home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15

Утром следующего дня я созвонился с отставным прапорщиком и поехал к нему в его питерский офис. Офис располагался в бизнес-центре в районе станции метро Ладожская и был совсем небольшим - всего одна тридцатиметровая комната, в которой гипсокартонной перегородкой был отгорожен директорский кабинет. Занималась фирма строительством деревянных загородных домов. Как выяснилось, товарищ старший прапорщик договорился с каким-то леспромхозом в глухом углу Новгородской области. Там было полно леса и безработных мужиков. Потому и лес, и рабочая сила были дешевыми и в избытке. И простаивающая оборудованная лесопилка там тоже была.

Потому теперь фирма товарища старшего прапорщика недорого получала комплекты-заготовки для домов, на грузовиках привозились заказчикам, где из них за пару недель бригада собирала дома. В связи с этим, надобность в деревообрабатывающем производстве в окрестностях Санкт-Петербурга отпала. Вполне логично было его продать, а на эти деньги купить десяток большегрузных Камазов с гидроманипуляторами и прицепами что бы возить комплекты для строительства домов из Новгородской области. А еще ему надо было вложиться в рекламу и создание выставочных площадок около стройбаз и выездов из города.

Типичная эволюция современного бизнеса, но только не на глобально-мировом, а на российско-региональном уровне. Собственные предприятия закрываются, а производство передается на аутсорсинг в какой-то регион с дешевой рабочей силой, хорошей транспортной доступностью и другими факторами, снижающими производственные затраты. Производство получает лишь малую часть от конечной прибыли, но при этом радуется даже таким заказам, а рабочие, получающие мизерную по меркам развитых регионов зарплату, радуются, что сеть какая-то работа. А основную часть прибыли получает система сбыта, на котором сосредотачивается основная компания. При этом затраты на рекламу сопоставимы с затратами на производство, а в некоторых сферах даже могут их превосходить. В глобально-мировом масштабе фирмы США и Европы передают производство в Китай и Юго-восточную Азию, а в нашем случае товарищ старший прапорщик передает производство в Новгородскую область. Прибыль у него от этого только увеличилась, а забот стало меньше, так как управление производством теперь не его проблема. Теперь только его менеджеры отправляют новгородцам заказы по электронной почте, присылают грузовики за готовыми к вывозу комплектами и перечисляют оплату за них.

Я просмотрел все документы, которые предоставил мне товарищ старший прапорщик и убедился, что собственность на объект и земельный участок оформлены, как положено. Порадовало, что согласованная мощность электропитания достаточно велика и имеется возможность ее увеличения. Попили со старым интендантом чаю, поговорили о том о сем. Он оказался весьма хватким мужиком - настоящим прапорщиком. Стал выяснять, что еще прибыльного можно замутить совместно со мной. Меня привлекла возможность покупки всякой военной техники либо списанной в разной степени пригодности - что-то на запчасти, что-то под восстановление, что-то на ходу, либо с хранения, в основном старых образцов, либо даже новьё с заводов. Это были как различные транспортные и вспомогательные машины, так и боевая техника. Разумеется, вся боевая техника предлагалась без вооружения, а новые бронемашины в гражданском варианте. Затем я ненавязчиво перевел разговор на тему личного состава и договорился с товарищем старшим прапорщиком о помощи в вербовке толковых и благонадежных военных специалистов за соответствующее вознаграждение для моей службы безопасности. У него были хорошие знакомства в разных военных частях и учреждениях, в первую очередь - в воздушно-десантных войсках, что было весьма хорошо. Чуть похуже было со знакомыми в военной разведке, спецназе ГРУ и авиации, но такие тоже имелись. Вот с военно-морским флотом товарищ старший прапорщик почему-то не дружил, но это меня не очень беспокоило. Время подбирать военно-морских офицеров и судостроителей пока было достаточно, а вот сухопутные вояки мне были нужны уже сейчас, особенно, учитывая недавний бандитский наезд. Я планировал создать в имении свою личную дружину, для подготовки которого требовались инструктора, и небольшой отряд для охраны наших объектов в 21 веке, набранный из офицеров с боевым опытом и спецназовцев. Тем более, как я понял из разговора с товарищем старшим прапорщиком содействие в трудоустройстве на гражданке в этих кругах ценилось и, помогая мне, он повышал свой статус в офицерской среде. Мы договорились о нотариате по продаже объекта через неделю и расстались, довольные начавшимся перспективным сотрудничеством.

