home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


30

Молли и кошачье кафе

Я тихонько забралась в нашу картонную коробку, стараясь не потревожить спящих котят. Стоило мне вытянуться рядом с Эдди, как он, не открывая глаз, перевернулся на другой бок и ткнулся мордочкой мне в шею. Я нежно лизнула его в макушку, и он сонно замурчал.

Ах, Эдди, Эдди… Как тут было не вспомнить черно-белого кота, ведь сын как две капли воды был похож на отца. Сходство просто поражало: такая же широкая мордочка, белоснежные усики-вибриссы, такое же белое пятнышко на груди и лапы, которые – особенно сейчас – казались немного длинноватыми для тела. Малыш рос – и я все отчетливее видела, что он унаследовал от отца не только внешность. Характером он тоже пошел в папу. То же великодушие, та же самоотверженная готовность прийти на помощь – мое материнское сердце переполнялось гордостью за сына. Иной раз я наблюдала, как он терпеливо ждет, пока наедятся сестрички – казалось, его совершенно не заботит, что сам он может остаться без еды, – и с умилением и нежностью вспоминала, как его отец так же поражал меня своим благородством.

Я по-прежнему винила себя за то, что так скверно обошлась с черно-белым котом. Рождение котят немного приглушило угрызения совести, но Эдди рос, и его сходство с отцом снова и снова будило во мне забытые чувства. Иногда я грезила наяву о том, какой была бы их встреча, доведись мне снова увидеть кота? Как бы отнеслись к нему котята? Испугались бы, посчитали бы чужаком? Удовольствие и радость, которые я испытывала, глядя на детей, навсегда смешались с горечью утраты.

В моих отчаянных попытках найти дом и хозяина, подобного Марджери, я, сама того не заметив, упустила возможность обрести настоящего друга среди кошек. И теперь меня всегда будет занимать мысль: что, поступи я по-другому, черно-белый кот до сих пор мог быть обитателем нашего проулка и, может быть, частью моей жизни.

В какой-то степени эти сожаления подвигли меня к тому, чтобы подтолкнуть Дебби и Джона друг к другу этой ночью. Наши шансы с котом были безвозвратно упущены, но я очень хотела, чтобы у Дебби был осознанный выбор. Она должна была понять, чего лишится, если откажется от отношений с Джоном. Но если уж захочет принять такое решение, то пусть впредь не жалеет о нем.

Уже погружаясь в дрему, я вдруг вспомнила одно из наставлений Нэнси, когда она готовила меня к путешествию в Стортон. «Людям кажется, будто они знают, чего хотят, но часто они понятия не имеют, что им необходимо. И ты можешь им это показать», – говорила она мне, сидя на детской площадке. Тогда я не понимала, что хочет сказать моя подруга, все мои мысли были заняты предстоящим испытанием. Но сейчас, засыпая под стук маленького сердечка своего сына, я поняла, что сделала для Дебби именно это: показала, насколько ей нужен был Джон.


– Дебби, ты там? Что происходит? Почему вы не открылись?

Джо, стоя у черного хода в кафе, кричала, подняв голову к окнам квартиры. Котята закопошились, недовольные тем, что их сон так грубо нарушили. Я слышала, как Дебби что-то отвечает Джо из спальни – после бурных событий прошедшей ночи она спала. Стараясь не потревожить котят, я выбралась из коробки и вышла в коридор, как раз когда на лестнице над фанерным листом появилось встревоженное лицо Джо.

– Я тебе звоню, звоню, но срабатывает голосовая почта, кричу – ты не отвечаешь. Вот я и вспомнила про запасной ключ, который ты мне дала. Почему кафе закрыто? У вас все хорошо?

Из спальни наверху вышла Дебби.

– Мы сегодня не откроемся. У нас перекрыт газ и нет горячей воды, – мрачно сообщила она, поднимая и ставя на место опрокинутую гладильную доску. Содержимое шкафов все еще валялось в коридоре – вчера ночью Дебби выбрасывала все на пол, пытаясь найти переноску для котят.

