home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12


Грей, конференц-зал Ренессанса.


— Таким образом, каждый желающий может установить нейросеть для повышения своей производительности и соответственно зарплаты. Процедура бесплатная, но перед ее началом необходимо пройти тест на уровень интеллекта. — Распиналась Марина с трибуны огромного аудиторного зала.

— Результаты теста как-то влияют на качество устанавливаемой нейросети? — Вопросил голос из задних рядов.

— Да, девятнадцать счастливчиков показавших лучший результат получат более продвинутую нейросеть.

— А тестирование ведется по методике Освальда или еще какой-то? Просто первая не сильно учитывает имеющиеся знания, а их здесь очень немало, — профессор Силийского университета постучал пальцем по голове.

— Спасибо за вопрос, но мы все воспользуемся озвученной вами методикой. Род нашей деятельности не позволяет надеяться на наличие у вас, необходимых нам знаний, так что вы все в равных условиях и тут методика Освальда наиболее применима. — Обольстительно отвечала Марина.

— Еще бы хотелось добавить, что разница между двумя имеющимися моделями не превышает пяти процентов, так что это скорее небольшое поощрение, чем реальное преимущество.

— Так я бы от одного лишнего процента отказываться не стал. — Профессор энергично замахал рукой.

— Странно, что вы тогда еще не имеете нейросети. — Усмехнулась Марина, подметив некоторую странность.

— У меня уже имелась попытка имплантации. — Вильмод повернулся затылком и показал уродливые шрамы на голове, — как видите не слишком удачная…

— Могу я вас спросить, что произошло? — Марина удивленно поднесла руку ко рту.

— Конечно, это простой синдром иммунодефицита при установке первых моделей он проявлялся в одном случае на десять тысяч, и мне не повезло попасть именно в этот один.

— Вам значит, проводили операцию в двенадцатилетнем возрасте? — За доли секунды я успел просмотреть все записи по нашему пассажиру и сделать такой вывод.

— Да, вы абсолютно правы. Слышали про Бостонскую группировку, отправившую город на дно морское? Так вот они не только с гиперпространством баловались, но и другими науками занимались, в том числе и развитием умственных способностей детей. Я даже иногда благодарю судьбу за то, что оказался неудачным экземпляром, а то бы кормил рыб вместе со всеми остальными.

— А после вы не делали дополнительных попыток пройти процедуру?

— Нет, меня заверили, что даже в случае успешной операции иммунитет оказался бы слишком слабым для полноценной жизнедеятельности. Поэтому я всю жизнь полагался только на природные способности и сейчас тоже буду вынужден отказаться от вашего щедрого предложения.

— Тогда у меня для вас хорошие новости, возможно, мы сможем разрешить вашу проблему, только давайте обсудим это после общего собрания.

— Я готов посмотреть на ваше предложение, но боюсь оно нежизнеспособно. — Вильям учтиво поклонился и сел обратно на лавочку.

— Не беспокойтесь, современная наука и не такое может сделать, так что вы не останетесь без нейросети.

— А если кто-то не хочет устанавливать нейросеть? — Выкрикнула молодая девушка из противоположной стороны зала.

— Нууу, для таких личностей у меня два предложения. Или вы все же передумываете и устанавливаете нейросеть или же отправляетесь в заморозку на неопределенный срок. — В полу шутку сообщил я.

Вот только в комнате никто не засмеялся, а наоборот установилась гробовая тишина, лишь тихий звук вентиляторов нарушал покой аудиторного зала. Все сотни пар удивленных расширенных глаз перевели взгляд на меня, даже вызвав некоторое неприятное ощущение от пристального наблюдения. Так мы стояли с полминуты, переглядываясь друг с другом — я и зал, пока Вильям не разорвал неловкую тишину.

— А можно поинтересоваться причиной столь категоричного решения? Может это шутка какая-то или реальная необходимость?

— Так все просто. Вы все в курсе о небольшой нехватке продовольствия на корабле, гидропоника может и справляется с обеспечением основной потребности в биомассе, но помимо простого органического материала организму человека необходимо два десятка сложных органических соединений, которые не производятся им самим. С последними-же у нас возникла некоторая напряженка из-за незапланированного увеличения населения.

— Так что мы умрем, если не будем употреблять эти соединения.

— Технически нет, только приготовьтесь к постоянному ощущению усталости, проблемам с иммунитетом и прочим болячкам, а так все будет отлично. Надо только переждать два-три месяца, пока культура из гидропоники ответственная за сложную органику разрастается.

— Нет спасибо, я тогда лучше подожду в анабиозе.

— Может, все же поставите нейросеть? Она поможет нивелировать последствия голодания.

— Нет уж, в своей голове, я копаться не дам! — Девушка скрестила ладони в знак протеста.

— Как хотите, мы никого вынуждать не собираемся. — Пожал я плечами. — Еще вопросы есть?

— Да! Откуда у пиратов такое большое число нейросетей? — Наконец-то задали давно ожидаемый вопрос.

— Вы точно хотите знать ответ на этот вопрос? — Вопросил я, нацепив на лицо ледяную маску.

— Дааа, — неуверенно прошептал паренек

— Уверенны? — Я пробежался глазами по притихшей аудитории.

— Да. — Произнес неунывающий профессор.

— Они их вырезали из живых людей… и сразу предупреждая следующий вопрос, хочу сообщить, что мы спасли ВСЕХ оставшихся в живых к данному моменту людей. — В реальности ситуация была совсем другая, но для общественного спокойствия мы решили переложить часть ответственность за неэтичные действия с себя на пиратов. Те все равно уже мертвы, а значит, и возражать не могут.

Но даже данное сообщение произвело опустошающий эффект на аудиторию. Все сидевшие в ней переглядывались и заново оценивали наше предложение, ведь мы фактически предлагали:

— То есть вы хотите имплантировать нам нейросети, возможно еще недавно бывшие в головах наших друзей или родственников? — Вильям соображал на удивление быстро для своего преклонного возраста.

— Да понимаю это несколько неэтично, но подумайте сами мертвым то уже все равно! А нам потребуется любая мелочь для выживания!

— А эффект некроза вы в расчет не принимали? Ведь вряд ли пираты извлекали имплантанты по всем правилам?

— Нет, тут проблем не предвидится так, как у них нашелся довольно квалифицированный врач, который возможно и несет ответственность за данные зверства. — Находящиеся в аудитории перевели взгляд на левое крыло, где сидели новички, забранные с пиратской базы.

— Внимание, он погиб при штурме базы, так что его здесь нет! — По волчьим глазам собравшихся здесь людей, я понял, что они готовы растерзать этого незнакомца в клочья.

