут же захотелось хорошенько проблеваться.

Лишь тот факт, что мое тело все еще валяется в желеобразной массе, сохранил содержимое желудка от экскурсии наружу. А я-то еще думал: осталось ли хоть что-то, могущее вывести меня из себя? Оказывается да! И это очень хорошо, так как я все еще остаюсь человеком.

— Ну так что, мой барашек? Хочешь хорошо пропеченной человечинки? — девушку изрядно веселила моя реакция.

— Нет уж, обойдемся без таких крайностей!

— Вот и славно, нечего всякую гадость в рот совать.

— Беее! — меня еще раз перекрутило.

— Так какая следующая просьба? — Мела наконец-то сжалилась и перестала передавать по нашему каналу воображаемые картинки с всякими яствами.

— На самом деле ты почти угадала. Я хочу воспользоваться тем, что останется от неудачных экземплярах, но не всем, а только одной частью.

— Ты хочешь извлечь нейросети?

— Да.

— А потом установить ее нашим студентам.

— Снова да, — весь мой нехитрый план лежал на поверхности.

— Ты знаешь, что повторное использование имплантатов не даст значительно прироста умственных возможностей?

— Да, но все же без наличия нейроразъема на нашем корабле никуда, а другим способом в обозримом космосе имплантаты не достать.

— Ясно… — девушка ушла в глубокое раздумье.

— Что-то не так? — ее молчаливость мне не понравилась.

— Нет, просто думаю, как проводить операцию. Боюсь, придется вырезать нейросеть сразу после клинической смерти, иначе произойдет необратимое разрушение искусственных нейронов.

— А ты потянешь сразу столько параллельных операций? — я мигом смекнул, где тонкое место.

— Возможно, но с трудом. Наверно придется задействовать прямую вентиляцию мозга с дополнительной добавкой стимулирующих веществ.

— Постой, не стоит перенапрягаться!

— Да ничего, это же абсолютно безопасно, только требует несколько дырок в затылке и все. А даже если негативные последствия и возникнут, то медкапсула их мигом устранит. Да и надо же воспользоваться такой возможностью ускорить мышление, пока нахожусь в капсуле!

— Рррр… Ладно, можешь использовать прямую вентиляцию и стимуляторы, но только не подсядь на эту наркоту!

— Ты про себя-то говори! Сам-то на прямую вентиляцию подсел и вовсю используешь, — скептически пробурчала Мелисса.

— Так мне надо было сделать пару вещей…

— Угу-угу. Сначала одну пару, потом другую, а потом ты и не заметил, как потерял всякое желание вылезать из капсулы. Ты вот скажи, когда наружу собираешься вылезти?

— Да, как успокоится все вокруг, так сразу, — на задворках рассудка я понимал, что слишком задержался в капсуле, но это же так удобно!

— Значит никогда… — хихикнула девушка и отключилась, оставив меня размышлять над сказанными словами.


Перевал VI, штаб-квартира корпорации Лилия.


Синий газовый гигант тихо дремал на окраинах системы, куда почти не доходил свет главной звезды. Лишь жалкие капли жара светила достигали поверхности планеты, поэтому ее температура опустилась значительно ниже нуля. Впрочем, поверхность у этой планеты представляла довольно относительное понятие, так как ее атмосфера из смеси гелия с водородом плавно переходила в гидросферу, и только где-то глубоко, возможно, имелось твердое ядро.

Конечно же, звездные геологи знали точную структуру планеты, но большинство из работающих здесь людей видели в газовом гиганте лишь одно — источник топлива для реакторов и двигателей. Целая флотилия вела добычу драгоценного топлива, выкачивая водород и дейтерий из атмосферы планеты. В довоенные времена этого объема хватало для обеспечения потребностей целой звездной системы и даже оставалось на экспорт, но сейчас потребление резко возросло и рабочим приходилось очень стараться для обеспечения потребностей военного флота.

— Как видите, применение нового поколения гравикомпенсаторов позволяет добиться повышения скорости добычи еще на восемь процентов, — рассказывал Ран своему собеседнику.

— Неплохо, но все равно маловато. Сколько эта штуковина за один запуск сожрет, добычу за неделю, две или целый месяц? — Лайс покосился на массивные космические врата, различимые отсюда даже человеческим глазом.

Висевшие совсем неподалеку гигантские титановые кольца разительно отличались от всех своих собратьев. Их словно проектировала инопланетная цивилизация, руководствуясь совсем иными критериями рациональности и разумности. Так, вместо одного кольца, здесь их было сразу два — одно помещенное внутри другого, а сами кольца имели на своей поверхности многочисленные выступы.

