home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Дракон в политике, или не водите слонов в посудную лавку…

Отлежавшись после очередного приключения и искренне поблагодарив друзей за столь своевременную поддержку и помощь, Т'мор отправился заниматься вопросами, которые, кроме него, никто не мог решить. И начал он с визита в Драгобуж, где должны были начаться переговоры по поводу нарушения эйре условий договора о неприкосновенности малых рас, и где для этой встречи уже собирались монархи Шаэра, Хорогена, Староозерного княжества, Эйреаллана, Торинира и понтифики обоих Храмов.

И поначалу, происходящее в Драгобужском дворце действо показалось Т'мору весьма интересным. Особенно кислые физиономии срочно прибывших членов Совета Эйреаллана, моментально обзаведшихся точно таким же почетным караулом, как и, уже дожидавшийся их на месте, владыка. Но потом началась такая тягомотина, что арн принялся считать каждую минуту в ожидании окончания официальной части, чтобы как можно быстрее слинять на Плато. В конце концов, у него еще дел невпроворот!

Черный, расшитый серебром и украшенный темными камнями сил, словно витрина ювелирной лавки в центре Меельса, камзол жал. Широкий, серебряный же, обруч основательно натер лоб… И вообще, Т'мор скучал. Ему просто нечем было занять себя. И ведь не никуда отсюда не выйдешь. Не поймут, «коллеги». Арн тяжело вздохнул и бросил взгляд на сидящего невдалеке Староозерского князя. Спокоен как статуя, уставился в одну точку и ни гу-гу. И нипочем ему все эти вычурные обороты и протокольные славословия. Вот что называется привычка, а? Стоп. Арн попытался прислушаться к сознанию князя и чуть не фыркнул от удивления. Спит! С открытыми глазами, между прочим. Вот это профессионализм. М-да.

Официальная часть разноса и выбивания пыли из эйре, скромно названная участниками «первой протокольной частью многосторонних переговоров» шла четвертый час, так что не удивительно, что Т'мор основательно заскучал. Утешало его лишь одно: сразу по окончании этого апофеоза надутых щек, с участием правителей половины мира, Т'мор сможет смыться из Драгобужа, забыв велеречивые обороты и громкие длинные титулы, как страшный сон. С основной частью, здесь справятся и без него, хотя, официально, он вроде как значится одним из основных участников этой «встречи в верхах».

А все потому, что арн довольно лихо отбоярился от этого счастья тем, что, дескать, международная политика — не его дело, по крайней мере, до тех пор, пока не затрагиваются вопросы выживания обитателей протектората. Или как выразился Байда: Вдруг война, а я уставший?

Советники во главе с Джорро не смогли ничего противопоставить столь «убойному» аргументу, а может, просто опешили от такого наглого заявления, но в результате, Т'мор объявил, что устраняется от участия в переговорах. А вместо арна, туда отправятся выборные старшины Плато Ветров. Советники поскрипели, посопели, но под давлением разъяренной главы Дома Целителей, настаивавшей на необходимости отдыха протектора, по крайней мере, на ближайшие две декады, вынуждены были согласиться со своим ленивым начальством.

Впрочем, никаких возражений со стороны правителей и понтификов по этому поводу также не последовало. Частично, потому, что большинство консультаций и без того должны были проходить меж советниками и помощниками, без участия самих монархов, а большей частью потому, что никто из присутствующих не мог точно спрогнозировать поведение сумеречного дракона во время Большого совета. Кто знает, что придет в голову этому сумасброду?! Вон, приспичило ему, и арн за день взял столицу Эйреаллана, вместе с тамошним владыкой, в придачу. А ну как, ему во время Совета, вожжа под хвост попадет? Нет уж, лучше решать серьезные вопросы с советниками, они, как раз, вполне вменяемые разумные, с которыми можно иметь дело. Потому и ограничились дипломаты монархов лишь тем, что добились от Т'мора обещания присутствовать на открытии и закрытии Совета…

