home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

Молли и кошачье кафе

– Мам, почему нет горячей воды?

Наутро после ссоры Софи, собираясь в школу, забралась в душ. Я вышла из гостиной и обнаружила, что Дебби с озабоченным видом ощупывает батарею в коридоре. «Мам?!» – нетерпеливо крикнула Софи.

– Не знаю, Софи. Наверное, что-то с бойлером. Батарея тоже холодная, – голос Дебби звучал взволнованно, а я уже начала чувствовать, как температура в квартире падает.

Софи в то утро была раздражена даже больше, чем обычно: она обвинила Дебби в том, что нельзя принять душ, что придется идти в школу с немытой головой, а в спальне теперь морозильник. Дебби спустилась, чтобы проверить бойлер, и я побежала за ней следом, чтобы нечаянно не стать причиной следующей гневной вспышки.

Дебби на кухне разговаривала по телефону. «Я понятия не имею, Джо. Лампочка индикатора погасла, а на табло высвечивается код ошибки, но инструкция куда-то запропастилась, никак не найду». Она лихорадочно рылась в ящиках, вытаскивая пожелтевшие буклеты с инструкциями и старые рекламные листовки. Джо заговорила в трубке, и Дебби, схватив ручку, нацарапала что-то на меню пиццерии. «Здорово, Джо, спасибо большое. Сейчас ему позвоню».

Софи скатилась по ступенькам и бегом пронеслась через кухню, видимо, опаздывая на школьный автобус.

– Пока, малышка, хорошего… – крикнула Дебби вслед, но Софи захлопнула дверь, не дослушав. – Спокойствие, только спокойствие, – пробормотала Дебби, взяла телефон и стала набирать номер – наверное, тот, что дала ей Джо.

Прошло с полчаса, и в окно я увидела, что у кафе остановился фургон. Высокий светловолосый мужчина спрыгнул на булыжную мостовую, вытащил из кабины сумку, перекинул ее через плечо, а потом позвонил в нашу дверь.

– Слава богу, вы пришли! – воскликнула Дебби, отпирая кафе и впуская его.

– Вот бы все клиенты так мне радовались, – с улыбкой заговорил тот. – Я Джон. Так что у вас стряслось, бойлер барахлит?

– Да, индикатор потух, вода не греется… – смущенно мямлила Дебби, провожая Джона на кухню.

Дверь они оставили открытой, и мне было видно, что тот сразу приступил к работе. Пока он разбирал бойлер, Дебби сидела на краешке табурета и нервно барабанила пальцами по столу. Она даже не пыталась скрыть, что встревожена, зато водопроводчик держался совершенно спокойно.

– Вечно эти бойлеры выкидывают штуки в самый неподходящий момент, да? – начал Джон, почувствовав ее нервозность. Дебби напряженно улыбнулась. – Аппарат-то древний, этой модели лет тридцать, никак не меньше.

Дебби не могла больше сдерживать свое нетерпение.

– Ну, что там с ним, как вы думаете? – спросила она.

– Боюсь, порадовать мне вас нечем, – ответил Джон с виноватым видом. – Там давняя протечка: вода капала, попадала на обшивку. Внутри все насквозь проржавело.

Дебби подошла, встала рядом и уставилась в недра бойлера, словно видя там угрозу своему существованию.

– Я могу сейчас поставить заплату, но это временное решение. Боюсь, покупки нового бойлера вам не избежать.

Дебби со стоном опустилась на табуретку и повесила голову. Со своего места на подоконнике я не могла видеть ее лицо, но могла представить выражение безнадежности и покорности судьбе, появившееся на нем. С прерывистым вздохом она закрыла глаза.

– Ясно. Ладно. Если бы вы смогли сделать что-нибудь сейчас, это было бы просто отлично. А потом мне придется обратиться в банк.

Джон почтительно кивнул и отлучился в фургон за инструментами. На обратном пути он, наконец, заметил меня. «Привет, киска», – он улыбнулся и, обогнув все помещение, подошел, чтобы поздороваться со мной.

Заинтересовавшись, я привстала ему навстречу. Я разглядела в его соломенных волосах несколько седых прядей и россыпь веснушек на носу. Он наклонился, чтобы погладить меня, улыбнулся, и от уголков глаз разбежались веселые морщинки. Я вытянула шею, чтобы обнюхать его пальцы, а он шутливо взъерошил мне шерсть между ушами. Я тут же ответила на это приглашение поиграть: обхватила его запястье передними лапами, выпустив когти, и слегка прикусила ему большой палец.

