home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

Алина улыбнулась воспоминаниям. Засыпать на руках у Торбранда, прижавшись к возлюбленному покрепче и встроившись в его поток, стало её любимым способом отдыха от ратных деяний. Правда, иногда случались казусы, являющиеся следствием своеобразного юмора воинской касты. Например, можно было проснуться где-нибудь в весьма нестандартном месте, например, на складе вооружения флагманского крейсера в пустом контейнере. Или в аварийном отсеке десантного корабля, внутри хрустального пенала неактивной стазиз-капсулы. Или на вершине рукотворного сталагмита Цвергов. После отражения нападения Тёмных на систему Нидавель, Земли Цвергов очищали от вражеского десанта почти неделю, и космические бои сменились уличными. За это время тринадцатый штурмовой отряд побывал на всех Землях системы и на обеих космических станциях, уцелевших в ходе битвы, но лишившихся искусственной гравитации. Воевать в условиях отсутствия гравитации ей в ту пору ещё не довелось, и учиться тонкостям боевой работы приходилось в буквальном смысле на лету…

Потом были два лета бесконечных сражений с Тёмными по всей Порубежной. Сороковая ударная группа командира Харальда входила в состав группировки, находящейся в распоряжении Высокомерного Тора, и без боевых действий не проходило и недели. Относительно небольшие стычки сменялись тяжёлыми боями, перераставшими в грандиозные кровопролитные сражения, и всякий раз Светоч «Сияющий» занимал место на острие атаки. Порой потери были столь тяжелы, что сороковую ударную выводили в тыл для пополнения и перегруппировки. То были скорбные недели, в течение которых Род Форнар отдавал дань памяти павшим воинам и выставлял на их места новых бойцов. Тысячи молодых воинов пылали неукротимой жаждой мести, занимая боевые посты совершивших Последний Подвиг героев, и Алина проводила много времени в родовом замке, где делилась опытом с ученическими кругами юных Валькирий. Однажды на одно из таких занятий прибыл Торбранд, и они провели юным бойцам и воительницам демонстрацию идеального Боевого Слияния. Ученические круги древнего Рода были в восторге, а сам Торбранд перед уходом коротко обронил, что Валькирию-половинку Адельхейд ему послала сама Великая Вспышка.

Вскоре доукомплектование завершалось, и сороковая ударная возвращалась на передовую, чтобы вновь погрузиться в жестокие битвы. Обстановка на фронтах была нестабильной и почти непредсказуемой. Не поддающиеся подсчёту войска Тёмных шли из глубин пространства низких энергий непрекращающимся потоком, и в каждый миг в гиперпространстве любого сектора обороны фиксировалось не менее сотни активных трасс. Миллионы вражеских кораблей плыли через изнанку пространства, и погружённые в анабиоз экипажи Тёмных не ощущали течения времени. Гиперпространственные скорости флотов противника сильно разнились в зависимости от уровня технологий собравших их рас, но Эмиссары Чёрного, Высокомерные Тёмные, обладали возможностью ускорять их движение по своему усмотрению. Технологии вышних слоев Вселенной позволяли им менять направление гипертрассы того или иного флота самостоятельно, не прибегая к пробуждению экипажей, и Эмиссары Чёрного пользовались данными возможностями для нанесения неожиданных массированных ударов по пространству Сияющих.

Стоило Тёмным нащупать слабину на каком-либо участке обороны самих Сияющих или кого-то из иных Светлых рас, как Эмиссары Чёрного в считаные часы направляли в эту точку не просто все имеющиеся поблизости силы, но и все идущие в гиперпространстве флоты, находящиеся в радиусе быстрой доставки. Это позволяло противнику оперативно сконцентрировать мощный кулак и нанести удар в наименее защищёное место. Подобная тактика давала результаты. Случалось, что подразделения, преграждавшие путь врагу на таких направлениях, гибли в неравной битве в полном составе, и противник прорывался в глубь той или иной порубежной галактики. На ликвидацию прорыва бросались все силы, и из галактик эпицентра пространства высоких энергий приходили новые флоты ратников ополчения, чтобы укрепить ослабленную оборону других участков. Тёмные это прекрасно понимали и потому стремились всегда начинать с одного-двух отвлекающих ударов и лишь потом бросать на прорыв основные силы, рассчитывая столкнуться с ратниками гражданских каст. Но на помощь своим потомкам всегда приходили Высокомерные Сияющие, и невообразимо могучие вышние Сущности сходились в бою с Эмиссарами Чёрного, уравнивая чаши весов. Кто-либо из Высокомерных открывал ноль-переход к месту прорыва основных сил Тёмных сразу отовсюду, и через несколько мгновений агрессорам противостояла совокупная мощь всей воинской касты – сотни миллиардов сияющих кораблей. Противника уничтожали поголовно, прорыв ликвидировался, и войска срочно возвращались на позиции в пространства своих Миров.