Ну, не подсказал никто довольным таким поворотом правителям и их советникам, что, собственно, именно эти «вменяемые разумные» решились на отчаянный портальный прыжок по маяку арна и безрассудный штурм Гвалиатского дворца, только потому, что пассия шебутного сумеречного дракона вдруг заявила, что Т'мор в серьезной опасности. Тут, разве что Ведущий Брин, да его темный коллега Миррт понимающе переглянулись, услышав официальную версию причин, послуживших основанием для стремительной десантной операции, с успехом проведенной гвардией Плато Ветров, при участии выцыганенных Ллайсой у дедушки, двух десятков высших посвященных Тьмы.

Вообще же, если бы не несколько очень интересных вопросов накопившихся у некоторых государей как к владыке Эйреаллана, так и к самому Т'мору, и если бы не «показательное выступление» гвардейцев Плато, правители вряд ли согласились бы на эти переговоры. Но… любопытство, да еще подкрепленное серьезным финансовым и военным интересом, да усугубленное присущим любому настоящему политику чутьем на грядущие перемены… вот, в результате и организовалась эта «встреча на высшем уровне», идею которой подал хитроумный Джорро, так неожиданно нашедший себя на ниве международной политики. Причем сделал он это сразу по двум причинам. Первой был тот факт, что как ни крути, а войска арна взяли столицу эйре на копье, а значит, нужно было либо придавить правителя прямо там, либо взять его в плен, пограбить город в свое удовольствие, смыться и ждать ответного удара, то есть готовиться к полномасштабной войне. Последнего, правда, жители Плато не особо опасались, поскольку для того, чтобы с ними воевать, протекторат сначала нужно найти… а это, даже у торов не получилось. К тому же, в качестве пленника владыка эйре был попросту не интересен, поскольку возвращение из плена гарантировало ему скорый и почти официальный дворцовый переворот, устроенный Советом Эйреаллана. И кто там придет на смену владыке, уже впечатленному возможностями протектора и его гвардии, большой вопрос… Ну а второй причиной стало горячее желание Джорро, выслушавшего немало историй переселенцев из закатных стран, поприжать змееязыких, а особенно жрецов, с их политикой гегемонии Порядка. И тут такая возможность с нарушением договора о неприкосновенности малых народов и попыткой вмешаться в природу кромов.

Вот он и расстарался. В результате оказалось, что правителя эйре никто в плен не брал, а несколько сотен гвардейцев протектората в Гвалиате и дворце владыки были всего лишь мороком… видением. По крайней мере, теперь все участники переговоров делали вид, что все именно так и было, а присутствие владыки с почетным караулом из риссов протектората, дело обыденное…

С трудом дождавшись окончания встречи, Т'мор облегченно вздохнул и, поймав насмешливый взгляд князя князей, пожал плечами. Ну да, не привык он к такому, и что теперь? Правители разошлись по любезно предоставленным им Староозерным князем покоям, а Т'мор, переговорив с Джорро, постарался как можно быстрее отправиться на Плато, пока в его апартаменты в том же дворце не зачастили слуги с приглашениями… особенно, от эра Аллина. Арн вспомнил «допросы», которые устраивал ему владыка хоргов в Аэн-Море, и ощутимо передернулся. Ну, на фиг.

А едва Т'мор прибыл на Плато, как оказалось, что его уже ждет Байда… Надо сказать, что узнав об этом, арн изрядно удивился. Вроде как, артефактор в последнюю встречу, утверждал, что планирует закрыться в своей лаборатории, минимум, на три декады. А тут вдруг объявился…

Результатом встречи с Байдой, стало хмурое настроение арна, исправить которое, не смогла даже Асси. Хотя очень старалась. Да и сам артефактор очевидно понимал, что его новости не слишком приятны, и выглядел виноватым, что с его разбойничьей рожей производило на окружающих комичное впечатление. На всех, кроме Т'мора. Когда же начавшая беспокоиться о состоянии арна, Ллайса дозрела, чтобы припереть Байду к стенке и допросить, тот, словно что-то почуяв, шустро откланялся и исчез в портальной вспышке.