'Узлы обороны и двигательные установки!' — догадался бы пытливый ум, если бы кинул взгляд на это сооружение, но пришел бы в замешательство при попытке выяснить, зачем конструкторы так поступили? Гораздо проще построить боевой флот в дополнение к вратам, но как говорилось — создатели врат мыслили неординарно и остальных в свои планы не посвящали.

— Так сколько раз мы проведем запуск? Один, два, ну максимум три раза, а потом мы либо достигнем успеха, либо разрушим планету.

— Тут ты, конечно, прав, но все равно топлива много не бывает.

— А чего много бывает? — вопросил собеседник Лайса. — У тебя, куда ни плюнь — всего нужно больше! Людей, кораблей, золота, да даже карандашей! А кому они-то сейчас понадобятся, когда мы все записи ведем на компьютерах!

— Ну, не скажи. Некоторые любят вести записи на бумаге, как в древние времена.

— Говоришь, словно двухсотлетний дед, навсегда застрявший в прошлом! Карандаши, часы, записные книжки, кто пользуется этим хламом в наше время?

— Ну, как видишь, один человек все же нашелся! — Лайс обворожительно улыбнулся, обнажив ряд белоснежных клыков.

— Ну-ну, ты бы еще фрак на себя напялил, как в старых фильмах, — язвительно ухмыльнулся Ран.

— А что, неплохая идея… — парень кинул короткий взгляд на много повидавшие джинсы. — Как думаешь, мне лучше классический костюм взять, или малиновый?

'Да что мне за наказание такое?' — в сердцах вымолвил Ран, скорчив ужасную рожу. — Давай лучше перейдем к делу, а не будем обсуждать твои наряды.

— Какому делу? Мы же уже все обсудили, — искреннее удивился паренек.

— Кхааа! Ты действительно думаешь, что я поведусь? — громко загоготал Ран. — Прилетел, называется, посмотреть на индустриальные и технические успехи! Не слишком ли мало для прогулки на несколько миллиардов километров? Ты меня только за полного дурака не держи!

— Некоторые вещи можно понять только при личном знакомстве, — философски пробурчал парень, облокачиваясь на поручни.

— Все равно это слишком мало, чтобы бросать карьеру адъютанта! Ты же правая рука их босса, и вряд ли он обрадуется, узнав, где ты побывал!

— Так он не узнает! Официально я сейчас на больничном из-за острого приступа венерианской лихорадки, так что пара дней у меня есть.

— Что-то ты темнишь! — Ран прищурил глаза.

— Ну, совсем чуть-чуть. Я просто хотел передать тебе одну весть.

— Так послал бы ее обычным способом, чего рисковать-то?

— Нет, тут надо переговорить с глазу на глаз, да и прогуляться мне несколько захотелось, вот и решил заглянуть на огонек.

— Так в чем дело?

— В эксперименте "ковчег" произошли непредвиденные обстоятельства, могущие исказить суть проекта.

— Контакт с внешним миром? — Ран мигом собрался.

— Да, но, слава богу, не с нами или федералами, а с какой-то бандой, окопавшейся в поясе астероидов. Они там вырезали всех бандитов поголовно, а потом запросили помощи.

— Так, подожди, ты же сказал: контакта не было! — Ран непонимающе развел ладони.

— Угу, они не столь глупы, чтобы объявлять о своем существовании в открытую, но кто еще-то мог провернуть подобное — почти полностью уничтожить астероид! — Лайс потянулся в карман, и извлек тонкую пластинку.

— Вот смотри, — по пластинки пробежала волна света и над ней возникла трехмерная модель астероида.

Еще недавно цельный, булыжник гранита сейчас выглядел, словно кусок сыра — многочисленные сквозные дырки и кратеры придавали ему такой вид. Некоторые из этих отверстий достигали сотен метров в ширину, что заставляло ужаснуться возможностям силы, ответственной за это превращение.

— Да это кто угодно провернуть мог, надо лишь разогнать булыжник побольше, да шмякнуть его о поверхность, и готов спорить нашлось бы немало желающих проделать это с пиратами. Я вообще дивлюсь, как они так долго протянули на столь неповоротливой цели, ведь, кажется, все знают про тактику федералов метания булыжников!

— Конечно, вот только меня смущает один факт: незнакомцы не только разрушили до основания базу, но и спасли несколько заключенных, о которых и попросили позаботиться. Как-то слишком удачно для простой атаки камнями.

— Ты прав, значит, они выползли из тени и теперь летают по всей системе? Нехорошо! — Ран неодобрительно нахмурился.

