home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

В воскресение с утра у нас уже стояла очередь в ателье светописи. Хорошо, что мы обучили четверых местных сотрудников работе с цифровым фотоаппаратом и цветным принтером, печатающим непосредственно с карт памяти. Все оборудование было стилизовано в стиле стим-панка, нигде не торчал пластик - только дерево и латунь. Потому ни у кого не было сомнений, что все это изготовлено вручную в нашей лаборатории-мастерской и на изготовление потрачено много-много времени и усилий.

Публика приходила как знатная, так и простая, не смотря на то, что светопись стоила весьма дорого. Очень бойко шла торговля готовыми фотографиями с пейзажами, видами Санкт-Петербурга и животными. В клиентском зале «Общества электрической дальносвязи князя Земцова и Ко.» тоже было много народа. Большинство, правда, приходили скорее из любопытства, так как стоимость установки дальнозвука для частных лиц и организаций была достаточно велика. Во-первых, емкость нашей АТС была ограничена, во-вторых, часть этой емкости придется задействовать под свои нужды, а часть за умеренную плату выделить государственным учреждениям. Ну и наконец, АТС и телефонный провод и в 21 веке стоили немалых денег. Даже перепродажа всякой фигни типа пластиковых стаканчиков и фонариков давала бы большую прибыль по отношению к затратам денег 21 века, чем телефонизация. Но среди любопытной публики были и первые реальные клиенты, которые дотошно выясняли возможности дальнозвука и условия установки аппаратов. За день мы приняли четыре заявки на установку одиннадцати аппаратов. Прокладку кабелей и подключение мы планировали начать, когда будет подряд от государства как минимум на пару сотен аппаратов и не менее сотни частных клиентов.

В понедельник утром мне принесли газеты с восторженными откликами о субботней презентации и работе ателье светописи. А в двенадцать часов публикив моей конторе собрались петербургские купцы, желавшие со мной сотрудничать. Вступительное слово взял я и объявил, что намерен учредить «Машиностроительное общество «Русич»» и «Строительное общество князя Земцова». Мое заявление, что мой капитал вполне достаточен для их учреждения, я несколько разочаровал купцов, но известие о том, что буду создавать сеть по сбыту своей продукции с привлечением партнеров, их обрадовало. Не меньше их обрадовала и новость о том, что я не буду заниматься производством только высокотехнологичной продукции, а материалы и простые комплектующие буду закупать у сторонних производителей, но с условием моего контроля за качеством производства. Но самым интересным для купцов была новость, что я готов сам участвовать в их предприятиях, внося свою научно-технической информацией, а иногда и деньгами. Свои предложения о сотрудничестве я пообещал оформить на бумаге, с полным и точным описанием условий и выслать всем заинтересованным лицам. Еще до окончания встречи с купцами в мою контору прибыл фельдъегерь и вручил мне пакет. В пакете было приглашение явиться в среду к часу дня в Царское Село для демонстрации их императорскому величеству дальнозвука, светописи и электрических фонарей. Появление фельдъегеря с приглашением от самого царя весьма впечатлило купцов. Это позволило мне завершить встречу на достаточно пафосной ноте с тонким намеком, кто будет главным в предстоящем моем сотрудничестве с российским купечеством.

На подготовку к визиту к императору у нас был день. И мы этот день использовали, как могли. Таким образом, в среду рано утром мы выехали в Царское Село я выехал во дворец при полном параде. На переднем сидении минивездехода сидели Олег в качестве водителя и рядом с ним Виктор. Я сидел посередине среднего сидения, а за мной сидели Дима и его коллега Алексей, которого мы взяли сюда инструктором по боевой подготовке. Мы все, кроме Виктора, были одеты в оливковые мундиры российской армии 21 века без погон, однако при кожаных портупеях и с аксельбантами. К мундирам прилагались новенькие начищенные до блеска хромовые сапоги и белые перчатки. По поводу головных уборов во время подготовки были долгие споры. Изначально предлагались краповые береты, но Дима и Алексей заявили, что им краповые береты не положены, так как они не сдавали на это соответствующий экзамен. Почему не сдавали, было понятно. Они служили в спецназе ФСБ, а краповые береты получают только спецназовцы Внутренних Войск после прохождения испытания. После этого мы выбирали между зеленым пограничным беретом и черным беретом ОМОНа и морской пехоты. В качестве компромисса были выбраны береты общевойскового оливкового цвета в том мундиру. На мундирах были прямоугольные нашивки из красного бархата в виде древнерусского флага - вышитое золотое солнце с улыбающимся лицом на красном фоне. На беретах были нашивки с таким же солнцем, но круглые, а не прямоугольные. Для завершения картины Дима и Алексей держали церемониальные сабли, полированные клинки которых сияли на солнце. Виктор был в черном фрачном костюме с белоснежной сорочкой и темно-бордовым галстуком. В руках он держал коричневый кожаный портфель с бумагами. Следом за нами на втором минивездеходе ехал наш майор инженерных войск. Во втором вездеходе задние ряды сидений были сняты и вместо них в кузов нагружено всякое оборудование для организации презентации во дворце.

