home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14

Однако, отправиться в 21 век сразу не получилось, надо было улаживать дела с покупкой имения, а в 19 веке все делалось очень неторопливо. То, что в 21 веке я мог бы сделать при помощи электронной почты или сотового телефона, заняло у меня целый день. Сначала я два часа потратил на согласования встречи с маклером - мы обменивались записками через посыльного. Благо, один из наших мастеровых оказался сообразительным и пристроил к нам на работу в качестве курьера своего сынишку, который бегал с записками. Еще было хорошо, что маклер был очень заинтересован в этой сделке, так как не каждый день удается продать немаленькое имение. Потому он отложил другие дела и примчался ко мне еще до обеда. Обрадовавшись тому, что имение мне понравилось, он пообещал немедленно разыскать нынешнего владельца и договорить о совершении сделки, даже пообещал поторговаться и сбить цену. Он очень боялся, что я передумаю. Ну не знал наивный абориген, что, во-первых, из 21 века я привезу еще несколько толстых пачек великолепно напечатанных ассигнаций. А, во-вторых, это единственное имение, расположенное на приемлемом расстоянии от будущей железной дороги Санкт-Петербург - Великий Новгород - Тверь - Москва, на территории которого в 21 веке я могу купить участок земли с железнодорожным тупиком. После беседы с маклером, я дал поручение стряпчему готовить сделку, как только маклер договориться с продавцом имения.

После всего этого, я только под вечер смог выехать к порталу. До портала я доехал без приключений, так же без приключений перешел в 21 век. Поужинал на нашей базе в компании Преображенского, с которым обсудил подготовку к национализации части неправедно добытых ростовщическими ОПГ денежных средств и те мысли, к которым мы пришли с Димой по данному вопросу. Старый ученый счел наши выводы разумными и сказал, что второй мобильный генератор портала он сможет собрать за пару дней, так как у него имеется набор уже готовых блоков, которые он изготовил для быстрого ремонта имеющегося генератора. Но третий генератор он быстро изготовить не сможет и предложил пока, чтобы не тратить время, пока поработать двумя мобильными порталами.

После беседы с ученым я сел в свой Мерседес и поехал домой. Приехал я уже достаточно поздно и сразу же написал по электронной почте письмо продавцу лесопилки с железнодорожным тупиком. После этого порылся в поисках квадроциклов, но вместо квадроцикла решил купить восьмиколесный минивездеход, на объявление о продаже которого случайно наткнулся. Минивездеход был почти новый. Какой-то богатый любитель активного отдыха купил его для поездок на рыбалку, наигрался и решил продать за половину цены. На сайте производителя такие вездеходы предлагали за 800 тысяч рублей, а этот согласны были отдать за 400 тысяч. Да еще и двигатель на нем стоял не китайский, а японский. Напоследок я заказал оптом партию фонарей для наших замечательных полицейских, с которыми подружился в 19 веке. Довольный собой я попил чаю и завалился спать.

Утром меня разбудил телефонный звонок. Я открыл глаза, взял с прикроватной тумбочки мобильник. Звонил Виктор, тот самый любитель антиквариата, который помог мне в прошлый раз сбыть привезенное золото и бронзовые канделябры.

- А-а-а... привет... - Зевая, поприветствовал я его.

- Привет! Наконец-то до тебя дозвонился, а то ты два дня подряд ты не отвечал на звонки и не перезванивал. Я уж подумал, что с тобой могло случиться.

- Просто загород ездил. - Соврал я, но подумал, что все-таки не соврал, а сказал правду, так как действительно ездил загород смотреть имение.

- Понятно. А то до меня уже дошли слухи, что ты свой бизнес отдал своим сотрудникам, а сам занялся непонятно чем. Ведь у тебя фирма успешно работала, прибыль была хорошая...

- Все хорошее когда-нибудь заканчивается. - Усмехнулся я. - Во-первых, что бы все это работало, я вкалывал от зари до зари без выходных и тривиально устал. Я дальше в таком режиме работать не могу. Ну и к тому же последнее время мы жили за счет старых заказов, а с новыми было туго. Потому ребятам придется тяжело, хотя может и вытянут, если будут пахать как крабы на галерах. Мне же было легче на них все переоформить, чем возиться с закрытием.

Я умолчал, что кроме всего прочего, им еще предстоит заплатить налоги с той прибыли, которую я успел обналичить до переоформления фирмы. Так что и на налогах я еще сэкономил.

- А я тебе на самом деле по делу звоню. - Продолжил Виктор. - Один из знакомых ювелиров, которому мы тогда часть золота скинули, очень интересовался, можешь ли ты еще партию золота и антиквариата привезти. Обещал хорошую цену. Вообще-то он прижимистый, потому это даже странно. Наверное, у него хороший клиент есть под этот товар.

В этот раз я тоже привез на продажу золото и всякую бронзовую фигню, но немного, так как не было времени заниматься ее закупкой, а финансирование в дальнейшем планировалось получать за счет национализации средств финансово-ростовщического капитала.

- Есть еще партия, но правда небольшая. - Ответил я. - Могу сегодня привезти.

- Давай в обед приезжай ко мне в администрацию. Я скажу шефу, что повез документы в прокуратуру и смогу смотать с работы до конца дня. Быстро заскочим в прокуратуру, я отдам ответ на жалобу, а затем поедем к ювелиру.

- Ага, давай. - Ответил я.

- Хорошо, жду тебя у себя к часу. - Сказал Виктор и выключился.

Я встал, натянул джинсы и футболку, сунул телефон в карман и пошел на кухню пить кофе. Обычно я редко его пью, предпочитая чай. Но я был слишком сонным, а потому надо было скорее проснуться. Я насыпал в кружку сахар и растворимый кофе из банки и залил это кипятком. От этого занятия меня отвлек телефонный звонок. Номер был неизвестным. Я нажал пиктограмму приема вызова.

- Алло! Это Андрей Владимирович!? - Пророкотал в трубке незнакомый бас.

- Так точно! - Четко по военному ответил я, давая понять, что в случае чего мямлить не буду. - С кем имею честь?...

- Это Зюзин, Василий Владленович... - Пророкотал в ответ бас. - Я прочел ваше письмо... Вы хотите купить производственную площадку в Зеленом Бору?

- Так точно. А вы, как я понял, хозяин данной загородной недвижимости?

- Он самый... - Барственно подтвердил бас. - Объект уже осмотрели?

