home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Далее, соответственно, я уже приступил непосредственно к подготовке первой экспедиции. Утром, я не поехал в офис, а остался дома, что бы никто не мешал и не отвлекал. Да и просто чей-нибудь любопытный взгляд на мой монитор был бы тоже совсем лишним. Мой кот не считается, ему можно доверять, так как с чужими он не разговаривает и предпочитает общаться исключительно со мной.

Позавтракав и выпив чашку кофе со сливками, я сел за компьютер и начал обдумывать план экспедиции. Во-первых, следовало определиться с составом. Я сразу решил, что Преображенский останется обеспечивать работоспособность портала, чтобы мы не рисковали остаться навсегда в 19 веке из-за какого-нибудь технического сбоя. Одновременно в голову пришла мысль, что такую угрозу надо предусмотреть и прежде, чем удаляться далеко от портала, необходимо прямо возле него оборудовать тайник с аварийным комплектом на случай невозможности возврата обратно в 2015 год. Сделав отметку потом проработать список того, что должно входить в аварийный комплект, я стал обдумывать кадровый вопрос. Для развертывания следующей стадии проекта нужны были еще люди. Это должны быть те, кому можно доверять и кто будет необходим.

Конечно, мне очень повезло заполучить в команду Олега. Он одновременно имел опыт и знания в трех сферах, которые нам были нужны, - в ремонте и обслуживании автомобилей и прочей техники, в строительстве и в охранной деятельности. Но для обеспечения безопасности нам все же нужен был специально обученный человек, ведь безопасность нужно было обеспечивать по многим направлением, а не только охранять нашу базу от несанкционированного проникновения. Необходимо было, во-первых, заранее выявлять и нейтрализовывать ненужное внимание к нашей деятельности, как частных лиц, так и государственных структур. Ну и, соответственно, вести оперативную работу по ту сторону портала. Такой человек у меня на примете был. Кроме опыта работы в качестве оперативника центрального аппарата ФСБ, у него было еще много полезных нам качеств. Во-первых, он был человеком исключительно честным, порядочным и благородным. Во-вторых, до перевода в здание на Лубянской площади, он двенадцать лет служил в Центре Специального Назначения ФСБ. Почти половину этого времени он провел в командировках на Кавказе и, соответственно, имел большой опыт ведения современных боевых действий и проведения специальных мероприятий. Как и положено офицеру спецназа он умел стрелять практически из всех видов оружия и владел приемами рукопашного боя. Кроме того, он интересовался историей России, даже писал статьи и рассказы на историческую тему, а так же являлся волхвом в славянской общине и занимался восстановлением древних славянских традиций. Я внес майора Панова в список после Олега. Напротив Олега я напечатал «Организация охраны базы, руководство строительными работами, руководство ремонтом и эксплуатацией транспорта и технических средств», а напротив Дмитрия - «Оперативная работа, внутренняя безопасность, специальные мероприятия, подготовка охранно-боевого и оперативного персонала».

Далее нам требовался исторический консультант. Нужен историк либо музейный работник, специализирующийся на периоде правления Николая Первого. Таких людей у меня на примете не было. Но брать его с собой в тот мир не обязательно, а консультации можно получать «втемную», не рассказывая про портал, а используя легенду, что я якобы начал писать альтернативку про попаданцев. Далее, нужен портной, хорошо разбирающийся в одежде той эпохи. Это должны быть не театральные или киношные костюмы, которые выглядят одеждой того времени из зрительного зала, а точная реплика, которая не вызовет там вопросов и вблизи. Если без исторического консультанта можно еще как-то обойтись, самостоятельно изучив нужную информацию в интернете и походив по музеям, то без спеца по историческому костюму такие специалисты обязательно должны быть в костюмерной Ленфильма. Либо как минимум, тамошние костюмеры должны таких знать. Я позвонил знакомой, которая была кинорежиссером. На мою просьбу порекомендовать мне специалиста по одежде второй четверти 19 века, она направила меня к одной даме, работавшей у них костюмером. Я позвонил этой даме, представился от моей знакомой и мы немного поговорили о моде 19 века. В целом дама была хорошо осведомлена, как тогда одевались и какие аксессуары полагались к одежде. Ее работа заключалась подбирать в костюмерной нужные вещи в соответствии с эпохой и образом персонажей. Что касаемо изготовления, то у нее были связи с портными, шившими историческую одежду для киносъемок. Поболтав почти час о моде интересующей меня эпохи, мы договорились встретиться и продолжить беседу уже при личной встрече. Соответственно, моей целью было не просто поболтать, а попробовать раздобыть через нее что-то нам полезное из костюмерной Ленфильма и получить выходы на портных, у которых можно было заказать костюмы для нашей экспедиции.