Мы торжественно на небольшой скорости проехали по Невскому проспекту под восторженные взгляды публики, затем по Садовой улице до Сенной площади, а там уже, увеличив скорость, покатили на юг по Московскому проспекту. А ведь быстро подсуетился генерал-майор Кокошкин, особенно учитывая неторопливость этой эпохи. Значит он в понедельник утром или даже в воскресение успел посетить императора и доложить ему обо мне. Вот что значит правильная мотивация! Сначала я жалел, что это все происходило летом, когда императорская семья жила в Царскосельском Дворце, так как ехать туда по здешним дорогам на не отличающихся особой быстроходностью минивездеходах было не близко. Но затем я подумал, что это великолепный повод предложить царю строительство железной дороги и прокладку телефонной линии. Во только расстояние от нашей АТС до Александровского Дворца в Царском Селе составляло чуть менее 30 километров, что требовало установки на телефонном кабеле промежуточных усилителей и приводило к удорожанию линии. Но ради царя можно было пойти и на дополнительные расходы, особенно если их оплатит казна. Дорога у нас заняла почти два часа. А как же они тут ездят на своих расфуфыренных убогих каретах?

У подъезда нас уже встречал князь обер-полицмейстер Кокошкин. Мы с ним раскланялись, как старые друзья. Я подумал, что обязательно надо ему еще бабла ненавязчиво заслать, тогда наши дружеские отношения уже будут без «как». Князь с восторгом осмотрел наши сомобеглые коляски и явно захотел такую же себе. Я объяснил, что пока это уменьшенные экспериментальные образцы, которые проходят испытания, но мы уже работаем над постройкой большой самобеглой повозки, в которой будет не стыдно и императору ездить. Наши мундиры тоже вызвали у него интерес. Я объяснил, что привык в Америке к дисциплине и порядку, которым нас, русскую общину Алабамщины, научили наши добрые друзья и соседи - немецкие колонисты. Вот потому, купив имение, я решил с самого начала ввести там настоящий орднунг. Начал я, разумеется, со своих приближенных людей, заказав специально для них эти мундиры, которые и красивы, и практичны. А затем в мундирах у меня будут ходить не только приказчики в конторе, но и мастеровые, а возможно даже крестьяне, так как мое имение должно стать образцовым. Разговор о мундирах был просто бальзамом на душу старого вояки. Я знал, что и государь Николай Павлович фанат военного дела, но только в достаточно специфическом ракурсе. Действующий император любил порядок, парады и мундиры. Порядок в армии он действительно навел. Поднял дисциплину, которая пошатнулась после возвращения русской армии из победоносного похода в Европу. Солдаты постоянно занимались строевой подготовкой. Император любил военную форму, строевые смотры и парады. Но вот только как-то при этом совсем забывал про боевую подготовку. Слыша мой разговор с генерал-майором, все сопровождавшие меня изобразили образец того самого орднунга, который я упомянул в беседе. Все, кроме Виктора, успели послужить. Дима и Алексей, правда, никогда в армии не служили, что было поводом некоторых шуток, но Центр Специального Назначения это служба, аналогом которой в армии можно считать только СпН ГРУ ГШ, то есть спецназ военной разведки. В общем, мужики вытянулись по стойке «смирно», сделав очень серьезные лица. Кокошкин с видом знатока оценил их выправку и остался крайне доволен.

