home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


35

Молли и кошачье кафе

В тележке было совершенно нечем дышать и темно, как ночью, если не считать пробивавшегося через щель в застежке узкого луча. В бок мне врезался острый край какого-то свертка, и я извивалась, как червяк, чтобы устроиться поудобнее. Колеса тележки подпрыгивали на камнях. Из пакета, в который я упиралась лапами, несло сырой макрелью – и от этого сильного запаха, духоты и качки меня замутило. К горлу подкатывало, и я старалась не дышать: неизвестно, что задумала старуха, но если меня стошнит прямо ей в сумку, мне точно не поздоровится.

Мне был срочно необходим глоток свежего воздуха, и я попробовала дотянуться до молнии. Подцепив когтем собачку, я стала потихоньку двигать его, стараясь приоткрыть молнию. Наконец, я смогла просунуть в образовавшееся отверстие голову. Первое, что я увидела в нескольких дюймах от собственного носа, была рука, крепко сжимавшая ручку тележки. Немного отдышавшись, я попыталась понять, куда же меня везут, но по обеим сторонам тянулись стены, а впереди все загораживала спина старухи.

Привстав на задних лапах, я что было сил вытянула шею, чтобы хоть что-то увидеть. Уловив краем глаза движение, я повернулась и заметила знакомую пеструшку. Немногим раньше, когда я пробегала мимо нее, догоняя старуху, кошка глядела на меня с любопытством, припоминая, откуда она меня знает. Сейчас этот интерес сменился оторопью. Я подмигнула ей во второй раз за это утро, понимая, как странно, должно быть, выгляжу. Нервно дергая хвостом, кошка потрясенно наблюдала, как я проезжаю мимо – голова без тела, торчащая из сумки.

На выезде из переулка я нырнула под застежку, чтобы не привлекать внимания зевак. Сидя в темноте, я слышала шум рыночной площади: вокруг хлопали дверцы машин, по мостовой шаркали сотни ног, и довольно скоро тележка начала с грохотом подпрыгивать на булыжниках. Мы остановились, раздалось звяканье колокольчика, и тележка накренилась, когда ее втащили внутрь.

Каково же было мое облегчение, когда я поняла, что меня окружили хорошо знакомые звуки нашего кафе: приглушенные разговоры посетителей, звяканье чайных чашек и характерные ритмичные звуки – кто-то из котят занимался с когтеточкой.

– Прошу прощения? – раздался неуверенный голос старухи.

После минутной паузы я услышала удивленный ответ Дебби:

– М-м-м, конечно. Чем могу быть полезна?

Я представила себе, как шокирована Дебби, внезапно оказавшись лицом к лицу с человеком, причинившим ей столько вреда.

– Я вашу кошку принесла, – буркнула старуха.

– То есть как? – судя по голосу, Дебби не на шутку испугалась. Я поняла, что ей сейчас вспомнился недавний разговор с Джо о том, что старой карге нельзя доверять, и теперь она корит себя за то, что не прислушалась к предостережениям подруги.

– Она валялась возле моего дома. По-моему, она заболела или ранена.

– Молли? Вы уверены? Где же она? – сердито и недоверчиво отозвалась Дебби.

Не дожидаясь ответа старухи, я высунула голову в проделанное ранее отверстие. Дебби ахнула, всплеснула руками и замерла, ошарашенно наблюдая, как я через узкую щель выбралась из тележки и спрыгнула на пол.

– Молли! – воскликнула, наконец, Дебби и бросилась ко мне. Я радостно приподнялась на задних лапах, чтобы поздороваться с хозяйкой. Краем глаза я заметила, что старуха остолбенела от неожиданности.

– Я… она… она так плакала. Я думала, ей плохо, – путано объясняла она, пораженная моим внезапным исцелением. На миг мне даже стало немного жалко бедную женщину. Она говорила правду, но ее бормотание звучало неубедительно, будто она провинилась и оправдывалась.

Впрочем, Дебби не слушала ее, она опустилась на колени и вертела меня, осматривая со всех сторон. Удостоверившись, что я цела и невредима, хозяйка обернулась к старухе.

– Ну, а сейчас, кажется, она в полном порядке.

– Вот как… а я подумала… – Дебби смотрела на старуху пристально и с таким недоверием, что та пошла красными пятнами. – Ну, что ж, раз она жива-здорова, тогда я, пожалуй, пойду.

Поспешно нагнувшись, она стала возиться с молнией на сумке, лишь бы только не встречаться взглядом с Дебби. При этом она покраснела так, что щеки стали одного цвета с ее огненной шевелюрой. Дебби смотрела, как та копошится в сумке, и я чувствовала, что ей становится жаль эту несчастную. И правда, больно было видеть, как она смущается и цепенеет от неловкости.

– Вы позволите вас чем-нибудь угостить? – любезно предложила Дебби. Старуха удивленно подняла голову и открыла рот, но не смогла издать ни звука.

– Может быть, чашечку чая? – продолжила Дебби.

Старуха замялась.

