home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

— А Грей-то поспать любит, в отличие от тебя… — разбудил меня мягкий женский голос.

— Ничего… От этого тоже вылечим… — пообещала молодая девушка.

— Так, пациент проснулся. Грей, слышишь меня? — спросил первый голос, в котором я опознал Мелису.

— Арррр… — пересохшее горло издало непонятные звуки.

— Расслабься и не напрягайся… — посоветовала девушка, исполняющая сейчас обязанности лечащего врача.

'Легко сказать расслабься! Тело-то я не чувствую!' — ниже шеи словно наложили мощную анестезию.

— С тобой все хорошо. Тебя прооперировали, и теперь ты идешь на поправку, — Мелиса продолжила успокаивающий монолог.

— Так, давай проверим рефлексы тела. Моргни каждым глазом по разу.

— Арр… Арр… — стоило приподнять веки, как из глаз брызнули слезы боли — яркий свет потолочных ламп буквально ослеплял.

— Повышенная светочувствительность… — заволновалась незнакомка.

— Вижу, надо исправить… — отозвалась Мелиса и стала стучать по клавиатуре.

— А обезболивающее?

— Зачем? В отличие от тебя, он хорошо зафиксирован… — буркнула Мелиса и продолжила размеренно набирать команды.

'Чего?!' — я попытался как-то дернуться и издать хоть какой-то протестующий звук, но анестезия с большей части тела никуда не делась, и мне оставалось только хлопать глазами.

'Черт, черт!!' — в голове поднялась паника. Категорическая непереносимость боли и так сильно попортила мне жизнь, сейчас же может ещё и убить!

Между тем, резь в глазах стала спадать, и вместо белого света появились расплывчатые очертания потолка. Боль все еще оставалась, но теперь была в рамках терпимого. Я отчаянно думал, как передать эту весточку девушкам, но не нашел ничего лучшего, чем через силу открыть глаза и не закрывать их как можно дольше.

— Вот видишь, это все недостаток мотивации, — поучительным тоном произнесла Мелиса и захохотала! А чуть погодя к ней присоединилась помощница.

'Блин, да они же меня разыграли!' — захотелось постучаться головой обо что-нибудь твердое.

— Ладно, Грей, у нас для тебя есть несколько новостей, — Мелиса первая взяла себя в руки, а вот другая девушка все еще продолжала тихонько хихикать, видимо я скорчил совсем уж забавную рожицу.

'Хорошая и плохая? Или только плохая?' — отсутствие отклика от рук и ног явно не несло хороших новостей.

— Начнем, как говориться, с плохих. После того, как наша гостья тебя 'случайно' вырубила, нам пришлось провести операцию. Заодно мы также подправили огрехи в твоем организме, вызванные не слишком здоровым образом жизни, ну и нейросеть поменяли…

'Ни хрена себе!!! Делали операцию на грудной клетке и так случайно пересадили часть мозга!!' — мысленно ужаснулся я, вздрогнув всей подконтрольной мне частью тела.

— Что, хочешь спросить, зачем меняли нейросеть? — Мелисса непонимающе захлопала ресницами изображая из себя блондинку.

— Угу! — Горло с большим напрягом издало утвердительные звуки.

— У нас с Кией возникли некоторые разногласия, и мы решили проверить кое-что на практике. Так что радуйся, тебе совершенно бесплатно установили новую нейросеть взамен базовой, и тебе осталось с ней всего-то освоиться! — появившиеся в поле зрения глаза Мелисы радостно блестели, а вот я не испытывал подобного удовольствия от роли подопытного кролика.

— Поэтому ты сейчас этим и займешься под руководством моей ассистентки, отрабатывающей причиненный ею ущерб, — Мелиса конечно вела речь о Кии.

'Нет! Что становиться подопытным кроликом, что общаться с этой девицей не имелось ни малейшего желания. Ну, подумаешь, незнакомый мужчина увидел тебя голой, но это же не повод ломать ему ребра!!!'

— Отказываюсь! — прохрипел я, восстановив контроль над горлом.

— Что ты… Она милая девочка, и хочет тебе помочь, — Мелиса кивнула в сторону прелестного создания, стоящего понурив голову.

— Все равно не согласен!

— А куда ты денешься-то? — спросила меня Мелиса, проводя ладонью по обнаженной груди.

— Да и чего бояться? Я же не кусаюсь! — девушка хищно улыбнулся, продемонстрировав ряд белоснежных клыков.

— Вот видишь? Поэтому сейчас учишься контролировать свое тело, а завтра мы проведем еще несколько экспериментов, — не дав мне выразить несогласие с намеченным планом, Мелиса удалилась из каюты.

— Еще раз привет! — оставшаяся мучительница доброжелательно помахала лапкой.

— Угу, — мрачно буркнул я, встретившись взглядом с Кией.

— Хочешь выслушать извинения сейчас или тебя сначала развязать? — чуть наклонив голову, поинтересовалась девушка.

— Второе… — слова — это только слова, а вот лежать на лабораторном столе без возможностей пошевелиться — совсем другое дело.

— Так и думала, — молвила Кия, а следом по каюте пронесся легкий ветерок — девушка исчезла из поля зрения.

— Я здесь… — Кия помахала рукой, держащей обрывки нитей, стоя с другой стороны стола.

'Геномод! Вот же мне 'повезло'!!! ' — организм девушки перестроили на генетическом уровне, выведя скорость движений на принципиально новый уровень. Я уж подумал, что произошедшее на транспортнике мне привиделось, но сейчас девушка разрушила хрупкую надежду.

— Давай, пошевели пальцами на руке, — пропел ангельский голосочек, принадлежавший совсем не представителю небесных сил.

— Хорошо… — как бы то ни было, но учиться управлять своим телом заново мне придется.

— Так, сначала левой, — Кия заботливо приподняла размякшую от долгого пребывания в биокапсуле руку.

— Сейчас… — внутреннее я решил пока следовать советам, но сбежать отсюда при первой возможности.

Следующий час я полностью посвятил разработке нервов. Начав с пальцев рук и ног, мы постепенно перешли к суставам и неуверенной ходьбе. Последняя давалась хуже всего — тут требовалась большая координация движений, а как ее достичь-то, когда все тело словно наполнено ватой и почти не ощущается? Даже грубые толчки девушки, удерживающей таким способом меня в вертикальном состоянии, не пробивались сквозь блокаду, а чего уж говорить о более тонких чувствах.

— И долго мне так ходить? — в конце часа я с грехом пополам ходил по прямой.

— Нет, думаю на сегодня хватит, — Кия сидела на столе и болтала своими тонкими ногами.

— А когда действие анестезии закончится? — это меня больше напрягало, чем необходимость нарабатывать навыки.

— Скоро — минут пять-десять, — беззаботно отозвалась девушка.