- Ваше сиятельство, вы и ваши люди, просто идеальные подданные их императорского величества. - Польстил мне князь.

- Благодарю, ваше сиятельство. - Учтиво ответил я и постарался использовать этот момент. - Но тут, понимаете ли, есть кое-какая проблема. Как вам наверняка докладывали, мы прибыли из Америки и сразу после приезда включились в работу на благо России. Просто мы такие люди, что не можем сидеть сложа руки... А вот уладить формальности с подданством как-то не успели... Да и надо же еще подтверждение моего титула в России. Надеюсь тех бумаг, которые у меня есть с собой, для этого хватит. А то, если нужны будут какие-то дополнительные документы из Америки, то это может затянуться очень надолго...

- Ну, что вы!... Я все улажу быстро... Мы же можем с вами всегда... договориться...

- Разумеется, ваше сиятельство! - Улыбнулся я в ответ. - Вы же уже знаете, что я всегда отвечаю добром на добро...

- Кстати, уже подходит время аудиенции, пойдемте во дворец. - Кокошкин взял меня под локоть и повел ко входу.

При этом я передал ему еще одну пачку ассигнаций. Мотивировать людей надо всегда вовремя. Я был уверен, что теперь господин обер-полицмейстер постарается представить меня императору в лучшем свете. Мы вошли в императорский кабинет. Потолок в кабинете был настолько искусно расписан под лепнину, что я даже не сразу заметил, что это роспись. Стены были лягушачье-зеленого цвета и их верхняя часть была украшена двумя рядами картин на военную тематику, а ниже вдоль всей стены шли две полки, на которых под стеклянными футлярами стояли детально выполненные фигуры кавалеристов в мундирах различных на конях. Мебель была из темного ореха с зеленой кожей и зеленым бархатом. Когда мы вошли в кабинет. Одиннадцатый Император всероссийский Николай (Первый) Павлович Романов был более-менее похож на портреты, которые я просматривал, готовясь к этой встрече. Он стоял возле своего стола, заваленного какими-то бумагами. Я четко сделал три строевых шага, как учили когда-то на занятиях по строевой подготовке в школе милиции, и отрапортовал:

- Здравия желаю, ваше императорское величество! Разрешите доложить, князь Земцов по вашему приказу прибыл для проведения показа технических устройств!

При этом я чуть было не ляпнул «товарищ император», так как включились дремавшие долгие годы в подсознании инстинкты, вбитые в курсантские годы. После этого я застыл пред царем по стойке «смирно». Я не учел, что здесь обычаи и уставы были иными, а потому вскоре сообразил, что зря жду от царя что-то типа «Вольно, товарищ князь». Пауза несколько затянулась, и было видно, что как император, так и обер-полицмейстер несколько удивлены моим приветствием. Но все же вскоре Николай нарушил молчание и произнес:

- И вы здравы будьте князь. А выправка у вас, как я погляжу военная... Сказывали, что вы приехали из Америки. Вы там были на военной службе?

Похоже, что императору понравилось мое демонстративное солдафонство.

- Никак нет, ваше императорское величество. - Ответил я уже не так по-военному, постепенно перестраивая стиль беседы. - Но пришлось служить в милиции. А дисциплина и порядок - залог успеха любого дела. Как военного, так и мирного. Орднунг, как говорили наши друзья немецкие колонисты.

- Вы дружили с немцами? - Поинтересовался император.

- Так точно, ваше императорское величество. Чему нам, русским полезно у них поучиться, так это порядку и дисциплине, а всему остальному наш народ может сам научиться так, что весь мир у нас учиться захочет. Преклонение перед заграницей - наша беда. Мы постоянно пытаемся угнаться за заграницей, хотя можем и достойны быть впереди нее.

Судя по выражению лица Николая, ему импонировала моя прямолинейность и патриотизм.

- Любезнейший Сергей Александрович докладывал мне, что вы привезли из Америки много интересных технических новинок.

- Ваше императорское величество, что-то мы привезли, что-то сделали уже здесь. А еще больше готовы сделать, если у нас будут для этого условия. Сегодня я готов показать вам электрическое освещение, дальнозвук и светопись. Ну и два опытных образца самодвижущихся повозок. Если вы прикажете, то мои люди принесут все не бходимое в ваш кабинет.

