home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Испанская лестница

Улица Виа Кондотти спускалась по лестнице и убегала вдаль мимо фонтана, обрамленная с двух сторон витринами шикарных магазинов. Для большинства туристов эти магазины были такой же достопримечательностью Рима, как и все остальное. Они ходили мимо витрин, с интересом разглядывая причудливые изобретения моды, но внутрь заходить не решались, ценники на образцах были лучше любого запрета. Только изредка какая-нибудь особа «из общества» скроется за стеклянной дверью и сразу попадает в руки назойливо любезных продавцов.

С верха Испанской лестницы этого не видно, а здесь, на мраморных ступеньках, как прилетевшие из разных стран воробьи, расселись туристы, греясь на весеннем солнышке. Для многих из них такое солнце бывает только в середине лета. Они подставляют свои белокожие лица его теплым лучам, и уже к вечеру напоминают краснокожих индейцев Фенимора Купера, а не потомков знаменитого скандинава Эрика Рыжего.

Я сижу на ступенях знаменитой лестницы в окружении замученных историей людей. Кто-то ест бутерброды, запивая не утоляющей жажды кока-колой, некоторые, закрыв глаза, дремлют, набираясь сил, а кто-то делится друг с другом впечатлениями за день.

Снизу по лестнице, еле переставляя ноги, как будто святая инквизиция только что надела на них «испанские сапоги», поднимается семейка из Штатов. Они напоминают три огромных биг-мака – да здравствует процветающая Северная Америка, новая «римская империя»!

Скромные евреи, без пейсов и традиционных шапочек, обсуждают новость. Экскурсовод рассказал им, что Колизей за пять лет построили пятнадцать тысяч плененных рабов-евреев. Они не могут в это поверить: врачи – да, инженеры – да, ученые – да, но пятнадцать тысяч чернорабочих – не может быть!

Некоторые, как добровольные гладиаторы, «убиты» Римом наповал, оттого что тут так много магазинов, и они все такие хорошие. Их лица покрыты испариной, в руках непомерный груз. На ногах не удобные для путешествия кроссовки, а туфельки на шпильках или кожаные башмаки. Они еле смогли дотащить свои огромные пакеты до прославленной лестницы и с интересом разглядывают непонятных им людей с рюкзаками и фотокамерами. Это не их мир, они садятся в стоящие неподалеку такси и укатывают в отель – наслаждаться своим видением этого мира.

Рядом со мной на ступеньках расположилась семья из Англии. Протягиваю им свой фотоаппарат и прошу сфотографировать меня с женой на этой исхоженной всем миром «скамейке». Растягиваю губы в искусственной улыбке, щелчок камеры, снято, и я улыбаюсь уже по-настоящему: «Спасибо!»

Кто-то, отдохнув, поднимается и растворяется в бесконечной толпе, которая, как поток, уносит его по улицам. Я поднимаюсь со ступеней и с удовольствием бросаюсь в этот прекрасный, бурлящий на разных языках водоворот из любопытных людей.


Римские каникулы | Записки современного человека и несколько слов о любви. Сборник | Вечер в Риме



Loading...