— Повезло это мерзавцу, что так легко отделался! — Злобно прошептал Егор, руками показывая готовность стереть врача в порошок.

— Точно повезло! — Все собравшиеся в аудитории имели подобное мнение.

— Но вы, правда, ничем не лучше его, раз предлагаете осквернить память погибших и воспользоваться их остатками! — Егор попытался перевести гнев толпы на нас.

— Осквернить? Да это же всего лишь горстка оборудования на подобие кораблей, компьютеров или часов! Тут нет ничего личного, и мы должны это использовать особенно в такой трудной ситуации!

— А мне почему-то кажется, что вы просто хотите получить еще больше рабов, напрямую подключенных к компьютеру и выполняющих все ваши прихоти, иначе, почему вы игнорируете такой простой вариант, как получение помощи от федерации! — Егор угрожающе указал на меня пальцем.

— Да что тебе эта мысль засела в голову? Словно там какие-то боги живут помогающие любым страждущим? Пойми сейчас человек человеку волк, и мы можем запросто лишиться нашего корабля, если появимся в пространстве федерации.

— Но… — Егор попытался высказать еще один аргумент, но все его речи были мне уже наперед известны, поэтому я не стал утруждать себя их прослушиванием, а продолжил.

— Возможно все это лишь моя паранойя, но пока есть хоть малейшая угроза, я предпочту держаться в тени и полагаться на собственные силы, а не на кого посторонних личностей без зазрения совести наносящих ядерные удары.

— Федерация так бы не поступила… — жалобное блеянье запуганного барашка.

— А по нашим данным она уже использовала его дважды за прошлую неделю, когда республиканцы особо сильно на них надавили. Так что выбирать не приходиться, и я постараюсь держаться подальше и от республики и от федерации.

— Значит, мы снова возвращаемся на орбиту третьей планеты? — Раздался выкрик из зала.

— Ренессанс уже закончил погрузку руды и находится в процессе перелета, если вы об этом спрашивали, — одна из основных целей, которую я преследовал при полете к пиратам это добыча редких металлов в изобилии встречающих в поясе астероидов.

— А чего ты вообще нас спрашиваешь, если все вопросы на корабле решаешь без нашего ведома?

— Так я не спрашиваю, а просто предлагаю вам выбрать тех неудачников, которых мы на время поместим в холодильник.

Честно говоря, церемониться при общении с этим стадом баранов мне уже надоело. Точнее даже не стадом (большая часть прибывших на транспортнике людей просто еще не успела освоиться), а отдельными личностями, имеющимися на борту с самого начала. Нет чтобы, как все остальные спокойно работать по шесть-восемь часов в сутки, а все оставшееся время развлекаться, благо возможностей нейросеть предоставляет массу — от просмотра фильмов и книг, до некоторых продвинутых игр, доступных благодаря старанию отца Федора. Если же не хочешь проводить все время в виртуальности, то тебя никто и не заставляет — на корабле уже появилось столько мест, где можно провести время вне сети, чего еще желать-то?

Но видимо все эти удобства перечеркивала необходимость работы головой (благодаря массовому применению роботов обычной механической работы у нас на борту почти не осталось), и тут проявлялся характер некоторых из нас. Ну, не приемлют люди умственную работу, привыкли действовать по инструкции, а здесь такой стресс! Слава богу, таких людей находилось мало Егор, да еще парочка других личностей, но как же они действовали на нервы! Вот я и придумал совместить приятное с полезным: с одной стороны все желающие получат нейросеть и вольются в наш теплый коллектив, а всех остальных погрузим на транспортник, и заморозим от греха подальше. Можно и вовсе выслать их в сторону федерации, пускай наслаждаются своей демократией, но опять же паранойя не дремлет и не дает отпускать людей в свободное плаванье.

Аудитория, тем временем, бурно обсуждала наше предложение, и разделилась на несколько групп. Первая почти целиком состояла из студентов и прочих молодых личностей, не видящих в этом ничего предосудительного. Они наоборот полностью оценили открывающиеся перспективы — бесплатная нейросеть, интересная/не муторная работа и, наконец, просто огромные возможности для самореализации (фактически каждый желающий мог лично спроектировать и построить целый городок на борту корабля. благо место, равно как и возможностей, хватало для всех). Ради такого можно и потерпеть неприятную пищу, благо это только временное неудобство.

Мужчины и женщины моего возраста тоже присутствовали на корабле в большом количестве, и в отличие от первой группы они колебались. Тут очень сказывался возраст — когда ты прожил долгую жизнь, то уже с трудом решаешься на сильные перемены, но и с другой стороны и оценивать вещи можешь более адекватно, чем нацепивший розовые очки первоклассник. Наверняка они все же решатся попробовать, а потом или втянутся или присоединятся к последней группе вечно, действующей мне на нервы. Но ничего, я теперь понял, что делать со всякими смутьянами — класть в анабиоз до лучших времен, авось кому-нибудь и сплавим.

Тем временем, пока я мечтал о том, как расчищу корабль от всяких идиотов и займусь построением высокоинтеллектуального общества, обсуждение почти закончилось, а ко мне подошел выше упомянутый профессор.

— Вильям, — несколько пухлый, но опрятный человек протянул мне розовую руку.

— Грей, — моя голограмма с ожидаемой неудачей попыталась пожать руку.

— Что? — Глазки на выпуклом лице забегали, когда наши ладони прошли сквозь друг друга.

— Извините, я забыл вас предупредить. Мое тело не здесь.

— Голограмма? — Вильям не показал сильного удивления.

— Вам известны другие причины, по которым руки могут проходить сквозь материю?

— Мне нет, но все же хотелось убедиться, что мои глаза меня не обманывают, — профессор производил впечатление очень умного человека. — Могу поинтересоваться, почему вы используете эту технологию, а не предстали лицом к лицу. Боитесь покушений?

— Разве что совсем чуть-чуть, — я скосил глазки в сторону Кии, безмятежно болтавшей ногами сидя на столе.

— А я бы не отказался от внимания такой красавицы.

— Боюсь, единственный интерес, который она к нам испытывает это чисто гастрономический, так что давайте выйдем в коридор, и не будем тревожить прекрасную даму, — я сделал вид, что не заметил прищуренных глаз лисицы, услышавшей мое замечание.

— Хорошо ведите, я все еще слабо ориентируюсь на этой громадине.

— Я к слову тоже запомнить все эти хитросплетения не могу, — усмехнулся я, следя затылком за Кией. (Не то чтобы у меня проросли там глаза, но в использовании голограмм есть свои плюсы, как то полноценное круговое зрение). — Хотите посетить наш ботанический сад?