- Распорядитесь, любезнейший... - Коротко произнес Николай в сторону Кокошкина.

Князь открыл дверь кабинета и дал распоряжения кому-то из гвардейцев. Вскоре в кабинет вошли Дима, Алексей и Виктор. Дима и Алексей внесли два телефонных аппарата, катушку с проводом, небольшой аккумулятор и деревянный ящик на треноге с цифровым фотоаппаратом внутри. Виктор нес свой портфель, который был наполнен специально заготовленными для этой беседы схемами и красочными картинками и фотографиями.

Я начал демонстрация с электрического фонаря.

- При помощи специальных гальванических приборов можно возбуждать в проводниках, которыми являются металлы, например медь и железо, возникает электрический ток. Но гальванические элементы позволяют получить ток лишь небольшой силы. Для получения мощного электрического тока следует использовать специальные машины - электрические генераторы, которые преобразуют механическое движение в электрический ток. Электрический ток можно передавать по проводам на большие расстояния. Поскольку такие машины громоздки и им требуется привод от паровой машины или водяного колеса, то мы с собой взяли вот такую вот вещь, в которой можно запасать немного электричества. Для демонстрации того, что мы привезли, этого электричества хватит. Что можно делать с помощью электричества... Во-первых, можно использовать электрические лампы. Вот фонарь, в котором есть запас электричества...

Я включил светодиодный фонарь и передал его императору, показав, как его включать и выключать. Государю фонарик очень понравился.

- Такой фонарь можно носить с собой, освещая в темноте дорогу. Но запас электричества в нем заканчивается и его надо заряжать от источника электричества. Эсли же нам не надо носить фонарь, если мы хотим освещать помещение, двор или улицу, то можно поставить лампы, которые не могут запасать электричество, а постоянно подключены проводами к его источнику. Кроме электрических ламп, можно сделать и электрический двигатель. Это как бы генератор наоборот. Даже его устройство подобно генератору. Электрический двигатель преобразует электрическую энергию в механическое движение. Его можно подключить к пиле или сверлу, а можно к лебедке или водяному насосу.

Закончив рассказ про электричество, я перешел к дальнозвуку.

- А это аппараты, которые могут передавать речь и иные звуки по проводам. В аппарате звук преобразуется в электрический сигнал и передается на другой аппарат, который превращает его обратно в звук.

Дима поставил один из аппаратов на стол перед императором, а Алексей размотал провод. По распоряжению царя явился какой-то офицер из дворцовой охраны, и Николай приказал ему пройти вместе с другим аппаратом в соседнюю комнату. Офицер потащил аппарат, а Алексей пошел вместе с ним, разматывая провод. Когда все было готово, на аппарате, стоявшем перед Николаем, раздался звонок и замигал светодиод. Я снял трубку и передал царю, показав куда говорить и где слушать. В трубке послышался голос офицера охраны. Поговорив с ним немного, царь пришел в еще больший восторг, чем от электрического фонаря.

- Ваше величество, эти аппараты связаны напрямую. Но в Санкт-Петербурге мы уже сделали станцию дальнозвука, которая позволяет подключить полтысячи аппаратов. Вот здесь вы видите кнопки с цифрами. Если аппарат подключен к станции, то можно звонить на любой другой аппарат, подключенный к ней, набирая тут его номер. К сожалению, станция дальнозвука вещь очень сложная и дорогая, потому мы пока не можем делать их большом количестве. Но и то, что уже сделано, может принести много пользы отечеству. Мы обеспечить дальнозвуком государственные учреждения...

Я увидел, что обер-полицмейстер корчит какие-то рожи. Я не сразу понял, что происходит, но потом сообразил, что он мне пытается дать понять, что не следует говорить императору о том, что я готов отказаться от прибылей на казенных заказах. Я сделал паузу, которой тут же воспользовался Кокошкин.

- Ваше императорское величество. Дальнозвук стоит немалых денег, но прошу мне поверить, он действительно того стоит. В полиции для пробы уже используется аппарат, любезно предоставленный их сиятельством. Пока он стоит только в одном участке, но он так помогает полиции в работе, что остальные участки требуют быстрее установить им тоже такие аппараты.