— Поскорей бы…

— Да скоро, а ты сейчас садись, я тебе задание выдам, — Кия плавно перетекла к шкафу около стены и также еле уловимым движением вернулась обратно, держа в ладошке четыре кристалла.

— Это что такое? — базы данных не узнать трудно, и даже можно прикинуть по внешнему размеру и интенсивности свечения, что одна из них уровня четвертого, а остальные, значит, из той же серии, просто поменьше.

— Рукопашный бой, поможет тебе научиться нормально двигаться, — Кия высыпала всю горстку мне на ладонь.

— А… — вопрос, где она их достала, задавать глупо — про такие вещи лучше и не спрашивать, крепче спасть будешь.

— Считай это частью лечения, а также небольшим подарком от меня в знак извинения.

— Хорошо… — я высыпал их к себе в карман шорт — единственной имевшейся на мне одежды.

— Эээ нет, так не пойдет. Сейчас начинаешь их изучать под разгоном в капсуле, и чтобы к концу недели все выучил.

— А может не надо так спешить? — состояние мозга после операции и так внушало опасения, а тут такая нагрузка.

— Надо, иначе я тебя как слепого котенка буду делать, а так хоть глазки прорежутся…

— То есть шансов все равно нет… — Кия выиграет просто за счет скорости движений.

— А что ты хотел, мастерами становятся за годы… — девушка удивленно приподняла ресницы.

— Ладно, согласен. Но только дай сначала отойти от анестезии, — придерживаясь выбранной политики, я давал согласие на любое предложение.

— Тогда, я сейчас сбегаю перекушу и переоденусь, — разогнанный организм требовал постоянной подпитки.

— Да, давай… — прошептал я в пустоту, так как девушка уже покинула помещение.

Подождав для верности с минуту, я приступил ко второй части своего плана — побегу. Оставаться на станции в компании двух странных личностей просто опасно. Встав с кушетки и зашагав куда более уверенно, чем показывал Кии, я направился к стыковочному шлюзу. Мне очень повезло, что медкапсула расположена на жилой палубе станции, а не на главной, где сейчас находятся Мелисса и Кия. Опираясь на стенку, я бодрым шагом доковылял в шлюзовую камеру и принялся за сложную процедуру надевания скафандра. Задубевшие пальцы — плохое подспорье в одевании одежды, но все же, затратив пять минут, я смог нацепить комбинезон и шлем. Наспех протестировав управление и признав его приемлемым, я нажал кнопку разгерметизации отсека.

С этого момента счет пошел на секунды. Станция выпустила меня, но сообщила о произошедшем хозяйке, а уже Мелисса может сообщить Кии, и та меня вмиг догонит, так что время терять нельзя. Выступающее над транспортом крыло Пчелы позволяет надеяться на благополучный исход дела. Судно никуда не делось, а все так же висело на обшивке грузовоза.

— Полный вперед! — ионники за спиной вспыхивают, и на висящее в невесомости тело наваливается приятная тяжесть.

— До крыла 100… 90… 70… 50… Тормозим! Блин, палец промахнулся, и меня крутануло вокруг своей оси.

— 30… 20… - издав предупредительный писк, скафандр сам остановился перед препятствием и выровнялся так, чтобы оно висело прямо передо мной.

— Фу, хвала автоматике! — в этот момент я был готов расцеловать создателя скафандра.

Активация магнитов на подошвах, и вот я бегу по крылу к шлюзу Пчелы. На мгновение отвлекшись, я заметил закрывающийся шлюз на станции, не иначе как погоня уже в пути. У меня еще две-три минуты, чтобы убраться отсюда подальше. Такое наблюдение не прошло для меня даром, я споткнулся и упал на колени, нога отдалась болью, но тут же собрался и бросился к двери. Последние пять метров, и вот кнопочка закрытия шлюза, теперь я на родном корабле. Длинные двадцать секунд, и атмосфера в отсеке восстановлена, осталось только пробежаться до рубки, скинуть шлем и сесть в кресло.

— Курс на Лазарь, старт! — внешние камеры показывают, что шлюз уже открывается, готовясь выпустить разъяренную фурию.

— Внимание! Время выхода гравикомпенсатора на рабочий режим две минуты! — Судно отрапортовало о неготовности к старту прямо сейчас.

— Ограничение эффективного ускорения до семи g, продолжить выполнение программы, — придется вытерпеть небольшие перегрузки. В голове мелькнула мысль, что как-то подло оставлять их здесь одних, не попрощавшись, но мне моя целая тушка дороже — позже принесу извинения и расплачусь, а сейчас нафиг отсюда!

Хрупкая фигурка вылетела из шлюза и сразу же нырнула обратно, стоило только увидеть всполохи предварительного зажигания. Через два десятка секунд она снова вынырнула, держа в руках плазменную горелку.

- 'Бежать!!!' — Завопил внутренний голос, стоило увидеть вооруженную девушку, стремительным росчерком несущуюся к Пчеле.

— До старта три… два… один… зажигание… — последние слова тонут под навалившимся весом. В глазах темнеет, и я не успеваю заметить, успела ли Кия приступить к взлому обшивки или нет? Но это сейчас не важно, через минуту включится гравикомпенсатор, и судно выдаст все тридцать g — и ее просто сдует с обшивки.

Первым делом после того, как оклемался от перегрузки и проверил отсутствие утечек воздуха, я поспешил в душ. Посмотреть на выражение лица опоздавшей Кии можно и потом, а сейчас бегом в душ — проверять, что же такого от меня оттяпали: 'Знаем мы этих экспериментаторш — ненужное и лишнее, а моего мнения никто спросить не удосужился!' Скидываю хлопковые шорты вместе с бельем и обнаруживаю, что внешне все нормально, да и функционально тоже… Просто рецепторы все еще подавлены после операции.

— Фу, пронесло… — облегченно выдохнул я и уже спокойно, не торопясь, снял пропотевшую футболку и полез под контрастный душ. Стоило только постоять под ледяной водичкой, как остатки анестезии выветрились из тела, и я почувствовал, насколько меня унесло! Срочно захотелось пообщаться с кем-нибудь поближе — да хоть с двумя этими дамочками…

— Эээ, нет! Туда я не вернусь! Скрутят, повяжут и закинут на лабораторный стол! — боевые навыки Кии меня пугали — в том, что она сделает меня как котенка даже после полного изучения баз по рукопашному бою, я и не сомневался! Скорость ее движений лежит за пределами способностей простого человека!

— Но с телом они тоже что-то проделали. Вот посмотри на отражение… — советовал внутренний голос, увидев в зеркале мою помолодевшую копию. Уж не знаю, что они там сделали, но я словно скинул лет пятнадцать, а то и все двадцать. От давно надоевшего пивного животика не осталось и следа, кожа на лице и теле разгладилась от морщин, а на руках и ногах словно прибавилась мышечная масса — последнее может и плод моего воображения, но вот остальное вполне реально.