– Бойлер наконец-то приказал долго жить? – догадалась Джо. – Ох, Дебби, ты ведь знала, что с ним надо разобраться!

– Знала, Джо. Умоляю, довольно упреков. Я в полной мере наслушалась их от Джона этой ночью.

– От Джона? Этой ночью? – Джо расплылась в улыбке. Я догадалась, что ее, как и меня, живо интересует эта тема. – А вот это совсем не плохая новость. Поставляю-ка я чайник, и ты мне все расскажешь.

И Джо метнулась на кухню.

Я прошла в гостиную вслед за Дебби. Хозяйка, зевая, опустилась на стул. Голоса разбудили котят, и они друг за дружкой потрусили на кухню в надежде получить завтрак. Я слышала, как они, взволнованно мяуча, пытаются привлечь внимание Джо.

– Да-да, ребятки, сейчас, – приговаривала она, насыпая сухой корм в их мисочки. Спустя пару минут она появилась в гостиной и поставила на стол перед Дебби чашку кофе и тост.

– Спасибо, Джо, – тихо поблагодарила та, откусывая кусочек.

– Ну, а теперь не тяни, расскажи мне, что случилось, – глаза у Джо горели искренним интересом.

Дебби потерла глаза.

– Представляешь, часа в три ночи ко мне пришла Молли и сообщила, что внизу утечка газа.

Джо удивленно заморгала.

– Молли сказала тебе про газ? – переспросила она.

Дебби сделала глоток кофе.

– Ну, не сказала, конечно, но она догадалась, что что-то не в порядке, поэтому настойчиво будила меня и звала вниз.

Джо посмотрела на меня с восхищением и снова повернулась к Дебби, с живым интересом слушая ее рассказ о ночных событиях. Она сидела, открыв рот, ахала от ужаса, когда Дебби дошла до описания лужи на полу и шипящей газовой трубы, хихикала, когда дело дошло до описания нашей группки, трясущейся от холода и страха в ожидании Джона. Она не могла скрыть радости, узнав, что Дебби с Джоном засиделись за чаем до утра. Закончив рассказ, Дебби подавила очередной зевок.

– Так, а дальше? – спросила Джо.

– Завтра в банке буду разговаривать о возможности увеличения ссуды. Джон пообещал, что на неделе найдет бойлер на замену…

– Я говорю не о бойлере! – возмущенно перебила Джо. – Я имела в виду, что у вас с Джоном?

Дебби, опустив глаза, внимательно рассматривала скатерть.

– Не знаю, Джо, может, и ничего. Мы особо не углублялись в обсуждение планов на будущее. Как-то, знаешь, было не время и не место.

– Дебби, ты шутишь? Он бросается тебе на помощь среди ночи. Он видит тебя в ночной рубашке! Да он уже практически твой муж, если хочешь знать мое мнение!

Дебби поморщилась.

– Прошу, даже не напоминай. – Она откусила тост, избегая пронзительного взгляда подруги. – Конечно, я у него в долгу после всего, что он для нас сделал.

В ответ на эти слова Джо неистово закивала.

– Может, в бар его пригласить в знак признательности?

Джо промолчала, но я заметила, что она прячет улыбку в чашке с чаем.


Через несколько дней Джон появился в кафе с новым бойлером. Стены квартиры содрогались от грохота дрели, потом урчали и булькали трубы отопления, наполняясь водой.

Ближе к вечеру Дебби поднялась в квартиру и сразу отправилась в ванную. Я сгорала от любопытства, мне не терпелось узнать, как они поговорили с Джоном, но пришлось смириться и дожидаться, пока они с Софи сядут ужинать.

Дебби, посвежевшая и отдохнувшая, в чистой пижаме, с влажными после душа волосами, поставила на стол две большие тарелки с пастой.

