home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Зеленоглазое такси… чтоб оно провалилось

Арн не стал сопротивляться, когда по приказу змееязыкого, воины храма, связав его, потащили в порт. Да, такой поворот был для Т'мора чересчур неожиданным, но кто ж знал, что здесь окажется обиженный ла Сольвейнами эйре? И вообще, может оно и к лучшему… В том смысле, что теперь не придется искать корабль до Эйреаллана, платить деньги. Ведь, если арн понял правильно, то с подачи мстящего змееязыкого, его и так доставят по адресу. Так что, по прибытии Т'мору останется только сбежать. Несложная задачка для адепта Тени… Эх, жаль только, что арн не выполнил просьбу стурского прелата, и не успел передать врученные ему письма. Но тут уж ничего не поделаешь. Трость? Ха. Недаром же она завязана на его Узоре. Свои мечи арн найдет, даже если их выбросят в море.

Жители Арну провожали конвой равнодушными взглядами, зато, едва они видели вышагивающих следом за воинами храма эйре, сразу же начинали кланяться, словно болванчики.

Корабль двуязыких, куда притащили Т'мора, на вид почти ничем не отличался от того парусника, на котором он когда-то «позаимствовал» украденный Донной кусок артефакта Света. Правда, долго рассматривать посудину, арну не позволили. Принявшие у служителей храма их «ношу», присутствовавшие на корабле воины-эйре, протащили Т'мора по палубе и, ничтоже сумняшеся, швырнули в гостеприимно распахнутый люк. Падать было хоть и высоковато, но почти не больно, особенно учитывая, что арн, даже ударившись о стенку своего непрошенного пристанища, успел сгруппироваться и, оказавшись на полу, шустро откатился в сторону. Сверху грохнула решетчатая крышка люка, лязгнул замок, а поверх решетки легла еще и вязь довольно мощного полога, из школы Жизни, если Т'мор не ошибся.

Арн огляделся и неопределенно хмыкнул. Да уж, это не номер в гостинице «у Тьера». Помещение, в котором Т'мор оказался, представляло из себя этакий колодец четырехметровой высоты, площадью не больше пяти-шести квадратных метров. Пол этой своеобразной камеры, был выстлан каким-то амортизирующим покрытием, и на этом перечисление обстановки можно было закончить. Арн еще раз огляделся и, не найдя ничего похожего на санузел, опустившись на корточки, принялся исследовать пол. Наконец, в одном углу арну удалось поддеть покрытие, и он удовлетворенно кивнул. Прямо в дощатый пол камеры была вделана труба, сейчас заткнутая мощной пробкой. Догадаться о ее назначении было несложно, и Т'мор только порадовался, что ему не придется требовать у своих тюремщиков ведро, которое, при подъеме, наверняка, может разок-другой перевернуться на его голову.

Решив насущные дела, Т'мор улегся на пол и, закрыв глаза, провалился в глубокий сон. А что? Он же видел, что тот двуязыкий не стал подниматься на палубу следом за арном, а значит и беспокоить Т'мора некому, да и незачем. Вряд ли подчиненные этого «мстителя», по своей собственной инициативе, полезут знакомиться с пленником.

Так и вышло. Арн проснулся глубокой ночью, без всякой помощи со стороны экипажа корабля. От голода. Недолго думая, Т'мор скользнул в тень и, беспрепятственно выбравшись из камеры, спокойно отправился на поиски трактира, предварительно усыпив охрану корабля. Он ведь совсем не желал, чтобы какой-нибудь не в меру ретивый стражник, заглянув в камеру, обнаружил его отсутствие. Почему? Да потому, что Т'мор уже принял решение отправиться в Эйреаллан именно на этом корабле. А что? Всем известно, что пираты Черепашьей гряды суда двуязыких не трогают. Да и скорость у этих корабликов, все же будет повыше, чем у любого каравана… В общем, одни плюсы. Нет, минусы, конечно, тоже есть, ну уж их-то, Т'мор как-нибудь переживет.

