home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23

Молли и кошачье кафе

Я лежала на боку с закрытыми глазами, голова кружилась. Я чувствовала, как подушка подо мной намокла, но меня волновало только то, что ужасное давление в животе утихло. Приоткрыв глаза, я увидела, что Софи и Дебби склонились надо мной с одинаковым растерянным выражением на лицах.

Софи зажала рукой рот.

– Б-е-е, меня сейчас стошнит. Какая гадость! – сказала она.

Дебби резко выпрямилась и повернулась к ней.

– Это не гадость, Софи, это рождение ребенка. И это самое прекрасное, что может случиться с женщиной!

Софи, приоткрыв рот, уставилась на нее во все глаза.

– Мам, какая же Молли женщина, она кошка!

Хмурясь, Дебби стала стаскивать с рук резиновые перчатки.

– Ну конечно, она кошка, Софи. А теперь хватит таращиться, неси-ка сюда полотенце.

Софи побежала на кухню, и я услышала, как она роется в шкафу.

Дебби тем временем опустилась на колени рядом с подоконником и погладила меня по голове.

– Ну, Молли, ну ты и штучка! И когда только успела? – ласково приговаривала она.

Я мурлыкнула. Первое потрясение прошло, и боль, наконец, стихла. Оторвав голову от подушки, я повернулась и посмотрела на крохотный комочек мокрой шерсти – моего котенка, лежащего у моих задних лап. Он беспомощно извивался, и я, приподнявшись на передних лапах, принялась усердно его вылизывать.

Вернулась Софи с полотенцем и подала его матери. Молча они наблюдали за тем, как я вымыла котенка с головы до кончика хвоста. Когда я перегрызла пуповину, Софи изобразила было рвотное движение, но Дебби ткнула ее локтем в бок и строго шикнула.

Почувствовав, что снова начинаются схватки, я откинулась на подушку, уже зная, что боль, которая вот-вот придет, неминуема. Пока я ждала ее, Дебби бережно обтерла моего первенца полотенцем, внимательно осмотрела, даже заглянула ему в рот и положила мне под бок.

– Полосатый, Молли, весь в тебя, – прошептала она. Мама и дочка вдвоем наблюдали за мной, стоя на коленях у подоконника, и их лица одинаково светились от волнения и радости. Глядя на них, я замурлыкала, и Дебби снова погладила меня по голове.

– Держись, Молли, ты у нас молодец! – подбодрила она.

Почувствовав, что боль опять разливается по всему телу, я мяукнула. Живот снова скрутило изнутри, а лапы онемели.

– Тужься, Молли, выталкивай боль! Так меня учила акушерка, – сказала Дебби. Я последовала этому совету.

Как и в первый раз, боль мгновенно ушла, как только на свет появился котенок. Я позволила себе расслабиться, совсем ненадолго, прежде чем дотянуться до него, чтобы привести в порядок. Однако я чувствовала, что это еще не конец, а лишь временная передышка, а потому улеглась поудобнее, чтобы передохнуть. Мои новорожденные котята тем временем зарылись в шерсть у меня на животе и отыскали еду.

– Давай я чайник поставлю? – спросила Софи. Мне показалось, что она очень устала.

Дебби согласилась, что чай – это отличная мысль. Пока девочка хлопотала на кухне, Дебби подтащила к подоконнику два стула и опустила жалюзи. На улице стемнело, и снаружи было видно все, что происходит в кафе.

– Ну вот, намного лучше, чем у всех на виду, правда, Молли? – тихо спросила она.

Вернулась Софи с двумя кружками чая, и, сев на стулья, они приготовились ждать.

– Знаешь, я помню все, как будто это было вчера… – задумчиво начала Дебби.

Софи состроила гримасу, означавшую, видимо, что она слышала это тысячу раз.

– По крайней мере, мамочка, тебе пришлось мучиться только раз. Неизвестно еще, сколько их там у Молли!

Дебби рассмеялась.

– Да, Софи, это точно! Правда, ты не торопилась появиться на свет. Может, за это время можно было бы родить целый выводок!

Девочка сморщила нос.

– Фу, мам, пожалуйста, давай уже сменим тему!

– Хорошо. – Дебби сделала глоток чая. – Девятнадцать часов, и это все, что я хотела сказать. Девятнадцать часов! – и она опустила лицо в чашку, скрывая улыбку, а Софи закатила глаза.

– Ну ладно тебе, мам, я же не специально, ты же знаешь, – кажется, разговор всерьез нервировал ее. – И вообще, тут кто-то только что говорил, что рождение детей – самое лучшее, что может случиться с женщиной?!

– Конечно, солнышко, я же просто шучу, – смеясь, извинилась Дебби, ласково похлопав дочь по коленке. – И от своих слов я не отказываюсь, это правда самое лучшее, что случилось в моей жизни. Ты – самое лучшее, что у меня есть.

