home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Слабое звено

Заинструктировав Створича до умопомрачения и узнав у него имя связного, Т'мор оставил печального мага в Драгобуже, а сам, уйдя тенями в пригород, вдохнул ночной воздух, напоенный ароматами просыпающейся природы и, поднявшись к небу в своей призрачной ипостаси, взял курс на полночный закат, туда, где вовсю готовился к открытию судоходства в Бутылочном горлышке, портовый город Велиград. На этот раз, арну было не до любований красотами и мощью стихий. Невидимой в ночи стрелой, сумеречный дракон несся по небу, глотая милю за милей.

Велиград встретил входящего в ворота молодого человека в пыльном плаще и наемничьем ринсе шумом и гамом. Сухие ворота, потому так и именовались, что находились в противоположной стороне от Портового взвоза, где располагался рыбный рынок, но и здесь было не менее шумно. Малые торговые ряды начинались прямо у привратной площади и, несмотря на раннее время, жизнь здесь била ключом.

Арн, порядком уставший за сутки с лишним непрерывного полета, постарался по максимуму оградиться от раздирающего разум наплыва чужих эмоций и обрывков мыслей, и двинулся вперед, сквозь торгующую и вопящую толпу, на ходу высматривая подходящий проулок, который увел бы его подальше от этого столпотворения, вглубь города. Поближе к Белому поясу, где, как подсказали стражники у ворот, он мог найти приличную гостиницу.

В принципе, можно было бы заявиться сразу в поместье Ириссы, но Т'мор слишком устал за этот перелет, а если магесса окажется на месте, ему следовало встретиться с ней, будучи отдохнувшим и полным сил. Иными словами, сейчас, арн готов был наплевать на все и вся, лишь бы ему дали возможность нормально выспаться… Еще бы кто сказал, зачем арну потребовалось так гнать коней? Но на этот вопрос он и сам затруднялся дать сколько-нибудь вразумительный ответ. Просто, после встречи с Милой, Т'мору, будто пятки прижгли. Предчувствие…

Узкий проулок, зажатый меж высокими стенами довольно обшарпанных домов и каких-то лабазов, изгибался, словно змея. Поворот, другой… арн на ходу качнулся в сторону и, направленный в его правую руку, нож со звоном ударился о стену. На миг распахнулся плащ и первый «стриж» беззвучно устремился к цели. В отличие от противника, Т'мор не промахнулся. Как и следующие два раза, когда на помощь тихо подвывающему от боли не сумевшему попасть в мишень оборванцу, с крыши какого-то домишки спрыгнули двое подельников, одетых не менее живописно.

— Неужели во всех людских городах, ночники работают тройками? — Удивился вслух Т'мор, застыв перед матерящимися оборванцами, дружно зажимающими пробитые «стрижами» бицепсы правых рук. — А… нет, не во всех. — Удовлетворенно заключил Т'мор, прижимая лезвие Младшего к шее неудачно подкравшегося к нему со спины, четвертого грабителя.

Молодой парень, скорее даже юноша. Худощавый, костистый, с нервно прыгающим кадыком, замер, стараясь даже не дышать на сталь, нежно прижимающуюся к его шее.

— Подожди чуток. — Кивнул ему Т'мор и, не опуская Младшего, скосил взгляд в сторону возящихся на грязной, веками не чищенной брусчатке, раненых. Повинуясь мысли арна, «стрижи» вырвались из тел грабителей, вызвав у тех очередной слаженный, но мгновенно стихший вой, и зависли в полуметре от Т'мора.

Ничуть не стесняясь, арн аккуратно вытер каждый нож о засаленную куртку удерживаемого им на месте четвертого ночника и только после этого вложил «стрижи» обратно в ножны.

— Пшли вон. — Замолчавшие сразу после демонстрации Т'мора, бандиты исчезли так споро, словно в момент овладели телепортацией. Удерживаемый арном, их подельник тоже попытался было дернуться, но Т'мор только укоризненно покачал головой, и чуть придавил Младшего. По шее несостоявшегося грабителя потекла тонкая струйка крови, и он вновь принялся изображать истукана. Т'мор одобрительно кивнул и Младший вернулся в трость. — Понятливый. Поговорим?

— А куда деваться? — Вздохнул тот.

— И то верно. — Хмыкнул Т'мор. — Ладно. Тогда веди. Нужна хорошая гостиница, но не для боляр или миллионщиков.

— Понял. Сделаем. — Хмуро ответил проводник и уверенно потопал в ту же сторону, куда шел Т'мор до этого бестолкового нападения.