— Вот почему мне так хочется девушку! — одновременно с внешними изменениями мне подкорректировали баланс гормонов, и теперь тело словно принадлежало юноше. Роскошный подарок, если подумать, надо их отблагодарить… Цветы, конфеты, а потом и…

— Бля! Меня что, теперь постоянно на ЭТУ тему сбивать будет?

— Надо срочно чем-то заняться! Ту же базу изучить полностью! — научиться управлять телом сейчас первоочередная задача.

— Точно… Изучаю базу, обучаюсь единоборствам, сражаюсь с Кией, побеждаю и тащу ее в постель… — в голове созрел хитрый план.

— Да что же это такое!!!! — мое внутреннее я сейчас являлось моим главным противником.

Выпрыгнув, как ошпаренный, из под ледяного душа, я понесся в каюту учить базы, не рискуя появляться в рубке — а то вдруг на меня накатит приступ посильнее!

Следующий день был ужасным — резкие смены настроения от уныния до восторженной радости, собственное тело, неадекватно реагирующее на приложенные усилия, непонятная база выданная Кией, а также непрерывное верещание медкапсулы, куда я перебрался на постоянное место жительство. Диагностический комплекс непрерывно сообщал о несоответствии указанного в карточке возраста и реального. В конце концов, я жестко вбил в него двадцать пять лет и успокоился, текущее состояние тела как раз ему соответствовало. Других недостатков медкапсула не обнаруживала, что меня очень радовало.

Также я постепенно стал осваиваться с новой нейросетью. Помимо несколько увеличившегося интеллекта, она обладала очень полезной способностью — беспроводной связью, позволявшей управлять Пчелой с любого места на корабле. Теперь все содержимое рубки являлось бесполезным, и я даже раздумывал над возможностью переоборудования ее в капитанскую каюту, защищенную по высшему классу, но это дело будущего… далекого будущего, сейчас вряд ли кто этим станет заниматься.

Самое плохое то, что за время мой вынужденной госпитализации, а это без малого неделя, гиперворонки около Лазаря так и не появилось, что означает отсутствия помощи. Так как все существующие технологии межпланетной связи требовали обязательную сонаправленность передающих и принимающих антенн, то связаться с Лазарем не представлялось возможным — они просто не знали местонахождение всех кораблей и таких услуг не предоставляли. Поэтому других новостей, кроме того что мы уже двадцать дней отрезаны от всего мира, где черт знает что творится, у меня не имелось. Последние данные сканирования с Лазаря указывали, что русским все же удалось прыгнуть к Селезии до момента взрыва, и есть все причины полагать, что они смогут успешно добраться на другой конец. А наличие даже одного военного корабля кардинально меняет политическую ситуацию. Россия с ее имперскими амбициями способна ведь на любую глупость.

'Даже космическую войну' — вот такая мысль все чаще мелькала у меня в голове, и я никак не мог от нее избавиться.

Единственным отвлечением было изучение баз, как и хотел мой уже бывший лечащий врач. Единоборства учились под пятикратным ускорением в мед капсуле. Сами кристаллы мало того что были незаконными, так еще и обладали несколькими особенностями — стирание данных после прочтения и уникальная система разархивации. Я такого в жизни еще не видел — фактически в базу заложили лишь общие описания выполнения приемов, а всеми частные детали пользователь должен дополнить сам, следуя указаниям в приложенной инструкции. Итог не зависел от телосложения пользователя и идеально подходил любому, так как имел сколько угодно подгоночных параметров, в отличие от других баз. Те тоже имели возможность вариации, но всегда ограничивались лишь несколькими величинами, как то: рост, вес, длина локтя — всего около сотни, но все же очень ограниченно.

Изучив базу до третьего уровня включительно, я обрел уверенность в своих силах. Тело двигалось легко и непринужденно, перетекая с места на место. До уровня Кии еще очень далеко, но мой личный прогресс огромен. Все чаще накатывало чувство стыда, что я поддался страху и улетел с базы, поэтому я пообещал себе, что как только выясню последние новости, слетаю обратно, но только на борт станции не ступлю ни в коем случае. Надо передать в комплект к новостям что-то ценное в подарок, но опять же, только дистанционно.


— Внимание! Ошибка полетного листа — пункт назначения отсутствует! — известила Пчела по беспроводному интерфейсу, когда тридцатичасовой перелет до Лазаря почти завершился.

— Это что еще за чертовщина! — 'потерять' столь массивный объект как космическая станция невозможно!

— Активировать прямое подключение! — надо взглянуть на происходящее своими глазами.

Миг, и зрение подменяется картинкой с сенсоров и радаров. Обратный полет почти подошел к концу, до бывшего местонахождения Лазаря осталось около сотни мегаметров. Почему бывшего? Да, потому что его больше не существует!!! Считается, что станцию весом в 200 гигатонн нельзя сдвинуть с геостационарной орбиты, но передо мной — отличное исключение. Видный даже невооруженным глазом кратер на теле планеты указывал текущее местонахождение доброй половины станции!!! Остальное все еще висела на орбите, зияя огромными ранами на месте разрыва.

— Что же это такое?! — не веря глазам, прошептал я, увидев картину катастрофы.

Сенсоры подстраиваются под расстояние, и становятся видны более мелкие суда. Так, Матрона все же вернулась обратно на орбиту, а также прибыло из астероидного пояса несколько шахтеров-переростков. Непрерывная в течение десятилетий модификация превратила небольшие суденышки в настоящих гигантов размером, да и функционально не уступающих летающему заводу. Других крупных судов, теоретически могущих стать причиной катастрофы, на орбите не имеется.

— Не каких-то вообще, а ВОЕННЫХ кораблей на орбите не имеется! — я все еще не могу заставить принять их существование, как свершившийся факт.

— Но что тогда причина этого? — завопил дремавший ранее инстинкт самосохранения. — Надо срочно убираться отсюда!

— Пчела, проложить курс до… А куда лететь-то? Единственный вариант — Перевал-III, но там меня ждет еще более 'теплый' прием.

— Нет, сначала выясню все здесь и только потом полечу к дамочкам, если уж совсем все плохо.

Пчела затормозила и повисла на предположительно 'безопасном' расстоянии от стаи шахтерских кораблей, вьющихся вокруг осколков. Судя по ИК-сенсорам, они единственные, кто предпринимал активные действия, да и еще какие активные! Они буквально выгрызали интересующие их кусочки из остова станции, в первую очередь это склады оборудования, продовольствия и на закуску гидропонные фабрики. И все это под непрекращающимся лазерным огнем друг друга!

— Матерь божья!!! — я схватился за волосы на голове. — Разве такое возможно??