Закончив разговор с костюмершей, я вернулся к обдумыванию кадрового вопроса. Немного поразмыслив, что руководящего состава нам пока достаточно. Надо было только убедить Диму присоединиться к нашей команде. Я позвонил ему в Подмосковье, где он проживал после ухода в отставку. В отставку он вышел довольно рано, так как за счет активного участия в боевых действиях, выслуга у него шла намного быстрее. Разумеется, по телефону я не стал ему говорить ничего про портал, а просто сказал, что моя фирма расширяется, и я намерен создавать серьезную службу безопасности, а его приглашаю на должность ее начальника. Ему была обещана хорошая зарплата, которая должна быть оговорена при личной встрече и служебное жилье для него и его семьи, с учетом того, что он сможет сдавать свою квартиру в Подмосковье, имея с этого дополнительный хороший доход. Мы договорились, что я покупаю ему билет на ночной поезд до Питера и утром встречаю его на вокзале.

Итак, состав первой экспедиции был определен - я, Дима и Олег. Необходимо было подобрать снаряжение и транспортные средства. Да и оружие было бы на всякий случай неплохо с собой иметь. Вроде бы в те времена владение оружием было достаточно свободным. Из оружия у меня имелся травматический Макарыч 45-калибра, а у Олега 9-мм травматический ТТ - достаточно мощное и надежное для своего класса оружие, так как являлся заводской переделкой снятого с вооружения боевого пистолета в травматический. На случай серьезной опасности я решил купить для нас три охотничьих гладкоствольных карабина Сайга-410С. Конечно, лучше бы было иметь нарезное оружие, но для его приобретения по закону полагалось сначала пять лет быть обладателем гладкоствольного. Но, поскольку все мы на троих имели только два травматических пистолета, то на первое время пришлось ограничивать гладкостволом. Тем более, самозарядная Сайга, имеющая калибр в 10-мм, десятизарядный магазин и прицельную дальность в 200 метров, явно превосходит по всем параметрам, состоявшее на вооружение и русской, и французской армий гладкоствольное дульнозарядное ружье образца 1777 года калибром в 17.5-18 миллиметров. При длине в полтора метра и весе более четырех с половиной килограмм, оно имело номинальную прицельную дальность до 150 метров, но практически обеспечивавшее приемлемую точность только до сотни метров. А если еще учитывать износ стволов у старых экземпляров, то и того меньше. И скорострельность в руках обученного солдата составляла всего два-три выстрела в минуту. Кстати, эти ружья состояли на вооружении русских войск и в крымскую войну, в то время, как остальные европейские страны уже перевооружались на нарезное оружие.

Итак, необходимо было купить три Сайги-410С, по четыре запасных магазина к каждой, то есть дополнительно двенадцать магазинов. По сотне патронов на ствол, всего три сотни патронов. Патроны надо было брать пулевые, все же оружие подбиралось для самообороны, а не для охоты. Еще один травматический пистолет для Димы, наверное, такой же Макрыч 45-калибра, как у меня. По паре запасных обойм мне и ему и сотню патронов на двоих. Еще коробку 9-мм патронов для олежкиного ТТ. Кобуру скрытого ношения для Димы. Три газовых баллончика... Нет, лучше двойной комплект - шесть баллончиков. Может пригодиться отпугивать там какую-нибудь шпану. В 19 веке еще не знают, что такое слезоточивый газ и напугать каких-нибудь тамошних ухарей можно основательно, но при этом без смертоубийства. Три хороших мощных электро-шокера. Покупку шокеров надо было поручить Олегу. С его лицензией охранника он мог купить более мощные модели, которые не продавались обычным гражданам. К тому же, он лучше разбирается в их эффективности, так как его бойцы располагали разными типами этих устройств и не всегда на практике эти устройства обеспечивали тот же эффект, который обещала реклама.