Парень оказался вполне вменяемым и по пути не сделал ни единой попытки сбежать, хотя, когда они с арном вынырнули из злополучного проулка, возможностей для побега у него оказалось немало. Только уже у самого порога ухоженного просторного дома, в котором расположилась искомая гостиница, оборванец на миг застыл на месте, словно то, что ждало его за дверью было страшнее, чем возможная смерть от удара мечом. Впрочем, бросив короткий взгляд на идущего чуть позади Т'мора, горе-грабитель вздохнул и, решительно ухватившись за ручку двери, распахнул ее настежь.

Т'мор как раз поднялся на крыльцо и едва успел посторониться, когда его проводник вылетел из распахнутой двери, словно отхватив хорошего пинка, и распластался на мостовой.

— Оригинально. — Хмыкнул арн, наблюдая как парень, кряхтя, поднимается с брусчатки и старательно отряхивает и без того пребывавшие в изрядно потрепанном состоянии штаны, теперь уже зияющие огромными прорехами на отмеченных ссадинами коленях. Т'мор перевел взгляд на дверь, и его ожидания оправдались. На пороге возник здоровый мужик и, засопев, попытался отодвинуть арна в сторону, явно горя желанием продолжить «разговор» с проводником. Не тут-то было. — На вашем месте, я бы не стал этого делать.

— Что-о? — Заревел этот медведь, но когда его рука, уже было ухватившая арна за плечо, вдруг оказалась заломлена здоровяку за спину, тут же сбавил тон. — Ты-ы… ты кто? Чего надо?

— Пить, есть, комнату на ночь, на одного. — Коротко проговорил арн и, дождавшись кивка побагровевшего от боли «медведя», отпустил его руку. Здоровяк разогнулся, крякнул и, окинув Т'мора взглядом, одобрительно хмыкнул, баюкая ноющую руку.

— Сделаем, вашмилсть. Проходите и… извините за то, что я… ну, так… Все из-за поганца этого, Анорина, век бы его не видеть…

— Кстати о нем. Он будет обедать со мной. — Мотнул головой в сторону съежившегося проводника, Т'мор и, не дождавшись никаких возражений от здоровяка, двинулся мимо него к двери. Нет, вот есть же такой тип людей, а? Дал в морду и они вдруг сразу начинают тебя уважать… вот уж странное дело, эта самая человеческая психика.

Анорин постарался не отстать, только просачиваясь мимо сверлящего его многообещающим взглядом «медведя», еще больше скукожился, словно ожидая затрещины. Но нет, здоровяк сдержался, хотя здоровая рука явно дернулась.

— Ну… Для начала расскажи, что это сейчас было? — Поинтересовался Т'мор, когда на их столе в дальнем углу полутемного обеденного зала уже не осталось места от притащенных расторопной разносчицей блюд.

— Брат это мой… старший. — Угрюмо проговорил проводник, устроившийся на самом краешке скамьи, напротив Т'мора, удобно облокотившегося спиной на стену. Арн кивнул, предлагая пареньку продолжить и тот, нехотя, пояснил. — Я две декады тому назад в карты проигрался. Хотел у него денег занять, чтоб оты… ну, долг отдать. А он в крик. Слово за слово… В общем, выкинул он меня из дома. Сказал, что теперь я сам себе на жизнь зарабатывать должен.

— Ну да. Занять ты хотел из дневной выручки его заведения, да и предупреждать брата о том не стал. А он тебя на горячем прихватил. Так? — Договорил за своего ерзающего на скамье собеседника, Т'мор.

— Ну, так. — Вздохнул тот.

— И когда ты своим дружками рассказал, что денег так и не добыл, они тебя на грабеж подбили. Типа, должок отработать. Так?

— Ну… да. — Развел руками Анорин.

— Идиот. — Заключил арн, наполняя тарелку густым супом. — Ладно. С этим ясно. А сейчас… Пока я буду есть, ты мне расскажешь все новости этого городка за последние… ну, пусть будет три декады. Да не все подряд. О кораблях, что приходили, о скандалах, или каких странных происшествиях у боляр и зажиточных горожан. Вообще обо всем необычном, что слышал. Угу?

— Э-э… понял. — Осторожно кивнул парень.

— Ну так можешь приступать. — Вооружаясь ложкой, ухмыльнулся Т'мор.

В принципе, то что арн узнал от незадачливого грабителя, он мог бы узнать и от любого другого жителя. Вот только, во-первых, не факт, что кто-то согласился бы потратить уйму времени на болтовню с незнакомцем, а во-вторых, на то, чтобы хорошенько выпотрошить чью-то память, пришлось бы затратить немало времени, терять которое, Т'мор не желал. В случае же с Анориным, подобная проблема не стояла. Парню было просто некуда деваться, и он обстоятельно вспоминал все, что знал о произошедших за последние три декады в Велиграде, событиях. А знала эта жертва катал немало, совсем немало. Т'мору даже не пришлось особо влиять на его память, парень сам старался вспомнить все что можно.