Найти в портовом городе трактир работающий ночью, не проблема. Так что, уже спустя четверть часа Т'мор сидел за столом в небольшом кабачке и с аппетитом трескал жареную рыбу, запивая ее терпким лагром.

Справившись с приступом голода, Т'мор задумался. С одной стороны, вроде как можно и вернуться обратно на корабль, с другой же… Арн вздохнул и, расплатившись с подбежавшим служкой одним из камней сил, до сих пор запрятанных в поясе, вышел на улицу, провожаемый ошарашенным взглядом подавальщика.

К сожалению, тубусы, вместе с тростью, кошельком и ножом, у арна отобрали эйре, перед тем как швырнуть в камеру, а значит, чтобы все-таки выполнить поручение стурского прелата, арну придется порыскать по кораблю эйре… и мозгам конвоиров.

Не теряя времени, арн метнулся на корабль и, убедившись, что охранники по-прежнему спят, осторожно пробрался в разум одного из них. К радости Т'мора, оказалось, что все его вещи были сложены в каюте капитана, того самого двуязыкого, что и взял арна «в плен». Но сам линт до сих пор не появился на корабле, а значит… Значит, узнать, что именно было изъято у Т'мора, он не успел.

Аккуратно восстановив обрушенные им мыслеблоки в разуме охранника, арн нырнул в тень и отправился на поиски своих вещей.

Как и предполагалось, каюта капитана обнаружилась в кормовой надстройке парусника. И к удивлению Т'мора, здесь не было ничего подобного той защите, что в свое время ему пришлось обходить на корабле ла Сольвейна. Какие-то простенькие щиты и пологи, завязанные то на Воде, то на Жизни… это даже неинтересно. Т'мор вздохнул и, не покидая тени, скользнул в каюту, где по воспоминаниям охранника, были сложены его вещи. Так и есть. Валяются прямо на столе.

Т'мор покосился на трость, но подавив желание забрать ее с собой, удовольствовался лишь вынутыми из тубусов письмами. А в следующий миг с палубы донесся чей-то ор. Кажется, «спящих красавиц» уже обнаружили!

Арн, не теряя времени, метнулся на палубу и нырнул сквозь решетку в свою камеру, как раз в тот момент, когда разъяренный эйре с пастарской дудкой на шее, ткнул пальцем в сторону люка, требуя от разбуженного стражника, чтоб тот пошел и проверил наличие пленника в «колодце». Надо же, как Т'мор угадал с названием своего нового временного жилья…

— Да здесь он. — Окинув злым, но внимательным взглядом хлопающего спросонья глазами пленника, сообщил пастару охранник, после чего, для проформы проверил запоры на люке и, погасив светлячок, вернулся на пост.

— Смотрите мне. — Рыкнул, удаляясь пастар а Т'мор задумался. Можно, конечно, снова попробовать усыпить стражничков, вот только слишком велика вероятность, что пастар затеет еще одну проверку… да и сменить их скоро могут.

Уголек!

Змей моментально откликнулся на призыв хозяина и друга и тут же материализовался рядом. После чего вопросительно уставился на Т'мора.

— Значит так, диверсант ты мой чешуйчатый. — Улыбнулся арн, но, покосившись на решетку люка, почти сразу перешел на мысленное общение. Уяснив задачу, змей довольно зашипел и, приподнявшись на хвосте, изобразил что-то вроде танца. Ну да, соскучился бедняга по полетам. Это ж не Плато Ветров, где он днями и ночами мог мотаться меж горных пиков, наслаждаясь свободой.

Тенью проскользнув сквозь решетку, змей взвился в небо на своих призрачных крыльях и устремился в сторону храма, сжимая в лапах свиток стурского прелата. Обещания надо выполнять, не так ли?