— Т'мор, ну ладно, этот толстяк всегда сам себе на уме, но может, расскажешь, что он такого наплел, что ты второй день ходишь, как в воду опущенный? — Приземлившись на подлокотник кресла арна, в гостиной, проговорила Асси. Т'мор отвел задумчивый взгляд от книжных полок и, обняв девушку за талию, вздохнул.

— Давай не будем сейчас об этом? — Попросил арн.

— Т'мо-ор? — Нахмурилась Ллайса.

— Потом Асси. Через две-три декады, мне все равно пока нечего тебе сказать. Подожди, ладно?

Эрия несколько секунд недоверчиво высматривала что-то в глазах Т'мора, но тот изобразил такой честный взгляд, что Ллайсе не оставалось ничего иного, кроме как отложить допрос арна на потом. Тем более, что судя по «руководствам» Т'мора, сейчас у них найдется занятие поинтереснее.

Проснувшись утром, Т'мор обнаружил, что эрия уже сбежала в Дом Целителей. Что ж, тем лучше, не придется изворачиваться… Арн еще некоторое время повалялся в постели, прикидывая планы на день, и чуть было снова не уснул, но тут в дверях возник Ройн, окинул комнату внимательным взглядом, и поприветствовав наблюдающего за ним арна легким полупоклоном, посторонился. Из-за спины дворецкого выскользнула хрупкая фигурка с подносом, накрытым массивной крышкой.

— Ольда? — Удивленно протянул Т'мор. — Что ты здесь делаешь?

— Я принесла ваш завтрак, дом протектор. — Тихо проговорила девушка и арн улыбнулся. Голос у нее стал таким, каким и должен быть у настоящей кромы. Певучий и нежный. Целители хорошо потрудились, исправляя все то, что испохабили исследователи эйре.

— С вашего позволения, я взял на себя смелость разрешить девочке принести свою благодарность в… хм… скажем так, неофициальной обстановке. — Проговорил дворецкий, пока Ольда ставила поднос с завтраком на кровать арна. Т'мор на мгновение задержал ладонь кромы в своей руке, внимательно рассмотрел тонкие длинные, и абсолютно целые пальчики, и довольно кивнул. Никаких следов. Замечательно. А дворецкий продолжил. — Видите ли, целители рекомендовали Ольде пока воздерживаться от сильных эмоций, а большой зал…

— Я понял, Ройн. — Кивнул дворецкому арн и покосился на поднос с едой. — А вот это было обязательно? Неужели ко мне так трудно попасть со стороны?

— Хм… дом протектор, видите ли… — Заговорил Ройн, выдержав паузу, что, как недавно понял Т'мор, у дворецкого означало крайнюю степень замешательства. Но Ольда его перебила.

— Если бы я вошла в ваши покои, как гостья, для окружающих это стало бы знаком, что я, как минимум, претендую на место вашей фаворитки. — И пусть голос ее был тих, но уверенности в нем было хоть отбавляй.

— Хм. Весело. — Арн почесал затылок и вздохнул. — Ну что ж, это было весьма предусмотрительно с вашей стороны, Ройн. Я и понятия не имел о подобных тонкостях.

Дворецкий благодарно кивнул и весьма красноречиво глянул на Ольду. Девушка, заметив этот взгляд, сделала шаг назад.

— Дом протектор, я хотела бы принести вам личную присягу. — Проговорила Ольда.

— С дуба рухнула?! — Вырвалось у арна. Но в следующую секунду он почувствовал, как упало настроение Ольды, и нахмурился. — Так. Отставить слезы. Ну-ка, вдо-ох-вы-ыдох. А теперь, объясни, зачем тебе это понадобилось?