- Пока только фото, которые были на сайте. Но перед покупкой мне обязательно нужно осмотреть сам объект и документы на него.

- Я сегодня как раз на объекте, так что можете приезжать. Сам вам тут все покажу. А документы лежат в офисе в Петербурге. Сегодня у меня тут еще много дел, вернусь поздно. Но посмотреть документы не проблема. Если сегодня вас при осмотре все устроит, то завтра подъедете в офис и посмотрите все бумаги. Идет?

У меня уже была запланирована на 13 часов встреча с Виктором и визит к ювелиру, но сделка по покупке этой лесопилки была важнее. Если хозяин лично позвонил мне, как только прочитал письмо, то он явно заинтересован ее продать, а следовательно, активно ищет покупателя. Если упустить эту лесопилку, то теряет смысл и покупка усадьбы в 19 веке. А такого хорошего сочетания больше нет, не смотря на то, что я усердно перерыл все сайты с предложениями по продаже участков. Это значило, что поездку к ювелиру следовало отложить или просто передать Виктору товар, пусть один съездит, а самому ехать смотреть объект и договариваться с хозяином.

- Так, сейчас посмотрю ежедневник... что у меня на сегодня... - Сказал я, изображая занятого делового человека. - Так... Эту встречу проведет мой зам... Да, я сегодня могу подъехать. Сейчас дам распоряжения сотрудникам и выезжаю.

- Как проехать знаете? Сами дорогу найдете? - Пророкотал хозяин лесопилки.

- Без проблем... - Ответил я, так как еще просматривая объявления, сразу находил объекты на спутниковой карте Яндекса.

- Тогда жду. Подъедете к воротам, скажете вахтеру, что вы комне. Я его предупрежу. Какая у вас машина?

- Черный внедорожник Мерседес GL.

- Да, «Гелик» хорошая тачка... - С уважением одобрил Василий Владленович.

- Это не «Гелик», а такой большой семиместный...

- Панятно-о... - Тоном знатока ответил он, хотя явно в моделях Мерседесов не слишком разбирался. - Дам команду вахтеру, что как подъедет джип Мерседес, сразу ворота вам открывал. Жду...

Я достал из морозилки мороженные блинчики и сунул их в микроволновку. Пока они разогревались, помылся и побрился. Съел блинчики, запив их кофе. Была мысль одеть деловой костюм, но решил, что для осмотра лесопилки лучше оставаться в джинсах и футболке, а обуться не в городские ботинки, а в кроссовки. Взял коробку с золотом, одел бундесверовскую камуфляжную куртку и спустился к машине. Сначала поехал в Кировский район в администрацию Муниципального Округа «Куковенково», где Виктор трудился в качестве юриста.

- А чего ты так рано, собирались же в час!?... - Удивился Виктор, когда я вошел в его кабинет, таща здоровую картонную коробку с бронзовыми изделиями.

- Извини, образовались дела. Надо срочно ехать в область. - Объяснил я. - Я тебе все оставлю, а ты один договоришься с ювелиром. Тем более что товара значительно меньше, чем в прошлый раз. Вечером я к тебе заеду домой за деньгами.

- А ты думаешь, я смогу все это дотащить? - Сказал Виктор, осматривая коробку с канделябрами, поверх которой я поставил коробочку с золотом.

- Вызови такси. Расходы на такси за мой счет, можешь вычесть их из причитающейся мне суммы.

- Ну, хорошо. Заодно в прокуратуру не на троллейбусе поеду. - Согласился Виктор.

Покинув муниципальную администрацию, я поехал по Ленинскому проспекту на восток и повернул на Московский. Выехав площадь Победы, улыбнулся, вспомнив про сохранившееся в народе название Средняя Рогатка, так как я не далее как позавчера видел эту самую Среднюю Рогатку, а так же Ближнюю и Дальнюю. Миновав площадь Победы, я помчался по Московскому шоссе, повторяя тот путь, который мы проделали недавно с Димой. Но теперь я ехал на мощном и комфортабельном Мерседесе, а не квадроцикле, а под колесами была не булыжная мостовая, а нормальный асфальт.

Дорога от города до объекта заняла около часа из плотного движения и светофоров на перекрестках. В нужном месте я свернул с Московского шоссе на боковую дорогу и проехав три километра остановился возле железных ворот с облупившейся некогда зеленой краской в бетонном заборе, поверх которого вилась ржавая колючая проволока. За забором виднелись металлические ангары и мостовой кран. Я просигналил. Послышалось тявкание собаки, а затем скрип двери сторожки. В щели между створками ворот мелькнуло лицо сторожа-вахтера, посмотревшего, кто сигналил. Видимо, его действительно предупредили о моем приезде, так как увидев Мерседес, он тут же начал открывать ворота. Это был невысокий пожилой небритый дедок в старой спортивной куртке, солдатских галифе защитного цвета и кирзовых сапогах. Поверх спортивной куртки был одет солдатский ремень со звездой на штампованной пряжке, а на ремне висела резиновая дубинка и кобура, из которой торчала рукоятка не то газового, не то травматического двуствольного пистолета типа «Осы». Дополняла образ грозного стража ворот ярко-красная бейсболка с белой надписью «Security».

Я въехал в ворота, и дедок сразу запрыгал около машины, показывая жестами в направлении дувухэтажного административного корпуса, перед которым была стоянка для машин. Она была практически пуста - там стоял лишь старый Москвич-412, УАЗ-Патриот и бортовая Газель с тентом. Я припарковал Мерседес, вышел из него и осмотрел территорию. Вокруг было тихо и безлюдно, если не считать миниатюрной овчарки, которая бегало возле своей будки около ворот, звеня при этом цепью и лая в мою сторону. На цепи это животное было явно для солидности, как положено серьезной сторожевой собаке, ибо при полном внешнем сходстве с овчаркой, по размерам зверюшка лишь незначительно превышала комнатную собачку. Оба цеха-ангара были заперты, а под находившемся за ними длинным навесом было пусто. Лишь слой опилок и стружек, местами покрывавший территорию, говорил о том, что совсем недавно здесь работало деревообрабатывающее производство. На краю территории были видны рельсы. Однако, их состояние мне не понравилось, сами рельсы были ржавыми, а шпал было практически не видно - они ушли под землю и заросли травой. Да и состояние мостового крана было тоже непонятно.