— Не откажусь. — Сказал Вильям и неторопливо зашагал в сторону ближайшей лифтовой шахты.

— Как вы понимаете мое тело сейчас находится не здесь. — Я же пользовался способностями и просто рядом, не утруждая себя даже движениями ног.

— Но все же на этом корабле, иначе бы не могли поддерживать разговор.

— Вы не забыли про квантово сцепленные передатчики? Они позволяют расширить область действия до довольно значительных расстояний.

— Хм… нет, просто не думал о наличии у вас столь продвинутых технологий.

— Так у нас есть целый летающий завод способный произвести что угодно.

— Но, тем не менее, химически синтезировать дефицитную органику вы не в состоянии, — подколол меня Вильям.

— Да, тут есть некоторые трудности и основная проблема это отсутствие на борту продвинутых химиков, Мелисса у нас спец только в биологии и медицине, но в химии разбирается лишь теоретически. Хотя… — я призадумался, а смогли бы мы действительно провести синтез.

— Мелисса эта милая девушка, вырезавшая нейросети из трупов? — Неожиданно спросил Вильям и тут же прошептал, — не стоит стесняться, я то знаю, что некоторые тонкости общественности знать не обязательно, как-никак десять лет в политике проработал.

— Не ошибаетесь, — я подумал о бессмысленности сокрытии фактов о такого проницательного человека.

— И она же проведет операцию имплантации?

— Ну, только если вы сами не попросите кого-то другого.

— Вы не подумайте, что я издеваюсь, просто вопрос собственного здоровья для меня болезненная тема. Вот даже стал экспертом по методам функционирования медицинских капсул.

— И как же вас занесло в эту глушь? Хотя, вы, наверное, пролетом летели с Аргона в Селезию, если я не ошибаюсь.

— Вообще-то нет. Мне предложили контракт на постройку серии экспериментальных мед капсул на местной Матроне.

— Вот же, как судьба распорядилась. — Пробурчал я одновременно с открытием дверей лифта.

— Пути господа неисповедимы, — Вильям тюкнулся пальцем в сторону искусственного солнца висевшего где-то под потолком.

Размеры помещения, куда мы попали, оказывали неизгладимое впечатление на всех посетителей. Лифт словно привозил пассажиров с корабля на поверхность планеты, так как мы сейчас находились в одном из двух главных отсеках корабля. Здесь уже плескалось рукотворное море, а высота потолков достигала сотен метров, и лишь отсутствие растительности портило картину.

— Впечатляет… — Вильям впервые сильно удивился и поднял брови, когда поднявшийся ветерок колыхнул ему челку.

— Это лишь начало, скоро вон тот лес разрастется и тут появится настоящий живой уголок, — я указал на точку в километре от нас.

— Уверен, вы не ошибаетесь, пройдем поближе к растениям?

— Если хотите.

— Так вы тоже с Матроны? Не знаете в таком случае о ее дальнейшей судьбе? — Вильям быстро приподнял упавшую от удивления челюсть и вернулся в рабочее русло.

— Хах… вы сейчас идете по ней, точнее по ее небольшой модификации.

— А где капитан Роджер и остальной экипаж? — Загорелись глаза профессора.

— Увы, погибли. Из основного состава, насколько мне известно, уцелел только Имран, хотите с ним встретиться?

— Это тот молодой паренек с собеседования, вечно делающий пометки карандашом? — Безосновательно обрадовался Вильям.

— Нет, — подобное не входило в привычки Имрана.

— Жаль, я бы хотел переброситься еще парой идей на счет возможных модификации… — Профессор задумчиво почесал подбородок.

— Боюсь, он либо мертв, либо не в этой системе, так что беседы в ближайшее время не получится.

— Да ничего, я уже и не надеюсь на это, просто несколько сожалею об упущенных возможностях. Он так интересно рассказывал про… — следующие несколько предложений почти целиком состояли из медицинских и научных терминов, в которых я разбирался крайне поверхностно.

— Ой, я несколько заговорился, — поправился профессор, когда заметил мою некомпетентность. — Так давай те перейдем к вашему предложению.

— Ну, учитывая ваши познания и ум, вы наверняка уже обо всем сами догадались. — По первым ощущениям от знакомства, Вильям смахивал на Шерлока Холмса обо всем догадывающемся методом дедукции.

— Имплантация и постоянное нахождение в мед капсуле, если я не ошибаюсь?

— Как видите элементарно и просто.

— Да, я когда-то думал над подобным вариантом. Только вот прикованность к одному месту меня останавливала, да и не могут голограммы передать весь вкус жизни, как-то радость общения с девушками. — Профессор загадочно подмигнул.

— Ну, последний вопрос решаемый. Я тут уже припахал двух специалистов по кибернетике и медицине, а они божатся о скором решении проблемы, — на самом деле Мелисса сама припахалась, но этого посторонним знать совсем не обязательно.

— Все равно мне надо подумать. Как-никак возраст уже не тот.

— Да вы правы. И знаете что, вы можете и просто так остаться: специалист вашего уровня по любому не помешает, в отличие от еще одной парочки студентов.

— Какой же вы прагматичный человек, — усмехнулся профессор, присаживаясь на лавочку в саду.

— Это не я такой, а мир такой. Тут все словно сошли с ума: воют, взрывают, а я делаю что могу.

— Ну, я что? Против рациональности?

С профессором мы еще побеседовали пару часов, на тему смысла жизни и прочей философской чепухи, прежде чем расстались полностью удовлетворенные друг другом. Как я понял, профессор все же не станет рисковать и коренным образом менять жизнь на закате лет, но готов помочь произвести несколько модификаций медкапсул и даже наладить их относительно массовое производство, если получится.



Грей. Спустя неделю.


— Грей! Экстренная ситуация второго уровня! — Испуганно пищала лисица, прямо мне в мозг.

— Чего? Какая еще ситуация? — Разбуженный в середине сна рассудок отказывался адекватно реагировать на услышанные слова.

— Возможный контакт с неприятелем через сорок восемь часов я тебе говорю! — Девушка снова выдала длинную фразу.

— Так это еще через целую вечность… — измученный мозг хотел только одного — спать!

— Но предпринимать что-либо надо уже сейчас, пока они нас не заметили!

— Ладно, сейчас буду. — Я понял, что поспать мне больше не удастся и щелкнул пальцами.

Компьютерная программа, перехватывающая все мои нервные импульсы, распознала характерный жест и перенесла мою голограмму на мостик, где уже собрались четверо.

— Всех с добрым утром! — Пробурчал я, хотя по моему внутреннему мнению оно таковым не являлось.