И, как ответ, прямо в этот момент небольшой корабль размером всего лишь с две Пчелы врезался в остов станции. Пролетев сквозь хлипкие внутренние переборки, он попал в один из реакторов станции и разрушил удерживающие плазму щиты. Раскаленное облако брызнуло во все стороны, заразив смертельной дозой радиации целый сектор, но на это никто не обратил внимания. Все заботились только о себе. Если отмотать время чуть назад, то можно увидеть как этот шахтер позарился на лакомый кусочек — склад топлива, приземлился и даже успел подключится перед тем, как это же место обнаружили другие шахтеры. Зафиксированный корабль — легкая мишень для промышленных лазеров, поэтому ему вмиг сняли щиты и стали плавить обшивку. Тут парень запаниковал, дал по газам, но спастись ему не удалось.

Подобные сценки происходили по всей обшивке станции, и даже соваться туда, чтобы кого-нибудь спасти, опасно для жизни — еще один конкурент никому не нужен. Эфир тоже заполняли бесконечная ругань и мат, где каждый выяснял, кто же имеет право утащить очередной контейнер с запчастями!

С огромной тяжестью на сердце я перевел взгляд от образца человечной жадность и эгоизма на более мирные суда — шахтерские матки. Неповоротливые туши не принимали непосредственного участия в разграблении остатков, а переквалифицировались в летающие склады, принимая на борт груз со станции. Именно между двумя группами шахтеров и разразилась основная битвы за найденные на Лазаре находки.

— Нет, имперцев здесь нет! — я уж и не знал, радоваться или наоборот огорчаться этому факту, так как в таком случае за уничтожение Лазаря ответственны сами обитатели сектора…

— Пчела, как слышите? Прием! — узким направленным лучом запросила Матрона, висевшая в стороне от всеобщего хаоса, заставив меня вздрогнуть.

— На связи! — ответил я, убедившись что в любой момент могу стартовать отсюда подальше.

— Слава богу, это ты! — голос с той стороны показался подозрительно знакомым.

— Имран? Но как? — я же своими глазами видел, как разнесло жилые отсеки и рубку.

— Грей! Помоги! — молодой парень смотрел на меня, словно на последнюю надежду.

— Как? Что я могу сделать, да и что здесь творится, черт возьми?! — как обычные люди могли скатиться в варварство за всего лишь три недели, не укладывалось у меня в голове.

— Держи пакет данных — там все, что нам известно! — Имран скинул несколько видеороликов, набор текстовых данных и какой-то архив.

— А если кратко? — на изучение всего этого хозяйства ушло бы не меньше часа.

— С нами связался Аргон и сообщил, что мы должны выкарабкаться сами! — эта фраза озвучила весь ужас нашей ситуации — помощи не будет, как и запчастей, фруктов и прочих импортных товаров, не производимых у нас в секторе. Имевшихся здесь запасов хватит на несколько месяцев, а что потом?

— Каково состояние Матроны? — В данной ситуации летающие заводы просто жизненно необходимы, но, как ни странно, Матроной никто не интересовался.

— Пострадали только жилые помещения, а в цехах из проблем только несколько повышенный фон радиации. Я сейчас нахожусь на запасном мостике и контролирую корабль, но…

— Тогда в чем проблема?

— Экипаж корабля сейчас состоит из одного человека…

— Тебя можно поздравить с повышение до капитана? — сморозил я глупую шутку — ведь за этой фразой лежит полсотни трупов умерших от взрывной декомпрессии.

— Только и.о. — короткий усталый кивок человека, уже смирившегося с фактом гибели напарников. — И я не могу запустить производства без помощи инженеров шестой категории.

— А разве в системе не нашлось… — такие специалисты конечно редкость, но хотя бы парочка в системе должна иметься.

— У капитанов на матках всего лишь пятый, а единственного известного нам забрал Ран, — сухо ответил парень.

— Ран? Куда? — факты все не укладывались у меня в голове.

— На следующий день после катастрофы Ран и часть подконтрольных ему людей вылетели в сторону шестой планеты. Три посланных за ним группы не вернулись обратно, и больше мы не предпринимали попыток — по станции ходили упорные слухи, что не только имперцы обладают оружием. А без прошедшего тест по специальности капитана — это лишь летающая гора хлама, — Имран хлопнул по ручке кресла.

— А от меня что ты хочешь? — осторожно поинтересовался я, помня что только Мато видел весь список изученных мною баз. В сеть такие личные данные не выкладывались, да что там говорить, я и друзьям-то не рассказывал толком про них, а изучал скорее для повышения самооценки.

— Вытащи меня отсюда! Я здесь с голоду помру! — в отчаянии завопил парень.

— А сам почему не можешь покинуть корабль?

— Как?! От нашего ангара остались одни лишь воспоминания! — Имран вскинул руки вверх.

— Вот же непруха! — Матрона, как и любой крупный корабль, отличалась довольно большой живучестью, но уж очень неудачно врезался в нее транспортник. Одним ударом уничтожить почти всю жилую палубу, это надо еще очень постараться. Сейчас пригодным для жизни отсеком являлась только запасная рубка, расположенная на другой стороне летающего завода. Так как тот пост обычно использовали геологи, то не возникало вопросов, почему Имран оказался именно там в момент катастрофы.

— Хорошо, лети вот в эту точку! — перед тем как стыковаться, надо отойти подальше от толпы мародеров.

— Понял, — парень радостно протер глаза и отключился.

Старт такого крупного корабля не прошел незамеченным — когда Матрона выдала из себя столб пламени, то сразу десяток кораблей бросили разграбление станции и понеслись на перехват, правда почти сразу же растеряв интерес — кому нужна куча высокотехнологичного металлолома, бесполезного ввиду отсутствия инженера должной квалификации? Плавильные цеха, сборочные конвейеры, позволяющие производить большой спектр продукции — все это бесполезно, если нет возможности запустить их, а припасов и готовой продукции на борту судна уже не имелось. Поэтому зачем отвлекаться от распила остатков Лазаря?

Правда, несколько кораблей все равно продолжили преследование.


— Живо заглушил двигатели! — потребовал один из мародеров, назвать их по-другому язык не поворачивался.

— Не отвечай! — посоветовал я Имрану, не оборвавшему канал связи.

— Слышь, пацан! Ты еще жив только потому, что выполняешь наши указания! — продолжал настаивать чистокровный мафиози родом из Евросоюза. Итальянские банды всегда действовали гораздо грубее восточных коллег, а сейчас, ввиду исчезновения конкурентов, улетевших к шестой планете, совсем распоясались.

— А может потому, что не пустил вас на борт? — немного заикающимся голосом ответил Имран.

'А парень молодец, что не доверял таким скользким личностям!' — видимо беспорядки начались совсем недавно, раз запасную рубку еще не успели вскрыть, а раньше он просто пользовался правом на собственность — частный корабль в случае смерти капитана временно переходит в распоряжение другого члена экипажа, пока не найдется близкий родственник капитана. А учитывая размеры корабля, позволяющие жить вместе всей семьей на нем, то может быть и навсегда.