А вот рекомендательное письмо, Т'мор оставлять при себе не решился и выкинул в трубу. Может, он бы и рискнул оставить его в тубусе, но… в письме упоминались те грамоты, что сейчас летят в храм и, по прочтении этого текста, у эйре наверняка возникнет вопрос о местонахождении послания прелата Стурского прецептору Арну. Так что, лучше уж, пусть рекомендация отправляется туда, откуда ее никто никогда не достанет.

С этими мыслями арн и уснул до самого утра, проснувшись лишь на миг, когда его разбудил довольный полетом Уголек.

— Такой сон испортил, змеюка. — Зевнув, мысленно заявил дракону Т'мор и, прислушавшись к другу, сонно отмахнулся. — Да можешь хоть все съесть. Лишь бы тебя никто не заметил.

После чего, перевернулся на другой бок и вновь провалился в сон, так и не заметив предвкушающего блеска в глазах своего питомца.

А утром арна разбудила суета и крики на палубе. Поворочавшись на, как оказалось, не таком уж мягком полу, Т'мор тяжко вздохнул и, поняв, что выспаться ему уже не дадут, скользнул к решетке люка, привычно укрывшись тенью. Ну интересно же, что там такое произошло.

А на палубе, действительно, творилось нечто странное. Двуязыкие матросы и воины, словно наскипидаренные, носились по кораблю, то ли гоняя кого-то, то ли, наоборот, разыскивая. И их подгоняли, уже знакомые Т'мору, пастар и офицер. Последнего, арн помнил по визиту в храм Арну, где тот, как раз, стоял меж капитаном этой посудины и «пленившим» арна змееязыким. Кажется, на корабле этот эйре исполняет роль командира боевого отряда.

Несколько минут понаблюдав за бегающими туда-сюда двуязыкими, Т'мор, наконец, смог кое-как выудить из нервно-рваного мысленного фона причины всей этой суеты и, вывалившись из тени уже на полу своей камеры, зашелся в безмолвном хохоте. Еще бы! Послушный Уголек совершенно буквально воспринял выданное ему сонным хозяином разрешение, так что теперь на корабле эйре невозможно найти ни крупинки золота. Ушлый змей умудрился слизать даже позолоту с носовой фигуры! И когда только успел, проглот?!

Свернувшийся татуировкой дракон, ответил смутным образом, который можно было бы очень примерно перевести на человеческий язык как: «дурное дело, нехитрое», и спокойно продолжил дрыхнуть. Вот уж кому вся это толкотня и крики над головой, были «по барабану»!

К обеду, переполох на корабле вроде как улегся, исчезновение золота и ночной сон стражи, судя по обрывкам разговоров и мыслей, что долетали до арна, возложили на какого-то одаренного в магии вора. А потом, на корабль прибыл заместитель бургомистра в сопровождении пары взмыленных стражников, грохнувших на палубу тяжелый сундук с компенсацией. Однако.

Т'мор, удобно расположившийся в тени на люке собственной камеры, с интересом наблюдал за разворачивающимся перед ним действом. Скорость, с которой местные власти нашли средства для откупа от гнева эйре, его изрядно удивила и… разочаровала. Почему-то, Т'мор ни на секунду не сомневался, произойди подобное в Ротборге, или даже в Стуре, эйре пришлось бы убраться ни с чем, никто и не подумал бы возмещать двуязыким прощелканное ими золото. Правда, в случае Стура, арн судил по прелату провинции, да сыну одного из именитых купцов города… А вот лебезящий подчиненный бургомистра Арну, рассыпавшийся перед надменными эйре в витиеватых извинениях, вызвал у Т'мора лишь брезгливость.

Плюнув на этот спектакль, Т'мор скользнул обратно в «колодец» и вновь попытался уснуть. Вот только на этот раз, безуспешно. Желудок арна вспомнил, что его не кормили с давно прошедшей ночи и принялся вовсю выражать свое недовольство. Пришлось арну гасить голод усилием воли… поскольку шастать по кораблю днем в поисках еды, пусть даже и тенями, слишком уж хлопотно.