— Здравствуйте. — Отозвались растрепанные близняшки, выдернутые из постели вместе с Имраном.

— Грей у нас ЧП! — Одна только Кия выглядела, как ни в чем не бывало, вечно одетая в короткие джинсовые шорты и футболку.

— Нас обнаружили? — Предположил я, так как все остальное я бы почувствовал (как-никак, а постоянное слияние с кораблем позволяет быть в курсе почти всех событий).

— Нет, но мы обнаружили неизвестную группировку двигающаяся в сторону третьего перевала.

— Ясно, тогда переходим к плану Б, меняем маршрут на полет к внешнему поясу астероидов.

Вообще-то идея полета к третьей планете изначально была глупой, но меня необъяснимым образом влекло к ней, может из-за варп аномалии, бушевавшей вокруг планеты. Мне захотелось исследовать ее более подробно, как только высвободится свободное время, вот я и направил Ренессанс обратно к месту его рождения. Вот только, видимо, не судьба мне разгадать эту загадку природы, так как безопасность дороже научного интереса.

— Так ты сначала посмотри на состав группы! — Девушка вывела на экран картинку с беспилотного дрона.


Дрон? 174, звездные координаты …


Хищные, словно акулы, силуэты эсминцев безмолвно скользили по небосводу. Всем своим видом они походили на морских хищников, так как имели крайне вытянутый корпус с вынесенными наружу двигателями и возможным вооружением, так как множественные выступы на их крыльях плохо идентифицировались. Обшивка судов почти не отражала солнечных или радиолучей, но работающие двигатели изрядно фонили в сантиметровом диапазоне. Кто-то очень спешил на встречу и прилагал максимум усилий, раз не отключил двигатели и во время перелета.

Опознав множественные искусственные объекты, дрон перешел к следующей стадии сканирования — он выкинул за борт радиомодуль запасной батарей, а сам пошел на сближение с флотом. В течение целых двенадцати минут он узким пучком передавал информацию отделившейся части, пока не зафиксировал прикосновение радара. Еще спустя три минуты его уничтожили, и только тогда радиомодуль послал сигнал в сторону ближайшего ретранслятора.

Сигнал еще несколько поблуждал по системе прежде, чем достиг борта Ренессанса и принес с собой всю собранную информацию. И в ней содержалось много чего ценного, так например помимо восемнадцати эсминцев конвой содержал замаскированные

— Гиперврата! — Удивленно ахнули все за столом.



Не подававшее признаков жизни кольцо транспортировали шесть массивных тягачей, явно специально сконструированных для этой цели. Так, не смотря на колоссальную мощность движков, излучение от них практически отсутствовало, что заставляло задуматься над типом использованного двигателя или способом экранировки выхлопа.

Впрочем, все потуги кораблей оцепления и перевозчиков остаться незамеченным, пропали бесследно из-за деликатности груза. Многокилометровую титановую громадину трудно спрятать от посторонних глаз, особенно если они знают где искать. А мы знали, так как высокочувствительные сенсоры дрона показывали близкое наличие значительной гравитационной массы и самое логичное ее местонахождение — это центр колонны.

— Я бы не стала утверждать так уверенно, — скептически пробурчала Мелиса, появившаяся у меня за спиной.

Снятый разведчиком силуэт действительно сложно идентифицировался, одни лишь примерные наметки линейный размеры объекта, да массу и никаких деталей. Тут сказывалось применение неизвестного мне материала, эффективно поглощавшего широкий спектр электромагнитных волн, да и близкая к абсолютному нулю температура обшивки не способствовала обнаружению (объект просто не светился в ик-диапазоне). Только вот солнечные лучи не только не отражаются от объекта, но и не проходят сквозь него, поэтому мы и смогли оценить размеры находки.

— А много других объектов имеющих вид многокилометрового кольца ты знаешь? — Моделирование на компьютере показывало именно такой результат.

— Возможно станция какая-то.

— Это уж вряд ли. Только мы такие выдающиеся таскаем орбитальные станции между планетами, а остальные обычно не заморачиваются и строят новые. К тому же наличие в конечной точке маршрута варп-аномалии хорошо сочетаться с предположением о перевозке гиперврат.

— Натянуто как-то объясняешь, — Мелиса в последнее время играла роль главного критика.

— Тогда еще один факт: взгляните на их корабли! Я никогда раньше подобных не видел! А это значит, их либо построила третья неизвестная нам сила, скрывающаяся все это время в нашей системе, или же они пришли извне. И недавние активации гиперврат заставляют меня склониться ко второму варианту, как более вероятному.

— А они с Аргона или Селезии? — Имран наконец-то отошел ото сна.

— Уж этого я не знаю: ни те, ни другие подобного раньше не строили, но за полгода многое могло измениться.

— Это конечно безумно интересно: откуда они пришли и все такое… Но нам сейчас надо решить, как действовать дальше! — Напомнила нам Кия.

— Варианты? — Я предоставил возможность отдуваться Кии, ответственной за столь раннее пробуждение.

— Учитывая скорость обнаружения дрона и его уничтожения, их технологии если и опережают наши, то не намного, поэтому у нас есть до шестнадцати часов прежде, чем Ренессанс обнаружат. Это время снижается до двух часов, если мы воспользуемся фотонным двигателем или другим сильно излучающим объектом.

— То есть незаметно подправить траектории и уйти по гиперболе у нас не получиться?

— Все зависит от мер предосторожности с их стороны. Если они полагаются только на радары то шанс есть, но только в этом случае.

— А учитывая, безжалостное уничтожение дрона разведчика, меры предосторожности у них на уровне.

— Тогда остается только второй вариант контакт: мирный или не очень. Мы можем или связаться с ними и попытаться мирно урегулировать взаимоотношения или нанести превентивный удар. Предположительно при использовании фактора внезапности шансы на победу около девяноста процентов.

— А остальные десять? — Поднял руку Имран.

— В остальные десять заложено наличие у конвоя неизвестных нам технологий или скрытных резервов. — Объяснила Кия своему подопечному.

— Тебе не кажется, что внезапный удар в спину это несколько подло? — Поинтересовалась Мелиса у лисицы.

— Грей просил перечислить все доступные варианты, — Кия спокойно пожала плечами. — Нам не известны, ни их цели, ни мотивы. Может, они пришли по наши души? В таком случае лучше сразу нанести удар.

— Ты действительно настолько параноидальная личность? — Проурчала Мелиса, наматывая круги вокруг девушки.

— Нет, просто прагматичная и смотрю на мир здраво, — хищницы обменялись белоснежными улыбками.