Средства связи. Сотовая сеть там явно работать не будет, потому нужны портативные радиостанции с радиусом действия не менее 5 километров и скрытыми гарнитурами, что бы не пугать тамошних аборигенов «говорящими табакерками». Хорошо бы еще и пару более мощных радиостанций для дальней связи экспедиционной группы с основной базой. Для таких станций нужна дальность не менее полусотни километров. Пригодятся так же портативные экшн-камеры, рассчитанные на велосипедистов и любителей экстремального спорта. Бинокли. Компасы, карты. Нужно было найти карты того времени и сделать копии. Или распечатать имевшуюся на моем компьютере карту Санкт-Петербурга и окрестностей 1912 года, благо она имела большой масштаб и была весьма детальна. Конечно, в 1835 году большей части того, что показано на этой карте еще не было. Но она вполне могла помочь ориентироваться в том времени, а более детальную карту, изданную ранее этой, найти было проблематично.

Палатка, спальные мешки, термосы для пищи и для кофе, котелки, походные чашки и вилки-ложки. Три швейцарских ножа, минимум один мультитул и одна малая саперная лопатка. Сухпай минимум на три дня. Подумал купить современные армейские пайки, но потом решил, что если их увидят тамошние аборигены, то могут появиться не нужные вопросы. Потому продукты нужно было подобрать компактные, легкие, питательные и не являющиеся особо необычными для того времени. Охотничьи спички, обычные спички и зажигалки. Мы с Димой не курили, а Олегу придется либо бросать курить, либо переходить на трубку.

Документы и деньги... Придется все же искать специалистов, коллекционеров. Если будут найти образцы, то изготовить нужные документы при современных технических возможностях не сложно. Но надо было выяснить все нюансы содержания документов и самое главное - решить, в качестве кого мы туда отправимся. А что касается денег, то можно купить у коллекционеров несколько ассигнаций той эпохи. Явно их тогдашняя номинальная стоимость как официальных средств платежа, превышает их нынешнюю цену в качестве исторической реликвии. Немного порывшись в интернете я обнаружил, что можно купить не только оригинальные ассигнации и монеты, но и качественно сделанные реплики, как ассигнаций, так и монет. Ассигнации вообще были не отличимы, даже имели водяные знаки. Я тут же сделал хороший оптовый заказ - по сотне ассигнаций достоинством в 200 рублей, 100 рублей, 50 рублей и 25 рублей. Мелких ассигнаций по 10 рублей, 5 рублей, 3 рубля и однорублевых я заказал по две сотни каждого вида. Кроме того, я заказал и некоторое количество хорошо изготовленных копий монет той эпохи.

После этого я порылся на сайтах, посвященных средствам радиосвязи и заказал четыре хороших, но недорогих, достаточно мощных рации. От идеи заказать еще пару автомобильных радиостанций для связи с базой, если группа будет находиться достаточно далеко, то есть достигнет Петербурга. Однако я сообразил, что электричества в 19 веке еще нет, а тащить с собой автомобильный аккумулятор будет все же тяжеловато. Но зато заказал три походных комплекта для зарядки всяческих устройств на солнечных батареях. К этому добавил еще три фонарика, подобрав достаточно мощные, но не очень большие. Завершил я свой интернет-серфинг набегом на интернет-магазин туристического снаряжения, где была заказана палатка, спальные мешки, котелки и прочее походное снаряжение. После этого я пообедал и поехал получать разрешение на приобретение оружия.

Пока я ездил проходить оружейную медкомиссию, а затем в разрешительный отдел, то подумал, как мы будем двигаться от портала до Петербурга. Если наша база находится примерно в пятнадцати километрах от нынешней границы города, то сколько же нам надо идти от этого места до тогдашнего Санкт-Петербурга. Еще и учитывая, что дорог там значительно меньше. Машина, даже легковая через тот портал, который сейчас делал профессор, пока не пролезала. Конечно, идеально было бы взять с собой лошадей. Но где их купить я не знал, да и покупка лошади в 21 веке дело не дешевое, а денег оставалось уже достаточно мало. К тому же никто из нас троих не умел ездить на лошадях. Этот момент я тоже для себя отметил и подумал, что до начала экспедиции нам обязательно надо посетить какую-нибудь школу верховой езды. Конечно, за неделю мы не сможем стать искусными наездниками, но по меньшей мере должны научиться правильно садиться на лошадь и если даже не ездить, тог хотя бы как-то сидеть в седле. Ведь в 19 веке лошадь была нормальным средством передвижения, и любой нормальный мужчина должен был уметь на ней ездить.