Я вошел в административное здание и услышав мои шаги, из одного из кабинетов в коридор вышел плотный мужчина невысокого роста. Ему было лет под пятьдесят, волосы были седыми, но он был физически крепок и энергичен.

- Андрей Владимирович? Здравия желаю! - Пророкотал он уже знакомым мне басом.

- Здравия желаю, Василий Владленович! - Ответил я, стараясь изобразить военную выправку. - Разрешите приступить к осмотру объекта.

Мои подозрения, что хозяин лесопилки отставной военный, подтвердились.

- Где служили? - Спросил он.

- Министерство внутренних дел. - Ответил я.

- Внутренние войска или конвойные?

- Милиция, штаб РУВД, старший лейтенант... - Пояснил я.

- Панятна-а-а... - С довольной улыбкой произнес хозяин, явно предпочитавший иметь дело с армейской публикой и недолюбливавший гражданскую публику.

- А вы?

- Воздушно-десантные войска, старший прапорщик. - Пробасил хозяин.

А я почему-то по его властному голосу и манере держаться думал, что он полковник или подполковник, либо как минимум майор. Как выяснилось чуть позднее, он действительно последние годы перед отставкой служил в ВДВ, но только в качестве интенданта. Правда, после перевода из мотострелковой дивизии в воздушно-десантную, парашутную подготовку он все же прошел и аж целых три раза прыгал с парашютом. Товарищ старший прапорщик гостеприимно напоил меня чаем. И хотя это был дешевый и отвратительный «Принцеса Нури», я не стал кривить рожу, так как хозяин к чаю явно был совсем не привередлив. После чаепития он показал мне объект.

Административный корпус был вполне пригоден и для офисного использования, и для проживания. Он был кирпичный с бетонными перекрытиями и плоской битумной крышей. Изнутри он был отделан в поздне-советском стиле пластиком под дерево, а пол покрыт линолеумом. Стоявшая в нем конторская мебель из ДСП так же была годов 1970-80-х, относительно неплохо сохранившаяся, хотя и сильно обшарпанная. Я сразу решил, что мы проведем полную реновацию административного корпуса. Я привык к более приличным интерьерам, и в этом островке брежневской эпохи мне было немного неуютно. Железнодорожные пути действительно были в крайне плохом состоянии и нуждались в ремонте. Шпалы были деревянными и почти полностью гнилыми. Железнодорожная ветка уже очень давно не использовалась, но по документам числилась действующей. Значит для ее использования надо будет только разобрать имеющийся путь, пригнать десяток самосвалов с гравием, достать и уложить бетонные шпалы, а рельсы можно использовать и имеющиеся. Самое главное не надо будет ничего согласовывать, а лишь ее отремонтировать. Мостовой кран хотя и выглядел неказисто, но оказался нормально работающим. Он был хотя и старым, но активно использовался и потому постоянно поддерживался в хорошем состоянии и даже регулярно проходил контрольные проверки. В ангарах располагалось разнообразное деревообрабатывающее оборудование. Некоторые станки были старыми, но прекрасно работающими, некоторые вообще относительно новыми.

За все это хозяйство старый прапорщик хотел сорок миллионов рублей. Мы поторговались и сошлись на сумме в двадцать пять миллионов наличными. Прапорщик избавлялся от проблем с выводом и обналичкой полученной суммы, а мне не надо было думать, как легализовать деньги, добытые из банкоматов. Кроме того, прогуливаясь по территории, мы разговаривали о разном, и слово за слово мне удалось выяснить, что у товарища старшего прапорщика остались хорошие связи в армейских и околоармейских кругах. Учитывая то, что Василий Владленович был прапорщиком не только по званию, но и по профессии, и по характеру, то и связи у него были соответствующими и они могли помочь очень много чего добыть. Я сразу это взял на заметку. В 19 веке мне потребуется много всякого военного имущества и техники. Подойдет даже устаревшее и списанное. Главное, что бы можно было достать много и недорого. Если еще и какое-то вооружение можно будет достать, то это будет вообще замечательно, но пока на вооружение я даже не рассчитывал. Хотя даже гусеничные тягачи МТ-ЛБ, пусть и невооруженные, для 19 века - супероружие. Даже не имея пулемета, такая хреновина способна просто давить врага гусеницами. Ядром в него еще попасть надо, да и то не факт, что ядро пробьет даже противопульную броню.

После осмотра территории объекта и всех сооружений, мы расстались, договорившись, что на следующий день я подъеду к товарищу старшему прапорщику смотреть документы на объект. Я сел в свой Мерседес и направился в город. Подъезжая к площади Победы я позвонил Виктору, но он не отвечал. А я как раз собирался ехать к нему домой за деньгами, которые он должен был получить от ювелира за золото и бронзу. Не дозвонившись, я решил ехать к нему без звонка. Объехав по кругу монумент защитникам Ленинграда, высившийся на месте бывшей Средней Московской Заставы (Средней Рогатки), я свернул на Краснопутиловскую и поехал в сторону Юго-Запада, где жил Виктор. Я не стал заезжать во двор, а припарковался на улице в кармане около дома. Дом был длинным, но в нем была одна подворотня для автомобилей и несколько пешеходных подворотен, через которые можно было с улицы пройти во двор, не обходя его с торцов

Войдя во двор, я заметил припаркованную рядом с парадной вишневую «девятку» с тонированными стеклами. Однако, через лобовой стекло было видно, что на водительском месте сидит какой-то тип, неторопливо курящий сигарету. У самой парадной на корточках сидел еще один подозрительный тип, так же куривший сигарету. Того, кто сидел в машине было нормально не рассмотреть, а вот парень, сидевший у парадной, явно имел криминальные наколонности. Наличие судимостей с виду определить было невозможно, но манера держатся, низкий лоб, злобно-настороженный взгляд темно-карих глаз и татуировки свидетельствовали, что это гопник, но гопник готовый на что-то более серьезное, чем мелкий гоп-стоп или простое хулиганство. Он был одет в белую майку, спортивные штаны и стоптанные лаковые туфли. На голове у него, не смотря на летнюю погоду была черная вязаная шапочка с заветными наркоманскими цифрами «228». Наличие этой символике на шапке еще не означало, что ее обладатель обязательно является наркоманом, но дополнительно свидетельствовало о его демонстративной антиобщественной позиции. На плече красовалась татуировка, изображающая череп, обвитый колючей проволокой, а на тыльной стороне ладони - какие-то иероглифы.