— Но тем немее, открывать огонь просто за то, что люди оказались в ненужное время в ненужном месте мы не станем. Возможно эти люди пришли из другой системы и не жалеют нам зла. Я предлагаю сначала провести переговоры, а потом уже расчехлять пушки.

— К тому же взгляните на размеры врат.

— Нууу… они несколько крупнее обыкновенных. — Протянула Мелиса.

— Несколько? Да в гипертуннеле такого масштаба сразу два Ренессанса влезут, а не то, что один!

— Постой ты хочешь, воспользоваться гипервратами и уйти из системы куда-нибудь в неизвестный космос??

— Возможно… возможно… — Я покачал головой из стороны в сторону.

Теоретически мы бы могли открыть канал и уйти в другую систему подальше от этих войн и революций. Но тогда в общем случае нам бы пришлось полагаться лишь на собственные силы и тут я вынужден признать, что наша колония пока не полноценна. Ограниченный видовой запас растений и животных, отсутствие линий производства нейросетей — список недостатков был не слишком длинный, но тем немее критичным. Так что исход в другую систему нам пока не грозил, хотя я и мечтал о подобном.

— Но нам стоит беспокоиться о другой вещи. Ведь если я правильно помню, то Прометей прыгнул сюда напрямую от земли, а значит, существует червоточина, связывающая нашу систему с Землей. Только она очень узкая и поэтому не была обнаружена в прошлом веке…

— Матерь божья!! — мне в голову пришла одна очень интересная мысль. — Кажется, я понял кто они такие! Это имперцы!

— Как же я сразу не догадался! — Мне захотелось стукнуться обо что-нибудь твердое для успокоения нервов.

— Подожди, не стоит делать поспешных выводов, — сидевшие за столом попытались меня успокоить, но у меня в голове уже сложилась целостная картина.

— Просто немного подумайте! Мы знаем, что вне нашей системы идет война между Империей и остальными, как именно я не знаю, но помню уровень развития технологий на разных планетах.

— И он одинаковый! — Подметила Марина.

— Да, одинаковый! Благодаря межзвездным коммуникациям, все технологические новинки доступны сразу на всех обитаемых планетах, но только вклад Земли в научный прогресс за последние годы значительно больше остальных! А следовательно, Империя может обладать новыми более продвинутыми технологиями, чем остальные!

— И ты предполагаешь, что эти неизвестные хотят открыть портал к земле?

— Да! Так это объясняет увеличенную мощность системы пробоя. Остается еще вопрос: зачем империи это делать, но тут можно придумать массу вариантов и самый простой для нанесения внезапных ударов с нового направления.

— Они наверняка попали в нашу систему месяц назад, когда мы фиксировали открытие гиперворонок. — Размышлял я, расхаживая по комнате.

— Грей, врата нельзя построить за три недели, — холодно заметила Мелиса.

— Не суть важно, они вполне могли иметь опорный пункт или целую базу в системе, а лишь недавно получить недостающие запчасти и минералы. Не зря же они строили новые кольца.

— Это конечно хорошо, но нам то, что делать? — Кия вернула меня обратно в суровую действительность.

— Нам??? Так это же очевидно! Вести переговоры, конечно! Так как если вы хотите вести войну с целой империей, то я сматываю удочки.

— А может нам стоит напасть и уничтожить врата до их активации? — Предложил кто-то за столом.

— Не лучшая идея, государства такого размера не остановятся после одной неудачи, а вот виновных они сотрут в порошок. Так что выбирать нам остается только из двух вариантов наладить диалог сейчас или же подождать открытия врат.

— Если это действительно имперцы, то разве хорошо вмешиваться в ход спецоперации? — Весьма резонно заметил Имран.

— Нас все равно засекут даже, если мы просто включим двигатели, и обязательно заинтересуются столь массивным объектом. Так что выходить на контакт по любому придется.

— Кия бери ребят и грузись на авианосцы. Обеспечить нам хотя бы видимое преимущество в численности и вооруженности на первом этапе переговоров.

— Но ты же сказал, что нападение на Империю ничем хорошим не кончится? — Имран поднял на меня голову.

— Да, только мы и не будем нападать, просто сблизимся, поговорим и разлетимся. И лучше, если встретятся примерно равные силы. К тому же это послужит подстраховкой на случай моей ошибки.

— В другом случае нам сразу открывать огонь на поражение? — Хищница заинтересованно улыбнулась.

— Еще не знаю. Разберусь на месте.

— Ты летишь с нами?

— Нет, просто подключусь по квантовой связи, благо расстояние уже позволяет. Все выдвигайтесь, время не терпит! Остальное мы обсудим позже!

Получив указания, Кия и остальные засобирались на борт авианосцев. Быстроходные корабли не имели столь мощных двигателей, как Ренессанс и посему являлись невидимыми на столь большом расстоянии и собирался воспользоваться этой возможностью по полной. Оставалось только уладить еще несколько вопросов, касательно экипажа корабля.

— Грей, какую часть информации сообщить экипажу? — С некоторых пор Марина исполняла роль массового дезинформатора, как в самом настоящем государстве.

— Да почти все, кроме нашей догадки, то есть засекли флот и отправили парламентеров на встречу. Подробности, как говориться позже.

— И отложи на время погружение в анабиоз, авось все наши проблемы в скором времени разрешаться тем или иным способом…


Ударный авианосец, шестнадцать часов спустя.


Большая стрелка механический часов на руке девушки завершила очередной оборот, и как ни в чем не бывало, продолжила свой неторопливый бег, а вот ее атомный аналог послужил причинной многих событий. Автоматика авианосца перестала удерживать пилота в искусственном сне и начала неторопливую процедуру пробуждения.

В кровь вводиться дополнительная порция глюкозы, вентилируемый через легкие воздух насыщается кислородом, а специальные инжекторы готовятся выбросить порцию адреналина и дополнительной химии, призванной ускорить процесс мышления. Весь хрупкий человеческий организм играет лишь роль придатка к огромной высокотехнологичной глыбе металла и керамики. Вдох или выдох этого существа слышит лишь автоматика спасательной капсулы, так как помимо одного человека на всем корабле нет никого. Одни лишь бесконечные реакторные и щитовые отсеки заполняют судно изнутри.

Наконец-то желтая лампочка на приборной панели моргнула и сменилась уверенным зеленым огнем, это разум пилота продрался сквозь последние оплоты сна и заступил на дежурство. Теперь уже техника начала свои неторопливую активацию.