Конечно, ходу в дома боляр ему не было, да и не любят местные «тузы» выносить из избы сор, но… что-то просачивалось. Где слуги сболтнут, а где и зеваки окажутся. Вот например, служанка с подворья Минича — первого велиградского купца, говорила, что в их дом зачастили гости, коих раньше-то и не видывал никто из домочадцев… Минич-то сам их порядниками [1]зовет, да только, как та же служанка рассказывала, муж ее, что при Миниче, чуть не с самого начала учетником [2]состоит, ни разу допрежь ни самих порядников, ни рядов их, ни товаров не видывал… Или вот еще, команда с прибывшего недавно из Хольмского княжества когга… они вообще, что-то зачастили в Велиград, уж третий корабль от хольмцев пришел, хотя весна только-только началась… А, ну так вот, на днях команда с того когга схлестнулась с охраной некоего болярича… и ведь даже уделала большую часть свиты! Так юный шалопай, возьми да и найми этих морских ухорезов, вместо побитых воинов в свою охрану. Как того болярича звать? Да кто ж его упомнит-то? То ли из Горичей он, то ли Светичей. А что вы хотели, это ж порт, здесь каждый день что-то случается, так что ж теперь, все и вся запоминать?

— И правда. — Покивал Т'мор, успевший залезть в это воспоминание Анорина и выудить из нее имя болярича. Просто, когда проводник его слышал от очевидца на рыбном рынке, мимо прогрохотала телега, вот и забилось имечко. Ну уж для арна восстановить такую малость, труда не составило.

Так и продолжалось добрых полтора часа. Т'мор насыщался, лопая за двоих — себя и Уголька, а проводник отрабатывал подаренную ему арном жизнь, подробно рассказывая обо всем, что видел или слышал интересного и необычного за три прошедшие декады. Т'мор ему даже кружку лагра поставил, когда у парня в горле пересохло и его голос стал скрипеть, будто несмазанная ось.

Убедившись, что Анорин не может больше вспомнить ничего интересного, арн вздохнул, смерил его изучающим взглядом и, толкнув по столу в его сторону крону, махнул рукой. Парень понял все верно и, не теряя времени, исчез из зала, прихватив с собой монету. А Т'мор прислушался к себе и Угольку, после чего подозвал разносчицу и велел повторить заказ. Дородная деваха охнула так, что колыхнулись молочно-белые полушария в низком вырезе ее расшитой блузы и, поспешно кивнув, устремилась на кухню.

Из гостиницы Т'мор вышел только следующим утром. Сытый и выспавшийся, арн шагнул с крыльца и замер, решая, чем заняться в первую очередь. Отправиться ли на поиски поместья Ириссы, либо для начала познакомиться со связным Бронева… После недолгого размышления Т'мор вздохнул и направился все к тем же Сухим воротам. Найти Ириссу, все-таки, было нужнее. А со связным можно познакомиться и попозже. Никуда он от Т'мора не денется.

То, что за ним следят, Т'мор понял когда, сканируя окружающее пространство, в третий раз почуял невдалеке знакомый Узор. Догадаться, кто оказался таким любопытным до дел арна, труда не составило. В конце концов, в Велиграде у Т'мора не так много знакомых… пока. Ну и ург бы с ним, пусть идет, глядишь еще пригодится… Да и вряд ли он решится покинуть город, следом за арном.

Пошныряв по торговым рядам, отбив несколько атак карманников и обзаведясь небольшой корзинкой с еще горячими пирожками, Т'мор наконец оказался на небольшой привратной площади и уверенно направился к воротам, где томились под уже начавшим припекать весенним солнцем, упакованные в латы, стражники. У кого как не у них можно было узнать точное местонахождение одного небольшого имения?

Как Т'мор и ожидал, стражники лучше многих горожан знали, что и где находится в ближайших пригородах Велиграда. Еще бы, мимо них каждый день идет немалый поток жителей окрестных земель…

Арн покинул город и, лавируя в толпе желающих попасть в город, скопившейся у ворот, двинулся в сторону длинной вереницы телег и повозок, замерших у обочины. Добравшись до них, арн убедился в отсутствии поблизости знакомого Узора, после чего проскользнул меж двумя гружеными телегами, запряженными невысокими заморенными лошадьми и, скрывшись за высоким бортом какого-то фургона, нырнул в тень.