Вот ведь какой хитрец товарищ генерал-майор! Этот единственный аппарат позволяет звонить только в мою контору, и как он этим помогает полиции в работе, для меня было непонятно. Хотя, чего тут непонятного, товарищ генерал-майор хорошо мотивирован и активно лоббирует для меня вкусный казенный подряд и при этом страшно боится, что я проявлю излишний альтруизм.

- Хм... Конечно, полицию следует снабдить такими аппаратами. - Сказал Николай. - Но важнее, сначала поставить такие аппараты у меня здесь, в зимнем дворце и Генеральном Штабе.

Я знал, что Николай I был совсем не чужд технического прогресса. Еще в 1826 году в Зимнем Дворце был сделан лифт. Через полгода в марте 1837-го император подпишет указ о строительстве Царскосельской железной дороги, не смотря на то, что многие авторитетные специалисты этой эпохи утверждали, что в российском климате железные дороги нормально действовать не могут. А где-то в начале 1840-х у императора появится первый в России электрический телеграф, который свяжет подземным кабелем Александровский дворец в Царском Селе с Зимним Дворцом в Санкт-Петербурге. И телеграфный аппарат будет стоять именно в этом кабинете.

- Разумеется, ваше императорское величество! - Сказал я. - Учитывая то, что длина линия дальнозвука составит 27 верст, ее прокладка будет несколько сложнее, чем обычной линии. Длина обычной линии составляет не более 4 верст, так как электрический сигнал в ней затухает. Но для вас мы эту проблему решим, сконструировав усилители сигнала. Кроме того, чтобы никто не повредил провод, его надо будет закопать под землю в специальных трубах. А кроме аппаратов, подсоединенных к центральной станции, мы готовы сделать специальные сети дальнозвука для полиции. Это будут провода, проложенные вдоль улиц со специальными соединительными колодками. Провода будут присоединены к аппарату, стоящему в участке. А у городовых будут только вот такие трубки со специальным шнуром, который они будут втыкать в эти колодки. Говорить они смогут только с дежурным в участке, но за то прямо с любой улицы...

- Хм... Хорошее дело... - Задумчиво ответил император.

- Такое дело очень поможет ловить злодеев и охранять благочиние в столице! - Тут же поддакнул ему генерал-майор.

- Кроме того, дальнозвук можно использовать и в военном деле для управления войсками. - Я стал дальше развивать тему дальнозвука и подводить государя к мысли о подрядах на поставки дальнозвука для армии. - Конечно, в полевых условиях невозможно будет использовать громоздкие и дорогие центральные станции, но войскам хватит и просто пар аппаратов, соединенных проводом, который будет разматываться с катушек, а потом так же на них наматываться. Можно будет быстро получать донесения и отдавать приказы. А еще артиллерия сможет вести огонь с закрытых позиций, будучи даже не видна врагу. Например, мы посылаем на холм наблюдателя с аппаратом дальнозвука, а артиллерийская батарея стоит за холмом или за рощей. Наблюдатель прячется и когда появляется враг, сообщает об этом артиллеристам. Те начинают стрелять. А наблюдатель, видя разрывы ядер, командует недолет или перелет. Артиллеристы по его командам корректируют прицел накрывают врага.

- Хм... Интересная мысль... А говорите, что не состояли на военной службе... А ваши люди? Они ведь явные офицеры! Я же вижу это по их выправке! - Сказал царь.

- Да, но они не обычная пехота или кавалерия. Они - рейнджеры. Это были разведчиками, примерно как пластуны у казаков. Так как они тоже русские и тоже патриоты России, они решили вместе со мной вернуться на родину предков и поступили ко мне на службу.

- Похвально, господа! - Николай с довольным видом посмотрел на Диму.

Дима вытянулся, щелкнул каблуками и гаркнул: «Рад стараться, ваше императорское величество! Служу России!»

- Экий молодец! - Воскликнул император. - Мне нравятся ваши люди, князь!

Император оглядел кабинет, затем вызвал офицера охраны и что-то ему шепнул. Офицер кивнул и удалился.

- Но кроме проводного дальнозвука, мы работаем и над созданием аппаратов беспроводного дальнозвука. Уверен, что скоро мы сможем вам их продемонстрировать. Их можно будет ставить на корабли. А вот еще одна техническая новинка - светопись.