Сразу из офиса товарища старшего прапорщика я поехал за еще одним дизельгенератором и минивездеходом. В Мерседес он, разумеется, не влез, не смотря на вместительность GLS'а. Тем более, что вместе с минивездеходом я покупал еще и прицеп к нему, а весь багажник при сложенном третьем ряде сидений, был занят 10 киловаттным дизельгенератором. Но решение было простым - я позвонил в «Грузовичков» и заказал длиннобазную Газель, в которую погрузили минивездеход, а прицеп поставили за ней в наклонном положении. Когда я приехал на нашу загородную базу, то Преображенский порадовал меня тем, что готовы два генератора микропорталов. Не хватало только прицепов для их установки и второго электрогенератора. Пока я переодевался, Святослав Григорьевич запустил генератор портала и я на минивездеходе кое-как в него въехал, пройдя буквально впритык. Следом за ним я кое-как втащил прицеп. Опять пришлось снимать с прицепа колеса, но поскольку я был один, то волок кузов прицепа при помощи грузовой тележки, на которой мы обычно возили на базе всякие ящики и стройматериалы. На прицеп я погрузил электрогенератор, а в кузов минивездехода - блоки генератора портала, который специально был сделан модульным, что бы мы в 19 веке могли бы его легко собирать и запускать без участия Святослава Григорьевича.

По лесу на минивездеходе было ехать несколько легче, чем на квадроцикле, зато по дороге максимальная скорость у него была несколько меньше. Таким образом, в Санкт-Петербург я приехал уже вечером. Ребята были крайне рады меня видеть. За то время, пока я отсутствовал, реконструкция дома шла полным ходом. В подвале уже было оборудовано помещение для дизельгенератора со звукоизоляцией и выводом выхлопной трубы на уровень крыши. Электропроводка была проложена еще не по всему дому, но в тех квартирах, где мы планировали жить сами и в офисе электричество уже было, хотя чатично еще по временной схеме через удлинители. Так же уже освещались лестницы и двор. Работы в помещении офиса, телефонной станции и фотоателье близились к завершению. Олег даже нашел художника, который был готов за недорого нарисовать нам эскизы вывесок и рекламных плакатов. Для их подсветки Олег попросил привезти из 21 века пару десятков катушек светодиодной ленты и к ней десяток трансформаторов.

Дима порадовал меня тем, что приступил к созданию службы безопасности и подбирает кандидатов из числа молодых офицеров, отставных солдат и казаков. На всякий случай делает это негласно что бы избежать внедрения к нам агентов полиции и Охранного Отделения. Мы, конечно, не против Государя и власти, но лезть в наши дела все равно не позволим. Ведь когда-то настанет день, когда мне предстоит беседа с Императором, о смене правящей в России династии с Романовых на себя любимого. Не то, что я рвусь к власти, но прогрессорствовать во всероссийском масштабе на государственном уровне в эпоху Николая Павловича будет крайне сложно. Слишком уж он упертый и не терпящей не только критики, но даже советов. Вот потому и дружба дружбой, а контрразведывательное обеспечение как положено.

Второй хорошей новостью от Димы было то, что в мое отсутствие к нам заходил маклер и не один, а в компании двух господ, которые были кредиторами хозяина приобретаемого имения, которые вынуждали господина отставного полковника продавать свое родовое гнездо. И хотя Рагнар и не был коммерсантом, но был бывшим майором ФСБ и не только по горам успел побегать, но и оперативником на Лубянской площади несколько лет работал. Переговоры он провел весьма успешно, сбив цену и договорившись о скорейшем заключении сделки. Кредиторам уже давно надоела возня с шебутным полковником, пока он опять чего-то нехорошего не вытворил. Как выяснилось, у одного православного еврея-выкреста, который излишне резко посмел наехать на отставного полковника, сгорел и жилой дом, и лавка. Причем в одну ночь, хотя они и находились в разных кварталах. Еще одного своего кредитора, будучи сильно пьяным, полковник чуть было не зарубил саблей. Хорошо, что его удержал от этого собственный слуга, а то поехал бы старый вояка на Сахалин за убийство. Поскольку данные кредиторы были дворянами, то расплатиться с ними, для полковника было делом офицерской чести, что и позволило уговорить его на продажу имения. После этого граф и князь спешили быстрее осуществить сделку, пока полковник не передумал, не отправился в тюрьму за очередную пьяную выходку или дорогу не перебежали бы другие кредиторы. Потому они предлагали все оформить, как только я вернусь в Санкт-Петербург. Сначала господа хотели получить всю сумму серебром, но Дима сторговался на оплату ассигнациями. Это было замечательно, тем более, что я привез очередную пачку свежих ассигнаций, только что прибывших через DHL из солнечного Израиля.