Несущие в себе жар солнца реакторы выплескнули первые крохи энергии и их тут же слизало многочисленное оборудование. Системы накачки щитов, гравикомпенсаторы, радары — все это требовало немалого количества энергии и наконец-то они смогли ее получить. Выход генераторов судна на полную мощность повлек за собой еще одно немаловажное последствие помимо активации систем — за какие-то десять минут обшивка прогрелась до температуры плавления льда и стала сильно заметна на фоне прохладного космоса. Два десятка гордых птиц больше не скрывали свой полет, а с честью показывали свое прибытие.

— Грей, есть какие-либо новости? — Зевая потребовала Кия.

— Судя по резкому тепловыделению на эсминцах, нас только что обнаружили! — На снимаемой сенсорами пчелы картинке вспыхнули ярко-красные области повышенной температуры.

— А какая-нибудь другая реакция есть? — Высказался уже Имран.

— Никакой, как летели ровным строем, так и продолжают лететь в сторону третей планеты.

— Внимание! Зафиксировано направленное сканирование! — Ворвался в общий канал ИИ Ренессанса.

— О, словно по расписанию! — Отметил я точное совпадение между предполагаемым обнаружением и реальным.

— Мы приступаем к следующим действиям?

— Да, высылайте посланца.

Головной авианосец воспользовался электромагнитным ускорителем и выплюнул небольшого дрона, фактически являвшимся передвижным ретранслятором. На нем имелись мощные всесторонние антенны ближней связи и приемник от одной из квантово сцепленных пар. Еще по несколько штук несли на себе пилотируемые авианосцы и таким образом, я мог общаться с подчиненными без задержек, не смотря на огромные расстояния.

Наш план состоял из нескольких стадий, опережающие на несколько часов лета авианосцы должны были установить контакт. А затем уже по ситуации решалось, мы или продолжаем полет и встаем на геостационарную орбиту или драпаем изо всех ног, надеясь, что авианосцы смогут задержать неприятеля. Именно по причине возможной схватки я и посадил Кию на корабль, так как вдруг нам придется разделиться и использование квантовой связи станет невозможным.

— Подлетное время дрона две минуты сорок секунд! — Время медленно тянулось.

— Подлетное время дрона полторы минуты! — Оба флота экстренно прогревали свои системы, пока маленький кораблик несся вперед.

— Подлетное время минута!

Неизвестный мне флот тем временем творил что-то непонятное. Вместо того чтобы сгруппироваться около врат или развернуться в нашу сторону, они совершили прямо противоположное — развернулись и дали деру! Мне даже дух захватило от того насколько стремительно засверкали их пятки, не как у Прометея с его пятью десятками g, но на уровне. Грузовые же корабли продолжили же работать двигателями и тащить врата, но у тех просто не оставалось выбора — мы все уже вошли в гравитационный колодец планеты и если врата не остановить, то они просто войдут в атмосферу и испарятся, как метеорит.

— Грей, так и должно быть? — Обеспокоенно вопросил Имран.

— Эээ… нет… Проверь, идет или в эфир наше обращение?

— Если ты по то, где сказано об отсутствии злых намерений и прочей чепухе, то идет! — Отозвалась Мелиса, проверив сигнал на общей частоте.

— Странно… — такое поведение неизвестных не учитывалось при составлении планов.

— Может они нас… того… испугались? — Пропищала лисица. — Давай у них врата отберем, а заодно и запасы продовольствия, а то кушать-то все же хочется!

— Отставить мародерство! — С уверенностью потребовал я, так как сам не знал, как действовать в подобной ситуации.

— Подлетное время ноль минут! — Автоматический дрон закончил свой полет и вышел на орбиту центрального транспортника, не прекращая вести трансляцию сообщения.

— Приехали. — В сердцах прорычал я.

Целая бессонная ночь и последующие сутки мы потратили на обсуждение планов действий и противодействий этому неизвестному противнику, а он взял и сбежал, оставив нам самый ценный трофей (Врата) в подарок. Врата, которые не имеют аналогов во всей системе или даже вселенной из-за своей двойной модульной конструкции.

Теперь, когда мы подошли ближе, стало возможным рассмотреть их во всех подробностях и оценить гениальность или безумность их создателя. Сердцевина этого сооружения состояла из врат обычного размера, а вот вокруг них парило еще одно кольцо. Словно кто-то желал открыть гиперворонку посередине гиперворонки, что точно смахивало на безумие ровно, как и действия флота сопровождения.

— Грей, что нам делать выпускать истребители? Скидывать штурмовые команды или сворачиваться и улетать?

— Ждите, я знаю не больше вашего.

— Зафиксирован выплеск энергии… — пронеслись в мозгу электронные импульсы, а следом в голове словно взорвалась бомба:

— Авианосец H21 подвергся кинетический удар… утрачено 48 % мощности щитов… перегрузка щитовых конденсаторов номер… утрата контакта с дронами номер… — и так далее потянулись длинные строчки повреждений.

Неожиданный удар пускай и не прошел сквозь щиты, но вызвал перегрузку некоторых систем и тем самым нанес ощутимый урон. В масштабе флота повреждения были незначительными, но сам факт удара заставил мое сердце затрепетаться.

— Раш. — Короткое ключевое слово и в мозг насыщается специально подготовленной смесью.

Адская смесь стимулирующих препараторов с питательными веществами позволяет нейронам работать чуть ли не на порядок быстрей обыкновенного, но правда крайне недолго. Без присмотра диагностического комплекса я бы ни за что не решился использовать этот препарат, способный спалить мозги до тла, но сейчас все побочные эффекты сведены к нулю и можно позволить, себе такую роскошь — побыть богом.

— Флот плану C. — Первым делом я отдаю приказ открыть ответный огонь и запускаю маршевые двигатели Ренессанса.

Автоматические дроны запускают свои двигатели и бесчисленным роем несутся в сторону эсминцев. Каждый из них хрупок и нежен, но их просто немыслимое количество — несколько тысяч штук. Тем временем Ренессанс и сопровождающие его авианосцы тоже не висят на месте, а берут разгон в сторону внешнего пояса астероидов. Эта мера вряд ли послужит причиной нашего спасения, так эсминцы на порядок мобильнее Ренессанса, но все же и не помешает спастись.

— Переход в усилиленный режим защиты! — Я временно разрешаю перегружать системы, так как сейчас совсем не время щадить генераторы, позже починим, если сломаются…

Отдав все возможные распоряжения сознание переноситься на две секунды назад, когда датчики зафиксировали приближающийся снаряд. Да наших способностей хватило, чтобы определить характер угрозы!

Так эти длинные и вытянутые эсминцы вооружены ничем иным, как пушками гаусса. Судя по всему, это орудие начиналось в хвосте и тянулось до самого носа, так как иначе объяснить огромную скорость вылетающего снаряда я был не в состоянии. Но мало того, что стокилограммовая болванка выстреливалась на космической скорости так эта сволочь еще и имела в себе активную часть!