Бег из тени в тень закончился для арна у невысокой, местами осыпающейся каменной ограды, за которой виднелся запущенный парк. А дальше, полускрытый ветвями, словно исчерканный угольными штрихами, возвышался небольшой особняк с многочисленными резными балкончиками и высокой крышей. Откуда-то послышалось конское ржание и топот копыт. Т'мор тряхнул головой. Звуки в тенях иногда играли в причудливые игры. Более или менее точно определить источник звука можно было лишь тогда, когда он находится совсем недалеко. Если же расстояние превышает хотя бы сотню метров, появляется странное эхо, иногда кажется, чуть не раньше, чем рождается сам звук. И не разобрать направления, эхо обманчиво, как и сами тени.

Т'мор покинул уютную мглу и, прищурившись от резанувших по глазам ярких цветов обычного мира, завертел головой. Он сильно сомневался, что Ирисса станет держать в имении целый табун лошадей, так что, скорее всего, к ней пожаловали гости. Осталось определить, где они находятся и взглянуть на них хоть одним глазком. Мало ли, кто там может быть?

Топот копыт стал ближе и Т'мор, определив направление, вновь нырнул в тень. Пара коротких перемещений и арн уже стоит в тени дерева у обочины дороги, ведущей к поместью. Внушительная кавалькада из десятка всадников, промчавшаяся мимо него, почему-то напомнила о Миле. Повертев так и сяк эту мысль, Т'мор вздохнул и ринулся к особняку. Тени всяко быстрее лошадей, так что к тому моменту, когда всадники осадили коней на небольшом пятачке у широкого крыльца дома, арн уже проскользнул внутрь. Т'мор даже не особо удивился, обнаружив магессу в холле особняка. Она как раз принимала доклад от слуги, сообщившего ей о визитерах. Лицо Ириссы скривилось, словно она разжевала лимон целиком, когда услышала о гостях. А те не заставили себя ждать. Не прошло и нескольких секунд, как двери дома распахнулись и на пороге возник молодой болярин со своей свитой.

— Ярышня Латто. — С непередаваемой интонацией протянул гость, коротко кивнув Ириссе. Т'мор тихо хмыкнул и решил досмотреть представление. — Приветствую вас.

— Добрый день, болярин Сверич. — Вопрос в тоне Ириссы был слышен не хуже, чем ирония в голосе гостя. Магесса повела рукой, на которой, словно невзначай, коротко полыхнуло пламя, в сторону лестницы, и кивнула болярину. — Пройдемте в гостиную. Поведайте мне, что вас привело в мой дом на этот раз… пятый на этой декаде, если не ошибаюсь?

— С радостью последую за вами, ярышня. И отвечу на все ваши вопросы. — Изобразив на этот раз куртуазный поклон, проговорил болярин, и последовал за поднимающейся по ступеням магессой. Свита болярина не отставала.

Гостиная оказалась довольно большой комнатой, обитой темно-бордовой узорчатой тканью, и заставленной многочисленными диванами, креслами и пуфами. Чем-то, это место напоминало апартаменты магессы Латто в университете, такое же уютное и… неуловимо женское. Так что, вставшие вдоль стен охранники болярина смотрелись здесь, мягко говоря, неуместно. Словно меч, вонзенный в подушечку для иголок… очень большую подушечку. Хм.

Пока, прячущийся в тенях Т'мор занимался сравнительным анализом, Сверич и Ирисса успели устроиться в удобных креслах и, развлекаясь ничего не значащей беседой, дождаться пока слуги притащили подносы с лагром и чаем.

— Итак, болярин Сверич… — Проговорила Ирисса, едва слуги покинули гостиную, и недовольно покосилась на замерших у стен, словно истуканы, бойцов. — Зачем же вы прибыли на этот раз?

— Право, ярышня Ирисса, — покачал головой гость, одной рукой поднимая бокал с темным лагром, а в другой крутя ярко начищенную золотую монету. — Неужели, для того, чтобы нанести визит столь прекрасной девушке, требуются какие-то причины?

— Как ни удивительно, но… да. — Сделав вид, что на мгновенье задумалась, кивнула Ирисса. А Т'мор почувствовал, как злость накатывает на болярина, восседающего в кресле, с казалось бы самым беспечным видом. Именно, что видом. Арн ощущал, как разум Сверича буквально омывают волны злобы и недовольства. Что-то шло не так, в очередной раз… и гость не понимал что именно… Монета сверкнула в еще одном обороте и упала на ладонь болярина. Крупная, гораздо крупнее обычного золотого, она привлекла внимание Т'мора. Арн хмыкнул и поддался желанию Уголька, рассмотреть ее получше. В следующий миг, змей соскользнул с руки Т'мора и, не покидая тени, ринулся к креслу, на котором вальяжно развалился гость Ириссы. Монета в очередной раз взлетела в воздух, сверкнув маленьким солнцем, а в следующую секунду исчезла, словно стертая неуловимым темным росчерком.