Утром Олег с Димой поехали на минивездеходе за квадроциклом и вторым генератором портала, а я на извозчике отправился в городской суд оформлять приобретение имения. У меня на коленях стоял саквояж с деньгами, а рядом со мной сидело двое полицейских. Маклер и стряпчий ехали следом в другой коляске. По бокам скакали на лошадях еще четверо полицейских с карабинами. Получив заветные фонарики для своих сотрудников, участковый пристав были очень благодарен и с радостью согласились выделить мне охрану. Хотя у меня и был с собой травматический «Макарыч», но без Димы и Олега с карабинами «Сайга», везти саквояж с деньгами было неуютно, и мне пришлось задействовать наших друзей из местной полиции. После недавнего общения с бандитами в 21 веке, я решил быть предельно осторожным и здесь. И в 19 веке в Санкт-Петербурге было не все спокойно. Особенно ночью. Если в центре города порядок охраняли будочники и сторожа, то Петроградка, а уж тем более Лиговка были не безопасны для припоздавших прохожих. До суда мы добрались без приключений. Уже в суде я впервые увидел хозяина имения. Это был среднего роста мужик с явным брюшком, красным пропитым лицом. Голова у него была совсем лысая, что, однако, компенсировалось пышными седыми усами и бакенбардами. Полковник явно был с бодуна. От него несло перегаром и он плохо стоял на ногах и плохо соображал, постоянно оглядывая окружающую обстановку мутным взором. Одет он был в помятый мундир с пустыми ножнами от сабли, которую он либо потерял, либо ее у него вытащили, чтобы не куролесил. Полковника поддерживал пожилой слуга. Увидев сопровождавших меня вооруженных полицейских, полковник явно испугался. Вероятно, ему часто приходилось общаться с полицией в результате всякого-рода пьяных выходок. Судейский работник, получив от моего стряпчего ассигнацию, услужливо взял дело в свои руки и не только показывал отставному полковнику, где нужно поставить подпись, но и аккуратно подводил к этому месту его руку. Я открыл саквояж и вытащил несколько пачек ассигнаций, которые тут же забрали кредиторы, отдав полковнику его долговые расписки. Полковник тяжело вздохнул и унылым взглядом проводил деньги, перешедшие кредиторам. Я дал каждому полицейскому по ассигнации и поблагодарил за службу. Затем я выплатил комиссионные стряпчему и маклеру и отправился домой.

Вскоре после моего возвращения вернулись Дима с Олегом. Дима приехал на минивездеходе, а Олег - на квадроцикле. Мы загнали технику в каретный сарай, который уже начали называть гаражом, и приступили к сборке и тестированию мобильных генераторов межвременных порталов. Модульность конструкции было великолепным решением и работа не заняла много времени. Оба генератора работали нормально. Для удобства работы Преображенский их усовершенствовал как раз для наших целей. Теперь они имели два режима. Первый - «наблюдение». Генерировался портал диаметром 4 сантиметра и в него вводилась видеокамера с инфракрасной подсветкой и антенна GPS-навигатора. Изображение с камеры и координаты открытия точки портала выводились на экран ноутбука. В специальной программе на ноутбуке можно было запоминать выбранные координаты. ориентацию и высоту открытия портала. Второй режим - «рабочий» предусматривал генерацию портала диаметром 40 сантиметров и светодиодный фонарик на гибкой ножке, для подсветки пространства за порталом.