Но из бесконечно огромного пространства низких энергий приходили свежие полчища Тёмных, и сражения вспыхивали с новой силой. С каждым месяцем интенсивность боев нарастала, и все понимали, что дальше будет ещё тяжелее, ибо Великая Асса вершилась одновременно во множестве слоёв Вселенной. Эмиссары Чёрного не имели возможности прислать в четырёхмерный слой множество своих представителей, их основные силы были заняты в сражениях в собственных слоях, поэтому сюда, в слой четырёх измерений, отправлялось ограниченное количество Высокомерных Тёмных. Но Высокомерных Светлых сюда приходило ещё меньше, и только их значительное превосходство в личной силе уравнивало шансы. И время, несерьёзный фактор в вышних слоях, но здесь, в четырёхмерном слое, являющееся решающим, играло против Тёмных. Если Сияющих не уничтожить быстро, то за несколько столетий интенсивных боёв в их рядах появятся новые Боевые Асы, количество которых в условиях постоянных сражений будет неуклонно расти, ведь именно в битвах совершенствуются Сущности касты воинов. В конечном итоге Боевых Асов станет настолько много, что мощь четырёхмерных Сияющих окажется непреодолимой для четырёхмерных Тёмных. И Асса зайдёт в тупик, что для Тёмных фактически означает поражение в четырёхмерном слое.

Поэтому Эмиссары Чёрного стремились смять Сияющих, пока такая возможность есть. Время начала Второй Ассы было подобрано ими идеально. Сияющие не вели серьёзных войн полтора миллиарда лет, ополчение ратников существовало только в Скрижалях мобилизационных планов, каста воинов давно уже не имела той численности, с какой заканчивала Первую Ассу, а отсутствие повсеместных глобальных сражений стало следствием малого количества Боевых Асов. Которых, к вящему разочарованию Эмиссаров Чёрного, всё равно оказалось достаточно для того, чтобы отбить самое первое, глобальное наступление, на которое возлагалось множество надежд. Уничтожить Сияющих одним внезапным ударом не удалось, и теперь Эмиссары Чёрного желали задавить сияющую Расу потоком непрерывных сражений, прежде чем в воинской касте возникнет множество новых Асов, которые поведут в бой новые поколения бойцов при поддержке новых поколений ратников гражданских каст.

И в этой связи тактика акцентированных ударов из гиперпространства показала свою эффективность. К исходу второго лета боёв Тёмные сделали её своим основным стратегическим инструментом, и Совет воинской касты в обстановке строжайшей секретности разрабатывал варианты противодействия. Воплощением в жизнь одного из таковых и занималась сейчас сороковая ударная, застывшая в круговой обороне посреди мёртвого космоса в пространстве врага. Стационарный ноль-переход, который в спешке возводится под их охраной, в действительности является ловушкой. Тёмных ожидает крайне неприятный сюрприз. Для того чтобы всё выглядело правдоподобно, в операции не участвует Высокомерный Тор. Мощный ударный кулак Даарийской группировки под его командованием вторые сутки ведёт контрнаступление на войска Тёмных, атаковавших несколько солнечных систем в соседнем спиральном рукаве Пограничной, а отряд Высокомерных Воинов Одина сражается сейчас в других галактиках Сияющих. Всё это подано разведкам противника как отвлекающий манёвр, предпринятый для обеспечения основной атаки объединённой армады галактик эпицентра пространства высоких энергий, направленной в оперативный тыл Тёмных за Рубежом. Якобы Тёмные не ждут от Сияющих подобного удара вообще, а без поддержки Высокомерных – тем более.