— Не борзей! Передай Матрону нам! Вдруг мы все же сможем ей воспользоваться? Назначишь одного из нас членом экипажа и свободен на все четыре стороны, — вот так люди хотели бесплатно получить корабль.

— Нет! Обойдусь и без вашей 'помощи'! — отрезал Имран и активировал предстартовую подготовку маршевого двигателя.

Я правда не сразу догадался, что означает легкая улыбка парня, а просто смотрел на показания сенсоров Пчелы, зафиксировавших формирование силовых полей сложной конфигурации в кормовой части корабля. На их поддерживание уходило около трети всей энергетической мощности Матроны, оснащенной пятью реакторами шестого класса, на порядок превосходящими распространенные двойки и тройки. Сформированную силовыми щитами грушу, уходящую узким концом прочь от корабля, стало возможно увидеть даже обычными сенсорами, отчего со стороны незваных гостей послышались требования остановиться!

— Поехали! — Имран чуть улыбнулся, отдавая команду на запуск маршевого двигателя.

В камеру открытого реактора выплеснулись водород и антиводород, мгновенно прореагировав между собой с выделением огромного количества энергии. Она, запертая силовыми щитами в небольшом объеме позади корабля, имела только один выход — в виде фотонов строго по оси груши, все остальные типы излучений отражались от силовых щитов и поддерживали температуру в десятки миллионов градусов внутри открытого реактора. Начиная с какого-то момента подмешивание антивещества в реакцию стало не нужно — термоядерная реакция стала самоподдерживающейся с переходом водорода в гелий, тот в свою очередь в еще более тяжелые элементы, и так пока не оставалось железо, наиболее устойчивое с точки зрения ядерных сил.

Именно сейчас стала видна разница между шахтерскими матками и Матроной, изначально планировавшейся как крупный корабль. Только она оснащалась мощным и экономичным фотонным двигателем в качестве маршевого. В отличие от импульсных двигателей, он требовал только топлива для поддержания реакции, что позволяло обходиться вполне разумными расходами в килограммы водорода за рейс. Подумать только, Матрона развила ускорение в пять g! Для корабля такого класса, где, не в пример Прометею, большая часть массы приходится на различное оборудование, а не на двигатели или реакторы, это превосходный результат, ведь обычно довольствовались результатами на уровне 1–2 g.

— Надеюсь планета выдержит… — молвил Имран, смотря на луч истекающих фотонов.

Мы удалялись прямо от планеты, поэтому выхлоп двигателя был направлен туда, где сейчас бушевала пылевая буря, поднятая упавшими осколками Лазаря. Падающий вперемешку с разогнанными до околосветовых скоростей частичками железа световой поток оставлял неизгладимый след на лице планеты.

— Давай лучше изменим курс, — такими темпами мы можем и пробить истонченную мантию и спровоцировать планетную катастрофу.

— Можно и так…

Не отключая фотонный двигатель, Матрона развернулась на традиционных импульсных градусов на тридцать, выведя планету из-под удара. Теперь осталось только разобраться с назойливыми личностями, желающими заполучить летающий завод в свое распоряжение. Те транспортники, что проводили разграбление, отстали — они просто не могли догнать столь резвую для своих размеров Матрону, но с одной из шахтерских маток стартовало около дюжины пустых судов, способных летать в несколько раз быстрее загруженных коллег.

— Это мой корабль! — казалось парень обрел уверенность в своих силах.

— Что ж, не понял по хорошему, будем по плохому! — сообщил нам лидер стаи стервятников, догнавших Матрону.

— Это мы еще посмотрим! — парень сосредоточился на управлении буровым и транспортным комплексом.

— Ты хочешь их сбить? — сама мысль о применении насилия мне показалась кощунственной, но вот нападающие без колебаний пустили лазеры в ход. Стреляя в сторону запасной рубки, они поставили перед собой цель испугать парня, чтобы получить контроль над кораблем.

— Нет… Только потрепать… — прикусив губу, парень плясал пальцами над пультом управления, задавая последовательность действий для корабля.

'Как же ему помочь?' — лазерные лучи бессильно отражались от небольшого силового поля, укутывающего всю Матрону, но долго щитовые генераторы не протянут, а потом что — смерть парня, за которого я все еще чувствую ответственность?

'Уговоры бесполезны, звать на помощь тоже нельзя — лишь набежит еще больше мародеров.' — шестеренки в голове лихорадочно вращались, пока стервятники медленно продавливали щит Матроны.

Ускорение, обеспечиваемое фотонным двигателем, в значительной степени осложняло жизнь стервятникам — эффективная зона действия буровых лазеров не превышала и десятка километров, а компоновка судна позволяла стрелять только вперед. Совмещать движение за Матроной и одновременную стрельбу у них сначала получалось плохо, так как подобных программ в наборе автопилота конечно не имелось, а пристраиваться за кормой судна смертельно опасно — попадешь под выхлоп фотонного двигателя, и никакой щит не спасет.

В это время космические пираты сообразили, как можно атаковать судно. Для этого они, взяв чуть в сторону от курса Матроны, отходили на расстояние в десяток километров, чтобы затем развернуться и провести стремительную атаку на беззащитный корабль. Таким образом они могли и следовать за судном, так как тяга главного двигателя лишь немного отклонялась от курса Матроны, и палить из лазеров.

— Итак… сейчас! — парень окончил набор кода как нельзя вовремя — группа стервятников ушла в пике, перераспределив энергию на лазеры.

С помощью сенсоров Пчелы удавалось разглядеть даже такую мелочь, как накачка энергии в резонаторы. Они вот-вот пересекут рубеж в пять километров и выплюнут первую порцию смертоносных лучей, но в этот момент на левом боку Матроны открылись бойницы, прикрывавшие горнопроходческий корпус, обнажив мощнейшие из существующих сейчас лазеров и гравитационных захватов. На мгновение показалось, что парень просто решил воспользоваться энергетической мощностью судна и убить налетчиков, но он поступил несколько более гуманно — по энергетическим сигнатурам стало понятно, что лазеры бездействуют в отличие от захватов.

— Да! — непроизвольно вырвалось из меня, когда налетчики словно натолкнулись на невидимую стенку и отскочили прочь от корабля.

Для рассчитанных на транспортировку небольших астероидов гравитационных захватов швырнуть небольшой кораблик, придав тому скорость в десяток километров в час, проще простого. Учитывая, что при этом нарушается работа корабельных генераторов гравитации, то сразу пятерых пиратов можно списывать со счетов. Осталось еще семеро, но для них надо всего лишь повторить процедуру, что я тут же и озвучил.

