home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

– Пока вопросов больше нет, спасибо, что уделили нам время.

Полицейский был предельно вежлив, причем чувствовалось, что это не напускное. Странный… тяжело ему, наверно, работается там, где преступления совершаются – с этим его сочувствием. Зато пострадавшим проще.

И все равно Вика не хотела продолжать общение. Ни с ним, ни с другими представителями властей. Ей хотелось отстраниться от этого всего, уйти в дальнюю комнату и не видеть, как полиция возится возле кровавого пятна на асфальте и их внедорожника.

Бомба была не слишком мощной, небольшой, но потому и незаметной. Если бы она сработала под машиной, ее бы хватило, чтобы убить всех, кто находился внутри, ведь расположена она была, судя по собачьим следам, возле бензобака.

Никому не хочется оказываться в подобной ситуации: думать, что если бы обстоятельства сложились по-другому, тебя бы и на свете не было. Мало кто даже предполагает подобное развитие событий. И несколько лет назад Вика еще входила в число тех, кто был уверен, что все эти криминальные разборки происходят за гранью их мира.

А почему она должна была думать иначе? Виктория Вишневская вела самую обычную, предсказуемую жизнь и ни во что экстремальное не лезла. Ее вполне устраивало то, что у нее среднестатистическая семья, обычная школа, самая стандартная, пусть и успешная, учеба в университете.

По сути, главным приключением в ее жизни был фиктивный брак. Да и на него Вика пошла из-за крайней необходимости. Ей предложили выгодную должность в международном брачном агентстве. Но туда набирали только семейных сотрудниц, наивно предполагая, что это убережет их от флирта с клиентами.

Вика тогда была не замужем и даже не собиралась. Она вообще не верила в традиционный брак и любовь в романтическом смысле. С мужчинами встречалась, но к этим отношениям подходила спокойно: пока они длились, наслаждалась ими, а после разрыва не сильно горевала.

К официальному браку она подошла еще более ответственно. Стараясь сохранить здоровую нервную систему и спокойный сон, Вика выбрала мужчину, вероятность романа с которым для нее равнялась нулю. Зато общались они неплохо!

С Алессандро Сальери они познакомились в университете. Итальянец там не столько учился, сколько наслаждался свободой и отсутствием строгих родителей. Но положенное время истекло, семейство призвало его возвращаться в Италию, да и срок визы подходил к концу. А тут ему очень удачно подвернулась Вика со своим предложением, так что в браке Сальери был заинтересован не меньше, чем она.

Вика взяла его фамилию, потому что решила, что звучит красиво. Сальери переехал в ее квартиру. В этом, собственно, и заключалась вся их семейная жизнь. Итальянец продолжил вести образ жизни типичного хиппи, Вика все время посвящала карьере. И сперва обоих все устраивало…

– Как ты? – тихо спросил Марк, подходя к ней сзади и осторожно обнимая.

Вика стояла у окна и смотрела на сад. Этот вид, настолько контрастный кровавому зрелищу с другой стороны дома, успокаивал. При этом приближение мужчины она увидела заранее – он отражался в оконном стекле.

Он тоже был сегодня возле машины. И тоже должен был умереть. «Они жили долго и счастливо и умерли в один день»… Вика не возражала против такого финала, но намного позже. Потому что жили они пока вместе, хоть и счастливо, но совсем недолго!

Они познакомились только два года назад. Марк приехал в Россию по работе, он являлся гражданином Германии по паспорту, но был русским в душе. Его родители иммигрировали за рубеж, когда он был ребенком, но корни свои он прекрасно помнил.

Как раз в этот период Вика обнаружила, что за ней охотится сумасшедший убийца[1]. Обратиться за помощью ей оказалось не к кому: для полиции не хватало доказательств, пугать таким родителей она боялась, подружки были бесполезны, а муж в буквальном смысле курил кальян. Со своим страхом девушка оказалась один на один.

Тогда и помог Марк. Он поддержал ее, не оставил и довел их расследование до конца. А Вика впервые в жизни влюбилась по-настоящему.

Тогда их счастье длилось недолго. Девушке рассказали, что в Германии Марка ждут жена и сын. Вика рушить семью не хотела и оборвала отношения, не объясняя причин. Ей казалось, что все будет очевидно.

Несколько месяцев они не виделись и не общались. Но под католическое Рождество Вику назначили сопровождающей группы невест, отправляющихся в Германию[2]. Уже потом она узнала, что командировку подстроил Марк. Он искренне не понимал, почему девушка так поступила, и жаждал хотя бы минимальных объяснений.