Нас троих уже откровенно не хватало для всех дел. А ведь кроме дел в 19 веке были еще и дела в 21-м. На следующий день Дима, взяв в качестве помощника одного из мастеровых, на минивездеходе поехал отмечать на местности места для предстоящих экспроприаций, а я с Олегом поехал на квадроцикле в свеже купленное имение. Мы осмотрели саму усадьбу, прокатились территории и по деревням. В деревнях мы познакомились со старостами и населением. Я порадовал крестьян, что голодные и тоскливые времена закончились и я, как их новый барин, обеспечу им веселую и богатую жизнь. Но почему-то крестьяне не обрадовались, а испугались. Не учел я особенностей крестьянского менталитета. Вековой опыт приучил русских крестьян к тому, что все новое не приносит им ничего хорошего, так как всегда осуществлялось за счет крестьян, но при этом о крестьянах никто не думал. Потому крестьяне предпочитали жить по старинке и опасались постороннего вмешательства в свой жизненный уклад. Завершив объезд владений, мы поехали на то место, где в 21 веке стояла лесопилка с железнодорожным тупиком. Мы долго пытались сориентироваться на местности, но точно найти это место не смогли - слишком уж за полтора века все изменилось. Мы только примерно определили территорию, где оно должно находиться. Осматривая имение, я все фотографировал цифровым фотоаппаратом, а Олег на нескольких листах бумаги рисовал кроки. Он догадался взять с собой строительный лазерный дальномер и потому расстояния он проставлял достаточно точные.

Вечером Дима вернулся после нас. Он был совсем уставшим, но все равно мы устроили совещание по результатам дневной работы. Со слов Димы получалось, что для того, что бы обеспечить работу по экспроприации для двух мобильных генераторов портала, ему требуется неделя на рекогносцировку. Если работать двумя порталами, то можно было управиться раньше, либо за туже неделю отметить точки для двух дней экспроприации. Решили действовать по второму варианту, задействовав для этого Олега и второй генератор.

Вторым вопросом было составление генерального плана наших владений. Мы втроем долго рассматривали нарисованные Олегом кроки и сделанные мною фотографии, обсуждали какие объекты нам надо строить и в какой последовательности. Для начала решили начать постройку следующих объектов:

1. Капитальный ремонт главного здания усадьбы и других построек усадьбы. Совсем ветхие или никчемные строения снести. В главном здании должна была разместиться моя личная резиденция, одновременно являющаяся нашим главным штабом. Тут же должны были размещаться гараж для моего личного автотранспорта, флигель для прислуги и охраны. Периметр усадьбы должн быть огорожен надежным забором, оборудован системами сигнализации и видеонаблюдения и хорошо охраняться.

2. Комплекс главного межвременного портала. Учитывая, возникшие в 21 веке проблемы, мы решили размещать аппаратуру в 19 веке и открывать портал отсюда. В составе комплекса мы запланировали основное здание с герметичной камерой портала, вмещающей один локомотив (паровоз с тендером), либо один железнодорожный вагон максимально возможных габаритов, либо три-четыре большегрузные фуры с тягачами. В этом же здании должна была располагаться аппаратура генератора. Рядом предусматривалась площадка для установки больших мобильных дизель-генераторов в 40-футовых контейнерах. Комплекс так же должен был иметь железнодорожную ветку, которая до соединения с еще не построенной железной дорогой должна была использоваться для демонстрации наших возможностей в области железнодорожного строительства и конструирования локомотивов и вагонов различным заинтересованным лицам, включая царя. Разумеется, периметр комплекса так же должен быть огорожен и тщательно охраняться.

3. Комплекс казарм и боевой подготовки моей личной дружины. Я рассчитывал со временем развернуть тут воинство примерно соответствующее мотострелковому полку. Исходя из этого, мы и определили его расположение. Но формировать дружину я собирался постепенно, начав пока с роты, которую затем развернуть в батальон, а потом постепенно сформировать еще два-три батальона. Потому пока были запланированы четыре ротные казармы, из которых сразу должна была быть построена только одна. А так же один дом с квартирами для офицеров - три для командиров взводов и одна для командира роты. Кроме того мы предусмотрели котельную, баню и хозблок с кухней и прачечной. Рядом с казармами должен располагаться парк для техники с ремонтными мастерскими, складами ГСМ, вооружения, боеприпасов и обмундирования. Для занятий личного состава мы запланировали учебный корпус с классами, спортивный комплекс с несколькими залами для общефизической подготовки и рукопашного боя, закрытый тир, стрельбище, полосу препятствий, комплекс для отработки штурмовых действий в зданиях, и танко-автодром для тренировки механиков-водителей техники. Специальный полигон для тактических занятий мы планировать не стали, решив, что для этого подойдет и обычная местность, которой вокруг было много.