— Давай еще раз! — лишившись главного ядра, налетчики замешкались и бросились врассыпную, стремясь не попасть под удар, поэтому следующая попытка прошла менее удачно — Имрану удалось зацепить всего лишь одного.

— Уходите! — потребовал парень от оставшихся в строю стервятников.

— Ну все, ты допросился! — рявкнул капитан эскадрильи, лишь чудом не угодивший под первый выстрел.

— Имран, объясни гостям, что им здесь не рады, — ситуации перестала казаться напряженной и опасной.

— Да, сейчас! — очередная команда, и рабочие орудия Матроны попытались захватить стайку кораблей, двигающихся по спирали, но… не преуспели в этом.

— Они вне зоны досягаемости! — заорал парень, когда налетчики обогнули станцию и начали поливать из лазеров уже правый бок вместо левого. На той стороне, где раньше размещались жилые отсеки, гравизахватов и прочего шахтерского оборудования не имелось, поэтому противопоставить стервятником оказалось нечего.

— Щиты просели до четверти! — вот теперь Имран ударился в панику — долбили по зоне реакторов, и если пробьют щиты и броню, то мало не покажется. Сам реактор принципиально не способен взорваться, а лишь разбрызгает облако радиоактивной плазмы, но ведь там же и хранилище антиматерии, а она гораздо более опасна.

— Черт! — мы снова оказались в опасном положении без возможности что-либо поделать.

'Почему без возможности?' — спрашивает внутренний голос: 'Надо поступить так же как и они!'

'Применить грубую силу? И просто убить?' — воспротивился я, с ужасом наблюдая как показатели щитов падают в красную зону — еще два-три захода и от смерти Имрана будет отделять только полуметровый слой брони.

'Именно! Выбирай — или спасешь парня, или оставишь в живых убийц!' — на секунду я перевел взгляд на Лазарь, ставший братской могилой для сотен тысяч человек. Стаи воронов носились вокруг ядра, оклевывая труп станции.

'Парень или они, парень или они?' — разум еще размышлял, а вот руки уже начали действовать.

— Сдаться сейчас — означает отдать всю систему на разграбление этим варварам. Нет, не бывать этому! — в голове забилась четкая мысль, что всех противников надо незамедлительно уничтожить!

— Переход на очищенное топливо! — команда реактору использовать остатки покупного водорода, чтобы снизить нагрузку на щиты и тем самым поднять выходную мощность.

— Подать энергию на лазеры! — придется обесточить двигатели на крыльях, но и без них Пчела останется достаточно быстроходной для осуществление атаки.

— Держись! — короткое слово, посланное на Матрону, звучало очень долго, ведь в моей голове я живу сейчас на одних скоростях с бортовым компьютером Пчелы, обрабатывая информацию в несколько раз быстрее, чем обычный человек.

Вот враги, отмеченные зеленым крестиком, заканчивают очередной вираж, просаживая мощность щита летающего завода почти до нуля. Идут они звездой — пять сразу в одной плоскости и капитан чуть позади, в центре звезды.

'Почему отмечены зеленым?' — возмутилось подсознание и поменяло вражеский цвет на более привычный красный.

'Вот теперь порядок!' — шесть крестиков отдалялись от Матроны, готовясь к следующему заходу, но им не повезло.

Положившись на мощность двигателей, я отдалился подальше и выпрыгнул из слепой зоны обычных сенсоров. На любую реакцию у них оставалось всего лишь полсекунды, что не дало им и шанса — лазеры вдарили прямо в область дюз импульсных двигателей, вызвав сбой в их работе. Бойцы не заметили потери капитана, тут же начавшего отставать, и закончив очередной разворот, понеслись на Матрону, а я влепил всей мощностью лазеров в лоб центральному в звене.

— Минус один… — из-за энергетического дефицита мощность накачки щитов у стервятников мало отличалась от нуля, поэтому невидимый и беззвучный в космосе луч пробил обшивку и попал прямо в рубку ведущего звеном. Рассчитанный на преодоление многих метров породы луч с легкостью прошел сквозь броню шахтера, всегда полагавшегося на щит, как менее расходуемый ресурс в пылевых бурях.

Не было ни взрывов, ни криков — ничего, он просто потерял управление и вмазался в бок Матроны, окончательно добив несчастный щит. Слава богу, относительная скорость вышла небольшой, поэтому до реакторных отсеков он не добрался, но все же.

'Бить только когда удаляются от Матроны.' — странно, я только что убил одного из людей, а мысли только о том, как отправить в могилу еще нескольких. Спишем все на стресс и эффект изучения навыков рукопашного боя. Что бы ни говорили, но полученные через заливку в мозг знания несколько меняют философию пользователя.

— Они… — Имран что-то орет по связи, но сознание сосредоточено на управлении кораблем, а точнее на скоростном программировании — весь пилотаж состоит из заранее заданных команд, ведь человек просто не может успеть уследить за действиями на таких скоростях, как бы его мышление ни разогналось.

— Четыре… всего четыре… По два за ход не успеваю! — на пути от Матроны возможно сбить двоих, затем на пути к Матроне можно сбить еще, но они пробьют обшивку и вызовут детонацию, не подходит!

— Может затормозить и расстрелять их с места, а не вертеться вокруг? Нет, тоже плохой вариант, у меня лазер не фемтосекундный, и если остановлюсь, то просто не попаду — надо садиться им на хвост или стрелять в лоб, чтобы эффективно пробивать броню, иначе за время импульса, направленного в бок корабля, тот успеет сместиться, и лазер лишь поцарапает обшивку, но не пройдет внутрь. Это ведь не атака по щиту, где главное общая энергия потока, а не сфокусированность в одну точку.

— Что же дел… — тут я замечаю, что вместо атаки на Матрону они гонятся за мной.

— Бинго! — себя я защищу не в пример лучше.

— Энергия на двигатели и щиты, — реактора хватает лишь на две вещи из трех, а сейчас важно отвести стервятников подальше от Матроны.

Выдавая всего лишь шесть g, я заставил их преследовать меня, пока Матрона двигалась в перпендикулярном направлении. Разозленные необратимой утратой двух членов банды, они позабыли совсем про завод, полагая, что в любой момент найдут его, но я уже передал скорректированный курс Имрану. По плану, мы сначала будто направлялись в пояс астероидов, но теперь парень направит завод перпендикулярно и моему, и своему прошлому курсу — ведь не стоит забывать, что космос трехмерен, и можно путешествовать не только в плоскости эклиптики системы. Так он избежит внимания со стороны оставшихся на Лазаре стервятников, а с этой четверкой сейчас покончим.

— Раз, — Пчела передает всю мощность на двигатели и мигом оставляет четверку глотать пыль — их больше, но они ничего не могут мне поделать, так как не могут догнать.