Ментальное воздействие вышло легким, даже чересчур и Т'мор дал себе слово попытаться восстановить природный щит девушки, как только выдастся свободное время… М-да.

— Я не знаю, чем еще могу отплатить за свое спасение, кроме как собственной верностью. У меня больше ничего нет, дом протектор. — Взявшая себя в руки, благодаря легкому внушению, Ольда подняла на Т'мора упрямый взгляд.

— Исчерпывающее объяснение. — Арн вздохнул. Отставив поднос в сторону, он, не обращая никакого внимания на потемневшую от смущения крому и осуждающе качающего головой Риона, откинул легкое одеяло и, прошлепав в гардеробную, принялся одеваться. Через минуту, Т'мор, завязав шнур ринса, вернулся в спальню. Этого времени вполне хватило, чтобы арн пришел к определенному решению. Оглядев застывших посреди комнаты кромов, Т'мор подхватил трость, прислоненную к изголовью кровати, прошел к двери, ведущей в маленький кабинет и, поманив визитеров за собой, нажал на дверную ручку.

— Садитесь. Оба. — Арн кивнул кромам на стоящий в углу диван. — Итак. Ольда, я понял твои мотивы, и в принципе, не возражаю против принятия тебя под свою руку. Но понимаешь ли ты, что это значит?

— Да. Я выйду из своего рода и вы будете располагать моей жизнью по своему усмотрению.

— Замечательно. Просто великолепно. Спрашивается, зачем я тебя вытаскивал из Гвалиата? Чтобы ты сменила одно рабство на другое? — Нависая над кромой, фактически прошипел арн. Ройн хотел было что-то сказать, но схлопотал такой взгляд от арна, что все слова застряли в его глотке.

— Мой долг, моя жизнь. — Не поднимая глаз, проговорила девушка и арн вздохнул. Ладно. Переубедить ее сейчас, явно не получится…

— Ольда, на колени. Ройн, засвидетельствуйте. — Глухо проговорил Т'мор. Ольда с поразительной скоростью слетела с кресла, встала на колени и склонила голову. Ладошки кромы поднялись вверх и девушка, боясь, что арн передумает, зачастила слова присяги. Т'мор, с каменным лицом выслушал формулу, фактически, должную превратить крому в его собственность и, едва над ладонями Ольды взвились тонкие язычки Тьмы, кивнул Ройну.

— Свидетельствую. — Грустно проговорил дворецкий, вытянув перед собой руку, и над ней также взметнулся Мрак. Кажется, Ройну тоже не нравилось решение соплеменницы, но отговаривать он ее не стал.

— Я, Тиммор Безымянный, известный также как арн Т'мор, владетель и протектор Плато Ветров, по праву сюзерена принимаю под свою руку твою честь, твое добро и твое зло. Отныне и до смерти, твои друзья — мои друзья, твои враги — мои враги. — Ошеломленные кромы даже не заметили, как трость арна превратилась в мечи, опустившиеся на плечи Ольды. А в следующий миг, над девушкой взметнулись языки черно-белого пламени, и тут же опали. — Встань, вассал.

— Но… я… а как же… это… — Пробормотала крома, беспомощно взглянула на Ройна, но дворецкий ответил ей точно таким же непонимающим взглядом.

— По своему опыту могла бы понять. Я терпеть не могу рабство. — Хмыкнул Т'мор и, помогая кроме подняться, усмехнулся. — Зато испытываю страшнейший недостаток в помощниках. Плато растет день ото дня, а я не могу разорваться на сотню маленьких арнов, чтобы успеть везде и всюду.

— Но как же мой долг?! — Пискнула Ольда и закашлялась. Ройн тут же вынул из кармана камзола небольшой флакон-распылитель и протянул его девушке. Та благодарно кивнула и тут же пшикнула из флакона себе в рот какую-то лечебную гадость. А Ройн, очухавшись теперь просто фонил радостью. Еще бы, привел девчонку, фактически в рабство отдавать, а она в прямые вассалы угодила!