- Эй, закурить есть!?... - Окрикнул меня парень, когда я подошел к парадной, но я не отреагировал.

- Эй, че дерзкий такой!?... - Нагло заявил он, увидев, что я не реагирую на него. - Ты с какой квартиры!?...

Ситуация была неприятной. Только стычки с гопником мне сейчас не хватало. Я уже протянул руку к домофону, что бы набрать номер квартиры, но заметил, что гопник очень внимательно смотрит именно на мою руку, палец которой уже собирается нажимать кнопки на домофоне. Каким-то чутьем я почувствовал, что этому типу совсем не следует узнавать номер квартиры, в которую я направляюсь. Ситуация стала напряженной. Во дворе кроме меня и докапывающегося до меня гопника присутствовал только меланхолично курящий водитель «девятки», который вполне мог быть корешем этого придурка и в случае конфликта прийти ему на помощь. У меня был только травматический «Макарыч» в кобуре скрытого ношения, но расстояние было слишком маленьким и в случае резкого обострения ситуации, я мог просто не успеть его достать. А если бы успел, то выстрел в упор резиновой пулей 45-го калибра если не убивает, то гарантированно серьезно травмирует незащищенные мягкие ткани. Лучшим средством в этой ситуации был бы электрошокер или черный пояс по тэйквондо. Но ни того, ни другого у меня не было.

- Эй, Димон! Это не тот, тот должен на Мерсе приехать! - Послышался голос сзади.

Я оглянулся и увидел, что это был водитель «девятки». Значит эти ребятки ждут кого-то, кто должен приехать на Мерседесе. В в этот момент дверь открылась и на пороге показалась молодая женщина с коляской. Я помог ей подержать дверь, пока она выкатывала коляску и затем зашел в парадную. Борзый гопник при этом смотрел на меня и чего-то соображал. Пропажа Виктора, гопники у парадной... Все это мне очень не нравилось, хотя это могло быть всего лишь совпадением. Хотя... Они ждут кого-то на Мерседесе. А ведь я приехал на Мерседесе, но оставил его на улице и вошел во двор пешком. А если бы въехал на машине? Если они ждут человека на мерседесе, то зачем гопник у двери приставал ко мне? Я внешне похож на того, кого они ждут, но только без Мерседеса. Но ведь, на самом деле, я на Мерседесе! Они что, меня тут ждали?

Размышляя над этими неприятными загадками, я поднялся на лифте на нужный этаж и на всякий случай осмотрелся. Но на этаже было тихо и никого не было. Я позвонил в Витину квартиру. Открыла его жена.

- Привет! Витя дома? - Произнес я.

- Здравствуй. Нет его. Пропал куда-то. На звонки не отвечает. Звонила ему на работу, сказали, что еще в обед уехал в прокуратуру. - Ответила она. - Проходи, чего в дверях стоишь?

Я вошел в прихожую, снял ботинки. Витина жена закрыла за мной дверь. Я стал размышлять над ситуацией.

- После работы ходила в магазин, так какой-то парень за мной увязался. - Рассказала витина жена, наливая мне чай. - Дошел за мной до магазина, ждал у выхода, а затем проводил до парадной, но в дом заходить не стал. И Витьки до сих пор нет... Сердце не спокойно... Он же в прокуратуру поехал... Может его прямо там и арестовали?

- За что? - Удивился я.

- Да за какую-нибудь коррупцию... Он же чиновник, хоть и муниципальный... Сейчас же, сам знаешь, очередная компания по борьбе с коррупцией...

- Так он же юрист и не коррупционными вопросами не ведает. Там и так на коррупционные должности очередь стоит. Если бы было бы что, то брали бы не его...

- Так у нас же всегда коррупционеров не трогают, а для отчетности сажают мелких «стрелочников», подбрасывая им меченные взятки...

Теперь мне уже стало окончательно понятно, что произошло что-то серьезное. Думаем, что это может быть... Прокуратура тут, разумеется, совсем не при чем. Уж за что, так за коррупцию его точно не привлекут. Сама прокуратура заинтересована в наличие у подконтрольных структур хорошего юриста, способного писать грамотные отписки, позволяющие прокурорским легко отфутболивать всякие идиотские жалобы. В этом Виктор был опытным мастером и с прокуратурой у него была если и не дружба, то во всяком случае отношения были хорошими и в «козлы отпущения» его бы брать не стали. Да и вообще и слежка за его женой, и пара гопников у парадной, это не государство. Государственные органы так не работают даже на уровне провинциальной полиции. Даже если бы наблюдение осуществляли бы не штатные сотрудники, а перепоручили бы это агентуре, то всяко проинструктировали бы так глупо не светиться.

От размышлений меня отвлек телефонный звонок. Я достал телефон и увидел на экране имя Виктора и его фото. Разумеется, я сразу же ответил, но как выяснилось, звонил не Виктор. С его телефона звонил ювелир, к которому он должен был отвозить золото и бронзовые изделия.

- Добрый день, молодой человек! - Слащавым голосом поздоровался ювелир. - Виктор попросил меня позвонить вам. Мы тут с ним немного выпили... Сами понимаете, отмечали успешную сделку... Он просил вас за ним заехать ко мне. Боялся один возвращаться домой с деньгами. Он тут у меня сейчас спит на диване. Вы помните, где находится мой магазинчик?

- Да, помню. - Ответил я. - Завершу еще некоторые дела и подъеду. На какой телефон можно вам звонить, если что?

- Звоните на этот. Вы сейчас где? Вы далеко?

- Я в Ленинградской области в Лемболово. Буду в городе часа через два.

- Я вас жду, приезжайте быстрее.