4. Строительно-производственный комплекс в составе деревообрабатывающего цеха, цеха по изготовлению газобетонных блоков, кирпичного цеха, цеха металлоконструкций, складов стройматериалов и парка строительной техники. Так же предусмотрели учебный корпус для подготовки строителей, рабочих на производство стройматериалов и водителей на строительную технику.

5. Индустриальный комплекс, в котором пока мы планировали лишь собирать что-то из комплектующих, привезенных из 21 века, с постепенной локализацией производства. Основной работой этого комплекса должно было стать удаление маркировки 21 века и нанесение своей, а так же стилизация вещей и техники под яко бы изготовленные здесь.

6. Инфраструктура: Дороги. Телефонная и компьютерная сети. Электрическая сеть с гидроэлектростанциями на местных реках и ручьях.

7. Сельское хозяйство и социалка. Сельская школа для крестьянских детей и курсы по сельскохозяйственной технике и агрономии для крестьян. Больница для наших крестьян и рабочих. Для эффективного самообеспечения продовольствием и освобождением рабочей силы в лице крестьян для работы на наших стройках и производствах - скотоводческий и птицеводческий комплексы, теплицы и огороды для овощей. Зерно решили не выращивать сами, а - закупать.

Обсуждение и составление планов закончили далеко за полночь. А ведь мы еще толком не приступили к выполнению наших предыдущих планов - созданием городской телефонной сети, фотосалона и национализации денежных средств банковско-ростовщических ОПГ, ограничиваясь пока лишь подготовкой к их осуществлению. Да и кроме этих планов нам предстоит уже через полгода включиться в борьбу за подряд на строительство царскосельской железной дороги. Нужны еще люди, Димы и Олега не хватает, но найти надежных людей, да еще и готовых переселиться из комфортабельно 21 века сюда, сложно. Но будем искать. Преображенский пока вынужден оставаться там, потому что только он может починить генератор межверенного портала, если что-то произойдет. Если профессор окажется здесь, а генератор перестанет работать, то мы все окажемся навечно в 19 веке без связи со своим временем.

Утром Дима передал мне письмо для своей жены с инструкцией по подготовке к переезду в 19 век, и Олег на квадроцикле отвез меня к порталу. В Санкт-Петербурге 21 века я был уже к обеду. Я сразу позвонил отставному прапорщику и мы поехали с ним к нотариусу. По дороге я снял вторую половину денег с карточки ювелира, она хоть и была «платиновой», новсе равно имела ограничение на ежедневное снятие наличных. Потому часть я снял перед отправкой в 19 век, а остальное сейчас. Сразу после заверения нотариусом договора я передал товарищу старшему прапорщику в качестве первого транша шесть миллионов, а остальную сумму по условиям договора должен был выплатить в течение месяца. Сразу после нотариата я отдал документы на государственную регистрацию.

После этого мне позвонил Виктор и попросил подъехать, так как у него есть информация, касающаяся нашей с ним проблемы с бандитами. Прежде чем ехать к нему, я позвонил товарищу полковнику. Он рассказал мне, как продвигается следствие по нашему делу. Ювелир в первую же ночь в СИЗО очень неудачно «упал с нар», после чего изменил показания. Он полностью взял на себя похищение, самую тяжелую статью в этом деле. И хотя Виктор заявлял, что те двое бандитов, которые напали на нас в кабинете, вместе с ювелиром паковали его в чулан, адвокатам удалось убедить следователя выпустить их под залог. Эти двое оказались серьезными «авторитетами», которые не рассчитывали так серьезно залететь, поначалу посчитав нас лохами. Обвинение в похищении с них сняли, оставив только нападение на сотрудников полиции. Вероятно, понимая, что сразу полностью соскочить не получится, адвокаты вытягивали своих подопечных постепенно, допуская, что от статьи за нападение на полицейских может быть и не получиться отмазать. Однако, полицейские при этом не пострадали, а наоборот пострадали нападавшие. Полицейские были не в форме и нападавшие якобы могли принять их за вооруженных грабителей. То есть, если эти два пидораса и попадут на скамью подсудимых, то отделаются условкой. Ни стрелявшего через дверь, ни раненного ответной автоматной очередью так и не установили. Кое-как смогли отловить остальных бандитов, но против них ничего не было. Вначале они вообще отрицали свое знакомство с задержанными. Но потом признались все же, что их знают, но в ювелирный магазин просто случайно зашли и совсем не знали, кто находился в подсобке и что там происходило. А когда началась стрельба, то они перепугались и убежали.

