home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24

Молли и кошачье кафе

На следующее утро Дебби перенесла меня и спящих котят наверх, в квартиру. Аккуратно уместив нашу подушку в широкую картонную коробку, она поставила ее в гостиной рядом с камином.

– Вот так, Молли, – ласково сказала она, когда я подняла голову и сонно огляделась. – Я подумала, что тебе захочется побыть в тишине и покое, а здесь вас никто не потревожит.

Несколько дней пролетели в блаженной неге. Дебби и Софи приходили и уходили, ели, смотрели телевизор, болтали, сидя на диване, но я едва замечала их – все было как в тумане и как будто не касалось меня. Смена дня и ночи тоже почти не имела для меня значения: я спала, когда спали котята, независимо от того, сияло ли за окном солнце или светила луна. Время от времени я, разумеется, выбиралась из коробки, чтобы поесть (мисочку с кормом заботливая Дебби оставляла поблизости), но по большей части оставалась в своей картонной крепости, не обращая внимания ни на что, кроме насущных потребностей своего потомства.

Дебби частенько поднималась в гостиную проведать нас. Она подходила на цыпочках, заглядывала в коробку и радостно улыбалась, когда видела, как все пятеро котят сосут молоко, блаженно перебирая лапками.

– Ты только посмотри на них, Молли. Разве они не прекрасны? – восторгалась она, и я тихо радовалась, соглашаясь с ней.

– Как ты собираешься их назвать? – услышала я как-то вечером голос Джо. Она тоже поднялась к нам, чтобы поглядеть на котят.

– Господи, да рано еще думать об именах, – ответила Дебби. – Нужно сначала с ними получше познакомиться.

Котятам уже исполнилось десять дней, и у них как раз начали открываться голубые глазки. Они тоненько и жалобно пищали, когда их брали на руки.

– Вот это мой любимый, – уверенно заявила Джо, держа на ладони одного из полосатых малышей. – Только посмотри на белую кляксу у розового носика! Сплошное очарование. Так бы тебя и съела!

И она нежно погладила мяукающего котенка.

Лежа в коробке, я с удовольствием прислушивалась к тому, как хвалят моих детей.

– Да, она просто прелесть, правда? – согласилась Дебби. – Хм, просто мне кажется, что это девочка. Конечно, это пока еще непонятно.

– По-моему, это самая настоящая Пуговка, – предположила Джо, обращаясь к Дебби.

– Пуговка, – задумчиво повторила Дебби, принимая котенка из рук подруги и внимательно осматривая. – Да, не могу с этим не согласиться.

От радости Джо захлопала в ладоши, как ребенок.

– Пуговка – розовый нос, – уточнила Дебби.

– С белой кляксой, – добавила Джо.

– Да, это поможет ее отличать, – с серьезным видом заключила Дебби.

Определившись с именем для одного котенка, Дебби вошла во вкус и решила, что остальных тоже необходимо окрестить. Они с Софи провели целый вечер, внимательно приглядываясь к моим детям, ища вдохновения и подсказок в еле заметных пятнах и других метках, позволяющих отличить их друг от друга.

– Пусть это будет Мэйси, – сказала Дебби, глядя на самую маленькую полосатую кошечку, которая, как оказалось, была самой застенчивой из всех. – А этому крепышу требуется подходящее имя для мальчишки.

С этими словами она подхватила на руки черного котенка, который барахтался и извивался всем телом.

Софи, окончательно запутавшись, уселась на диван с мобильником и стала просматривать сайты с кошачьими кличками. Весь вечер они с Дебби наперебой выдвигали и тут же отметали бесчисленные варианты.

– Джеффри? Мамочка, ты не можешь назвать кота Джеффри! – укоризненно восклицала Софи, глядя на черного котенка в руке у Дебби.

– А мне кажется, это очень изысканно, – решительно возражала та.

– Мам, это имя для пожилого бухгалтера. Ты не можешь так поступить с несчастным котенком!

Процедура затянулась допоздна, но Дебби не хотела ложиться, пока весь мой выводок не получит подходящих имен. Наконец, не без помощи мобильника Софи, они достигли согласия. Дебби опустилась на колени у коробки и стала показывать на котят.

– Полосатая с белой кляксой: Пуговка. Полосатая без кляксы: Белла. Полосатая с белым кончиком хвоста: Эбби. Пугливая: Мэйси. Черный с белым мальчик: Эдди. Принимается?

Софи устало кивнула.