Виктор не имел склонности к алкоголизму и пьяным я его никогда ранее не видел. Но могло оказаться, что уговорили выпить, потом напоили и он уснул. Но если он мог попросить позвонить мне что бы я за ним заехал, то логичнее было бы позвонить самому. Да и если он поехал к ювелиру в обед, почему он мне позвонил только сейчас. Они там четыре или пять часов отмечали «успешную сделку»? Да и гопники у подъезда, ожидающие человека на Мерседесе, то есть меня, и слежка за его женой. Если у ювелира меня ждут ребятки из той же компании, что дежурит у подъезда, то соваться туда одному, даже с травматическим пистолетом не стоило. Дима и Олег, к сожалению, были в 19 веке и быстро их оттуда вытащить было невозможно. А то втроем, да с ружьями, мы бы могли бы надавать по рогам и небольшой банде. Значит пора звонить хорошим добрым людям, которые почти как знаменитые «вежливые люди», но только в штатском. Посмотрел на часы на экране телефона - был как раз конец рабочего дня. Хорошо было бы застать товарища полковника еще в Управлении, а не в пробке по дороге домой. Разговор предстоял сложный, так как никакой конкретики у меня не было, пока только одни подозрения, а там любят конкретные вещи, по которым они могут сразу жестко работать, а не тратить время на проверку информации. Но другого варианта у меня не было, Виктора нужно было срочно спасать. Вернусь в 19 век, сразу поручу Диме набирать и натаскивать службу безопасности, как для 19 века, так и для 21-го. А то пока у нас все шло слишком хорошо и спокойно и мы расслабились. Как говориться, пока жареный петух на горе раком не свитнет...

- Приветствую! - Поздоровался я.

- И тебе привет! - Ответил товарищ полковник. - Как у тебя дела? Как твой бизнес?

- Слушай, есть проблема. Пропал мой друг. Может быть ты его помнишь, юрист, который всякими старинными фиговинами увлекался...

- А что с ним случилось? Спекулянты подделку подсунули?

- Нет, там, похоже, все серьезно. Я подозреваю, что его похитил.

- Это как? С чего ты решил, что его похитили? - Удивился полковник.

- Сегодня он поехал к одному ювелиру. Повез партию всякого хабара, которую мне подогнали знакомые с Украины. Они там всякое старинное барахло по дешевке скупают и гонят в Россию и в Польшу. Вечером он должен был отдать за него деньги, но пропал. На звонки не отвечал. А только что позвонил этот ювелир с его телефона и предложил мне к нему приехать.

- Ну, это еще не значит, что твоего друга похитили. - С профессиональным скептицизмом ответил сыщик. - Может он просто деньги не хочет отдавать? Или свой телефон у этого ювелира случайно забыл?

- Дело в том, что я сейчас приехал к нему домой. Его жена говорит, что он пропал еще в середине дня, а за ней ведется слежка.

- Ну может ей просто показалось?

- Дело в том, что я сам видел странных типов около парадной. В общем, очень прошу помочь. Я опасаюсь один ехать к ювелиру. Съезди со мной или кого-то из своих ребят выдели. Это недалеко от Управления. На Моховой улице.

- Слушай, я сам сейчас занят, вот до сих пор еще в конторе сижу. У нас завтра крупная реализация, готовимся. Если ты уж так сильно просишь, то я попрошу, что бы с тобой туда сходили. Если там никого не похищали, то с тебя коньяк!

- Хорошо! Сейчас подъеду на машине, и мы быстро туда скатаемся. И коньяк с меня в любом случае! Обещаю, что это будет такой коньяк, которого ты еще никогда не пил!

Да, я решил привезти товарищу полковнику из 19 века настоящего шустовского коньяка. Можно еще саблю какую-нибудь. Не сильно золоченую, но с хорошим клинком. Он это оценит. Я проинструктировал жену Виктора, как себя вести - не открывать дверь посторонним, без надобности не выходить из квартиры, а если все-таки надо куда-то ехать, то избегать безлюдных мест. Попросил сразу же звонить мне, если произойдет что-то подозрительное или будет какая-то информация от Виктора. А если кто-то начнет ломиться в дверь, то сразу вызывать полицию. После инструктажа я покинул квартиру и спустился вниз. «Девятка» все так же стояла возле подъезда, а гопник сидел на том же месте, но на этот раз он до меня не докапывался, а просто проводил злобным взглядом. Я не стал сразу выходить на улицу, а прошел через двор и обогнул дом, проверяясь, что за мной никто не следит. Мерседес стоял там где я его и оставил и с ним тоже ничего не случилось.

На Захарьевскую я мчался, как мог, не смотря на вечерние пробки. Я припарковался возле Управления и позвонил товарищу полковнику. Вскоре из дверей Управления вышли двое крепких молодых людей в штатском и направились к моей машине. Я вылез из Мерседеса и пошел им навстречу.

- Добрый вечер! - Поздоровался один из парней. - Вы Андрей Владимирович?

- Да, добрый вечер. - Ответил я.

- Шеф попросил нас съездить с вами и посмотреть, что бы ничего не случилось.

- Прошу в машину.

По дороге я кратко рассказал о происшедшем, опустив некоторые лишние для них детали.

- Мой друг помочь продать некоторое количество старых вещей, привезенных с Украины и представляющих ценность как антиквариат. Сам он не торгует, для него предметы старины просто хобби, но у него есть знакомые среди антикваров. Вот к такому знакомому он и обратился. Как выяснилось, цена этих вещей немаленькая. Он должен был сегодня их отвезти и получить за них деньги. Но он перестал отвечать на телефон, а затем с его номера позвонил этот самый антиквар, как-то путано объяснил, что сам Виктор позвонить не может, но просит меня к нему приехать. Когда звонил антиквар, я как раз приехал к Виктору домой. Его жена сказала, что тоже не может до него дозвониться, а за ней сегодня вечером следил какой-то мутный тип. Пару таких мутных типов я сам сегодня видел у его парадной. Явная слежка, причем топорная. По виду это какая-то уголовная шпана.

- Понятно. - Сказал парень, который, похоже, был в этой паре старшим. - Сейчас посмотрим, потрогаем, если надо, то... Хотя товарищ полковник приказал лишь вас от всяких нехороших вещей поберечь и ни на кого не наезжать, если только на нас самих или на вас конкретно не наедут.

- Стволы-то взяли? - Спросил я. - А то у меня только травмат...

- Стажеру ствол не положен, только бронежилет. Зато у меня с собой 9А90, мы как раз к предстоящей работе готовились, а там будут чурки, которые могут неадекватно себя повести при задержании, вот и вооружились.

Это значит, что парень, который все время молчал, вообще стажер и без оружия. Но зато у старшего не обычный для полиции ПМ, а компактный спецназовский 9-мм автомат под весьма мощный патрон, такой же, как у знаменитого «Винтореза». Такая машинка, имея габариты и вес пистолета-пулемета в ближнем бою способна продырявить практически любой бронежилет. Все-таки это не обычный уголовный розыск, а элитное городское подразделение, работающее хотя и по экономической сфере, но зато по очень серьезным делам. Потому и оснащение не хуже, чем у ФСБ. С такими сопровождающими я мог чувствовать себя в безопасности, если, конечно там нас не встретят какие-нибудь совсем отмороженные укурки. Теперь главным ю\было вытащить оттуда Виктора. Хуже будет, если его там не окажется, а ювелир будет все отрицать. Его можно, конечно попрессовать, но этим ребятам это запретило начальство, а тащить сюда Диму и Олега долго.

