home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

Утром я отдыхал. Святослав Григорьевич, который взял на себя руководство моим имением, пока я ездил в Нежин, приказал утром меня не беспокоить, пока я сам не изволю явиться миру выспавшимся, позавтракавшим и отдохнувшим. А то, как мне потом доложили, уже с утра ко мне прибыли инженеры и бригадиры мастеровых с разных объектов с докладами. Для того, что бы у хроноаборигенов не было лишних вопросов, профессора мы представили всем, как моего двоюродного дядю, безземельного дворянина, занимающегося наукой, который переселился на старости лет в имение любимого племянника. Подумав о «старости» профессора, я понял, что он не просто помолодел, а заметно помолодел. И это не смотря на то, что последние полгода он упорно работал над конструированием и постройкой генераторов порталов, постоянно дежурил у радиостанции, поддерживая с нами связь, разыскивал всевозможную научную литературу и техническую документацию для использования в 19 веке, лично редактировал учебники для здешних учебных заведений, руководил составлением школьных учебников для моих крестьян. Старик работал в буквальном смысле на износ. Но я заметил, что он не только стал энергичнее и бодрее, но даже начали разглаживаться морщины.

Когда я за завтраком сделал Святославу Григорьевичу комплимент относительно его помолодевшего внешнего вида, то он на полном серьезе ответил:

- Да, батенька я и сам стал это замечать. Только сначала я понял, что стал намного лучше себя чувствовать, а уже затем только стал к своей внешности приглядываться. А то так закрутился, что в зеркало было взглянуть некогда. Однако я, к сожалению, не биолог и не медик. А исследовать это необходимо, так как это, возможно, эффект, связанный с перемещением через портал. Я же последние два месяца постоянно туда-сюда бегал.

- Очень интересно... - Сказал я и подумал, что после того, как начал перемещаться через портал тоже как-то все стал себя бодрее чувствовать. Правда, до этого разговора я считал причиной хорошего самочувствия постоянные физические нагрузки, здоровое питание натуральными продуктами и чистый воздух 19 века.

- К сожалению, пока нет времени, но я уже договорился с одним старым другом, хорошим медиком. Он сейчас на пенсии, но раньше был известным врачом. Он уже договорился о проведении комплексного обследования. Но для этого мне на пару недель придется ложиться в больницу. А пока некогда, поважнее дела у нас с вами есть. Надо тут образование нормальное налаживать. Скоро кадры потребуются. Инженеры - тысячами и десятками тысяч, а квалифицированные рабочие - сотнями тысяч и миллионами. Как минимум грамотные, умеющие читать и писать. А еще нужны будут тысячи учителей и врачей. Первое, что необходимо делать в России - обеспечивать всеобщую грамотность. С этого большевики в той истории и начали. Всеобщая грамотность это - фундамент для промышленного рывка.

- Совершенно верно, Святослав Григорьевич. В следующем году профинансируем учреждение в Питере Политеха. А потом, когда уже сами будем рулить Россией, то сразу же введем всеобщее школьное образование и начнем проводить государственную программу всеобщего обучения грамоте.

- Для этого, батенька, потребуется готовить десятки тысяч учитилей. Большевики в свое время грамотных рабочих в деревню отправляли крестьян грамоте учить. А это было в 1920-е, когда в городах уже было приличное количество грамотных людей среди рабочих. А сейчас у нас еще первая половина 19 века, когда самих-то рабочих в масштабах империи мизерное количество. Социальный состав российского общества знаете? Более 85% это - крестьяне, 6% - казаки, около 5% - городские обыватели, по 1% - дворян и попов и менее 1% - купечество. А статистику по грамотности? По переписи 1897 года будет около 21% грамотных в целом по Империи, в европейских губерниях без Привислянских губерний и Кавказа грамотность составит в целом почти 23%. Что-то более менее приличное только в Прибалтике - 70-80% грамотных, Санкт-Петербургской губернии - 55% и Московской - 40%. Но это будет 1897 год, а сейчас еще только конец 1836-го. И как с таким уровнем образования не то, что промышленность развивать, а даже программу всеобщей грамотности проводить? Где учителей столько взять?