– Софи… просто интересно… как бы ты отнеслась, если бы я как-нибудь вечерком сходила в бар? – ее голос звучал буднично и ровно, но мои ушки уже были на макушке.

– С Джо? – безразлично поинтересовалась Софи, водя пальцем по экрану телефона.

Дебби помедлила с ответом.

– Нет, не с Джо. С Джоном, – она бросила на дочь взгляд, полный беспокойства.

– Джон? Что за Джон? – Софи недоуменно нахмурилась.

– Джон, водопроводчик. Который чинил нам бойлер.

Софи в полном недоумении подняла голову.

– Водопроводчик Джон?

Дебби кивнула. Софи ошарашенно помолчала, но потом пожала плечами.

– Да ладно. Все равно.

– Все равно? – повторила Дебби. – В каком смысле? «Мне все равно, я не возражаю» или «мне все равно, я против»?

Софи, казалось, была рассержена и озадачена одновременно.

– Это значит «мне все равно, мам, поступай, как тебе лучше». Ты можешь пойти в бар с кем захочешь.

Дебби явно терзалась сомнениями, не в силах определить, говорит ли Софи искренне или язвит. Девочка одной рукой подносила ко рту вилку с пастой, другой быстро набирала что-то на экране мобильника, не обращая внимания на то, что матери не по себе.

– Но… вообще-то, тебе не кажется, что это… странно как-то? – настаивала Дебби.

Софи отложила вилку и спокойно взглянула на нее.

– Мам, я же сказала, я не против. Если хочешь сходить в бар и пропустить по стаканчику с Джоном, сходи. Вообще-то, тебе давно пора куда-нибудь выбраться.

Тронутая ответом Софи, Дебби заулыбалась.

– А то – уж не обижайся – но ты можешь превратиться в одну из тех странных тетенек, которые от одиночества разговаривают с кошками. Честно, мам, мне иногда кажется, что ты не так уж и далека от этого.

Улыбка сползла с лица Дебби. Она открыла рот, чтобы возразить, но задумалась, уставившись в тарелку. Лежа на подлокотнике дивана, я попыталась испепелить Софи взглядом, до крайности возмущенная ее словами и искренне недоумевая, что же странного в наших с Дебби разговорах?

– Ну и ладно, я просто хотела спросить. Спасибо, Софи, – смиренно вздохнула Дебби, а девочка снова пожала плечами.

Имя Джона больше не упоминалось, время шло, и я уж решила, что Дебби отказалась от своего плана. Но однажды после работы она закрылась в спальне. Слушая, как хлопают ящики комода и раздаются досадливые возгласы, я догадалась, что на вечер, видимо, запланировано что-то поважнее, чем посиделки с Джо. Разве могла я усидеть на месте? Сгорая от любопытства, я поднялась наверх и остановилась в дверях спальни. Раскрасневшаяся и растрепанная, Дебби стояла посреди комнаты в пеньюаре. Перед ней на кровати возвышалась груда выброшенных из шкафа и комода вещей. У туалетного столика, опираясь подбородком на ладонь, сидела скучающая Софи.

– Ну как же так? Столько одежды, а надеть нечего? – простонала Дебби.

Я вскочила на кровать и аккуратно прошла по покрывалу, стараясь не наступать на ворохи свитеров, юбок и брюк.

– Да есть тебе что надеть, мам. Тут полно всего, надо только выбрать, – хмуро заметила Софи.

Дебби в полном унынии присела на краешек кровати. Она чуть не плакала, и я поспешила ей на помощь: взгромоздилась на горку свитеров, чтобы дотянуться до ее руки, и ткнулась головой ей в ладонь. Она рассеянно погладила меня, а Софи нехотя оторвалась от стула и, тихонько ворча на нерешительную маму, склонилась над развалом.