Впоследствии Вика никогда не жалела, что разговор все-таки состоялся, потому что он многое расставил на свои места. Жена у Марка действительно имелась, но он развелся с ней еще до приезда в Россию. А сын вообще был не от него, он просто воспитывал мальчика.

Немецкая супруга его никогда не любила, зато любила жизнь, которую он ей обеспечивал. Однако как только у Марка возникли трудности, она быстренько собрала вещички и подала на развод. Буквально через месяц она вышла замуж за состоятельного пожилого соотечественника…

– Как думаешь, как дела у Евы? – тихо поинтересовался Марк.

И сейчас уже неважно, что она его племянница, а Вике – никто. Они оба знали, кто понимает Еву лучше…

Собственно, Ева и была трудностями, свалившимися на голову Марка. Его старшая сестра Елена ушла из дома много лет назад, и с тех пор единственной связью с ней оставались редкие телефонные звонки. Она не появилась даже на похоронах родителей. Марк был на сестру обижен, но зла ей не желал никогда. Поэтому новость о том, что она мертва, стала для него громом среди ясного неба.

Еще больше его шокировало то, что Елену, по официальной версии, убила ее родная дочь. Девочка родилась с серьезными умственными отклонениями. Врачи пришли к выводу, что она не умеет говорить и вообще не соображает, что происходит вокруг. Зато склонна к агрессии и нападениям на людей, что повлияло на судьбу ее несчастной матери.

Отец девочки был неизвестен, и Марк стал ее единственным опекуном. Он не отказался от Евы даже тогда, когда его бросила жена. Он просто замкнулся в себе, поставил крест на личной жизни… пока не познакомился с Викой.

Самым удивительным стало то, что его первое расследование в России открыло неожиданную грань в личности Евы. Девочка продемонстрировала, что все она прекрасно понимает. Даже больше, она оказалась умнее своих сверстниц. Мозг Евы работал безукоризненно, но – все равно с отклонениями. У нее были свои представления о добре и зле, она не отрицала, что ей доводилось убивать в прошлом, и, если понадобится, она сделает это еще раз.

Ева страдала от вспышек агрессии и галлюцинаций. С каждым днем ей все сложнее было держать себя под контролем. И вдруг в расследованиях она нашла неожиданную отдушину. Так девочка могла давать выход своей хищной природе, не причиняя зла ни в чем не повинным людям. Она помогла Марку разоблачить маньяка, охотившегося за Викой.

С самой Викой девочка сначала не поладила. Ева боялась, что новая невеста причинит Марку, ее самому близкому человеку, такую же боль, как и предыдущая жена. Но в конечном счете им удалось подружиться, пусть и ценой немалых усилий со стороны Вики. Ева наконец рассказала, что она не убивала свою мать. Это сделал сожитель-наркоман Елены, а девочку подставили, чтобы избежать серьезного расследования. Дело в том, что сестра Марка всю жизнь проработала на международную преступную организацию, и внимание полиции ее работодателям было не нужно.

Жизнь Евы менялась все больше и больше. Она общалась с Марком, позволила себе подружиться с Викой, в ее жизни появились люди, ради которых стоило бороться с врожденным безумием.

А потом нашелся ее отец.

Ева его осознанно не искала, она вообще ничего о нем не знала, Елена не рассказывала о нем. Марк предполагал, что им был случайный сожитель сестры, не имевший для нее принципиального значения. Ева своим мнением не делилась, лишь признавала, что не философствует на эту тему. Однако реальность оказалась сложнее и печальнее.

Елена родила единственного ребенка не от случайного партнера, а от любимого мужчины. С американцем Эриком Тайлером она познакомилась на заре своей карьеры. Двух талантливых медиков, фармацевта и хирурга, обманом завербовал в организацию один из ее лидеров, Лука Аворио. Когда Лена и Эрик в полной мере осознали, во что ввязались, бежать было поздно: они оказались заперты на тайной базе в Таиланде.

Аворио шантажировал их неродившимся ребенком, обещая вскоре отпустить. Но когда Ева появилась на свет, он разлучил пару. Эрику было сказано, что у него родился сын, который умер при родах. Лену и девочку же отправили в Германию под угрозой жизни новорожденной.

Там Елена и прожила последующие четырнадцать лет. Тоску по Эрику она глушила наркотиками и алкоголем, новую любовь так и не нашла. То, что у ее дочери обнаружились умственные отклонения из-за химикатов, с которыми Лена работала во время беременности, лишь усугубило состояние женщины. До самой смерти она не знала, что Эрик ее тоже не забыл.