Я подал знак Виктору и он достал из своего портфеля пачку фотографий, красочно отпечатанных на листах форма А4. Там были виды Петербурга, снимки с нашей субботней презентации и пейзажи. Николай рассматривал их с крайним интересом. После этого я объяснил, что вон тот ящик на треноге - светописный аппарат, и мы можем прямо сейчас сделать светопись. Но, к сожалению, аппарат для печати светописей очень громоздок и мы не смоли его привезти. Потому сделанные светописи мы напечатаем сразу же после возвращения в Санкт-Петербург и пришлем императору в Царское Село. Дальше был сеанс фотосъемки. Роль фотографа досталась Диме. Он, как муж профессионального фотографа, сам достиг хорошего профессионального уровня в фотоделе. Дима сфотографировал императора, затем сделал несколько групповых портретов всей императорской семьи, затем по отдельности фотографировал императрицу Александру Фёдоровну, в девичестве - Шарлотту Прусскую, и семерых детей Николая Паловича - Александра, которому в этом мире, скорее всего уже не суждено будет стать Александром Вторым Освободителем, Марию, будущую герцогиню Лейхтенбергскую, Ольгу, будущая супругу короля Вюртемберга и совсем юных Александру, Константина, Николая и Михаила.

Во время фотосессии вернулся офицер охраны с каким-то свертком, которому император жестом велел подождать. После фотосессии император подозвал офицера и взял у него сверток, в котором оказались две кавказские булатные шашки в богато украшенных золотом и камнями ножнах. Эти шашки он вручил Диме и Алексею. Я улыбнулся, так как подарок был весьма символичен и товарищи майоры его вполне заслужили, так как в 21 веке успели повоевать на Кавказе, защищая Россию. Но, когда они там воевали, то у горцев не было уже шашек, а были автоматы, пулеметы и гранатометы. Император Николай, разумеется, об этом даже не догадывался.

Затем я покатал императора и его детей на минивездеходе. На всякий случай во время покатушек я не разгонялся и управлял минивездеходом очень осторожно, чтобы ничего не случилось. Император очень заинтересовался этой техникой. Я объяснил, что что маленькие опытные экземпляры, но мы уже конструируем и машины нормального размера. Для их изготовления я в ближайшее время начну строительства завода в своем имении. Я продемонстрировал нарисованные в ArchiCAD'е виды будущего предприятия, а за тем картинки и чертежи паровозов, железнодорожных вагонов и станций, перейдя к обсуждению железнодорожной темы. Император уже был осведомлен о европейских железных дорогах и думал о строительстве железной дороги в России. Я пообещал, что очень скоро в моем имении появится первый опытный участок железной дороги, на котором будут изучаться методы строительства и эксплуатации железных дорог в нашем климате, а так же испытываться локомотивы и вагоны. А весной следующего года, мы сможем начать строительство дороги между Санкт-Петербургом и Царским Селом. Я сразу предостерег царя от излишнего доверия заграничным специалистам, мотивировав это тем, что техника, нормально работающая в теплом европейском климате, может не выдержать наших морозов и сугробов. Зато мы сделаем железную дорогу и подвижной состав, приспособленную к нашим условиям.

Далее я представил императору проект перспективного железнодорожного строительства. Первая линия по маршруту Санкт-Петербург - Великий Новгород - Тверь - Москва, вторая - Москва - Владимир - Нижний Новгород, и третья - Москва - Тула с последующим продолжением в сторону Курска, Харькова и Киева. Все это очень заинтересовало императора и, пользуясь моментом, я договорился о возможности отбирать для своих заводов крепостных из казенных деревень для обучения в мастеровые. Я готов был их покупать, но император заявил, что я смогу получать их бесплатно, но при условии, что буду осуществлять все то, что пообещал. Мне было ненавязчиво дано понять, что если я обману его доверие, то император за это сильно обидеться и моя судьба будет печальна. Но если я заслужу, то награда будет щедра. Подарив Николаю Павловичу хороший мощный фонарик и пачку фотографий, мы покинули дворец и направились в Санкт-Петербург.


предыдущая глава | Император самовыдвиженец | cледующая глава



Loading...