– Уф, слава богу, – сказала Дебби, и они с Софи ударили по рукам. – Теперь можно идти спать.

Котятам шла четвертая неделя, они становились все общительнее, шустрее и уже начали выбираться из коробки, чтобы обследовать комнату. Я с удовольствием и гордостью следила за ними, мне нравилось, как они возятся друг с другом, как бесстрашно выполняют все более сложные акробатические трюки. Они без устали играли часами напролет, а потом внезапно засыпали, сбившись в кучку на ковре или на диванной подушке.

Я уже могла ненадолго оставлять их одних, чтобы спуститься в кафе или пройтись по улице. Весна была в самом разгаре: в воздухе пьяняще пахло цветами, пичуги обзавелись потомством. Но я никогда не оставляла котят надолго, зная, что они перепугаются, если заметят мое отсутствие. Тем больше радости приносили мне краткие, урывками, прогулки в одиночестве: я научилась заново ценить каждый миг вновь обретенной свободы.

Постоянные посетители, заметив мое отсутствие на подоконнике, справлялись обо мне. Дебби объясняла, что я в «отпуске по уходу за детьми» и на время переехала наверх. Стоило мне появиться внизу, ко мне оборачивались все взоры, клиенты гладили меня и поздравляли с прибавлением семейства. Я с благодарностью принимала их комплименты и, честно говоря, была рада вновь находиться в центре внимания.

Как-то субботним утром, когда я, лежа в коробке, кормила котят, Дебби и Софи завтракали. Дебби просматривала утреннюю почту. Допив кофе, она надорвала какой-то конверт.

– О господи! – И она в ужасе прижала ладонь к губам.

– Что там? – встревожилась Софи. Дебби держала письмо трясущейся рукой и перечитывала его снова и снова.

– Мам, да что там, скажи мне! – настаивала Софи.

– Это из санэпидемстанции, – ответила Дебби. – Кто-то сообщил им, что раз мы держим тут кошку, то в кафе нарушаются санитарно-гигиенические нормы.

Дебби побледнела, ее губы дрожали.

– «Вашей лицензией не предусмотрено содержание в помещениях кафе каких-либо животных, – зачитала она. – Нарушение этого условия может привести к немедленному закрытию в связи с нарушением санитарно-гигиенических норм».

Они с Софи молча глядели друг на друга.

– Боже мой, Софи, что делать? – у Дебби дрожал голос. Она посмотрела на котят, которые, наевшись, весело возились в коробке. – Если они грозят закрыть нас из-за одной кошки, что нам скажут, когда обнаружится, что их шесть?

И она в панике прижала ладони к щекам. Софи забрала письмо у матери и перечитала.

– Мам, главное, не паникуй. Здесь говорится только про помещение самого кафе. О квартире тут ни слова. Пока мы держим их здесь, нам никто ничего не может предъявить.

– Наверху? – Дебби горько усмехнулась. – Это прекрасно, но только еще на пару недель. А что потом? Посмотри на них, Софи, они скоро начнут разбегаться. Квартирка маловата даже для нас с тобой и Молли. А что говорить об этих пятерых! Да и Молли нужно выходить, было бы жестоко запереть ее в четырех стенах.

Я видела, что Дебби из последних сил пытается сдержать слезы. Софи подошла к ней и обняла за плечи, утешая и подбадривая.

– Ничего, мамуля, все будет хорошо. Мы найдем выход из положения, – тихо сказала она.

– Просто обидно… Все как всегда, Софи. И ведь жизнь только-только стала налаживаться!

И, не обращая внимания на попытки Софи успокоить ее, Дебби все-таки разрыдалась.

Выбравшись из коробки, я подошла к Дебби. Я чувствовала, что нужна ей, но, откровенно говоря, я и сама сейчас нуждалась в поддержке. Судя по реакции Дебби, письмо не предвещало ничего хорошего. Страшно было даже подумать, как все это скажется на мне и котятах!

Дебби подняла меня, усадила к себе на колени и взяла мою голову в ладони.

– О, Молли… – только и смогла она промолвить.

Глядя в ее глаза, наполненные слезами, я ждала, что она скажет, что все не так плохо, как она думала, и что все наладится, но хозяйка не произнесла ни слова. По ее щекам катились слезы, и мне стало по-настоящему страшно. Я поняла, что счастливой жизни в кафе, возможно, приходит конец.


предыдущая глава | Молли и кошачье кафе | cледующая глава



Loading...