— Уголе-еок! — Покачав головой, протянул Т'мор. Он хотел было отчитать не удержавшегося от воровства поганца, но тут события понеслись вскачь и арну стало не до того.

С болярина слетела вся его напускная беспечность. Он вскочил с кресла и заорал, будто резанный. Брызгая слюной от ярости, Сверич вынул из ножен меч и его воины тут же обнажили свое оружие. Ничего не понявшая из разъяренного рева гостя, Ирисса, тем не менее, мигом скатилась со своего кресла и застыла на месте, окутавшись языками пламени. В самом деле, орать на вспыльчивую магессу, чья профилирующая сила — Огонь, не самая лучшая идея! Если, конечно, у крикуна нет в запасе пары магов Воды в запасе… У Сверича они оказались.

Двое бойцов из свиты болярина, отлепились от стен и в руках у них, с шипением развернулись Водяные хлысты. Страшное оружие в умелых руках. Вот тут Т'мор немного обеспокоился. Ирисса неслабый маг, но два мага Воды, да еще при поддержке воинов, могут доставить ей действительно смертельные неприятности. Хм… А что там орет этот потерпевший?

Из невнятных воплей почему-то не спешащего нападать болярина, Т'мор с удивлением узнал, что исчезнувшая из ладони Сверича, монета была амулетом, силе которого Ирисса просто не могла противостоять, по определению. Но мало того, что вопреки всему, ей это удавалось при каждой встрече, так теперь она еще и сам амулет украла. А значит… Договаривать болярин не стал, только проревел приказ, повинуясь которому маги попытались напасть на свою огненную коллегу.

Именно, что попытались. Трудно колдовать, когда у тебя в горле засел метательный нож, пущенный меткой рукой из тени. Нож, остановить который не в состоянии обычная магическая защита. Правда, второй успел уклониться и «стриж» впился в стену рядом с его головой. Тьма опустилась в гостиной, недавно залитой светом из высоких окон. Только слабо мерцали пламенные щиты Ириссы, кое-как разгоняя сгущающийся вокруг мрак, да раздавались хрипы умирающих. Когда же тьма отступила, в комнате остались стоять лишь сама магесса Латто, бледный и явно напуганный болярин с ходящим ходуном мечом в руке, и вышедший из тени арн, беззаботно постукивающий по паркету тростью.

— Ну а теперь, попробуем спокойно разобраться в ситуации. — Т'мор подхватил послушно подлетевшие ножи и, вложив их в ножны, выудил из тени отобранную у Уголька монету и, жестом указав застывшим в шоке Ириссе и Сверичу на кресла, удобно устроился на диване, крутя золотой в руке, как недавно это делал сам болярин. — Садитесь, садитесь. В ногах правды нет. Говорят, она выше…

Ошеломленные появлением незванного гостя и стремительной расправой над неполным десятком очень неплохих бойцов, Ирисса и Сверич медленно опустились в предложенные им наглым темным кресла, и молча уставились на него.

— Итак, что тут у нас? — Т'мор скользнул внутренним оком по лежащей на ладони монете и удивленно присвистнул. Покойный Римин опять смог его удивить… или это работа эйре? Впрочем, неважно. Монета оказалась весьма специфичным артефактом. Напоенная силой света в лучших традициях змееязыких, она служила своеобразным ключом… Ключом для активации заложенных в разум некоторых людей ментальных плетей. Таким образом, даже человек несведущий в магии разума, мог в какой-то мере управлять действиями подчиненных Риминым магов.

— Ну что ж… болярин, поговорим? О чем? Ну, например, я буду рад услышать, кто из этих, ныне покойных, но, несомненно, в недавнем прошлом, весьма уважаемых моряков, привез вам эту безделушку? Так, для затравки… — Тут Ирисса, наконец, пришла в себя и попыталась что-то сказать, но Т'мор ее остановил. — А ты, милая моя, закрой, пожалуйста, свой ротик и помолчи, так ты будешь выглядеть умнее, уж поверь. С тобой мы поговорим позже. Итак, болярин Сверич… Я вас внимательно слушаю.


ЧАСТЬ IV В ГОСТЯХ ДОЛЖНО БЫТЬ ВЕСЕЛО | Свет и тень (СИ) | Глава 2 Однажды, дважды конфидент…



Loading...