Я не стал сворачивать на Моховую и остановился на Пестеля, решив не светить машину. Я уже догадывался, откуда у бандитов информация обо мне. Ювелир видел мою машину, мог даже номер запомнить. Ну и словесное описание моей внешности тоже мог дать. К ювелирной лавке мы подошли пешком. Я сразу заметил, что возле нее припаркован здоровенный пафосный внедорожник Кадиллак, белый с тонированными до черноты стеклами. За Кадиллаком стояла Инфинити цвета золотой металлик и тоже глухо тонированная, хотя и не до такой степени, как Кадиллак. Около машин стояли двое типичных бандосов. Эти явно не были такой примитивной шпаной, как та пара, которая пасла дом Виктор. Еще один бандос топтался около двери ювелирного магазинчика. Одеты все трое были хотя и безвкусно, но явно дорого. Да и золотые цепи на толстых шеях и золотые перстни на руках были весьма массивными. Я в сопровождении оперативников спустился в ювелирный магазинчик, находившийся в полуподвальном помещении. Перед этим я заметил, как старший из оперов кивком головы обратил внимание стажера на бандосов, то так же еле заметным жестом подтвердил, что его понял. Бандосы при этом не обратили на нас никакого внимания, продолжая наблюдать за проезжающими машинами. Если они действительно ждут меня, то высматривают Мерседес, который я благоразумно оставил за углом.

В магазинчике за прилавком стоял ювелир, а перед ним еще двое бандосов. Похоже, что они о чем-то беседовали, но когда звякнул колокольчик на двери, они стали делать вид, что с крайним интересом рассматриваю выставленные в витрине золотые украшения.

- О! Андрей Владимирович! - Воскликнул ювелир, изобразив крайнюю радость от моего появления. - А я уже вас совсем заждался, а у меня к вам тут очень хорошее деловое предложение. Да и денег вам Витя просил передать.

- А он сам? - Спросил я.

- А он вас не дождался. Оставил деньги для вас и сам уехал. Сказал, что у него дела и поехал на какую-то встречу.

Ага, сорок минут назад, он лежал пьяным и спал, а тут вдруг как Штирлиц проснулся и «поехал на встречу с Борманом». И при этом мне даже не позвонил, что оставляет этому типу для меня крупную сумму денег. Да и еще перед первой встречей с этим ювелиром он меня сам предупреждал, что это крайне скользкой тип и доверять ему не следует.

- Пройдемте, пожалуйста, в мой кабинет. Мне надо с вами обсудить одно крайне интересное для вас предложение. - Сказал ювелир, приглашая меня пройти в подсобку. - Нет, нет! Пусть ваши товарищи останутся здесь. Я не люблю обсуждать бизнес прилюдно.

- Это мои партнеры и я не веду переговоры без них. - Резко отрезал я.

Ювелир бросил вопросительный взгляд на бандитов. Те тоже не могли быстро сообразить, что делать. Похоже, они рассчитывали, что я приеду один и планировали свои действия исходя из этого. Но, учитывая их численное превосходство, они пока еще не считали это отклонение от их планов критичным. Я заметил, что бандосы быстро о чем-то посовещались абсолютно без слов, только мимикой и еле заметными жестами. Они явно не были глухо-немыми, а я знал, что такой метод общения и обмена информацией распространен среди заключенных и используется, что бы их разговоры не услышал конвой. Это означало, что мы имеем дело не с простыми «быками», а с опытными уголовниками.

В крохотном кабинете ювелира было накурено и на диване у стенки сидели еще двое бандитов. Вот значит, как со мной хотел пообщаться ювелир «наедине». Судя по выражением их морд, бандиты были очень удивлены, когда кроме меня и ювелира увидели еще двух крепких парней. Я решил сразу взять инициативу в свои руки и если не добьюсь выдачи Виктора, то спровоцирую ситуацию, в которой у оперативников будет повод предпринять активные действия. Я по глазам видел, что они оба смотрели на бандитов с откровенной ненависть и в душе хотели открыть огонь на поражение, но руководствуясь приказом товарища полковника, ограничивались лишь охраной моей драгоценной тушки.

- Ну, а теперь ты быстро мне рассказываешь, где Виктор! - Потребовал я.

- Я же сказал, что он на деловую встречу уехал... - Промямлил ювелир, а сидевшие на диване бандиты напряглись.

- Эй, сбавь обороты, пацан! Ты не у себя на хате! - Попытался перехватить инициативу один из бандитов, вставая с дивана.

- Стой, где стоишь! - Скомандовал оперативник. - Руки держать на виду и не делать резких движений!

- Эй, а ты че такой резкий! Ты ваще знаешь, кто я! - Грозно рявкнул бандит, но при этом благоразумно остался стоять на месте.

- Сейчас узнаем... - Усмехнулся в ответ оперативник и бандит несколько замялся, так как увидел, что его попытки нагнать на нас страху совсем не работают.

- Повторяю вопрос. Где Виктор!? - Сказал я.

- Я же тебе сказал, что он уехал... Он сказал, что по делам... На встречу... - Голос ювелира был явно испуганным.

Я достал телефон и набрал номер Виктора и в кармане у ювелира заиграла знакомая мне мелодия витиного телефона.

- Ну, телефончик доставай...

- Это... Это мой телефон... Это мне звонят... - Проблеял ювелир и со страхом посмотрел на бандитов.