– Даже не знаю… я как-то не…

Дебби ободряюще улыбнулась, видя, что ее приветливость совершенно обескуражила гостью.

– Ладно, раз уж я здесь, от чашки чая не откажусь, – решилась, наконец, старая женщина, с опаской косясь на Дебби. И та, улыбаясь, проводила ее через все кафе за столик у камина.

Не успела старушка усесться, как ее со всех сторон окружили котята, привлеченные запахом макрели. Они бесстрашно обнюхали ее башмаки и подол юбки, а я внимательно наблюдала за ее реакцией. Сначала настойчивость котят ее немного напугала, и она нервно отодвигала тележку в сторону. Но уже через несколько минут беспокойство прошло, и она немного расслабилась, видимо, почувствовала, что котята просто играют и их веселая возня ничем ей не грозит.

Дебби принесла чай и поставила рядом с чашкой «Чудо-котика». Старуха уставилась на пирожное, украшенное розовым носом и усами из глазури, потом непонимающе взглянула на Дебби.

– За счет заведения, – пояснила моя хозяйка. – В знак благодарности за то, что вы принесли Молли домой.

Лицо старухи разгладилось.

– Это очень любезно, – тихо отозвалась она и смущенно улыбнулась тарелочке с пирожным. Я решилась подойти к ней и, когда она сделала первый глоток, легонько прижалась сбоку к ее ноге. Не говоря ни слова, она опустила руку и погладила меня.


– Да ты что, мам! И ты угостила ее «Чудо-котиком»? – за ужином Софи не могла поверить, что мать так легко сменила гнев на милость и простила старухе ее происки. Вечером зашел Джон, и они сидели за столом все втроем. Софи отложила вилку и возмущенно всплеснула руками. – И это после всего, что она нам сделала! Она хоть попросила прощения?

Дебби вздохнула.

– Ну, в извинениях не рассыпалась, конечно, но поговорить мы все-таки успели. Кстати, она очень нахваливала наше кафе. Мне кажется, ей действительно стало стыдно.

Дебби заглянула в глаза дочери, но та сидела, скептически поджав губы.

– Кроме того, – продолжила Дебби, – мне кажется, что у бедолаги явно не все дома. Иначе к чему бы ей сажать в сумку совершенно здоровую кошку, тащить ее сюда и выдумывать какую-то дикую историю о том, что она нашла ее полумертвой?

Я в этот момент умывалась на диване и улыбнулась в усы, мысленно поздравив себя с актерским дебютом.

Пока Дебби живописала сегодняшние события, Джон молчал, но на последних словах вдруг начал тихонько посмеиваться.

– Ну что я сказала смешного? – обиделась Дебби, заподозрив насмешку.

– Ничего-ничего, – он миролюбиво покачал головой.

Теперь уже Дебби отложила вилку с ножом и уставилась на Джона в ожидании объяснений. И он продолжил:

– Просто пришло в голову… а ты не думаешь, что старушка могла говорить правду? Что она и впрямь нашла Молли у себя в саду, что та действительно прикидывалась мертвой?

– Прикидывалась мертвой? – Дебби недоверчиво фыркнула. – Нет, Джон, это уж чересчур. Да и с какой стати Молли бы такое учудила? Сам видишь, она в порядке, здоровее некуда.

Все трое, как по команде, посмотрели на меня, но я как ни в чем не бывало продолжала невинно умываться.

– Ну и ладно, – Джон поднял руки, как будто сдаваясь, – может, это просто совпадение. Старушка нашла Молли у себя в саду, решила, что та ранена – хотя на самом деле это не так, – и решила отвезти ее в кафе. Возможно, так и было. Но только сдается мне, что ты, Дебби, недооцениваешь эту кошку. Ох, да я просто уверен, она понимает куда больше, чем хочет показать.

Я покосилась в сторону стола и неожиданно встретилась глазами с улыбающимся Джоном. От смущения я отвернулась и принялась усерднее прежнего вылизывать спину. Разумеется, Джон был прав, и это касалось не только происшествия со старой кляузницей.

Я видела, с какими трудностями – и в работе, и в личной жизни – пришлось столкнуться Дебби с тех пор, как поселилась у нее. Ей было очень нелегко, ведь и кафе было на грани краха, и отношения с дочерью-подростком оставляли желать лучшего… И все же, несмотря ни на что, и в своем доме, и у себя в сердце она нашла место для бродячей кошки и целого выводка котят. Было и так (и этого я тоже не забыла), что из-за нас с котятами Дебби могла лишиться средств к существованию, но и тогда мы не слышали от нее ни слова упрека. Она не подумала избавиться от нас даже в дни, когда мы с детьми были настоящей обузой. И я благодарила ее, как умела: утешала, когда ей нужна была поддержка, и изо всех кошачьих сил старалась, чтобы моя хозяйка обрела счастье, которого заслуживала. Оценит ли Дебби мои старания по достоинству? Это мне не важно. В конце концов, она моя хозяйка, и заботиться о ней – моя обязанность.


предыдущая глава | Молли и кошачье кафе | Эпилог



Loading...