Так в зависимости от выбора цели снаряд или подрывался сразу и летел далее в виде осколков или вел себя на подобии ракеты. В первом случае его целью выступали не закрытые силовыми щитами дроны, для которых столкновение с обычной металлической гайкой на скорости в треть световой оказывалось фатальным. По авианосцу же долбил неразорванный снаряд, так как в этом случае весь запас алюминиевого порошка уходил на маневрирование на подлете к цели.

— Вот же черт! — Ожидаемые потери резко возросли, когда я узнал о столь мощном и дальнобойном оружии эсминцев, ведь на снаряд в космосе не действует сила трения, а значит, поражающая способность с расстоянием не снижается.

Активная же головка компенсирует движение целей и тем самым мы получаем одно из самых совершенных орудий убийства — с одной стороны довольно дешевой, а с другой стороны достаточно мощное. Эсминцы оказались способны просто поодиночке перестрелять авианосцы, если им дадут на это время! Только вот противник не стал повторять залп, а соизволил наконец-то ответить:


— Немедленно отзовите истребители, иначе мы откроем огонь на поражение! — Короткое послание не содержало каких-либо слов приветствия, одни лишь угрозы.

— Бу… бу… какие мы злобные! — У меня в голове мгновенно сложилась образ капитана эскадры, пожилого и чрезвычайно упертого барана, привыкшего полагаться лишь на силу.

— Кия притормози дронов и отойди от врат! — Идея как показать этому наглецу истинного хозяина положения родилась моментально.

Выпущенные авианосцами дроны являлись далеко не последним нашим оружием и далеко не самым мощным. Эти мобильные машинки с легкостью догоняли любое пилотируемое средство, но вот похвастаться мощными бортовыми реакторами, а, следовательно, и вооружением не могли. Ренессанс же напротив передвигался со скоростью черепахи, зато его энергоподсистема не знала себе равных, и тут возникал резонные вопрос: а как использовать всю эту энергию?

Лазеры, пушки гаусса, рейлганы или другие 'традиционные' средства вооружения имели ограниченный запас для масштабирования. Это просто следовало из истории их изобретения — все это открыли и испытали еще в позапрошлом веке на Земле. После вооружение модифицировалось, наращивало мускулы или размеры, но принципиально оставалось тем же самым, а вот истинно космического оружия способного поражать воображение одним только своим видом я не видел, зато знал кандидата на его роль.

Не утихающая термоядерная реакция, выплескивающая непрерывный поток тяжелых частиц — вот, что мне казалось перспективным оружием способным уничтожать даже целые планеты, и Ренессанс нес на себе прототип этого оружия! Им служил самый обычный фотонный двигатель, как самый мощный из всех существующих типов излучателей.

— Позиционирование завершено… идет накачка энергии… — рапортовал Ренессанс, начавший подготовку к залпу.

Скрытые в недрах обшивки генераторы силовых полей недовольно засопели и вышли на полную мощность работы. Невидимое горлышко, через которое истекали продукты реакции, захлопнулось, и теперь термоядерный огонь оказался взаперти. Разогретые до миллионов градусов частицы неистово мотались как джины в бутылки, но не могли найти себе выхода. От подобного перенапряжения силовые щиты тревожно заморгали разными цветами, но подготовка к выстрелу продолжилась.

Сразу целый центнер водорода отправился внутрь реактора, готового взорваться от перегрузки, для придания выстрелу достаточной мощности. За доли секунду водород вступил в реакцию и вызвал дальнейшее увеличение температуры. За кормой Ренессанса словно вспыхнула ослепительная сфера — это натужно работающие по всему кораблю генераторы пытались удержать бесчинствующую реакцию, но даже все их мощности не хватало.

— Залп! — Мигнула строчка, когда крышка сотканной из силовых полей бутылки рухнула и реакция вырвалась на свободу.

Фотоны, легкий водород или тяжелые чисты металла — все это понеслось прочь от корабля, сея ужасные разрушения на своем пути. Расходясь по узкому конусу, частицы летели и летели пока, наконец, не встречали материальные объекты. Не успевшие вернуться на борт авианосцев дроны, слабо бронированные транспортники и прочие хрупкие вещи сгорали в мгновение ока под действием бушующего пламени, но больше всего получили врата.

Чем больше площадь сечения, тем больше энергии пришлось поглотить генераторам силовых щитов, а они врата определенно были самым крупным объектом в этой точке вселенной, если смотреть в первую очередь на ширину. Огромное десяти километровое сооружение словно утонуло в огненном шторме, поймав изрядную его часть, но все же выжило после атаки.

— Измерение уровня щитов гиперврат… 98 % от нормы… — как бы я не гордился своим супер оружие, но до идеала еще очень далеко.

— Кия, Имран, вы как целы? — Чести по привычки спросил я, так как видел на тактическом экране ряд зеленых огоньков.

— Потеряли процент от мощности щитов, а так все нормально. — Несколько ошарашено пропищала Кия, когда буйство стихии закончилось.

— Отлично тогда ожидайте реакции наших гостей, возможно демонстрация наших возможностей несколько охладит их пыл.

— Это точно… — Имран проводил глазами удаляющийся огневой фронт, — а мы сможем еще раз так выстрелить?

— В ближайшие полчаса вряд ли, но им знать об этом не обязательно, — пробурчал я, быстро проглядывая рапорты о повреждениях.

Тотальный перегрев центральной энерголинии и массовые сбои в работе резервных генераторов не оставляли надежды на запуск двигателя в ближайшее время, а не то что на запуск еще одного фейерверка, но как говориться знать противнику об этом совсем не обязательно.

Не смотря на мои старания показать силу, эсминцы если и пострадали, то совсем незначительно и их системы накачки щитов уже восполнили затраты. Но тем немее психологический удар достиг своей цели и теперь вражеский флот медленно дрейфовал, не предпринимая активных действий.

— Входящее сообщение!

— Ну, давай посмотрим, — с нисхождением пробурчал я, начиная читать.

"Капитану корабля Ренессанс. Мы рассмотрели передаваемое вами предложение и готовы провести переговоры на ваших условиях", — что ж коротко и, по сути. Наверняка просто в штаны наложили, когда увидели подобные спецэффекты.

— Флот, выкидываем истребителей и возвращаемся к первоначальному плану.

— Мы начали переговоры? — Поинтересовалась Мелиса все это время незримо присутствующая рядом.

— Почти, сейчас только новый дрон достигнет их флагмана, и мы сможем поговорить, — старый дрон накрылся вовремя атаки по площади.