Я решил достать пистолет и немного припугнуть клиента, помахав у него перед носом стволом. Благо травматический «Макарыч», сделанный на основе ПМ, вполне можно с ним спутать, если не рассмотреть маркировку на боковине. Но в этот момент бандиты неожиданно резко бросились на нас. Тот, который успел встать, бросился на оперов, а сидевший на диване - на меня. В этот момент я как раз доставал пистолет из кобуры под курткой. Расстояние было небольшим и единственное, что я успел сделать, это слегка развернуться, одновременно уходя чуть в сторону, и выстрелить, почти не целясь. Грохот выстрела был неожиданным для всех, кроме меня. Мне повезло - я попал бандиту в колено. Да, резиновая пуля 45-го калибра в колено в упор это не просто больно, это - очень больно. Нормальному человеку практически гарантирован болевой шок. Но бандит был здоровым бугаем и, хотя он и не потерял сознание, но заорал от боли, как стадо диких слонов. При этом он как раз переносил тяжесть тела на ту ногу, в которую я попал. Нога подвернулась и бандит рухнул всей своей тушей, в которой было наверное под полтора центнера веса. Пытаясь удержать равновесие, он попытался схватиться за угол стола и опереться на него, но лишь отодвинул стол в сторону. Удержаться на ногах ему все равно не удалось, но манипуляция со столом несколько изменила траекторию его падения и он влетел головой в живот ювелира. Да, бритая наголо голова с оттопыренными поросячьими ушками, направляемая вперед падающей массивной тушей и ударяющая при этом в живот, это тоже, наверное, очень больно. Ювелир впечатался спиной в стену и с громким бульканьем выплеснул на спину забодавшего его бандита содержимое своего желудка. А несколькими секундами перед этим, при звуке выстрела успел опустошить и кишечник с мочевым пузырем прямо в собственные штаны.

Грохот выстрела слегка отвлек второго бандита, что облегчило работу оперативникам. Когда я немного придя в себя обернулся, бандит, хрипя, уже лежал на полу, а на нем сверху сидел стажер, пытаясь застегнуть на завернутых за спину руках наручники. Однако бандит пытался сопротивляться и заковать его в наручники не получалось. В коридоре послышался топот и дверь в кабинет резко открылась. Лежащему бандиту не повезло - его голова находилась как раз около двери. В итоге дверь с глухим стуком ударила его по макушке. Хрипение прекратилось, тело бандита обмякло, и стажер защелкнул на его руках наручники. Из-за приоткрытой двери в кабинет просунулась голова одного из бандитов, остававшихся в торговом зале. То, что он увидел в кабинете его крайне удивило. Но долго удивляться ему было не суждено. Стажер, оставив лежащего без сознания и закованного в наручники бандита, прыжком вскочил на ноги и «клювом орла» ударил выглядывающего из-за двери бандита по горлу, так как иных уязвимых частей тела доступно не было, если не считать жирной морды с мясистым носом. Захрипев, бандит отпрянул в коридор, захлопнув дверь.

- Че там, Ржавый! - Послышался голос другого бандита.

В ответ его напарник, получивший от полицейского удар в горло, истошно заорал:

- Суки!!! Падлы!!! З-з-замочу!!! К-козлы!!!

После этого в коридоре захлопали выстрелы, а от пробитой пулями двери полетели щепки. К счастью после произошедшего только что в кабинете побоища, мы втроем стояли вдоль стен, а бандиты и ювелир лежали на полу. Потому пули никого не задели, воткнувшись в противоположную стену кабинета чуть ниже высоко расположенного крохотного подвального окошка. После шести выстрелов за дверью послышались щелчки курка. Опер выхватил из кобуры свой портативный автомат и дал короткую очередь по двери. Из-за двери послышался крик раненного, сменившийся отборной матерной бранью.

- Леха! Хватай мобилу, звони шефу! Пусть высылает опергруппу или затребует сюда СОБР! - Крикнул оперативник стажеру, держа дверь на прицеле автомата.

- Сергей Николаевич! - Сказал стажер в телефон. - Мы блокированы в подвале. Это ювелирный магазин на Моховой. Преступники вооружены... Нет, мы не стреляли... Ну в смысле стреляли, но не на поражение... Ваш друг один раз только из травматического... Еще товарищ капитан дал очередь в ответ, когда стреляли в нас... Возможно, кого-то задел рикошетом...

- Скоро они будут? - Спросил оперативник после того, как стажер убрал телефон. - А то, как бы эти пидоры не попытались нас штурмом взять, если у них еще стволы есть...

- Уже выезжают. - Ответил стажер. - Ну и усиление запросят.

От Захарьевской до Моховой всего пара кварталов и потому уже минут через пять вдали послышался приближающийся вой сирен. Машины подъехали к магазину и вой прикратился. После этого у оперативника зазвонил телефон.

- Да, товарищ полковник! Мы в подсобке... В кабинете хозяина магазина... - Ответил оперативник в трубку и обратился уже к нам. - Ну, вот и кавалерия из-за холмов. Наши подъехали. Сейчас будут заходить, просили не перестрелять их по ошибке. Вскоре за дверью послышался возглас «Эй, Кузнецов, ты здесь!».

- Да, все нормально, можете входить, только дверь аккуратно открывайте, под ней задержанный лежит.

Вскоре так еще и не пришедший в сознание бандит получил второй удар дверью по голове. Да, а были бы мозги, было бы сотрясение, подумал я про него. Стажер оттащил тяжелую тушу бандита от двери и в кабинет вошли двое оперативников. Они были в гражданской одежде, поверх которой были надеты тяжелые бронежилеты, а на головах были шлемы «Сфера». Вооружены они были такими же компактными 9-мм автоматами 9А90, как и сопровождавший меня оперативник. Следом за ними в кабинет вошел и сам товарищ полковник.

- Здорово, дружище! - Он крепко пожал мне руку. - Ну, чего тут у вас произошло? Чего так дерьмом тут воняет? Канализацию что ли пулями изрешетили, стрелки ворошиловские?

- Нет, просто гражданин ювелир немного обгадился, когда стрельба началась. - Объяснил я.

- Этот что ли? - Спросил товарищ полковник, слегка пнув носком ботинка ювелира, лежащего поверх туши бандита, который боялся даже пошевелиться.

- Ага, он самый... - Кивнул я.

Товарищ полковник прошелся по кабинету, осмотрел пробитую пулями дверь, затем дыры от пуль в противоположной стене Тем временем я нагнулся и, вытащив из кармана ювелира телефон Виктора, показал его товарищу полковнику.

- Вот это телефон похищенного...

- А самого похищенного нашли? А то мы когда подъехали, кроме вас и этих, которые на полу лежат, ни в магазине, ни около него никого не было. Сейчас парни все там осматривают, но, похоже, здесь и прятаться негде.

- Товарищ полковник! - Послышался голос еще одного оперативника, заглянувшего в кабинет. Мы все осмотрели. Кроме кабинета тут только туалет и чулан, заваленный всяким старьем. Там никого не обнаружено. Есть запасной выход во двор, но его явно уже дано не открывали.