- Надо готовить...

- Вот именно! И готовить учителей надо начинать уже сейчас. Надо убедить Николая, что наступает эпоха, когда грамотность должна быть обязательна для каждого крестьянина. Он же сам по своему образованию и наклонностям сочетает в себе инженера и военного. Вот пусть подумает, как усилят армию новые технологии, а затем поймет, что новым оружием и военной техникой сможет пользоваться только грамотный солдат. А откуда возьмутся грамотные солдаты? Только из грамотных крестьян! А кто будет делать это оружие и технику? Рабочие, которые обязаны уметь читать не только простой текст, но и чертежи. А где взять столько грамотных рабочих? Только из грамотных крестьян! Конечно, Николай не возьмется строить тысячами сельские школы, но как минимум на создание педагогических училищ его раскрутить необходимо. И в программы уездных училищ для мещан и гимназий для дворян ввести больше естественных наук.

- Да, обучать надо нужным вещам, а не словоблудию...

- Ага, как же! Тут сейчас 35 поповских семинарий и 76 архиеврейских училища! И всего пять университетов и менее десятка технических ВУЗов... Здесь всего две медицинские академии, зато шесть - поповских! Батенька, вы понимаете, что Россия из средневековья не до конца вышла? Попов за год тут выпускают больше, чем ученых, врачей и инженеров вместе взятых.

- А зачем в России столько попов? Это же дармоеды и нахлебники... От них пользы никакой нет, вред только... - Удивился я.

- Кому нет, а кому есть... - Печально усмехнулся профессор. - Их задача не пользу приносить, а народу головы дурить. Это же здешний агитпроп. Для того этих обормотов и содержат, не жалея казенных денег. Ведь не думают о том, что труд неграмотного и набожного крестьянина неэффективен. Им главное, чтобы крестьянин не бунтовал. А вот если крестьянин станет грамотным и вместо молитв думать начнет, то сразу станет видна неэффективность всей системы. Потому, когда будешь разговаривать с Николя, помни о том, что власть боится, что став грамотным, народ начнет роптать. Потому с этим вопросом осторожнее.

- С чего начинать следует?

- Начать с кадров, готовящих кадры. То есть с педагогов. Сейчас в России более 200 тысяч больших деревень и их количество будет увеличиваться. В той истории к концу 19 века их количество превысит 400 тысяч. Это не считая мелких деревенек и хуторов. То есть даже, если делать по одной школе на 3-4 деревни, учитывая, что в европейских губерниях, если не считать северных, расстояние между соседними деревнями в среднем 3-4 километра, то нам потребуется не менее 50 тысяч школ. Для этого нужно минимум 50 тысяч сельских учителей, а если учесть появление новых поселений и то, что в школах одного учителя мало, надо по 2-3 минимум, то нам потребуется не менее 100-150 тысяч сельских учителей. А еще у нас около 7Ґ миллионов городского населения, которое будет активно расти. Расчеты сразу можно начинать с 10 миллионов. Для них нужно, учитывая здешний уровень рождаемости, не менее одного учителя на тысячу жителей. А если мы улучшим здравоохранение и уменьшим детскую смертность, то и пару учителей на тысячу горожан. То есть для городских школ потребуется еще не менее 20 тысяч учителей. Вот и получается, что потребуется не менее 150 тысяч учителей? А где их взять, если тут во всех Университетах вместе взятых всего три тысячи студентов!? Нужно открывать педагогические институты. Если выпускник такого института будет преподавать в школе в среднем 20 лет, то для восполнения состава учителей нам нужно будет выпускать минимум 5 тысяч ежегодно. Я бы предложил Николя открыть 10-12 институтов с трехгодичным сроком обучения. По полтысячи студентов в каждом выпуске, полторы-две тысячи студентов всего. Их можно открыть в Санкт-Петербурге, Великом Новгороде, Твери, Москве, Нижнем Новгороде, Казани, Харькове, Киеве, Одессе, Томске, Риге и Минске. Проект я тебе подготовлю, что бы идти к их величеству не с пустыми руками. Вот как тут кое какие дела закончу, лягу на обследование и как раз будет чем в больнице заняться. Думаю, за две недели успею, пока меня будут исследовать...