Утром на следующий день я встретил на вокзале майора Панова и я повез его на нашу базу, показывать портал. Учитывая его интерес к истории и страстное желание улучшить эту историю, он принял мое предложение включиться в нашу команду. При этом он был согласен не сразу переселять свою семью в Питер, а обосновать в том мире и после того перевезти свою семью туда в какое-нибудь имение. В тот же день Дима начал помогать мне готовиться к экспедиции. Мы проехались по магазинам и получили заказанное по интернету снаряжение, купили ружья и боеприпасы. Потом была встреча с костюмершей. Получить что-либо из костюмерной Ленфильма не получилось, зато она дала нам аж десяток полезных нам контактов. Это были как портные, шьющие исторические костюмы, так и специалисты по истории костюма, этикета и всякой бытовой мелочевке, которая остается «за кадром» как в кино, так и в литературе, но была очень важна для нас, что бы не выделяться в реальной жизни 19 века.

Вечером мы с товарищем майором расположились в моей квартире в домашнем кабинете, налили себе чаю и стали продумывать наш образ и легенду, под которой мы прибудем в Санкт-Петербург второй четверти 19 века. После долгих раздумий было решено, что я являюсь потомком русского князя, который когда-то давно уехал в далекие страны и осел где-то в Америке. А я, его потомок, решил вернуться на Родину, что бы способствовать ее процветанию. Со мной поехали мои верные люди, то есть Дима и Олег. Соответственно, с собой мы привезли некоторые заграничные технические новинки, которые не известны даже в Европе. И мы хотим наладить в России производство всяких технических чудес и ведение хозяйства в соответствии с новейшими достижениями науки.

С такой легендой мы вполне можем объяснить то, что говорим по-русски, но наше произношение, построение фраз и многие слова отличаются от русского языка 19 века. Просто «там, в Америке» якобы существует русское поселение, где живут выходцы из России и разговаривают по-русски, но поскольку связи с Россией почти не было, то и язык немного отличается. Английский я знал достаточно сносно, а его отличие от местного английского английского можно было так же объяснить тем, что я говорю на американском английском. Дима и Олег тоже кое-как знали английский, хотя свободно разговаривать на нем не могли. Мы порылись в интернете, нашли в США несколько Петербургов и Санкт-Петербургов и аж целых 16 Москоу! Если не считать Санкт-Петербурга во Флориде, то остальные были совсем небольшими городками. Соответственно, выяснить из какого мы «Петерсберга» мы приехали в Санкт-Петербург, будет довольно затруднительно. В крайнем случае, если кто-то будет интересоваться, скажем, что это в Техасе, где очень много диких обезьян. Эта легенда хорошо объясняла не только не знание российских и европейских реалий того времени, но и могла объяснить многие странности поведения. Что взять с парней, приехавших из такого далекого захолустья, как Техас? Ведь недаром в России еще в 20 веке у людей спрашивали «Ты с Луны свалился или из Америки приехал?».

Соответственно проблема одежды тоже упрощалась. Можно было не соблюдать все тонкости российско-европейской моды, а заказать костюмы в общем стиле того времени с некоторым американским колоритом. Тем более, что тогдашние мужские костюмы и даже военные мундиры были крайне неудобны и непрактичны. Несколько дней мы с Димой готовили снаряжение, искали в интернете информацию, которая могла бы нам там помочь и закачивали ее в планшет, который собирались взять с собой.