- Эй, парни, там в кладовке кто-то есть! - Послышался из коридора чей-то крик.

Виктора нашли связанным по рукам и ногам, с кляпом во рту и замотанного сверху стретчем, как египетская мумия. Он лежал в чулане в старинном деревянном комоде, который сверху был дополнительно завален кусками какой-то старинной мебели, собранными на помойках для дальнейшей реставрации. Услышав сначала стрельбу, а затем голоса полицейских, Виктор понял, что самостоятельно они его найти не смогут, кричать через кляп невозможно он стал резко изгибаться внутри комода и производимый при этом стук привлек внимание оказавшегося неподалеку оперативника. Обнаружение похищенного резко поменяло ситуацию, так как теперь в деле появился потерпевший. До этого ситуация могла быть представлена, при наличие хорошего адвоката, как самозащита граждан, которым угрожали. Что касается стрельбы, то установить, кто стрелял было невозможно, так как мы объективно не могли его видеть через дверь.

Вскоре к магазину примчались дополнительно еще два «Тигра» со штурмовой группой ОМОНа. Их вызвали сразу же, но дорога от Подьяческого моста занимала несколько больше времени, чем от Захарьевской улицы. ОМОНовцев внутрь магазина не пустили и они оцепили его снаружи. Затем подъехали еще оперативники из ГУВД и территориального отдела. Начался опрос населения и поиск и съем записей с камер видеонаблюдения окрестных домов. А мы поехали на Захарьевскую в Управление оформлять показания.

В машине оперативник, который ездил со мной к ювелиру, сказал:

- Сейчас нам очень важно сформулировать связную и логичную картину происшедшего, что бы наши показания полностью совпадали. А самое главное, сделать так, что бы показания задержанных были такими как надо и не противоречили нашим. Надо, что бы они их подписали, пока еще напуганы и пока своих адвокатов не подтянули. Хорошо еще, что похищенного нашли, а то у этих мразей мог быть шанс попытаться нас виноватыми сделать. Типа они мирные граждане, а мы к ним вломились в магазин и угрожали, а они защищались.

Товарищ полковник сначала лично опросил Виктора, затем меня. Потом нас посадили в одном из кабинетов пить чай. Мы там сидели практически час. Потом к нам зашел давешний стажер и принес листы с уже готовыми нашими показаниями. Нам оставалось только своей рукой написать под нами «С моих слов записано верно, мною прочитано» и поставить подписи. Судя по тщательности проработки, над этими показаниями хорошо потрудилась команда местных профессионалов.

- А злодеи все подписали? - Спросил я у стажера, отдавая подписанные мною листы.

- Да, ювелир подписал все сразу... - Ответил стажер. - Он еще та трусливая скотина... Ну и воняет же от него... А эти бычары пытались в отказ пойти, но у нас такие номера не проходят. Ребята их прессанули слегка и тоже дожали. Так что с формальной стороной все хорошо, осталось только реальную сторону распутать.

В итоге просидели мы в Управлении до часа ночи. Напоследок товарищ полковник мне кратко рассказал, что удалось выяснить. Ювелир уже давно активно сотрудничал с криминальными кругами, но тщательно это скрывал. Через него шел сбыт краденного. Кроме того, он наводил бандитов на коллекционеров и других обладателей антиквариата. Не брезговал давать наводки и на одиноких стариков, у которых бандиты не только похищали антиквариат, но и «отжимали» квартиры - когда обманом, когда силой и угрозами, а когда просто переоформляя недвижимость по поддельным договорам или липовым завещаниям. Когда же ювелир узнал, что есть человек, который возит крупные партии золота и антиквариата, то тут же сообщил об этом бандитам, а те захотели выйти непосредственно на источник, убрав посредников. Виктор героически выдержал их допрос, навешав бандитам на уши лапши, что меня почти не знает. Напоследок товарищ полковник поинтересовался откуда было это золото и антиквариат. Я объяснил, что его скупили по дешевке на Украине и привезли на продажу в Россию, но это была разовая партия и больше таких поставок не будет.

Что касается того товара, который привез ювелиру Виктор и за который тот не заплатил ему денег, то перепуганный ювелир объяснил, где он спрятан. Мерзавец ныл и плакал, пытаясь давить на жалость, утверждая, что он сам, а его заставляли бандиты, якобы угрожая физической расправой и поджогом магазина. Увидев меня и Виктора, он рухнул перед нами на колени и стал умолять о пощаде. Увидев мою ухмылку победителя, он предложил мне отступные - восемь миллионов рублей на банковском счете немедленно и двенадцать миллионов наличными в тайнике, при условии, что его выпустят хотя бы на подписку. Однако меру пресечения определяли не мы, и даже не полиция, а - Следственный Комитет. Потому насчет денег из тайника я пообещал подумать, удовлетворившись пока получением от вонючего банковской карточки, пинкода к ней и пароля от интернет-банка. А Виктор проявил юридический профессионализм и не поленился задержаться в Управлении еще на полчаса, попросив у товарища полковника компьютер с принтером. Виктор составил и напечатал соглашение о компенсации нам нанесенного вреда, которое ювелир подписал толком не прочитав. Это был замечательный документ! Там были оговорены лишь минимальные суммы выплат с его стороны. При отсутствии каких либо наших обязательств перед ним, мы получали возможность содрать с него столько денег, сколько было возможно. Более того, принадлежащая ювелиру квартира являлась по этому договору залогом, гарантирующем выполнение им обязательств перед нами. Оставалось только сделать так, что бы на следующей день, находясь уже в СИЗО, ювелир подписал бы еще один экземпляр этого соглашения и его подпись заверил бы начальник СИЗО. После этого даже, если ювелир потом попытается съехать с темы, то его можно было бы доить через суд.

Я без приключений отвез Виктора домой и передал в заботливые руки его заплаканной жене, которую он принялся успокаивать, объясняя, что ничего страшного не произошло, просто он слегка задержался на деловой встрече. Ага, слегка задержался - это был второй час ночи! Да и похищение бандитами - совсем нестрашно. Попрощавшись, я поехал к себе домой, благо Кольцевая была свободна, и можно было втопить все 160. Тем более, что надо было выспаться и на следующий день заниматься сделкой по приобретению лесопилки с железнодорожным тупиком.


предыдущая глава | Император самовыдвиженец | cледующая глава



Loading...