Кроме того товарищ полковник рассказал, что я очень удачно выстрелил, хотя и не целился. Пуля попала бандиту в коленный сустав и теперь он лежит в больнице с очень серьезной травмой, после которой весь остаток своей воровской жизни будет, как минимум хромать, а то и вообще не сможет сгибать ногу. Он предупредил меня, что хотя пока никаких претензий по поводу вреда здоровью не высказывалось, но в будущем, когда дело по поводу похищения и нападения на полицейских замнут, мне может быть предъявлен гражданский иск по компенсации ущерба здоровью. Как выяснилось в конце разговора, дело вел уже не мой друг, так как это был не его профиль, его ему приказали передать материалы соответствующему отделу. Это меня несколько огорчило. Однако он обнадежил меня, что он знает лично и руководство того отдела, и оперативников ведущих дело, и держит все происходящее под контролем.

Я подъехал к администрации МО «Куковенково» как раз к концу рабочего дня. Виктор сел ко мне в машину, и мы поехали пить кофе и обсуждать наши дела. Мы сели в кафе, заказали по кофе и по кусочку торта, и Виктор начал рассказывать мне новости, касающиеся этого дела:

- Я на всякий случай стал выяснять по своим каналам. - Сказал он. - Дела совсем хреновые. Я, конечно, знал, что этот ювелир жулик еще тот, и что с бандосами он связан, и что краденное сбывает, однако рассчитывал, что со мной будет вести дела честно. Однако, как говориться, жадность фраера сгубила. Мы же это золото и бронзу толкали, конечно, не за бесценок, но по минимальной цене, которую можно считать пристойной. Ты же сам хотел это быстрее сбывать и говорил, что за ценой не гонишься и готов потерять чуть-чуть денег, но выиграть время. Я же, как ты говорил, объяснял, что это все с Украины. Кто-то там толи скапает, толи мародерит и потом возит на продажу в Россию. Ювелир же давно в теме и потому что к чему соображает. Вот он и подсчитал, что мы с тобой как посредники получаем долю. А люди, которые этим барыжат за копейки не работают. Плюс тот кто возит через границу что-то получает. Кто-то, кто скупает это там чего-то получает. Вот и получается, что цена этого, как у них говориться, «рыжья»,у непосредственных добытчикой близка к цифре «бесплатно», то есть у них это можно получать вообще за муку. Он себе нафантазировал, какой гешефт да с каким наваром можно замутить, подвинув цепочку посредников, то есть нас с тобой, и беря товар напрямую. Я вчера разговаривал с одним бандосом, с которым этот пидорас обсуждал данную тему. Но он счел это буйной фантазией ювелира и вписываться в тему не стал. Но знакомых бандосов у ювелира много, нашлись те, кто решил вписаться.

- Да, хреновая история... - Вздохнул я.

Тем временем официантка принесла заказ. Мы положили в кофе сахар и Виктор продолжил:

- Я кое-что выяснил про этих пидорасов. Это очень серьезные бандиты. Они в «авторитете», у них много бабла, много шестерок и быков. Хорошие адвокаты и прикормленные «оборотни в погонах». Нам еще повезло, что твой друг большой начальник в конторе. Явно они кого-то задействовали, но поняли, что контора за нас вписывается весьма конкретно. Потому немного испугались и притихли. Сейчас сами бандосы сидят тихо, а их адвокаты заминают дело, ищут или уже нашли подходы к следакам... Скорее всего, нашли подходы, раз этих двоих выпустили под залог...

- Уверен, что товарищ полковник на них хорошо страха нагнал. Херен они теперь в нашу сторону попробуют рыпнуться. - Усмехнулся я. - Единственное, могут попробовать мне потом вкатить гражданский иск за ущерб здоровью. Выяснилось, что я тому пидораса очень удачно коленный сустав расколотил. Сейчас он в больнице и у него есть шанс остаться инвалидом.