— Два, — дразним их на пределе досягаемости лазеров — попасть они не могут, а редкие удачливые выстрелы отражаются от поднятых щитов. Все попытки захватить меня в тиски или окружить проваливаются — в отсутствие действительно дальнобойного оружия все решает скорость корабля. Двигаясь в несколько раз быстрее, я могу навязывать свои правила борьбы.

— Три, — понимая, что Матрона с каждой секундой все дальше от них, они разворачиваются в ее сторону. Точнее делятся на две группы: первая, выжимая максимальные 7g из движков, летит вслед за Матроной, а вторая пытается организовать заслон, но, используя скорость и маневренность, я легко подныриваю под него и захожу в спину первой двойке.

— Четыре, — буры на носу выплевывают концентрированный поток фотонов, вязнущий в силовом поле пирата — они все же перекинули часть энергии на щит, но это им не помогло. В области ионных двигателей защита слабее, и второй выстрел отправляет корабль на свалку — маршевого хода на судне больше нет.

— Пять, — уходим на второй заход, чтобы добить и второго.

Уничтожение всех трех лишь вопрос времени, а его уже достаточно — Матрона подняла обратно щит до одной трети, и можно безболезненно атаковать в момент захода неудачливых бомбардировщиков в пике, все еще не оставивших надежду уничтожить Матрону пусть и ценой своей жизни, ведь уйти-то им не дадут.

— Умрите! — угрызений совести больше нет, ведь они очевидно готовы на все ради наживы, и их просто нельзя оставлять без контроля.

— За Лазарь! — уж не знаю, они ли уничтожили его, но отомстить кому-то хочется, и я жму на гашетку, убивая врага.

Нервные импульсы преобразуются в электрические, затем сигнал поступает через нейрошунр в бортовой компьютер, и тот проводит анализ и расшифровку, а также составляет программу — отход на десяток километров в сторону, максимальное ускорение по направлению одного из кораблей и выстрел через 2.14566 секунд. Рассчитанные на сверхтяжелые породы лазеры оставляют две узенькие дырочки в корпусе, выводя пилота из строя сразу двумя факторами — декомпрессией и рассеянным по рубке лазерным излучением. Даже сотой доли процента излучения, попавшего в глаз, хватит, чтобы сжечь его дотла.

Второго противника поджаривают лазеры Матроны. Повернувшись левым боком, она буквально испарила крохотное суденышко, задействовав всю мощность — Имран правильно понял, что теперь не время для церемоний. А вот последнего сбил неизвестный корабль, недавно появившийся на радаре. С ним я планировал разобраться в следующую очередь, принимая его за подкрепление, но это оказалось не так.

— Шахтерский корабль 'Шершень' вызывает Матрону и сопровождающий корабль! — на всякий случай незнакомец не приближался к летающему заводу.

— Пчела вызывает Шершень, чего надо? — бесцеремонно вопросил я, держа реактор на полном ходу, готовясь в случае чего продолжить бой.

— С вами говорит Георгий Орлов, представитель Шахтерской республики, — представился собеседник.

— Никогда не слышал о такой, — я, как более старший товарищ, принял переговоры на себя.

— Она образована две недели назад из команд шахтерских судов и пассажирских транспортников для совместного выживания в системе Перевал. Предлагаю вступить в наши ряды в качестве полноправного члена. Гарантирован минимальный прожиточный минимум, включающий воду, воздух и еду. Также у нас есть шахтерская матка с достаточным оснащением для производства всего необходимого от запчастей до космических станций.

— И сколько человек вступило в республику? — задал я вопрос, следя за каждым движением быстрого корабля, могущего быть отвлекающим маневром.

— Как минимум три сотни пилотов, имеющих корабли, и двести тысяч человек, не владеющих средствами передвижения.

— Солидно, но где вы живете?

— Сейчас заканчивается монтаж станции в поясе астероидов, после окончания строительства возможно мы перегоним станцию поближе.

— Мы можем присоединиться позже?

— Конечно, но в чем смысл тянуть с неизбежным? Вы же все равно не сможете использовать Матрону по назначению, — тут посланник ошибался, но разубеждать его я не стал.

— Мы переждем, пока все не утихнет.

— В таком случае, прошу меня извинить, но я должен присоединиться к дружине для наведения порядка. Чертовы сектанты, впечатавшие грузовой транспортник в Лазарь, вместе с толпой мародеров и так уничтожили огромное количество ценного оборудования. Если все же передумаете, то прилетайте по следующим координатам.


Закончив агитацию, пилот гордо удалился в сторону кипящей в буквальном смысле слова схватки — лазеры, служившие основным оружием, плавили и испаряли обшивку судов, приводя в негодность целые состояния, оставив меня завидовать характеристикам корабля. В отличие от Пчелы, его Шершень обладал втрое большим кузовом, но сильно уступал в маневренности и скорости Пчеле, переведенной в боевой режим, когда ускорители на крыльях молчат ради возможности вести огонь. Конечно, я могу в любой момент сбежать от схватки, бросив Матрону на произвол судьбы, что непростительно!

На нее у меня имелись очень большие планы. К сожалению, но природа человека такова, что в критических ситуациях просыпаются самые низменные чувства и даже долгие мирные годы не изменили ситуацию. Боюсь Лазарь будет не последней утраченной станцией по одной простой причине — республика собирается кормить всех желающих гидропоникой, но это путь в никуда! Из года в год питаясь одной и той же плесенью человечество сведет себя в могилу в драке за последние крохи нормальной еды, история лунной и марсианской колоний печальное подтверждение этого факт. Но у нас есть выход из ситуации — сады Мелисы можно расширить на гораздо большие территории и это даже гораздо более важная задача, чем спасение десятков или сотен человек погибающих сейчас на Лазаре — ведь можно просто не успеть до вспыхивания голодных войн и тогда погибнут все! Поэтому придется действовать жестко как и к самому себе (пойти на повторный контракт с Мелиссой), так и по отношению к остальным — пока ты не способен прокормить хотя бы треть желающих, сообщать кому-либо смертельно опасно — голод затуманивает разум и заставляет творить безумные вещи.

— Мы продолжаем полет? — Имран вмешался в процесс размышлений.

— Да, тот же курс, только заглуши двигатель. — Все, решение принято — скрытно возводим станцию-аванпост будущей цивилизации и уже потом появляемся на политической арене.

— Зачем? — Устало прошептал парень.

— Выхлоп от него слишком заметен, отойдем и после вновь запустим, изменив направление движения. — Неизвестность вот наша главная защита от попыток рейдерского захвата.

— Понял — Имран, хоть и устал физически и морально, но тугодумием не отличался — по показанием сенсоров быстро становилось понятно, каким образом Республика наводила 'порядок'. Вмешавшаяся в дележку остовов третья сторона заставила позабыть об убегающем транспортнике, а позаботиться о собственных жизнях. Набрасываясь по трое-четверо на одного, дружинники за считанные секунды перегружали щиты и уничтожали противника без капли милосердия.