- Святослав Григорьевич, с этими медицинскими вопросами все действительно так серьезно...

- Когда мы это все еще только начинали, я провел, как ты помнишь, кое-какие опыты с хомячками. Провел замеры электромагнитных полей, излучений... Вредного влияния на биологические организмы я тогда не выявил и решил, что ходить через портал безопасно.

- Ну, так мы же сколько раз ходили и все нормально...

- Только побегав через него по несколько раз в день, я почему-то стал чувствовать себя моложе. Да и внешние изменения не ты первый заметил... Ты читал книги твоего тезки Андрея Феликсовича Величко? Они тоже про попаданцев в прошлое...

Я кивнул и вспомнил и стал вспоминать книги этого автора, так как читал их достаточно давно.

- Ты не обратил внимания, что кое-чем отличаются от остальных книг на эту же тему...

- Чем?

- Там описываются некоторые природные явления, которые просто обязаны происходить при открытии портала. Например, разница атмосферного давления.

- Так это естественно. Каждому образованному человеку это понятно. Атмосферное давление меняется во времени, а при открытии портала разница давления просто обязана вызывать движение воздуха...

- Остальные авторы этому почему-то значения не придают, хотя уровень их образования позволяет им это понимать. Для этого достаточно школьного курса физики. А у Величко портал описывается, как будто он знает, о чем пишет. И вот такое положительное воздействие на организм он тоже описывает. Я уверен, что ничего опасного не происходит, но для науки важно выяснить, какие биологические механизмы активизируются при прохождении портала. Это же может обеспечить такой прорыв в медицине!

- А может у этого писателя Величко тоже есть генератор портала и мы можем встретить его здесь в 19 веке?

- То, что он знаком с каким-то другим генератором портала я не исключаю. Возможно там другой принцип открытия портала, а может быть такой же как у нас, но они используют другую комбинацию полей. Теоретически таких комбинаций, при которых будет открываться портал чуть ли не бесконечность. Потому что число неработающих комбинаций - бесконечность в квадрате. Но рассчитать какую либо из работающих огромная работа помноженная на везение. Нам вообще повезло, что мне удалось найти работающую комбинацию параметров, которых в этой комбинации несколько тысяч. А у Величко явно другие параметры, следовательно, и портал он открывает не в наш мир, а в другой. Это парралельные миры. Ветвление происходит в момент первого открытия портала. Так, что они ходят прогрессорствовать в свой мир, а мы - в свой. И никто никому не мешает.

- А к нам кто-то может пожаловать.

- Теоретически может. Но это мало вероятно. Можно создать аппаратуру, способную засекать открытие порталов. Пока нам не до того, как окрепнем и технологически разовьемся, тогда сделаем. И о появлении непрошенных гостей сразу будем знать.

- А сейчас?

- А сейчас готовим кадры и создаем промышленную базу. - Завершил обсуждение профессор.

После завтрака я прогулялся по небольшому парку, который, как выяснилось, окружает мою усадьбу. Просто раньше он был запущен и я его не замечал. А теперь его привели в порядок, а пока я ездил в Нежин, даже обнесли ажурной кованой оградой. Ограда явно была непроста. Ведь работами по реконструкции усадьбы занимался Олег. А он успел поработать заместителем директора охранной фирмы и в охранной электронике разбирался, хотя сам электронщиком не был. Весь периметр усадьбы теперь контролировался датчиками движения и находился под круглосуточным видео наблюдением. Пока, как ни удивительно, серьезных попыток проникновения нежелательных лиц не было, но то, что они будут и весьма скоро я был уверен. Мы уже успели много кому перебежать дорогу, но наши противники еще выжидали, не понимая, что предпринимать. Пока все ограничилось четырьмя задержаниями подозрительных типов из числа местного криминального элемента. Двое планировали примитивные кражи. Один оказался засланцем какой-то мелкой шайки с Лиговки. Его задачей было разузнать, чем в моем имении можно поживиться. В итоге в воровской притон вернулась только его голова. Туловище осталось в болоте в паре верст от границы поместья.