Два космических флота вновь замерли напротив друг друга и пристально наблюдали друг за другом, пока маленькая машинка пересекала разделявшие нас космические расстояния. За долгие три минуты я успел перебрать в голове массу вариантов на тему, как вести себя на переговорах, но так и не пришел к окончательному решению, уж слишком много сейчас неизвестного.

— Будем разбираться на месте! — Благо ускоренное на порядок мышление очень этому способствует.


Экспериментальный эсминец Паладий.


— Сэр, они согласились начать переговоры! — Сообщил сидевший слева от капитана пилот.

— Да, вижу я! Не слепой! — Злобно огрызнулся в ответ капитан эскадрилий.

— Сэр, прошу подтвердить наш текущий статус, — бесцеремонно спросил ИИ корабля.

— Стоим на месте и ждем тупая железяка! — Жуткая раздраженность капитана имела под собой вполне реальные основания.

— Сэр, в таком случае вероятность победы составит 69 %, рекомендую немедленно провести перегруппировку и атаковать материнский корабль.

— Я же сказал стоять! — По слогам произнес Георг, объясняя словно младенцу.

— Слушаюсь! — Олицетворявшая голос корабля голограмма рассыпалась на маленькие кусочки.

— Мы можем его отключить?

— Боюсь, что нет сэр. — Отозвался из-за спины программист. — Управление кораблем происходит только посредством указаниям искусственному интеллекту, и если мы отключим центральный компьютер, то лишимся работоспособности всего оборудования.

— А хотя бы ограничить его самоуправство нельзя? Вдруг он снова откроет огонь в целях уничтожения превентивного соперника? — Капитан не стеснял обильно размахивать руками, выражая свое недовольство по поводу поведения искусственного интеллекта.

— Мы стараемся, как можем, — еле слышно прошептали губы ведущего программиста.

— Так старайтесь лучше! — Крикнул Георг, разбрызгивая слюну по полу. — И ради бога отключите, наконец, эту сирену!

Остальные ругательства Георг высказывал уже про себя, милосердно лишив команду необходимости выслушивать бесконечные потоки оскорблений. В них было и про экспериментальные необкатанные технологии и про тотальную безалаберность и про подъем в два часа ночи, а так же неизменные пункт про начальство, утаивающее важные детали!

— Как это? Захватить Ренессанс с минимальным уроном для последнего? — Капитана со злостью стукнул по подлокотнику. — Да они же нас испарят своим мегооружием, если мы к ним сунемся!!

— Сэр, вероятность повторного залпа оценивается в 0,034 %, - снова блекнул своими знаниями ИИ корабля.

— А ты молчи лучше и так портачил по крупному!

— Сэр, я действовал в соответствии с приказом 15/3 об организации безопасности конвоя, предусматривающей любые меры.

— А я в соответствии с указанием 45 /2, приказываю тебе заткнуться! — Отношения между капитаном эскадры и ИИ корабля не заладились с самого начала и теперь достигли своего пика.

— Дрон пристыкован, начинаю вещание. — Голограмм ИИ корабля, наконец-то утратила дурацкую улыбку на лице и занялась своими прямыми обязанностями.

— Здравствуйте… — в комнату шагнул голый мужчина.

— Упс… — он заметил отсутствие одежды и исчез.

— Лун!!! Опять твои проделки? — Капитан эскадры угрожающе помахал кулаком в сторону потолка.

— Никак нет сэр! Цифровая обработка принятого сигнала не производиться! — Холодно отозвался ИИ.

— А тогда кто?? — Георг бросил на программистов недобрый взгляд.

— Прощу извинения, это проблемы была на моей стороне. — Снова открывший канал связи мужчина, теперь красовался в черном классическом пиджаке.

— Корвин Грей, капитан корабля Ренессанс, — представилась голограмма, галантно снимая котелок с головы.

— Эрнст Георг, капитан третьего ударного флота корпорации Лилии. Приношу свое извинение за неожиданную атаку, сбой в работе бортового компьютера.

— Также приношу извинения за нанесенный удар, это тоже был сбой программного обеспечения, — словно в шутку отозвался Грей и тут же спросил, — надеюсь, сейчас сбой устранен?

— Так точно! — Процедил сквозь губы капитан, припоминая все капризы местного ИИ.

— В таком случае, мы можем надеяться, что этот маленький инцидент не окажет влияния на наши взаимоотношения?

— Смею вас уверить нет.

— Тогда приступи… — к чему именно приступим, Георгу узнать не удалось, так как голограмма забилась, словно как в припадке и беззвучно рассыпалась.

— Обрыв соединения! — Констатировал ИИ имевший значительно более обширные возможности.

— Да, что за хрень тут твориться! — Выматерился Георг, не выдержав очередного сбоя в работе техники.

— Полегче командор, полегче! — Прошептал ему на ухо очень знакомый голос.

— Генеральный директор! — Георг чуть ли не подпрыгнул на месте, когда опознал владельца руки, легшей ему на плечо. — Что вы здесь делаете, вы же должны быть со второй группой?

— Наблюдаю… — Парень сделал шаг вперед и с интересом вгляделся в тактическую карту.

— Сэр, произведен запуск авианосных групп! Истребители начинают сближение! — Запаниковал ИИ, но на этом плохие новости не закончились:

— Сэр, на Ренессансе зафиксирован выброс большой мощности!

— Внимание всем кораблям! Передать управление автопилоту, а самим проследовать в эвакуационные капсулы, — скомандовал генеральный директор, спокойно смотря на обзорные экраны, где тысячи точек медленно обступали нестройный ряд эсминцев.

Сидевшие в рубке с недоумением посмотрели на молодую фигуру генерального директора, но с места не шелохнулись.

— Выполнять! — Рявкнул четкий поставленный голос и только тогда все бросились вдоль по коридору.

— Георг, вам нужно специальное приглашение? — Прозвучал сильный и властный голос совсем не соответствующей хрупкой фигурке парня.

— Сэр, а вы? — С подкатывающим к горлу комом, спросил командир эскадры.

— У меня назначена встреча, так что идите, — не терпящим возражения тоном ответил парень, указывая пальцем на дверь. — И поторапливайтесь, если не хотите стать жертвой брачных игр.

Больше не смея перечить своему непосредственному начальнику, Георг выпрыгнул из компенсирующего гравитацию кресла и побежал в сторону выхода. Его не волновало ни странная последняя фраза, ни радостная улыбка на лице парня, так как он знал одну вещь — есть то, что ему знать не положено и сейчас именно такой случай.


Глава 11 | Случайный шаг | Глава 13



Loading...