– Нет… не годится… ну, возможно… нет… – поднимала Софи вещь за вещью, оценивающе осматривала и снова бросала на кровать. – А вот это вполне симпатично.

Она подала Дебби розовую кофточку с треугольным вырезом. Та приложила ее к груди, повертелась перед зеркалом.

– Тебе не кажется, что она немного… откровенная? – неуверенно улыбнулась Дебби.

– Ну, если тебя что-то смущает, можно поддеть вниз вот это, – спокойно ответила Софи, вытягивая из вороха и протягивая матери топик телесного цвета. – Или набросить что-то сверху… Нет, мам, не то! (Дебби держала в руках кардиган крупной вязки.) Шарф или что-то в таком роде. И джинсы надень посимпатичнее, у тебя есть такие, в обтяжку.

Дебби колебалась, но воодушевление дочери придало ей уверенности. Она переодевалась, а я улеглась сверху на мягкую гору отвергнутых вещей. Я немного покрутилась, устраивая уютное гнездо, и принялась умываться.

– Ну, что скажешь? – спросила Дебби, прихорашиваясь перед большим зеркалом. Чаще всего я видела ее в черных брюках и невзрачном джемпере – ее рабочей униформе. Насыщенный розовый цвет оказался ей к лицу, и я вдруг заметила, какие у нее лучистые голубые глаза. – Ты уверена, Софи, что это не слишком броско?

Она лукаво улыбнулась, любуясь собой в зеркале, и на миг стала почти неотличима от своей дочки.

Софи окинула мать оценивающим взглядом.

– Нет, мамуль, все нормально, ты выглядишь классно… И не тяни, собирайся – ты же не хочешь заставлять Джона ждать! – Я насторожилась. Приятно было получить, наконец, подтверждение, что планы Дебби связаны именно с Джоном.

Дебби, снова начиная терять уверенность, со вздохом глянула на часы:

– Я уж стала забывать, почему терпеть не могу каблуки! – проворчала она, пытаясь втиснуться в туфли.

Набросив жакет, она схватила сумочку.

– Не сиди допоздна, – наставляла она Софи. Та закатила глаза, но сдержалась и ничего не сказала.

На пороге Дебби обернулась, послала нам воздушный поцелуй и побежала по лестнице вниз. Я слышала, как зацокали по камням каблучки.


Ближе к ночи, когда Софи уже легла, меня разбудил звук отпираемой двери. Дебби поднялась в квартиру и со стоном облегчения скинула туфли. Я вышла навстречу хозяйке.

– Добрый вечер, Молли! – улыбнулась она, и я взмахнула хвостом в знак приветствия.

По ее тону я поняла, что вечер прошел хорошо, и я очень надеялась, что она захочет об этом поговорить. Она прошла на кухню, налила в стакан воды и вернулась на диван, где я уже ждала ее на одной из подушек.

– Что такое, Молли? Что это ты так на меня смотришь? – спросила она, погрозив мне. Я одобрительно замурлыкала.

– Ты можешь мурлыкать все, что тебе вздумается. Я не полоумная тетка, которая разговаривает с кошками. По крайней мере, пока еще, – Дебби тихо засмеялась. – И к тому же леди никогда не рассказывают о своих похождениях.

Она ласково нажала мне на нос кончиком пальца и, взяв со стола стакан, стала жадно пить воду. Когда стакан опустел, она с усилием поднялась с дивана.

– Пора в постельку, – объявила она и поморщилась от боли в ногах.

Провожая ее взглядом, я сердито дергала хвостом. Мне до смерти хотелось узнать о том, как прошел вечер, во всех подробностях, и нежелание Дебби со мной разговаривать повергло меня в уныние. Дебби медленно поднялась к себе в спальню, и я улыбнулась про себя, когда услышала мученический стон – моя хозяйка обнаружила, что ее кровать до сих пор завалена грудами одежды.


предыдущая глава | Молли и кошачье кафе | cледующая глава



Loading...