Не отрывая от меня взгляда, Дебби нащупала руку Софи и сжала ее. Софи состроила гримаску, но руку не отняла. Так они и сидели, держась за руки и не сводя с меня глаз. Впрочем, совсем скоро я снова начала ерзать и изгибаться от боли.

– Ну вот, опять, – взволнованно молвила Дебби и, поставив кружку на стол, подалась вперед.

Третий котенок появился почти сразу. Я умыла его, а Дебби насухо вытерла полотенцем и осмотрела.

– Действуем, как хорошо отлаженный механизм, правда, девочки? – пошутила она, подкладывая третьего малыша к первым двум.

Но на этот раз отдыхать мне не пришлось: почти сразу я почувствовала новые схватки, и вскоре на свет явился котенок номер четыре.

– Только полюбуйтесь, – сказала Дебби, когда все четверо были уложены в рядочек и радостно чмокали молоком. – Все одинаковые, в полоску. Как же мы будем их различать, Молли?

Я хотела мурлыкнуть, но даже на это у меня не хватало сил. Появление одного за другим двух котят совершенно меня вымотало. Будто кто-то выпил из меня всю энергию. Я в жизни не чувствовала такой усталости. Вытянувшись на подушке, я задремала.

– Кажется, она заснула, мам. Как ты думаешь, это все? – шепотом спросила Софи.

– Не знаю, – шепнула в ответ Дебби.

Я почувствовала прикосновение ее пальцев у себя на животе.

– Ну-ка, потерпи, – и она нажала сильнее. – Простите, девочки, отдыхать еще рано. Там еще один!

Я знала, что Дебби права, но преодолеть невероятную слабость было совершенно невозможно. Почувствовав уже знакомую тяжесть в животе, я поняла, что не могу даже шевельнуться.

– Ну, девочка моя, ты ведь знаешь, что надо делать. Вытолкни боль, – умоляла Дебби, но я и головы-то не могла поднять, не то что помочь появиться на свет очередному котенку.

Чувствуя, как изнутри поднимается боль, я закричала громко и жалобно. Тело содрогалось в конвульсиях, боль заполнила его целиком, от носа до кончика хвоста. Она пожирала меня изнутри, и я ничего не могла с этим поделать. Когда схватка ослабла, я упала на подушку, голова свесилась вниз.

– Мамочка, что не так? Почему она просто лежит? – донесся до меня сквозь забытье испуганный голос Софи.

– Давай же, девочка, осталось совсем чуть-чуть, – Дебби потрепала меня по щеке, пытаясь привести в чувство.

– Она заснула, посмотри, – Софи пальцем приподняла мне веко, но глаза у меня закатились, и я начала терять сознание. – Как же мы достанем оттуда котенка, если она его не вытолкнет?

Ответа Дебби я не услышала. Все звуки исчезли, и я погрузилась в спасительное беспамятство. Не знаю, сколько времени это продолжалось, но следующим, что я ощутила, стала чудовищная боль, разрывающая все нутро. Дебби полулежала на полу у подоконника, почти вплотную прижавшись лицом к моей мордочке.

– Ну же, Молли, давай, ты справишься! – скомандовала она решительно.

И снова была боль, проникающая в каждый закоулок тела, а я ничего не хотела, кроме одного – снова погрузиться в блаженную темноту сна. Но Дебби определенно решила не оставлять меня в покое, тормошила и терла пальцем между ушами, лишь стоило мне прикрыть глаза. Ее настойчивость заставила меня собраться с последними силами для окончательного рывка. Это продолжалось дольше, чем раньше, и я заметила, что Дебби и Софи следят за мной не дыша.

Обе они шумно выдохнули, когда, наконец, на свет появился пятый котенок. В изнеможении откинувшись на подушку, я на какое-то время отключилась, наслаждаясь невыразимо прекрасным ощущением полного покоя. Я была так слаба, что не могла даже приподняться на лапах, так что Дебби подняла котенка, чтобы я могла на него взглянуть.

– Да он настоящий здоровяк. Неудивительно, что ты с ним так намучилась. Умница, девочка! – восхищенно произнесла она. Я взглянула на котенка. Вдвое крупнее остальных, он отличался от них и окраской – черный, как смоль, с белым пятнышком на груди. Весь в отца, подумала я, мысленно улыбнувшись.

Скоро все пятеро котят, радостно чмокая, сосали молоко. Дебби сбегала наверх за бутылкой шампанского и, к удивлению Софи, плеснула немного и ей. Они торжественно чокнулись, но не успели пригубить, как Дебби воскликнула: «Подожди-ка, мы же чуть не забыли счастливую мамочку!»

Через минуту она поставила передо мной на подоконник блюдечко сливок. Я благодарно замурлыкала, но, даже не успев лизнуть угощение, мгновенно провалилась в сон.


предыдущая глава | Молли и кошачье кафе | cледующая глава



Loading...