В качестве средства передвижения мы приобрели три велосипеда. Для того, что бы у хроноаборигенов не было лишних вопросов, Олег перекрасил велосипеды автомобильной эмалью из баллончика в красивый сочно-зеленый металлик. А затем на раму, где ранее было название китайской фирмы «Стелс», по трафарету нанес белыми буквами со стилизацией под старо-славянский шрифт надписи «В?лосiпедЪ». Логотипы «Shimano» на переключателях скоростей были счищены шкуркой. Эти чудесные по меркам 19 века средства передвижения, якобы были изготовлены умельцами в том городе, откуда мы приехали. По нашей легенде это был вообще город русских чудо-мастеров, когда-то переехавших туда с Урала во времена церковного раскола. В один прекрасный день мы втроем съездили в Петергоф в школу верховой езды, где за несколько часов научились садиться на лошадей и даже немного на них ездить спокойным шагом. Проехав три круга по манежу, я все же решил, что надо будет заделаться помещиком и прибарахлиться экипажем с кучером, что бы до той поры, когда у нас появиться портал, через который я перегоню сюда свой Мерседес, «изготовленный в мастерской в Алабаме, основанной немцами, выходцами из города Штутгарт королевства Вюртемберг». А что? Ведь это чистая правда! Такие машины собирают на мерседесовском заводе в Тускалузе в штате Алабама, а штаб-квартира Даймлер АГ изначально находится в городе Штутгарте в федеральной земле Баден-Вюртемберг, который в 1835 году был еще столицей суверенного королевства Вюртемберг. Хотя, конечно, именно моя машина собрана не в США, а на заводе в Граце в австрийской Штирии. Но проверить отсутствие мастерской, изготавливающей такие экипажи в Австрии не сложно, а вот что там твориться за океаном, в 19 веке хрен разберешь. С такими мыслями мы закончили занятия по верховой езде и вернулись в Питер. Все же что бы серьезно развернуться в 19 веке потребуются автомобили. А еще потребуются станки, которые тоже не пролезут в маленький портал. Если не получится запустить большой, то придется таскать все это по частям и собирать уже там. А о локомотивах, кораблях и каких-то крупных агрегатах не стоит даже и мечтать. Их производство надо будет создавать там.

Прошла еще неделя, за которую мы с Димой смогли продумать и закупить экипировку для первой экспедиции, а так же все для аварийного склада на случай, если не получиться вернуться обратно. Была собрана и систематизирована информация по событиям первой половины 19 века, основным персонам мировой и российской политике, по наиболее значимым жителям Петербурга и Москвы, учреждениям, улицам и зданиям Петербурга, а так же его пригородам. Были изготовлены три комплекта «американских» паспортов, якобы выданных в штате Алабама для поездки в Россию, рекомендательное письмо от шерифа и подорожные. Разрешение на оружие не требовалось, в то время его могли иметь даже крепостные. Ограничения были только для Кавказа и Вислянских губерний, где было не спокойно. Еще запрещалось стрелять в городах, а кое-где местные уложения даже запрещали разгуливать по городу или деревне с оружием, если обладатель оружия не был военным или не отправлялся на охоту. Мы имели несколько комплектов нательного белья, в том числе по одному утепленному, и два комплекта верхней одежды. Один комплект - «американский». Это были удобные и практичные костюмы, но внешне напоминавшие одежду того времени. Они не должны были вызывать особого удивления, а то, что они несколько отличались от того, что носили в Европе и в России, объяснялось нашим американским происхождением. Для дополнения имиджа русских американцев к ним прилагались ковбойские шляпы. А второй комплект костюмов был сшит на заказ и был максимально приближен к тогдашней европейской моде. Если кто-то заметит несоответствия, то всегда можно было сослаться на то, что это шили в Америке по рисункам, присланным из городу Парижу. И даже продемонстрировать лейблы «американских кутюрье», «очень известных у нас в Алабаме». Как, разве вы не знаете старого Джо с Гранд-Авеню!? Да он шьет так, что и в Чикаго не стыдно такое одеть!

А для закладки в аварийной тайник были приготовлены «горки», армейские камуфляжи «цифра», а так же комплекты утепленной зимней одежды неброского оливкового цвета. То, что предназначалось для закладки в тайник, было упаковало в большие пластиковые герметичные короба, а то, что мы должны были взять с собой уложены в три станковых рюкзака и три большие велосипедные сумки-«штаны».

