home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Верю – не верю

Сквозь темно-серые облака на землю хлынул поток солнечного света, превратив и без того сочные цвета джунглей в яркий, пышущий жизнью зеленый мир. На кокосовых пальмах нахально пристроились разноцветные орхидеи, китайские розы усыпали огромные, выше человеческого, роста кусты, и только что распустившийся цветок каллы приманил к себе маленькую птичку-колибри, которая с удовольствием запустила свой тоненький клюв в его свежий бутон. В искусно ухоженных зарослях возле отеля все стрекотало, чирикало, и изредка раздавались скрипучее кваканье местных лягушек.

Еще вчера Лешка сидел в аэропорту Хельсинки и стремительно уничтожал запасы спиртного в ожидании своего рейса на Бангкок. А сегодня уже был в этом земном подобии рая. Когда-то он увидел картину с изображением сотворения мира, а сейчас ему казалось, что именно в нее он и попал. Вспомнив промозглую осеннюю погоду, безрадостный пейзаж – голые деревья, ворох желтых листьев, приторный запах дыма костров, в которых сжигались остатки короткого лета у него дома, он, сбрасывая с себя это тоскливое видение, передернул плечами.

Низкорослые тайцы с вечно радостными лицами неторопливо стригли высокие кусты, не позволяя всему вокруг превратиться в дикие джунгли. Ему нравилось наблюдать за их работой, ведь всегда получаешь удовольствие, когда кто-то работает, а ты просто наслаждаешься жизнью.

Состояние блаженства нарушил телефонный звонок. Собрав в кучу свои скудные запасы английского, он поднял трубку и сказал: «Хэллоу». На другом конце ответили по-русски: «Здравствуйте, я ваш гид по Самуи».

Гоу-гоу бары – это часть экзотики острова: прекрасные тайки, вьетнамки и камбоджийки торгуют нежностью, не присущей северным женщинам. Они щедро отдают свое южное тепло большим добродушным самцам из холодной Европы. По-детски радуясь их крупным размерам, они щебечут на своем мелодичном языке что-то непонятное, вставляя заученные английские слова.

Номера на бедрах грациозного живого товара притягивают, их обладательницы стреляют глазами по темным углам, выискивая себе спутника на час или на ночь. Для них это не только хороший заработок, но и возможность в один прекрасный день оказаться в воздушном лайнере и поменять яркое солнце, море, пальмы на небольшую квартирку с теплыми батареями. И пусть за окном будут горы снега и минус двадцать, зато на бедре не будет бирки с номером.

Лешку мало волновали мечты соблазнительных таек, но он с интересом рассматривал, как они пританцовывают на вращающемся подиуме, и потягивал через трубочку джин с тоником.

На вид ей было лет шестнадцать-семнадцать. Талия плавно переходила в бедра, длинные тонкие пропорциональные ноги с небольшой развратной кривизной его ужасно заводили. После множества коктейлей ему начинало казаться, что ее большие, казавшиеся в темноте черными глаза смотрят именно на него. Лешка подозвал официантку и попросил, чтобы к нему за столик пригласили девятнадцатый номер.

Ее имя начиналось на букву М, он никак не мог его запомнить и стал называть ее просто Машей, на что она без проблем, правда, со смехом отзывалась. Ей не удавалось выговорить его имени, и она называла его просто Юу, он тоже не был против. Выпив по джину и договорившись о цене за ночь, они вышли на улицу.

А здесь, под черным звездным небом, в квартале безудержного веселья стоял гомон тысяч голосов, звуки рок-музыки, заунывных местных мелодий, и в воздухе пахло развратом. Из каждого бара десятки девиц приветливо махали руками, приглашая присоединиться. Он начинал уже немного жалеть, что так быстро позволил себя соблазнить, но, окинув ее взглядом, еще раз убедился, что выбор был правильным.

Они нашли приют на ночь в небольшом отеле рядом с шумным кварталом. Разогретый и возбужденный алкоголем, ее телом, грудью и нежными ласками, он откинулся на спину и отдался в ее власть. Еще никогда и никто его так не ласкал, он изнемог от восторга и вскоре заснул от усталости, не ощущая на себе тяжести ее тела.

Он наклонился над унитазом и блевал, а она стояла рядом и что-то щебетала ему на своем языке, поглаживая по спине. От этого лучше ему не становилось, и следующая порция желчи с остатками пищи отправлялась в унитаз.

Утром, когда она обнаженная вышла из душа, он к своему изумлению и ужасу кроме красивой груди заметил между ее ног небольшой отросток, до удивления напомнивший ему его собственный член. Она, конечно, говорила ему, что ничего страшного, что она женщина, но он почему-то ей не верил и продолжал блевать.


«Культурные люди» | Записки современного человека и несколько слов о любви. Сборник | * * *



Loading...