home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

Молли и кошачье кафе

Прошло несколько недель после того, как мы получили то злополучное письмо, но я постоянно ощущала угрозу, нависающую надо мной и котятами. Наше будущее оставалось неопределенным. Наблюдая за детьми, я не могла избавиться от мысли, что каждый новый день для них – это еще один шаг к самостоятельности. И что сама я вскоре, возможно, стану бездомной. Временами я впадала в отчаяние. Жизнь в подвешенном состоянии начинала казаться мне настолько невыносимой, что я уже собиралась убежать из дома. По крайней мере, так я избавила бы Дебби от необходимости принимать трудное решение.

Дебби, между тем, переживала из-за кафе, которое начало терять посетителей. Она почти все время проводила внизу, а поднявшись в квартиру, сидела за столом, проверяя счета или печатая какие-то письма. Их отношения с Софи снова испортились, и этого нельзя было не заметить. Видя, что мать поглощена мыслями о работе, девочка обижалась, много язвила и пререкалась. Мне было грустно осознавать, что она ведет себя, как раньше, когда я только пришла в этот дом.

Словом, дела у всей семьи шли из рук вон плохо, но самое ужасное, что все это случилось из-за меня. К тому же я стала замечать, что котята – им было уже по шесть недель – доставляют Дебби массу хлопот и нервируют ее все сильнее. Вечно голодные, шустрые и энергичные, они ни минуты не сидели на месте. Теперь их невозможно было удержать в гостиной: они обследовали все шкафы в маленькой кухне, забирались под кровати. Пуговка даже ухитрилась влезть в каминную трубу, и Дебби, извлекая ее оттуда, вся перемазалась сажей. Конечно, их живость и проворство не могли меня не радовать, но я огорчалась из-за того, что именно Дебби то и дело вынуждена приходить им на помощь, прибирать за ними. Сама я ничем не могла помочь, только стояла рядом и смотрела, опасаясь, что однажды терпение нашей хозяйки может лопнуть.

Как-то вечером, когда Дебби, закончив уборку на кухне, поднялась и включила ноутбук, в комнату вошла хмурая Софи.

– Мам, ты не видела мой проект по географии? – сердито спросила она.

Дебби, с очками на носу, уставилась на экран компьютера.

– А? – рассеянно переспросила она.

– Мама! – гаркнула Софи. – Я утром оставила его на кухонном столе. И он пропал. Ты не видела?

Дебби сняла очки и повернулась к дочери.

– Прости, родная. Что ты сказала?

– Мой географический проект! Мне его завтра сдавать. Я оставила его на кухонном столе, – я видела, что Софи кипит от гнева и вот-вот сорвется.

– Дорогая, я не помню. – Дебби снова надела очки и повернулась к экрану, а потом добавила: – Я сегодня вынесла макулатуру.

– Макулатуру?

– Ну да, на кухне была целая стопка старых газет…

Софи уставилась на мать.

– Стопка старых газет? А ты случайно не заметила, не было ли на этих газетах моего проекта?

Дебби, поморщившись, потерла виски.

– Нет, ничего такого не помню. Правда, я не уверена…

Девочка сорвалась с места и выскочила из гостиной, хлопнув дверью. Я слышала, как она буквально скатилась по лестнице, и через несколько секунд снизу раздался грохот входной двери.

Дебби уронила голову на руки. Глубоко вздохнув, она захлопнула ноутбук и перебралась на диван. Щеки у нее покрылись красными пятнами, я поняла, что она сейчас заплачет. До сих пор я не вмешивалась в происходящее, не желая еще больше накалять обстановку и обострять отношения между мамой и дочкой. Но не могла же я сидеть сложа лапы и смотреть, как Дебби плачет! Выскочив из коробки, я прижалась к ее ногам и заглянула в лицо.

Дебби улыбнулась мне сквозь слезы. «Ох, Молли», – вздохнула она, опуская руку, чтобы почесать меня между ушами.

Этого мне только и нужно было – я тут же вскочила ей на колени и потерлась о мокрую щеку. Дебби рыдала прямо мне в шерсть до тех пор, пока моя спина не промокла насквозь. Тогда она взяла платок, высморкалась и посмотрела мне прямо в глаза.

– Ох, Молли, как же я все запутала! И что теперь делать, а? – Я не сводила с нее взгляд и время от времени моргала, подбадривая ее. Пусть я не могу помочь иначе, но я могу выслушать. – Не знаю даже, что меня больше волнует: то, что Софи опять начинает меня ненавидеть, или то, что происходит с кафе. А в результате я все проиграла по всем фронтам.

Дебби погладила меня по голове, а я потерлась о ее ладонь.

– Знаешь, что самое интересное, Молли? Похоже, посетителям нужна была именно ты, но я поняла это слишком поздно.

Я с любопытством уставилась на нее, пытаясь понять, к чему она клонит.

– Это ведь «Кафе Молли», так? – объяснила Дебби. – Все привыкли видеть тебя в окне, и потому заходили к нам. Они хотели увидеть тебя поближе. Всех обрадовала новость про котят – и люди с нетерпением ждали знакомства. А теперь я вынуждена говорить им, что вы больше не спуститесь в кафе. И что же? Они больше просто не заходят, как раньше.

Она снова всхлипнула.