— А что с твоим долгом? — Изобразил непонимание арн. — Как я понял, полчаса назад у тебя вообще не было никакой возможности сделать что-то, что могло бы его уменьшить. Вот я и дал тебе такую возможность… раз уж тебе без этого бреда, жизнь не мила. Ройн! Как только прибудет советник Джорро, представьте ему домину Ольду. С днем официального представления ее двору, как моего вассала, определимся после ее встречи с советником. А вам, домина, я советую присмотреться к работе сьерра Джорро. Он очень нуждается в толковом и… упорном помощнике. А то знаете, чтобы переспорить некоторых наших старшин, иногда одного его собственного упрямства не хватает. — Т'мор бросил многозначительный взгляд в сторону застывшего дворецкого, и Ольда робко улыбнулась, поняв намек.

— Будет исполнено, дом протектор. — Ройн, от которого не укрылась ирония арна, низко поклонился, безуспешно пытаясь скрыть собственную усмешку, и потянул Ольду к выходу из кабинета.

— Я вас не подведу, дом протектор. — Крома на миг задержалась у дверей, присела в реверансе и, выпрямившись, исчезла за порогом. А Т'мору осталось только вздыхать. Если события и дальше пойдут таким аллюром, то он рискует вообще не успеть ничего из запланированных дел. Хотя… можно с уверенностью сказать, что экспромт с вассалитетом вместо рабской клятвы, был неплох, совсем неплох! Т'мор довольно хмыкнул и, пробормотав нечто вроде: «не похвали сам себя и ходи как дурак», попытался вернуться в спальню, где его дожидался завтрак, но… раздался стук в дверь и арн вынужден был отложить мысли о еде.

— Войдите.

— Дом протектор, прошу простить, за столь ранний визит… — Начал говорить появившийся на пороге рисс, но Т'мор махнул рукой. Этого сьерра он знал. Сначала тот входил в команду магов Разума шерстивших пребывающих темных, а потом вошел во внутреннюю стражу Дворца. Кажется, Джорро утащил его прямо из под носа Рейха.

— Не извиняйтесь, сьерр Мор. Ваша работа не из тех, что предполагает четкий график… как и моя, в сущности. — Хмыкнул арн. — Итак. Я вас слушаю.

— Несколько минут назад со мной говорил советник Джорро, у него есть для вас какие-то новости. Он пытался связаться с вами, но…

— Да, я был немного занят и не слышал зова переговорника. — Проговорил арн. — Благодарю, сьерр Мор. Это все, или есть еще что-то, заслуживающее моего внимания?

— Это все, дом протектор.

— Что ж. Еще раз благодарю, сьерр Мор, можете идти. — Т'мор ответил на короткий поклон стража, кивком, и рисс покинул кабинет Т'мора.

Арн вздохнул. Подумав, Т'мор решил сэкономить время и силы и, отворив одним мысленным усилием дверь в спальню, левитировал на рабочий стол свой завтрак и переговорный шар. Усевшись в удобное кресло, арн снял крышку с подноса и, втянув носом поднимающийся над тарелкой аромат, налил себе в пиалу, крепкого черного чая.

— Джорро? — Сжевав первый горячий бутерброд, проговорил Т'мор, касаясь ладонью артефакта. Рисс откликнулся почти сразу.

— О! Наконец-то. Что за дела, дом протектор, ты потерялся в собственном дворце? Мне пришлось напрягать внутреннюю стражу, чтобы тебя отыскать! — Джорро явно был чем-то раздражен и недоволен, а значит, в Драгобуже произошло что-то неприятное.

— Что случилось? — Отставив пиалу, спросил арн.