Четвертый оказался казачком, нанятым одним из купцов с целью промышленного шпионажа. Казачок был неплохим спецом по ведению разведки. Но спецом 19 века. Он умел незаметно и бесшумно передвигаться, владел рукопашным боем - казачьми ухватками. Но о системах видеонаблюдения и датчиках движения не имел даже представления. При попытке проникнуть на автозавод он легко раскидал двух охранников и попытался скрыться. А это были не просто мужики, а крепкие парни, которых уже два месяца натаскивал Сенсей. Его могли бы и пристрелить, но Сенсей решил на нем потренировать группу захвата. Против бойцов с приборами ночного видения и сетеметом он был бессилен. Бежишь себе в темноте, вокруг тихо, погоня отстала. А затем хлоп, откуда-то прилетает прочная сеть, мгновенно опутывая все туловища, а так же руки-ноги и превращает беглеца в кокон. А сверху уже прыгают бойцы в серо-пятнистом камуфляже и в лоб упирается холодная сталь ствола. Потом после допроса Сенсей вызвал казачка на спарринг. Против Сенсея тот, конечно, выстоять не смог, хотя сначала утверждал, что был лучшим бойцом в своей станице. Но против Сенсея мало кто в рукопашке выстоять сможет. В 21 веке, конечно, есть в различных спецподразделениях немало офицеров с подготовкой такого уровня. А тут в 19 веке разве что какие-нибудь супер-монахи из шаолиня, да и то сомнительно. После поединка, погоняв казачка по площадке, Сенсей предложил завербовать его к нам на службу. Дальше Дима провел вербовочную беседу и казачок, которого звали Иваном Кошкиным, согласился служить моему княжескому сиятельству. Его даже уговаривать не пришлось. После поединка с Сенсеем он проникся к нашей организации таким уважение, что почел приглашение на службу за честь. Он сдал своего нанимателя и Дима, приехав с парой бойцов в контору к этому купчишке популярно объяснил о неуместности промышленного шпионажа в отношении наших предприятий. Купец сразу все понял и, не дожидаясь каких-либо угроз или требований, сам предложил нам неплохие отступные. А казак остался у нас в качестве помощника Сенсея по боевой подготовке.

Подумав о вопросах безопасности, я направился к нашей военной базе. Я прошел через КПП, приложив к считывателю свой электронный пропуск, а затем показав его часовому. Контрольно-пропускной режим здесь соблюдался жестко и даже я, князь, которого все бойцы знали в лицо, обязан был предъявлять пропуск. На базе вовсю шли занятия. Один взвод занимался на спортивной площадке. Другой - на полосе препятствий. Третий на небольшом полигоне рядом с базой отрабатывал атаку на вражеские позиции. Там были еще до морозов возведены типичные для этого времени полевые укрепления - люнет, выстроенный из фашин, заполненных землей. В укреплениях стояли деревянные фигуры вражеских солдат, раскрашенных в цвета турецких мундиров. Был и макет батареи полевых орудий, расчеты которых были покрашены в цвета британских мундиров. Бойцы несколькими группами, прикрывая друг друга условным огнем, короткими перебежками приближались к вражеским позициям, а затем, забрасывали их муляжами гранат и бросались на штурм, добивая «выживших» «выстрелами» в упор и штыками. Для безопасности и экономии боеприпасов, стрельба велась условно. Учебные классы и спортзал тоже не пустовали, а со стороны стрельбища трещали выстрелы.

Я прошел в помещение штаба, где уже находились Рагнар, Сенсей и зампотех, которые обсуждали, куда и как складировать трофеи, привезенные из Нежина, а что и сразу передать в оружейки и с чем начать занятия с личным составом. Я подключился к обсуждению, которое перешло на тему структуры нашего первого полка. Для того, что бы раньше времени не раскрывать принципиально новое вооружение и организацию войск, было принято мое предложение использовать термины, принятые в этом времени. Соответственно, полное копирование структуры подразделений 21 века было не актуально, так как некоторые из задач типа противотанковой и противовоздушной обороны тривиально не требовались. А наше превосходство в мобильности, связи, защищенности и огневой мощи, требовали разработки структуры и тактики, отличных как от 19 века, так и от 21-го. В итоге пока были приняты следующие типы войск:

Броне-штурмовые, которые тут еще долго будут существовать лишь теоретически, из-за избыточной мощи. Эти войска должны были соответствовать танковым войскам, но по соотношению численности танков и БМП должны были быть ближе к мотострелковым войскам конца 20 века. Однако, пока они были не актуальны и их конкретная структура даже не обсуждалась. Да и слова «танк», здесь, скорее всего, не будет. Точнее, само слово будет, но в значении - бак. А то, что в той истории называется танком, здесь будет называться ТБМ - тяжелая боевая машина.

Кирасиры - элитная пехота на БМП. Пока мы формировали роту на имеющихся десяти МТ-ЛБ. Благо теперь у нас были ПКТ, которые мы могли установить в башенки данных бронетранспортеров. Кирасиры должны были стать основной ударной силой, вести бой с основными силами противника, прорывать оборону и действовать в условиях бездорожья. В будущем кирасиров должна была поддерживать самоходная артиллерия на гусеничном шасси.

Драгуны - элитная пехота на плавающих БТР типа БТР-80 или БТР-70, а то и БТР-60 для 19 века вполне крутая боевая машина. Задача - ведение боев с главными силами противника, форсирование водных преград, рейды вглубь вражеской территории. Но поскольку БТРов у нас пока не было, то и кирасиры так же откладывались на будущее.

Егеря - легкая пехота, тоже из лучших бойцов. Переброска автотранспортом, действие в пешем строю. Задачи - разведка и диверсии в ближнем тылу врага, охрана своих тылов, действия в лесисто-болотистой местности, контрпартизанская борьба. Как появится авиация, то еще и тактические десанты. Было решено пока формировать одну роту, используя в качестве штатного транспорта имеющиеся ГАЗ-66. В будущем было задумано появления так же горных егерей для действия в горах для Кавказа и Балкан.

Гусары - моторизованный аналог егерей. Элитная пехота на автомашинах, в идеале - на легких бронемашинах типа ГАЗ «Тигр». Но за неимением «Тигров», пока придется их вооружать специально переоборудованными УАЗами и ГАЗ-66. Задача гусар - стремительные рейды во вражеский тыл. За счет превосходства в мобильности и огневой мощи над войсками 19 века наши гусары смогут не только мелко пакостить в тылу врага, но и захватывать и удерживать до подхода основных сил мосты и иные важные объекты.

Уланы - моторизованная пехота на недорогих неплавающих бронетранспортерах типа «Выстрела» и «Булата», изготавливаемых на основе обычных грузовиков. Либо их аналогов, подобных советскому БТР-152, производство которых можно будет тут наладить. Артиллерия в основном буксируемая, так как возможности нашей промышленности еще долго не позволят нам все части вооружать самоходными орудиями. Уланы должны дополнять в наступательных боях кирасирские и драгунские войска, осуществлять захват территории и населенных пунктов, глубинные рейды, а так же быстро перебрасываться в нужные районы для блокирования окруженных вражеских войск или организации обороны. Пока из-за неимения бронетранспортеров, будут оснащены обычными грузовиками.

Конная пехота - в будущем моторизованная пехота на грузовиках, а пока - на конных подрессоренных повозках. По сути, обычная пехота, но более мобильная. Основные задачи - оборонительные. Личный состав лучше, чем в обычной пехоте, но лучших рекрутов будем направлять в элитные ударные части.

Линейная пехота - самая обычная пешая пехота с артиллерией на конной тяге. Задачи чисто оборонительные - держать фронт, пока мобильные ударные части крушат врага и проносятся по вражеским тылам, гремя огнем и сверкая блеском стали.

Ну и вспомогательные части - понтонно-мостовые, инженерно-саперные, инженерно-строительные, гужевые и автомобильные, медицинские, ремонтно-технические и связисты. Разумеется, отдельно части специального назначения - разведывательные и противодиверсионные.

Штат формируемого полка пока утвердили таким:

- Кирасирская рота на 10 МТ-ЛБ из трех взводов и отделения тяжелого оружия.