Судя по тому, что передали с разведцентра на Дэе, замысел Совета Касты оправдался. Эмиссары Чёрного заглотили наживку и бросили сюда серьёзные силы, стремясь подтвердить факт наличия ноль-перехода. Если он подтвердится, то Тёмные захотят захватить стационарный ноль-переход до наступления Сияющих и через него ударить по эпицентру пространства высоких энергий. Для этого необходимо сделать так, чтобы никто здесь не успел предупредить об опасности эпицентр. То есть блокировать возможность прохождения через ноль-переход тех, кто его строил и охранял. Такого сделать четырёхмерным Тёмным не суметь. Значит, здесь должен появиться Высокомерный Тёмный. И раз с Дэи сообщили, что трое суток назад он появился, то очень скоро всё решится. Высокомерные Тёмные не особо любят подвергать себя опасности и сражаться лично, более их привлекает возможность поруководить своими четырёхмерными потомками. Но на этот раз Эмиссар Чёрного уверен в отсутствии здесь Высокомерных Светлых, и потому может нанести удар лично. Это будет самая тяжёлая и опасная часть операции, потому что мощь представителя вышнего слоя запредельна.

– Одна часть до выхода из гиперпространства передовых сил Тёмных, – в сознании Алины зазвучал голос командира Харальда. – Приготовиться к бою! Строительным судам увеличить интенсивность работ! После первого залпа начинать имитацию паники!

Передовые флоты Тёмных вышли в реальный космос одновременно в семи точках пространства, мгновенно взяв сороковую ударную в окружение, и сразу же пошли в атаку. Судя по идеальной точности, с которой были провешены гипертрассы, Эмиссар Чёрного был где-то рядом. Без него Тёмные не способны на столь филигранную навигацию, ведь за время строительства здесь не появилось ни одного разведывательного корабля противника.

Непроглядно чёрный космос расцвёл вспышками залпов стремительно сближающихся эскадр, и в ледяной пустоте закипело яростное сражение. Передовую волну атакующих составляли корабли, судя по угловатым формам, произведённые Тёмными Цвергами, живущими в ближайшем к Пограничной Мире четырнадцатиэнергонного пространства и являющимися частью Красной расы. Но общий энергопоток сражения показывал, что управляют кораблями чернокожие экипажи шестиэнергонной расы, а приказы им выдаются десятиэнергонным начальством.

– Очень интересно! – Корабельный контур принёс насмешливую фразу Торбранда. – Кто-то из Тёмных изрядно потратился, готовя этот удар. Корабли для Чёрных специально заказывали у Красных. Харальд! – он вышел на связь с флагманом. – Блюстители видят Бессмертных?

– Пока нет, – откликнулся командир. – Но, похоже, без них не обойдётся. Ждите команды.

Передовая волна противника ударила в позиции Сияющих и на треть исчезла в оранжево-чёрных бутонах взрывов. За первой волной быстро приближалась вторая, корабли третьей волны сближались более осторожно, их явно интересовал загадочный объект, отладку которого только что бросили гражданские суда. Подвергшиеся панике строители сбились в кучу у нижнего полюса исполинской сферы, через ось которой проходило массивное сквозное отверстие, и срочно пытались активировать ноль-переход, чтобы спастись бегством.

– Тёмные сканируют объект, – сообщил Блюститель с флагмана. – Вижу излучение Бессмертных. Они командуют кораблями эскадры сканирования. Эскадра специализирована для радиоэлектронной борьбы. Фиксирую активность тридцати аватаров. Сигналы их управления приходят из галактики Юр. Точнее определить не могу, не хватает мощности, но поток управляющих сигналов очень узкий.

– Значит, все они из одного сектора, – подытожил Харальд. – Торбранд, они ваши. Действуйте!

– Начинаем слияние! – Алина услышала приказ Торбранда, и их энергопотоки слились воедино с корабельным контуром Светоча.