К вечеру, когда кто-то из эйре спустил в «колодец» флягу с водой, до арна дошло, что обеспечивать «сидельца» едой, двуязыкие явно не собираются и Т'мору осталось только корить себя за то, что «сдаваясь в плен», он не подумал о такой возможности. Ну да ничего, и с этим справимся.

Время приближалось к полуночи, когда Уголек притащил арну с камбуза солидный кусок копченого мяса и здоровую лепешку. Ну а воды и во фляге еще было предостаточно.

А утром, Т'мора разбудил скрежет решетки над головой. Двое эйре сноровисто подняли арна на палубу и тот, бросив взгляд по сторонам, с удивлением обнаружил, что корабль, оказывается, уже покинул бухту и теперь споро пенит воды Покоренного пролива. Впрочем, долго рассматривать морской пейзаж, арну не позволили. Один из эйре подтолкнул Т'мора в спину, и он вынужден был шагнуть в сторону кормовой надстройки. Низкая дверь, узкий трап, поворот, еще один и вот, арн уже стоит перед дверью в каюту, за которой очень четко ощущается присутствие пары разумных. И пусть они прикрывают свои мысли, как им будет угодно, но чтобы закрыться по-настоящему, не мешало бы еще поставить и эмоциональный блок.

Арна втолкнули в каюту и он, восстановив равновесие, застыл в центре помещения, настороженно глядя на присутствующих. А двуязыкие, кажется, даже не заметили, что в комнате появился кто-то еще. Они так и продолжали лениво перебрасываться ничего не значащими репликами, потягивая какой-то пряный напиток, аромат которого Т'мор почуял даже стоя у двери. Наконец, спустя добрые четверть часа, эйре надоело игнорировать присутствие арна.

— Вот, капитан Лиорден, ты хотел, так полюбуйся на это… — Указал «мститель» своему сородичу на Т'мора.

— Хм… — Капитан лениво поднялся с кресла, медленно обошел вокруг застывшего в неподвижности арна. — Тиннэль, ты думаешь, это равноценная плата за жизнь Эльги?

— Нет, конечно… — Растянул губы в улыбке «мститель» и уточнил. — Пока, нет. Вот доберемся до дома, сдам его на руки Латиону, а там, пускай бежит к ла Сольвейнам, докладывает… служит. А потом, лет так через десять, они его сами казнят за «предательство».

— Ну да, ну да… — Покивал капитан. — Ты никогда не искал простых путей.

— Прошу прощения, но не могли бы вы пояснить… — Тихо проговорил Т'мор, отчего эйре удивленно на него воззрились, словно и не предполагали, что пленный умеет разговаривать… тем более на наречии великолепных.

— Хуман… ты знаешь высокий язык? — Вздернул бровь Тиннэль.

— Немного, великолепный линт. — Кивнул арн, начиная осторожно прощупывать мысленные щиты эйре. Конечно, двуязыкие, это не хевд из Ротборга, но ведь арну и не надо так же глубоко воздействовать на змееязыких, как на Морского Рыча. Так, чуть-чуть… — И из вашей беседы я понял, что вы хотите использовать меня, как своего информатора в стане ла Сольвейн, это так?

— Лиорден, я ошибаюсь, или это животное хочет что-то нам предложить? — Осведомился у капитана «мститель».

— По-моему, ты не ошибся. Послушаем? — Откликнулся тот, устраиваясь в недавно покинутом кресле, и с ожиданием взглянул на Т'мора. — Итак?

— Наверное, нужно начать с того, как я стал ведомым ла Сольвейнов… — Вздохнул Т'мор, и принялся излагать свою легенду об уходе из Вольной Цепи, захвате змееязыкими… то есть, великолепными линен, разумеется, о путешествии в их компании и уничтожении эскадры кноррами торов.

— Это все, конечно, забавно и даже где-то увлекательно. — Перебил арна Тиннэль. — Вот только я никак не возьму в толк, к чему ты все это рассказываешь. Короче, хуман!