— Нота из Брана. — Хмуро ответил рисс. — Его величество Ролин, цитирую дословно, негодует по поводу незаконного удержания темными и их прихвостнями, светлейшего владыки эйре и требует освободить несчастного узника. В противном случае, армия и флот Брана вынуждены будут нарушить границы Староозерного княжества, дабы восстановить справедливость и стереть с многострадальной земли Мор-ан-Тара саму память о нечестивом княжестве и его погрязших во Тьме подданных.

— Твой прогноз? — Побарабанив пальцами по лакированной крышке стола, спросил арн.

— Это не блеф. Он действительно готов идти на Староозерное княжество. А владыка — лишь удачно подвернувшийся предлог. Более того, в такой интерпретации, можно не сомневаться, что Бран получит поддержку, как минимум, Единой империи, а если не повезет, то к ним присоединиться и Ор-Леон. Про хольмцев ничего сказать не могу, хотя, думается, среди поморян найдется немало желающих набить карманы в портах княжества…

— Подожди, но когда они все это успеют? — Покачал головой Т'мор. — Отправить в поход экспедиционные корпуса даже двух государств, это дело не одного дня. А к тому времени, когда они выступят, переговоры давно будут завершены…

— Думаю, Ролину это уже без разницы. Ну сменят они лозунги, и пойдут не освобождать змееязыкого бедняжку, а мстить за произвол темных и коварное нападение на мирный Гвалиат. В общем, ввязал ты нас в войну, протектор. — Джорро вздохнул.

Т'мор откинулся в кресле и прикрыл глаза. То, что ему рассказал бывший учитель, означало одно… Полный провал. Спасти тысячи людей, чтобы в результате одной ошибки, развязать мировую войну, как еще это можно назвать? Но… Арн почувствовал, как Уголек в его сознании сжался от боли, и в разум Т'мора хлынул вал эмоций забившегося в самой настоящей истерике дракона. Вина, раскаянье и ужас! Т'мор, одним движением смел все, что было на столе. Переговорный шар улетел куда-то на диван и из него доносился приглушенный обивкой взволнованный голос Джорро, зовущий арна. Вот только Т'мор его не слышал. Словно отвечая на боль дракона, арна наполнила ярость и злость. Злость на урода, в своем стремлении власти, толкающего десятки, если не сотни тысяч разумных в горнило войны. Ненависть к мрази, готового сжечь собственный народ в пожаре амбиций. Боль от осознания собственных ошибок, позволивших этому выползку Бездны начать войну!

Т'мор не заметил, как обернулся и, пронзив купол дворца, взмыл над городом. Воздух, обычно игривый, веселый спутник дракона, угрожающе засвистел на тысячи голосов, принимая призрачное тело, исходящее обжигающей яростью. Бешено взвыли духи Воздуха. Где-то внизу, глубоко под землей, Ветру ответил Огонь, заворчав, разгораясь все ярче и ярче, будя и напитывая силой своих саламандр, а следом подала голос всегда обманчиво спокойная Вода. Вздымая к небу волны Долгого моря, позволяя яростному ветру подхватывать и срывать с них белые шапки пены, унося их ввысь, Вода присоединила свой штормовой рокот к гулу стихий. Последней, откликнулась земля. Глухо загрохотали обвалы где-то меж заснеженных пиков Таласса, заворочались в каменных ложах каменные духи, разбивая в щебень крепчайший гранит… Многоголосый вой понесся над Плато Ветров.

Арн заревел. В окнах дворца лопнули, вылетели вон все стекла. Тьма и Свет наполнили все существо сумеречного дракона, сплетаясь с его яростью и ненавистью.

Плато задрожало. Где-то над пиками Таласса загрохотал гром, и небо начало стремительно чернеть, превращая день в ночь. Тяжелые тучи зависли над городком. Жители Плато Ветров услышали боевой клич сумеречного дракона… и содрогнулись.


Глава 2 Тайное, явное, а тошнит что от одного, что от другого… | Свет и тень (СИ) | Глава 4 Что тут думать, прыгать надо…



Loading...