- Я уже подумал на эту тему. - Ответил Виктор. - Если выкатит иск, то мы его отобьем в суде, хотя и придется повозиться. Но мне почему-то кажется, что в суд они подавать не будут, а будут, выждав какое-то время, действовать, как они действуют всегда, но только осторожнее, зная, что за тобой стоит контора. Я уже говорил вчера на эту тему с товарищем полковником. Но ни он, ни ты этого не понимаете... Мы с вами живем в мире нормальных людей, а эти пидоры живут в своем бандитском мире. И обычаи, и мышление там другие. Нормальным людям их не понять. Я как юрист немного знаком с тем миром.

- Это ты к чему? - Насторожился я.

Я чувствовал, что неприятности с криминальным миром у нас не кончились, а только начинаются, но все же надеялся, что страх перед конторой предотвратит дальнейшие наезды.

- Сейчас попытаюсь объяснить, что произошло с точки зрения бандитов. - Начал объяснять Виктор. - По их понятиям люди делятся на касты. Это они сами - блатные, «братва», пацаны...

- Правильно произносить пСтцены. - Поправил я. - Потцен это уменьшительная форма слова потц из идиша. Потц это - половой орган, а потцен - уменьшительная форма, то есть маленький половой орган...

- Я это знаю... - Усмехнулся Виктор и продолжил. - Вторая каста - менты. Третья - лохи, а четвертая - барыги. Это касты, которые на свободе. Теремные касты немного другие. Менты, сам понимаешь кто. Блатным положено их ненавидеть и не иметь с ними дела. Надеюсь, ты знаешь, что воровские понятия - полное лицемерие и на словах ненавидя ментов, большая часть уголовников - стукачи. Лохи - обычные люди, презираемые ворами. Если красть у воров ворам не позволяют, то обманывать и грабить лохов для них нормальное занятие. Барыги это по ихнему - бизнесмены. Они для воров подобны лохам, но предполагается, что барыги богаче и умнее обычных лохов. Потому грабить барыг выгоднее, но есть риск получить ответку, если барыга достаточно крут. В реальности многие барыги отличаются от бандитов только тем, что занимаются легальным бизнесом и не нарушают закон. Соблюдение понятий важно для авторитета в криминальной среде. Всякая мелкая гопота любит треньдеть о соблюдении понятий, но всем это пофиг. А вот для авторитетов это очень важно. А теперь посмотрим на нашу ситуацию. Мы с тобой - лохи с их точки зрения. Либо - лох и мелкий барыга. По их понятиям мы - терпилы. Это у полиции «терпила» - разговорная форма слова «потерпевший», а бандосы в термин терпила вкладывают иной смысл. Они считают, что лох, которого ограбили должен терпеть, так как это типа его судьба. Ну, мы что сделали? Мы вломили их ментам, да еще и покалечили. Теперь они ради сохранения авторитета просто обязаны нам отомстить. Иначе их перестанут уважать другие авторитеты, а быки и шестерки, перестав уважать, могут выйти из подчинения.

- То есть, нам будут мстить?

- Да и начать могут в любой момент! Я навел справки об этих пидорасах. Весьма не глупы, но при этом отморожены. Неоднократно судимы. Как я уже говорил в начале, и денег, и пехоты у них достаточно. Они же не своими руками будут действовать. Подпишут каких-нибудь отморозков или вообще наркоманов. Могут обставить как нападение уличной шпаны. Даже если у твоих парней будет агентурная информация, даже если всем все будет понятно, даже если бандосы в своих кругах заявят, что это они отомстили, но доказательств для привлечения их не будет. Они будут не при делах. Максимум посадят исполнителей, да и то, если найдут. А если нам с тобой головы проломят, то будет как-то монохромно, кого и как за это посадят. Надо думать в этой ситуации, как выжить.

- Не волнуйся, я сейчас участвую в одном перспективном проекте. Через пару месяцев мы с тобой будем в полной безопасности. - Успокоил я его. - За пару месяцев они явно не чего не сделают, а потом у нас появятся очень хорошие возможности для обеспечения безопасности.

- Боюсь, что у нас может не быть этих двух месяцев. Мне сообщили, что они уже вовсю собирают обо мне информацию. Кстати, и о тебе тоже. Со вчерашнего дня за мной следили, когда я шел на работу и возвращался домой.

- В тот день, когда тебя похитили, я видел этих укурков. Полные дебилы. Видны за версту, а сбросить с хвоста таких идиотов явно не сложно. - Улыбнулся я, вспомнив гопников, которые караулили меня, будучи уверенны в том, что я обязательно должен подъехать к парадной на Мерседесе.