— Великолепная Донна взяла меня в ведомые, но в эскадре не было ни одного достаточно сильного мага разума рода ла Сольвейн, а потому, я не был приведен к покорности. — На одном дыхании проговорил Т'мор, одновременно продолжая аккуратно и незаметно давить на разумы собеседников.

— Во-от как? — Протянул «мститель», переглянувшись с капитаном. — Хм. Это, конечно, меняет дело… Ты ведь можешь поклясться стихией в этом?

— Хоть сейчас. — С демонстративной готовностью кивнул арн.

— Это хорошо. — Протянул Тиннэль и пожал плечами. — Но, как ты понимаешь, даже в этом случае, ты не избежишь беседы с магом разума моего рода. Латион, все равно, внедрит тебе плети подчинения. Для безопасности. А то, вдруг ты еще раз решишь предать?

— Я это понимаю… Просто, не хотелось бы, чтоб из меня сделали безмозглую куклу. — Вздохнул арн. — Видел как-то таких. Жуткое зрелище.

— Лиорден, ты ему веришь? — Повернулся к капитану Тиннэль.

— Верить хуману? Смеешься? — Фыркнул тот и, окинув Т'мора внимательным взглядом, договорил. — Но, в чем-то… в чем-то я его понимаю. Да и эффективность работы будет повыше… особенно, если он принесет соответствующие клятвы.

— А ведь ты недоволен ролью ведомого, а, хуман? — Глядя куда-то в сторону, бросил Тиннэль.

— А вы бы обрадовались такому ярму? — Фыркнул Т'мор, в мыслях довольно потирая руки. Сказывается воздействие, ой сказывается. Вслух же, арн продолжил отвечать на вопрос эйре. — Я не маг, чтобы воспринимать это как этап, необходимый для роста в иерархии круга. Я не просил этой чести, но великолепной Донне было абсолютно плевать на мои желания. Ей нужен был ведомый с даром, остальным можно было пренебречь. Но… даже не будучи покоренным, печать ведомого налагает на меня слишком тяжелые оковы… Как, например, сейчас. Если бы меня не гнала печать, я бы скорее к ургу в пасть полез, чем решился бы навестить Эйреаллан. А так…

— Ты бы хотел вернуть должок. Именно поэтому, ты решился заговорить с нами. Я правильно понимаю? — Усмехнулся «мститель» и, дождавшись утвердительного кивка арна, договорил. — А тебе не кажется, хуман, что это слишком темное желание для служителя Света?

— Ничуть, великолепный Тиннэль. — Покачал головой Т'мор, чувствуя, как на него наваливается усталость… обычный результат, после столь тонкого воздействия с преодолением пусть и не очень мощных, но хитрых мысленных блоков. — Моя обитель находилась на границе с Хумарскими степями, а там, порядок один и закон один. Око за око, зуб за зуб.

— Надо же, как… вольно толкуют закон, в этой вашей Вольной Цепи. — Хмыкнул капитан и неожиданно коснулся рукой небольшого колокольчика на поставце. Тут же в комнату ввалились те самые охранники, что вытащили Т'мора из камеры и, наставив на арна глефы, вытянулись в ожидании приказов. Капитан Лиорден кивнул. — Отведите этого хумана, обратно в «колодец».

— И не забудьте его накормить. — Добавил от себя «мститель» и Т'мор, подталкиваемый в спину древками, облегченно вздохнул. Получилось! Кажется, Тиннэль уже рассматривает его не только в качестве инструмента своей мести, но и… как заинтересованное лицо, пусть и подчиненное. Хм. М-да уж. Главное теперь, чтобы этому ургову змееязыкому не пришло в голову слишком быстро скинуть карту арна в отбой. Но тут уж, остается полагаться на время и дальнейшие встречи. К концу путешествия, Т'мор должен сделать все, чтобы «мститель» даже помыслить не мог о возможном размене странствующего монаха Света на свои интересы. Как это обеспечить? Это другой вопрос, и Т'мор клятвенно пообещал себе, что решит его в самое ближайшее время. Все равно, одним лишь легким внушением здесь не обойтись, а для более глубокого воздействия, нужно, опять же, время… и место, где ему никто не помешает.