Он остался с Аворио в качестве личного ассистента. Тогда же он начал сотрудничество с Интерполом, собираясь разрушить организацию изнутри. Все эти годы Эрик, не знавший о ребенке, жил мечтой отыскать Лену и вернуть ее.

К своему семнадцатому дню рождения Ева нашла способ отомстить Аворио. Она отправилась в Геную, где и встретилась с собственным отцом[3]. Осторожная и замкнутая, девушка даже не собиралась принимать его как близкого человека. Зато у Эрика появилась новая причина жить. Он покинул организацию и занялся строительством собственной клиники в России. Постепенно он и Ева поладили.

Между тем Вика познакомилась с семейством Лисицыных. Точнее, оказалась втянута в криминальную историю, связанную с ними[4]. Нина Лисицына, изуродованная страшными ожогами, развлекалась тем, что жестоко убивала молодых и красивых девушек. Средств у нее, наследницы богатого бизнесмена, хватало. А что она сама отправила отца на тот свет, так это еще доказать надо!

Больше, чем здоровых людей, Нина ненавидела только своего сводного брата Максима. Его Лисицын усыновил после того, как по его вине в аварии погибли родители мальчика. Максим вырос полной противоположностью сестре: открытый, добродушный, эмоциональный. Нина бы с удовольствием избавилась от него, но это вызвало бы подозрения – слишком мало времени прошло после «несчастного случая» с отцом. Тогда она решила сломать брата психологически. Максиму было велено напасть на Вику, изнасиловать ее и убить.

Парень отказался, хоть и знал, что его за это убьют. Жизнь ему спасло только то, что рядом очутился талантливый врач – Эрик.

Но Нина не желала успокаиваться. Она похитила Максима, а заодно и оказавшуюся рядом Еву, и заперла их в доме посреди леса. Она даже не подозревала, что сама подписывает себе приговор, вступая в игру с клинической сумасшедшей. Ева не убила ее, но спровоцировала приступ, после которого состояние Нины резко ухудшилось.

Там же, в лесу, Ева нашла раненую собаку, Хана. Как она выходила умирающего зверя – не могли сказать даже опытные ветеринары. Но с тех пор девушка и пес были неразлучны.

До сегодняшнего дня. Чем больше Вика думала о том, что случилось, тем больше осознавала масштаб катастрофы.

Врачи до сих пор не понимали, как Еве удается сохранять здравый рассудок при ее диагнозе. Более того, ее состояние с годами лишь улучшалось! Медицинского объяснения для этого не было, а вот Вика догадывалась, в чем причина.

У Евы появлялись близкие люди. Не вечно одурманенная мать, которая хоть и любила ее, но боялась до смерти… настоящая семья. Дядя, который готов был о ней заботиться, несмотря ни на что. Вика, способная если не понять, то хотя бы принять ее такой, какая она есть. Отец, для которого она стала центром всей жизни. Максим, который умудрился разглядеть все то хорошее, что в ней есть, сквозь пелену безумия. Хан, бесконечно преданное ей живое существо. Это были столпы ее мира, за которые она держалась, не позволяя лавине болезни унести себя.

Но теперь один столп исчез. Был безжалостно вырван с корнем.

Когда Хан убежал, Ева попыталась догнать его, уже понимая, что он делает. Она была ближе всего, когда прогремел взрыв. Девушка не пострадала, но ее лицо было залито брызгами крови…

И Ева их не вытирала. Любая нормальная восемнадцатилетняя девчонка уже бы плакала, билась в истерике, судорожно пытаясь очиститься от этого ужаса. А Ева стояла на дороге неподвижно, пока ее не увели. На ее безупречном фарфоровом лице не было никаких эмоций, по нему лишь жутко стекали капли крови, падая на светлую майку. В голубых глаза не было и следа слез.

Вроде бы все в порядке – либо ступор, после которого наступает истерика, либо просто недостаток эмоциональности. Но Вика чувствовала: таким простым объяснением не отделаешься. В момент взрыва в душе Евы произошли перемены. Она лишилась части своего мира, а это не может не повлиять на нее. Она ведь никогда не скажет, что чувствует, а угадать не способен никто, слишком уж у нее специфическое мышление.

Лишь за одно Вика уже могла поручиться: последствия будут чудовищными.


* * * | Предсказания покойника | * * *



Loading...