- Две драгунские роты, каждая из трех взводов и отделения тяжелого оружия. По 10 автомашин Урал на каждую роту.

- Егерская рота - три взвода и отделение тяжелого оружия, 10 ГАЗ-66.

- Гусарская рота - три взвода и отделение тяжелого оружия, 4 ГАЗ-66, 12 УАЗ-469 и УАЗ-Хантер.

- Минометная батарея - 12 82-мм минометов, 4 ГАЗ-66, 4 Урала.

- Рота тылового обеспечения - ремонтно-технический взвод, инженерно-саперный взвод, медицинский взвод, интендантский взвод (полевые кухни, сапожники, портные, походная баня и прачечная), автотранспортный взвод.

- Рота боевого обеспечения - разведывательный взвод, снайперский взвод, комендантский взвод, взвод связи.

Отдельно была сформирована рота моей личной охраны, в задачу которой входили охрана усадьбы, сопровождение и охрана меня и других пришельцев из 21 века, а так же специальные мероприятия, в число которых входило и обеспечение экспедиций подобных путешествию в Нежин. Стрелкового оружия у нас было с избытком, а техники для укомплектования полка по намеченным штатам пока не хватало. Покупать новые КАМАЗы для этого не хотелось, так как деньги в 21 веке тратились в первую очередь на технику для строек и оборудование для заводов. А какие-то боевые действия в ближайшее время не планировались. Потому часть Уралов была заменена на 130-е ЗИЛы. Только для гусарской роты и штаба были куплены новые УАЗы. Обмундирование для личного состава шилось в моем имении в собственном швейном цеху. Появление швейного цеха вызвало восторг у крестьянства. Ведь зимой, когда поля занесены снегом, крестьянину делать нечего. Ради дополнительного заработка зимой многие крестьяне занимались какими-то промыслами типа строгания деревянной посуды или плетения лаптей, а то и вообще уходили в города наниматься на работу. А тут любимый барин организовал работу прямо в имении. Да еще и платит хорошо, и цех теплый и светлый. Да в таких условиях грех не выполнить даже самые строгие требования к качеству и трудовой дисциплине. Сначала цех должен был обеспечить форменным обмундированием бойцов, а затем шить спецоодежду для заводских мастеровых и строителей, а потому и мундиры для приказчиков и инженеров.

Парадная форма была темно-зеленой со светло-зелеными петлицами. Полевая - зелено-коричневая «хаки». Для зимы предусматривались белые маскировочные комбинезоны. Камуфляж мы пока не шили. Для особых случаев у нас имелись комплекты, купленные в 21 веке. Пусть массовое использование камуфляжа останется нашим резервом на будущее, когда будем оснащать уже большую армию, а не маленький личный отряд.

В начале ноября уже вовсю валил снег, и я не стал выезжать из имения даже в Петербург, принимая доклады в кабинете усадьбы. Но в середине ноября пришли заказанные нами Майбах и Мерседесы. В 21 веке их, естественно, вскоре угнали «неустановленные лица», так что машины достались нам чуть дороже стоимости их страховки. И теперь в 19 веке у нас был нормальный человеческий транспорт. Вот только до мая не было нормальных дорог. Пожив тут почти полгода, я уже отвык от асфальта и нормальной дорогой считал мощеное булыжником шоссе. Торцовая мостовая Невского проспекта, вымощенная шестиугольными деревянными колобашками - «торцами», была вообще идеалом. Но вот зимой дороги тут от снега не чистили, во-первых, потому что чистить их вручную лопатами не реально, а во-вторых, потому что сани и по снегу великолепно ездят. У меня вместо саней был мой личный МТ-ЛБ, с комфортабельным салоном, которому мог бы позавидовать и иной хозяин роскошного лимузина. Однако, выбрав день, когда не было снегопада, я прокатился в Питер за рулем Майбаха по дороге, которую уже успели укатать санями, притоптать ногами и копытами. Майбах и ехавший позади Гелендеваген с охраной, конечно, выглядели в Петербурге 19 века экзотично и привлекали внимание. Но ажиотажа не было, так как к автомобилям здесь успели привыкнуть. По столице катались уже три десятка частных машин и десяток ведомственных и шесть почтовых. Имелось даже два грузовика, но их приобретали скорее для престижа и рекламы, так как из-за высокой цены на машины и бензин, гужевой транспорт пока был рентабельнее. Я получил огромное удовольствие от поездки. Несешься по ровной, хотя и скользкой дороге, тепло и удобно, в динамиках поет Хелен Фишер, за окном искриться свежий снег. Ляпота-а-а...