Т'мор и не заметил, как вновь оказался в своей камере. Правда, сейчас, здесь обнаружился самый настоящий спальный мешок. Ну и фляга с водой, конечно. А еще через полчаса, в «колодец» спустили судок с каким-то варевом и краюху хлеба. Арн не стал привередничать, и во мгновение ока срубал угощение. Больше все равно делать было нечего, и арн погрузился в полудрему.

В этом сонном состоянии ему почему-то вспомнилась история Риона, изложенная бывшим князем Дома и-Нилл в маленькой потрепанной тетрадке. Странное повествование сходящего с ума от раздвоения личности рисса, чем-то зацепило арна. И он, уже в который раз прокручивая в голове заученные наизусть строки дневника, все никак не мог понять, что это? То ли, Рион и впрямь слетел с катушек, то ли кто-то действительно смог найти способ управлять князем и-Нилл на расстоянии. Но если даже допустить, что верно второе, то почему контроль не был постоянным? Ведь, судя по изложенной в дневнике истории, как минимум шесть часов в сутки Рион оставался в трезвом уме… Именно на эти моменты и приходились все его самые одиозные и сумасбродные поступки. Начиная с устроенного в библиотеке пожара и заканчивая отречением Раудов от Дома. Собственно, и сам этот дневник Рион вел в такие вот моменты, когда по его мнению, контролер отсутствовал. А может, наоборот? Именно в эти моменты у Риона и было обострение его сумасшествия? Ведь в остальное время, он вел себя вполне адекватно… Если не считать найма эйре, конечно… Но об этом событии в дневнике не было ни строчки, равно как и о любых других происшествиях, приходившихся на время, когда Рион, по его мнению, пребывал под ментальным контролем. Да и странный это был контроль. Т'мор, уж на что поднаторел во всяческих ментальных техниках, но и он не представлял, что за магия позволяет ТАК контролировать разумного…

Т'мор и сам не заметил, как окончательно уснул, так и не решив загадку Риона. Зато, очень четко запомнил момент, когда проснулся. И опять от суматошной суеты над головой. Арн мысленно ткнул сладко спящего Уголька, но тот, в ответ на вопрос хозяина и друга, только возмущенно фыркнул. Понятно, значит до компенсации двуязыких, притащенной от имени бургомистра Арну, змей добраться еще не успел. Тогда, что за гвалт доносится с палубы?

Арн взглянул вверх и, увидев сквозь решетку люка уже успевшее потемнеть небо, усеянное звездами, тенью взвился вверх. Удобно устроившись на крышке собственной камеры, арн огляделся, но так и не понял, что творится вокруг. Эйре носились, бряцая оружием, глухо хлопали, открываясь, пушечные порты, пастарская дудка визжала, не переставая… И лишь через минуту, Т'мор догадался глянуть за борт. Ночная темнота, не препятствие для адепта Тени, тем более, скрывшегося под плащом своей покровительницы. Так что, уже через несколько секунд, арн заметил в паре миль от корабля, силуэт довольно большого кетчера, идущего параллельным курсом, под всеми парусами.

Кажется, у эйре не такие уж и славные отношения с пиратами, как казалось стурскому прелату. По крайней мере, с теми, что как раз сейчас поприветствовали парусник двуязыких слаженным залпом орудий левого борта. Т'мор вздохнул, глядя, как прогибается под ударами пиратских пушек, защитный полог корабля змееязыких. Вот тебе и бесплатное путешествие в Эйреаллан.


Глава 5 От порта до порта… | Свет и тень (СИ) | Глава 1 Воля лучше, но неволя чаще…



Loading...