– Не хочешь меня отпускать, да, кошечка? – рассмеялся Джон, хотя и поморщился от боли, высвобождая руку. – Нечасто мне вот так признаются в любви!

Я заметила, что Дебби наблюдает за нами из кухни, и, не дожидаясь замечания, ослабила хватку. Однако когда она подошла к нам, я с удивлением увидела извиняющуюся улыбку на ее лице. «Это Молли», – объяснила она и рассказала, что нашла меня на улице и взяла себе.

– Теперь, судя по всему, она считает это место своей собственностью, – пошутил Джон, а Дебби кивнула. Почесав меня за ушком, Джон приступил к ремонту бойлера.

Я лежала в коробке и слушала, о чем они болтают с Дебби. Он рассказал ей, что вырос в Стортоне. И с тех пор, как он был ребенком, городок сильно изменился. Многие приезжают сюда только на лето, скупают здесь летние домики, поэтому цены на недвижимость тут страшно поднялись. Но до сих пор многие стортонские магазины остаются традиционным фамильным бизнесом, одни и те же семьи владеют ими из поколения в поколение.

– Если не ошибаюсь, это кафе пустовало не один год, – заметил он. – Давно вы его держите?

– Без малого шесть месяцев, – ответила Дебби. – До этого мы жили в Оксфорде. У меня никогда раньше не было кафе, и пока идет… период освоения.

Джон улыбался.

– Помню, я заходил сюда в детстве. Тогда это была дешевая забегаловка. Правда, как погляжу, – и он, высунув голову за дверь, осмотрел кафе, – обстановка с тех пор мало переменилась. Уверен, эта штука здесь уже лет тридцать!

Он показал на громоздкий прилавок в углу.

– Да что вы? – переспросила Дебби, в ужасе взглянув на сооружение из металла и пожелтевшего пластика. Она обвела интерьер кафе невеселым взглядом. – Теперь, когда вы сказали, я и сама вижу, что все здесь неплохо было бы подновить.

Хоть я и была увлечена наблюдением за ними, но движение на улице от меня все же не ускользнуло. По булыжной мостовой к дому шагала Софи – торопилась домой к обеду. Вот она перешла через дорогу и остановилась, обернувшись, как если бы ее кто-то окликнул. На другой стороне улицы стояла та самая старуха с сумкой на колесиках и странно выкрашенными волосами. Она что-то заговорила. Софи вынула из одного уха наушник и слушала, все сильнее хмурясь. Вся сцена заняла несколько секунд, после чего старая дама пошла своей дорогой. Колеса ее сумки подпрыгивали на булыжниках.

Когда Софи показалась в дверях кафе, ее лицо было искажено гневом. Дебби вышла ей навстречу:

– О, привет, Софи. Горячая вода появилась, так что, если хочешь… принять… душ… – Но Софи проскочила мимо нее и взбежала вверх по ступеням. – Что-то случилось, родная?

В ответ Софи хлопнула дверью. Дебби осталась стоять, растерянно глядя в пол.

– Ох уж эти подростки, – сочувственно улыбнулся Джон, когда Дебби снова подошла к нему, и ей удалось выдавить слабую ответную улыбку.

Джон закончил работу и начал собирать инструменты. Пока хозяйка выписывала чек, я хорошенько обнюхала его сумку. Дебби рассыпалась в благодарностях и пообещала вскоре связаться с ним по поводу замены бойлера.

Джон открыл рот, будто хотел что-то сказать в ответ, но, похоже, передумал, так что в воздухе повисла неловкая пауза. К счастью, он увидел меня рядом со своими вещами.

– Пока, Молли, присматривай тут за порядком, хорошо? – обратился он ко мне, нарушая тишину, и потрепал по загривку, потом поднял сумку и перекинул через плечо.

Он уже вышел было, но снова сунул голову в дверь.

– Я вот что хотел сказать, если надумаете делать ремонт, уверен, что сумею наладить печку, чтобы работала.

– Спасибо, – с чувством поблагодарила Дебби. – Я буду иметь это в виду.

Джон ушел, а Дебби еще некоторое время смотрела на закрытую дверь.

– Знаешь, Молли, думаю, что он прав. Кафе не помешает косметический ремонт. А этого урода давно пора выбросить на свалку, – добавила она, с отвращением глядя на прилавок.

Мне очень хотелось сказать, что эта мысль появилась у меня уже давным-давно, но я решила ограничиться ободряющим мурлыканьем. После такого нервного утра было радостно видеть, что глаза у Дебби снова блестят – то ли от мыслей о предстоящем обновлении кафе, то ли о чем-то совершенно другом.


предыдущая глава | Молли и кошачье кафе | cледующая глава



Loading...