– Если я пущу тебя вниз, нас тут же закроют за несоблюдение санитарных норм, а если буду и дальше держать вас наверху, растеряю всех клиентов, и тогда кафе все равно придется закрыть. Так что – куда ни кинь, всюду клин.

У меня даже голова пошла кругом. Кто бы мог подумать, что мое присутствие так важно для гостей? На миг я даже ощутила прилив гордости – оказывается, это ради меня многие из них приходили в кафе! С другой стороны, это открытие лишний раз подтвердило мои подозрения, что в бедах Дебби виновата я.

Проснулся Эдди, вскарабкался на диван, его хвостик гордо топорщился. Он улегся на коленях Дебби рядом со мной и беззаботно повернулся на спинку. Я положила лапу ему на животик, и котенок принялся бороться с ней, воображая, что сражается с врагом. Дебби залюбовалась нами, морщинки у нее на лбу постепенно разгладились, на заплаканном лице появилась улыбка.

– Знаешь, Молли, мы ведь с тобой очень похожи. Обе стараемся изо всех сил ради наших детей, да?

Я громко мурлыкнула в знак согласия. Впереди нас ждала неизвестность, но я все равно была благодарна хозяйке за эти слова. По крайней мере, теперь я чувствовала, что мы с ней снова близки, как и прежде.


Чуть позже вернулась из школы Софи. Мы с Дебби прислушивались к тому, как она пересекла кухню кафе, как поднималась по ступенькам.

– Софи, привет, – негромко окликнула Дебби.

Софи рывком открыла дверь в гостиную.

– Извини, что я утром распсиховалась, мам, – сказала она извиняющимся тоном.

– И ты меня извини, – воскликнула Дебби с облегчением, – Я уверена, что твой проект отыщется – наверняка он все еще в коробке с газетами!

– Не волнуйся, мамуля. Я уже его нашла. Все с ним в порядке, только чуть-чуть попахивает мусорным ведром.

Дебби заулыбалась.

– Уф. Я надеюсь, за запах отметки не снижают!

– Это уж вряд ли, – кивнула Софи.

– А не хочешь горячего шоколада? Давай-ка я приготовлю нам по чашке! – предложила Дебби, и Софи кивнула.

Через несколько минут Дебби вернулась с двумя большими кружками горячего шоколада, украшенного сверху взбитыми сливками и маленькими зефирками. Софи просияла, как будто превратилась из подростка в маленькую девочку. Мама с дочкой уселись на диван, наслаждаясь напитком и отпихивая настойчивого Эдди, норовившего сунуть во взбитые сливки любопытный нос. Софи сдалась первой и позволила ему слизнуть немного сливок с пальца – в ответ котенок замурлыкал как маленький трактор.

– Надо поговорить, Софи, – Дебби внезапно стала серьезной. – Дела у нас обстоят не лучшим образом: мы зарабатываем недостаточно для ежемесячных выплат банку. Если мы попадем в должники по кредиту, то можем потерять все. И кафе, и квартиру заберут за долги.

Дебби замолчала, а Софи глубоко вздохнула.

– Мне кажется, – продолжила Дебби, – что из этого положения у нас есть два выхода. Либо мы не сдаем позиции и держимся до последнего, в надежде, что люди привыкнут к «Кафе Молли» без Молли, но рискуем при этом лишиться всего, если не расплатимся с долгами.

Софи задумчиво кивнула.

– Либо, – развивала свою мысль Дебби, – мы продаем все сейчас. Возможно, мы выйдем в ноль и сведем концы с концами. Скорее всего, у нас даже останется немного, чтобы купить где-то маленькую квартирку.

Дебби умолкла, выжидающе глядя на дочь, погруженную в размышления.

– Ну, что скажешь? – наконец спросила она.

Софи была сейчас так серьезна, и этот стремительный переход от маленького ребенка ко взрослому человеку поразил меня.

– Я скажу… что сдаваться рано. Ты столько вложила в это кафе, мама, и я уверена, ты справишься. У нас все получится, – девочка погладила Дебби по колену, подбадривая ее, и глаза у той моментально наполнились слезами.

– Ох, не знаю, Софи. Мне бы твою уверенность, – вздохнула она, вытирая глаза платком.

– А разве есть другой выход, мам? Вот ты продашь все, получишь деньги, может, даже купишь другое жилье, но что потом? Мы просто возвращаемся к первому пункту.

Дебби кивнула.

– Я знаю, ты права. Но риск так велик, что мне кажется, нечестно с моей стороны так поступать с тобой. У тебя на носу экзамены. Я должна тебе помогать, а я вместо этого выбросила твое домашнее задание. И все потому, что погрязла в чертовой отчетности!

Софи захихикала.

– Не волнуйся насчет моих заданий, мамуля. С этим я управлюсь. Просто постарайся раскрутить кафе, чтобы оно заработало лучше прежнего. Я же знаю, ты можешь это сделать.

Дебби, всхлипывая, кивнула, а Софи обняла ее, слегка прижав блаженствующего между ними Эдди.

Допив шоколад, они обе поднялись – пора было ложиться спать. Когда Дебби выключила свет, Софи спросила:

– Мам, если мы останемся здесь, что будет с Молли и котятами?

Дебби помолчала.

– Не знаю, Софи. Даже не знаю.


предыдущая глава | Молли и кошачье кафе | cледующая глава



Loading...