И вот в один прекрасный день мне позвонил Преображенский и порадовал сообщением об окончании монтажа. Мы с Димой обрадовались и тут же помчались на нашу базу. Но приехав, мы были несколько разочарованы. Действительно, вся аппаратура была смонтирована, но профессор пока еще занимался ее тестированием, на что ему требовалась еще пара дней. Мы не стали возвращаться в город, а остались ночевать в жилом помещении на втором этаже. Весь следующий день мы наблюдали, как Преображенский проводит тесты всей аппаратуры. Вечером он уже решился осуществить пробный запуск генератора, но пока без формирования портала. Олег запустил нашу электростанцию и база наполнилась тяжелым низким рокотом, очень похожим на тот, который издает стоящий на станции тепловоз с работающим дизелем. По своей сути стоящий во дворе 40-футовый контейнер был наполовину тепловозом, имевший вполне тепловозный 12-цилиндровый дизельный двигатель, генератор и огромный бак для солярки. Имелась даже кабина управления, но имевшая не широкое остекление, как у тепловоза, а только одно маленькое окошко. Не хватало лишь колесных тележек с тяговыми электродвигателями. Даже размеры были вполне тепловозными.

Профессор сидел в мастерской перед четырьмя большими компьютерными мониторами. На один выводились параметры работы аппаратуры в числовом виде, сгруппированные внутри прямоугольников, а на втором - в графическом виде. А третий монитор использовался для управления и отладки программного обеспечения. А на четвертый монитор выводились несколько изображений плазменного поля. Одно с установленной перед ним видеокамеры, второе с каких-то датчиков, а третье строилось компьютерной программой, исходя из расчетов и на нем цветом выделялись отличия реальной конфигурации поля от расчетной. Мы с Димой сидели и смотрели, как сначала появляется зеленая точка, затем начинает расти, превращаясь в шар. К нам присоединился Олег, который уселся позади нас. Святослав Григорьевич не стал доводить размер поля до максимально возможного для имеющейся аппаратуры размера, а стал изучать возможности изменения формы поля и его концентрации. Шар стал менять свою форму, то сплющиваясь, то вытягивая что-то типа «щупалец». Его цвет менялся от бледно зеленого к ярко-зеленому, а затем темнел и становился густым темно-зеленым. Сначала плотность поля менялась равномерно, а затем профессор начал ее изменять отдельными участками, сочетая это с изменением формы поля. Экспериментирование продлилось до глубокой ночи. В конце концов Преображенский все же решился сделать на последок портал, но для начала маленький. Когда это успешно получилось, он выключил установку. На часах было почти 4 часа ночи.

- Ну, Святослав Григорьевич, поздравляю Вас с грандиозным научным успехом! - Торжественно произнес я.

- Рано еще поздравлять. - Устало махнул рукой старый ученый. - Моя теория вроде верна, формулы правильно, но практика... Не учел некоторые факторы, которые выявились экспериментально. Нужно будет ввести в расчеты поправочные коэффициенты. Пересчитать параметры и еще раз проверить все на практике. Пока мне не очень нравится изменение параметров поля в ответ на управляющее воздействие.

- Там что-то не так? - Спросил Олег.

- Просто оно отличается от расчетного. Надо учесть поправочные коэффициенты и тогда можно будет им нормально управлять с помощью компьютерной программы, а не на глазок вручную, как я это сейчас делал.

Мы пожелали друг другу спокойной ночи и отправились спать. Половину следующего дня профессор пересчитывал параметры и вводил поправки, а вторую половину до самого вечера потратил на проверку верности своих расчетов. Мы втроем - я, Дима и Олег съездили искупаться на озеро, на обратном пути купили мясо и стали жарить во дворе нашей базы шашлыки, которыми наелись сами и накормили Преображенского, который весь день не отрывался от работы. После обеда мы расстелили на раскладном столике во дворе карту окрестностей Петербурга и начали обсуждать маршрут экспедиции. И вот наконец уже поздно вечером во двор вышел Святослав Григорьевич и торжественно объявил, что генератор полностью готов к работе и с утра можно будет открывать первый нормальный портал, через который мы можем попасть в тот мир. По этому случаю мы распили бутылку хорошего кваса. Шампанским запастись мы для такого случая как-то не подумали.


предыдущая глава | Император самовыдвиженец | cледующая глава



Loading...