Проехав по Московскому проспекту, Садовой улице, я выехал на Невский проспект и, проехав пару кварталов, остановился около своей городской конторы. Пройдясь по помещениям, где меня с восторгом встречали служащие и клиенты, я вернулся в машину и сделав круг по Невскому, Дворцовой площади и набережной Невы, проехал мимо недостроенного Исаакиевского собора и уродливой «Исаакиевской деревни», громоздившейся на месте будущей площади и сквера, и помчался по Вознесенскому проспекту в сторону Обводного канала. Дорога в сторону Автово была укатана. И основное движение по ней осущствлялось как раз между городом и моим строящимся промышленным комплексом. На дороге, отходившей от шоссе на Автово, в сторону моего комплекса прямо в чистом поле стоял КПП со шлагбаумом. Там несли службу бойцы батальона заводской охраны. Форма у них была черная с алыми петлицами. Вооружение - револьверы «Кольт-Патерсон» и русские гладкоствольные кремниевые ружья армейского образца со штыками.

Производственный комплекс пока представлял собой отдельные соединенные дорогами островки строек и уже готовых строений в чистом поле с отдельными зарослями кустов и небольшими перелесками. Вдали виднелся еще не до конца замерзший Финский залив. Все это пространство уже было размечено, но строить одновременно все, что планировали мы не могли. Потому строились отдельные объекты, но на тех местах, где предполагал генеральный план комплекса. Я посетил административное здание, которое пока еще было временным - трехэтажным бревенчатым, затем осмотрел жилой городок персонала, уже запущенные производства и стройплощадку металлургического и сталепрокатных цехов. Пока здесь работали только газобетонный, и деревообрабатывающий цеха, обеспечивающие строительство. Функционировала узкоколейка, пока в основном на конной тяге, но уже были три дрезины, изготовленные из Газелей, грузовиков ГАЗ-66 и ЗИЛ-130. Благо такое добро мы могли покупать в 21 веке по цене металлолома. Строительство первой мартеновской печи уже шло к завершению и мне пообещали, что уже в январе будет первая плавка. На склады уже начали завозить чугун с уральских заводов Демидова и железную руду из Петрозаводска, которую там обогащали местные купцы по полученной от меня технологии. В качестве топлива пока можно было использовать дрова и начавший поступать из Сланцев горючий сланец. Как построим железную дорогу Петербург-Москва, так можно будет начать копать и уголек Подмосковного каменноугольного бассейна в Новгородской и Тверской губерниях. Уголек там хреновенький и добыча дорогая, но зато близко. А потом и до хорошего донецкого угля доберемся, а за ним и новокузнецкий будет. Таким образом первая плавка настоящей стали, будет не только первой на моем заводе, но и первой в этом мире. А вот прокатный стан получиться смонтировать только к концу января, а запустить лишь в феврале. Работа затягивалась в основном из-за недостатка квалифицированных мастеровых, которых приходилось обучать. Да и для местных инженеров вся эта техника была в новинку. Сначала они учились сами по учебникам, которые им готовил Святослав Григорьевич, а затем учили мастеровых.

Довольный увиденным, я отобедал в заводской столовой и поехал обратно в имение. Прямой дороги, пригодной для езды на Майбахе, даже с его полным приводом, не имелось. Потому пришлось возвращаться к городу и ехать по шоссе Обводного Канала, шедшего вдоль него, так как набережной еще не было. А дальше - по Московскому шоссе в имение. Темнеет зимой в Петербурге рано, потому домой в усадьбу я вернулся уже в темноте, побаловавшись имеющейся в Майбахе системой ночного видения.


предыдущая глава | Император самовыдвиженец | cледующая глава



Loading...