— Не то слово! Они мало того, что рискуют своей шкурой, но и получили в распоряжение значительные людские ресурсы, а ведь главная цель проекта состоит в создании общества, полагающегося в первую очередь на технологию, а не на количество работников.

— Мда… Плохо дело… Как бы с начала не пришлось начинать… И где мы еще подходящих кандидатов возьмем?

— Вот-вот! Мы столько готовили это, а теперь все насмарку.

— А как же твой агент на корабле? Он же должен был разрешать подобные ситуации!

— Нууу… — Лайс поморщился, словно задели его больную тему.

— Опять он своевольничает?

— Угу, — Лайс скромно покачал головой, так как лично отвечал за подбор кандидатов.

— Но ты ему опиши ситуацию, объясни, чем это грозит, пускай что-нибудь сделает.

— Я уже это проделал, и он вроде пообещал разрулить нашу проблему с излишней населенностью судна, вот только он не может повлиять на капитана, и, соответственно, они продолжат летать по системе…

— И собирать поселенцев, — закончил фразау Ран.

— Да, но меня больше волнует то факт, что он может попасться на глаза федералам.

— А как же маскировка, вроде она показала достаточную эффективность против их сканеров?

— Вот только федералы стали в последнее время использовать и обычные оптические сенсоры, за неимением других, а в них разглядеть наш маленький запасной план не составит труда.

— Еще бы не разглядеть, такую пятнадцатикилометровую махину.

— Угу. Поэтому предлагаю провести следующую фазу уже сейчас, пока его не обнаружили.

— Хм… Рановато… Он же еще не готов.

— Дальше ждать становиться опасно, к тому же последние данные указывают, что мы почти достигли своей цели.

— Ну, как знаешь. Я бы сразу поместил его под замок, а не отпускал гулять черте где, — Ран изначально скептически относился к идее отсутствия постоянного наблюдения за ходом эксперимента.

— Это было необходимо! Иначе бы производительность сильно упала, — Лайс показал несколько малопонятных графиков.

— Так подождали бы еще годик-другой, как ждали несколько десятков!

— Ты хочешь спорить или решать проблему?! — Лайс холодно постучал пальцем по часам, показывая отсутствие времени.

— Нет, я просто хочу кое-что понять! — на повышенных тонах ответил Ран.

— А тебе и не нужно понимать, просто делай необходимое, — в такие моменты Лайс одевал на лицо ледяную маску, пугающую похлеще разных пыток.

— Хорошо, — Ран отлично знал, что если его собеседник не захочет о чем-то говорить, то вытащить это из него никак не удастся. — У нас будет поддержка изнутри?

— Возможно… Агент постарается предпринять некоторые меры, но лучше рассчитывать на внешние штурмовые команды.

— А объем сил, сколько кораблей посылать?

— Боюсь, цена вопроса измеряется не в кораблях, а во флотах… — Лайс горько усмехнулся.

— Но мы же почти додавили федералов! — с недовольством пробурчал Ран.

— Так первый и второй ударный флот для этих целей не подойдут, нынешний капитан искренне уверен, что республика это одни маньяки и убийцы, что не удивительно, учитывая какой контингент мы держим на передовой. Поэтому следует послать на штурм все экспериментальные образцы, авось удастся обойтись одними переговорами.

— Предполагаешь, что к незнакомцам он присоединится с гораздо большей радостью, чем к тем же федералам?

— Возможно, а если нет, то мы получим отличный шанс обкатать все наши экспериментальные технологии. К тому же не стоит забывать, что у него до сих пор подписан контракт с нашей фирмой.

— Ну-ну, только вот он подписывал контракт с шахтерской компанией, а не преступным синдикатом, занимающимся производством оружия, работорговлей и прочими грязными делишками.

— Не стоит думать о нем как об обычном человеке! Он готов принимать сложные решения, поэтому мирный вариант нельзя исключать, и наоборот надо постараться воплотить его в реальность! А что касается наших прегрешений, уверен, он их поймет, когда узнает всю правду.

— Поступай, как знаешь! — Ран раздражено махнул рукой, и вышел из комнаты.

Оставшись в одиночестве, Лайс продолжил следить за вратами, смотря на колыхающийся огонь термоядерной реакции — это инженеры запустили последние тесты. Слабая пульсация синего, под стать планете, пламени успокаивающе действовала на нервы, но все же парень волновался. Он все никак не мог решить для себя, что еще допустимо на пути к цели, а что уже нет.


Глава 10 | Случайный шаг | Глава 12



Loading...