- Нет, теперь следят парни поумнее. - Покачал головой Виктор. - Делают это аккуратно. Но они не профи и мне удалось их заметить. Мне не показалось. Я специально проверялся. Это была слежка. Кроме того, у нас в администрации есть видеокамеры и я посмотрел записи. Когда я уходил с работы, топтун ждал меня недалеко на скамеечке, а после того, как я вышел, пошел за мной на приличном расстоянии и вел до дома. В течение дня дежурящие топтуны дважды сменялись. Я специально трижды выходил в магазин, а потом смотрел запись. Каждый раз топтун вставал со скамеечки и шел за мной, а потом возвращался.

Я задумался.

- Я сегодня попросил предоставить мне на работе отпуск. - Продолжил после паузы Виктор. - Шеф не хотел отпускать. У нас там полный завал. Там два суда, куча жалоб, да еще и у отдела опеки куча всякой ерунды. Я настоял, угрожая уволиться, если отпуск не дадут. Он подписал с понедельника.

- То есть, тебе надо еще завтра отработать, а потом ты свободен?

- Да, и я хочу уехать из города. Возможно, что надолго. Может на год или на пару лет.

- И куда ты собрался ехать? - Поинтересовался я.

- Не знаю... Но уезжать надо. Сначала поеду в Москву. Может быть там останусь, а может попробую уехать за границу.

- Сегодня вечером собирай вещи. Бери наиболее ценное. Одежду брать не нужно, мы тебя на месте обеспечим ею по высшему классу. Бери ноутбук. Имеющуюся в квартире электронику и инструменты пакуй в коробки. Обязательно запакуй все книги. За ними потом заедут мои ребята. Пусть завтра в обед к тебе на работу зайдет твоя жена. Ты берешь сумку с ноутбуком и вместе с ней идешь к метро. На метро едешь на Парнас. Едешь не прямиком, а крутишь круги, делая несколько пересадок. При этом выскакиваете из вагона в самый последний момент. Это с большой вероятностью позволит вам сбросить с хвоста топтуна. Если противник действует по схеме «ноги плюс колеса», то есть сверху будет ехать машина, а топтун ее наводить по телефону, то по пробкам она явно не успеет за вами, даже если топтун будет прытким и все же вас пропасет до Парнаса. Проезжая Удельную, наберешь меня. Я буду тебя ждать на Парнасе прямо около метро.

- А куда мы поедем оттуда?

- Завтра увидишь! Гарантирую, что не пожалеешь. Там будет и безопасно, и уютно, и интересно. Бандиты там тебя гарантированно не достанут, а работу я тебе там найду.

- Не совсем понимаю...

- Практически за границу. Это работа в нашем проекте. Посторонних мы туда не берем, но для тебя я место обеспечу. Жилье, деньги, одежда там будут тебе обеспечены, потому поедешь налегке, чтобы они не поняли, что ты уезжаешь насовсем.

После встречи с Виктором я не сразу поехал домой, а покрутился по городу, проверяясь на случай хвоста. После этого я не поленился заехать сначала на мойку, где попросил очень тщательно вымыть днище, подвеску и колесные арки, а затем загнал машину на эстакаду и тщательно осмотрел днище, и подкапотное пространство. То, что я не обнаружил закладку визуальным осмотром, еще не было гарантией, что мне не поставили на машину траккер. Но прибора для выявления радиоизлучения у меня, к сожалению, не было. Оставалось только надеяться, что бандиты не слишком продвинуты в сфере электронного шпионажа и потому пока ничего мне не подсунули. Либо пока еще не обнаружили место моей парковки.

Пока я собирался перевезти Виктора и его жену в 19 век и сам тоже пока сократить сое пребывание в 21 веке. А потом можно будет решить проблему с бандитами, так как решаемы любые проблемы, лишь бы хватало боеприпасов. Если эти пидорасы решили начать против нас войну, то мы тоже будем воевать. Имея возможность базироваться в ином мире и ином времени и наносить оттуда удары по врагу, предоставляло нам более чем уникальные возможности в этом противостоянии. Потому я не собирался мелочиться и решил, что бандитов надо будет обязательно зачистить. Но потом, пока у нас была куча более приоритетных задач.


предыдущая глава | Император самовыдвиженец | cледующая глава



Loading...