Мгновенно заглушить маршевый двигатель нельзя, поэтому светящийся на десятки километров хвост еще пару минут горел, пока лишенная подпитки термоядерная реакция не угасла. Теперь мы бесшумно двигались по инерции, все удаляясь от пылающей жаром схватки. Еще минут пятнадцать и Матрона выйдет за пределы дальности обнаружения, и можно приступать к одному из намеченных маневров перед перелетом к третьей планете.

— Ты только не засыпай! — Стоило накалу событий схлынуть, как парня потянуло в сон. Он мужественно держался, но стоит ему потерять концентрацию и все, пилот Матроны в отключке.

— А можешь вкратце пересказать послание? — Надо его чем-то занять на следующие пятнадцать минут.

— Возможно, но рассказчик из меня никакой. — Имран тряхнул головой и начал повествование.

— Небольшие беспорядки в системе начались уже дней через пять после разрушения врат. Станция битком забита, а помощи все нет и нет. Слава богу, что распределенная денежная система не накрылась, иначе бы бунты вспыхнули сразу же! А так все ограничилось небольшими столкновениями между прилетающими шахтерами и уже осевшими на станции за доступ к редким запчастям и топливу.

— А как насчет еды и воздуха? — Мне это казалось главной проблемой.

— Гидропоника. — Всего лишь одно слово в ответ на мой вопрос, но мне все становиться ясно — специальный подвид бактерий способен переработать и не такие объемы углекислого газа, а если жить хочется, то можно и перетерпеть месяц на дурнопахнущей, неаппетитной, но питательной зеленой жижице.

— Я тогда учил базы по управлению судном, пока одни добрые люди со станции разыскивали инженера, поэтому подробней рассказать не могу — все ждали помощи и молились, вот что мне известно.

— А это не те 'добрые', что пытались забрать у тебя корабль?

— Угу, именно они, но я тогда не знал, а просто висел на орбите. — Парень тяжко вздохнул.

— На следующей неделе экипаж Русского транспортника и большая часть пилотов Лилии забрали бригаду монтажников ворот и улетели в сторону пояса астероидов, посчитав возможным постройку еще одной станции наподобие Лазаря.

— Поругались с местными?

— Можно и так сказать, после отлета Рана всех работников Лилии подозревали в разных дикостях, а русские вроде казались нормальными парнями, знающими про действия эсминца не больше нашего. В общем, просто тихо и мирно удалились, чтобы не накалять обстановку. А потом через пять дней на две минуты аргонцы открыли гипертуннель и через него передали новости об окружающем мире. — Вот это действительно интересно!

— Надо начать, наверное, по порядку. Прометей выпрыгнул в системе Силезия и сразу же подвергся обстрелу баллистическими ракетами, запущенными с планеты. Термоядерные боеголовки на десять мегатонн превратили его в космический мусор.

— Вот и мирные наши соседи… — Наличие у европейцев полноценного космического оружия стало для меня неожиданностью. Одно дело лазеры, недалеко ушедшие от буровых в плане возможности боевого применения, и совсем другое — ядерные ракеты! — Как империя отреагировала на это? И как они объяснили поведение экипажа судна?

— Русские заявили, что кто-то взломал бортовой компьютер судна и отдал приказ на ликвидацию экипажа и все последующие действия. В качестве доказательства привели технические данные гравикомпенсатора, не позволявшего развивать скорость выше 50 g, как сообщали последние данные. К тому же при входе в систему его успели просканировать и подтвердить отсутствие атмосферы на борту, так что эта теория имеет все шансы на жизнь.

— А ее проверили? — При таких катастрофических последствиях наплести могут, что угодно.

— Попытались… — Вот это слово мне сразу очень не понравилось… — объединенная комиссия от Аргона и Силезии вылетела через двое суток для проведение осмотра второго эсминца из той же серии. Они еще захватили дипломатов, чтобы отчитаться перед ООН за нарушения конвенции о запрете военных разработок, но не долетели…

— Как не долетели? Их сбили или еще что?

— Другое, пилоты транспортников потеряли управления и врезались в землю на скорости в десять км/с.

— А Империя не могла постараться и уничтожить комиссию для сокрытия данных? — Вставил я вопрос, пока парень набирал воздух в легкие.

— Нет, вряд ли… — Имран отрицающее покачал головой.

— Почему? Неделя-другая и от вещественных доказательств не останется и следа! — Как я теперь понимаю, в политике надо играть любыми методами.

— Место падения не подходит под эту теорию. От двух городов Империи остались лишь воронки, и эти города — Москва и Пекин…

— Что?? — Предполагаемые масштабы жертв потрясали воображение — как минимум десятки миллионов человек, не считая погубленных исторических ценностей, и ради простого сокрытия фактов чересчур много, даже для Империи, считавшей людей простыми винтиками в устройстве государства.

— Именно так, это последние точные данные полученные из Солнечной системы, так как после крушения Имперцы объявили о милитаризации космического пространства и запрете полетов через земную систему врат. Аргонцы в ответ объявили о наличии у них двух фрегатов, оснащенных гауссовыми орудиями, пригрозив ввести их в Солнечную систему, если Империя не откажется от постройки военного флота.

— Они что, с дуба рухнули — выдвигать такие требования? — Даже человеку, далекому от политики, сразу становилось понятно, каким будет ответ Поднебесной Империи.

— Не знаю, но с той стороны тоже отличились. В обмен на отмену военной программы они затребовали контроль над ВСЕЙ добычей металлов из астероидов, так как для их гипердвигателя нужен один редкий минерал, почти не встречающийся в Солнечной системе.

— Бля! — Я хлопнул себя по лбу, когда услышал ответ русских- вполне в духе первого требования.

— На этом переговоры и завершились, так как на лунных верфях произошел еще один теракт, ответственность за который взяли радикалы из парламента, ратующие за передачу контроля над транспортной системой в руки Америки, как наиболее развитой торговой страны. Это окончательно разозлило императора и стало сигналом к началу боевых действий! Там сейчас пылает полноценная война. Лучше послушай запись человека, сообщившего нам об этом.


Надеюсь, мое послание дойдет до вас, ибо на вторую попытку ресурсов врат не хватит. Ни в коем случае не достраивайте врата или не пытайтесь сюда попасть, так как здесь творится истинное безумие! Сейчас, пока я настраиваю генераторы, парламент обсуждает возможность начала атомной бомбардировки планет ради контроля над транспортными потоками. Империя готова утопить весь мир в крови ради возможности строить межзвездные корабли, а европейцы объявили о начале первого космического крестового похода против неверных! Мир ввергся в пучину войны, и боюсь это станет закатом цивилизации. Надеюсь, вы сможете выжить и обустроиться на новом месте. Удачи вам и прощайте!


Глава 4 | Случайный шаг | Глава 6



Loading...