Смертоносный сияющий шар вспыхнул чёрным огнём, и антрацитовая лучистая сфера рванулась в атаку. Алина на высокой скорости провела Светоч через боевые порядки Сияющих и в сверхсветовом ускорении помчалась к РЭБ-эскадре Тёмных. Противник попытался избежать атаки, но покинуть зону поражения в полном составе не успел. Искусственный интеллект технократических цивилизаций работает со скоростью электрического сигнала, это слишком медленно в сравнении с биоэнергетическими технологиями Сияющих, действующих со скоростью передачи чистой энергии. Серьёзное расстояние, отделяющее РЭБ-эскадру противника от места сражения, не дало Тёмным существенной форы, и Искривители Светоча нанесли удар. Оказавшиеся в непосредственной близости вражеские корабли смяло в бесформенные комья, сменившиеся ослепительными вспышками атомного распада. Остальные перевели защиту в максимальный режим и приступили к манёврам уклонения, не прекращая сканирования. Маневрирующая РЭБ-эскадра начала ускорение в сторону объекта, и лишь один её корабль помчался в другом направлении.

«Вот их военачальник, – подумала Алина, молниеносным манёвром догоняя выписывающие скоростные зигзаги РЭБ-корабли, – выходит из боя».

Искривители ударили вновь, распыляя троих врагов, и мгновенно возникла ответная мысль:

«Ему нужно дать уйти. Он должен поверить, что мы любой ценой не хотим допустить идентификации секретного объекта».

РЭБ-эскадра противника определила, что ей не уйти от Светоча Сияющих, и её корабли спешно начали манёвр рассредоточения, стремясь рассыпаться по обширному пространству, чтобы не попадать группами под сокрушительные удары Искривителей материи пространства. Светоч уничтожил две недостаточно быстро рассредоточивающиеся группы и принялся метаться от одного корабля к другому. Достойных удара Искривителями целей не было, и бездонно-чёрный сгусток энергии брал противника на таран, насквозь прожигая громоздкие корабли Серых. Но враги упрямо продолжали сканирование, невзирая на скорое полное уничтожение, и не собирались обращаться в бегство, как в таких случаях обычно поступают Тёмные. Это не удивляло. Кораблями РЭБ-эскадры командуют Бессмертные, этот термин Сияющие присвоили Правителям Тёмных Миров, предпочитающим действовать посредством аватаров. Данное удовольствие даровалось им Высокомерными покровителями, и милостью сей были отмечены очень немногие Тёмные. Но гибель в бою для Бессмертных означала не более чем потерю дорогостоящего оборудования, и страха перед смертью они не испытывали. Некоторые из них, самые богатые, участвовали в сражениях ради забавы, большинство же подчинялось Эмиссарам Чёрного напрямую и имело личный финансовый интерес в каждой битве, в которой принимало участие. Не приходилось сомневаться, что сейчас именно такой случай, и Бессмертные от своей задачи не отступятся.

Так и произошло. Бессмертные, ведя непрерывное сканирование, рвались к объекту до последнего, причём Тёмные даже не стали высылать РЭБ-кораблям помощь. Видимо, экипажи этих кораблей своим Бессмертным капитанам были безразличны. Светоч уничтожил всю эскадру, и Алина форсажным ускорением направила его к кипящему сражению.

– Фиксирую всплеск активности Бессмертного, – с флагмана пришёл импульс Блюстителя. – Он связывается с кем-то прямым лучом. Адресат находится в мёртвом космосе, в стороне от направлений на ближайшие галактики.

– Докладывает хозяину, – определил Харальд. – Торбранд, уничтожьте его. Он больше не нужен.

– Даю подсветку цели, – сообщил Блюститель. – Бессмертный ползёт подальше от боя в режиме невидимости. Харальд! Срочное сообщение с Дэи! Эмиссар Чёрного в нашем секторе! Идущие в гиперпространстве флоты Тёмных получили сильное ускорение! Гипертрассы искривляются в нашу сторону! Противник начнёт выход в реальный космос через одну часть!

«Попались! – злорадно подумала Алина. – Сейчас их набьётся сюда пара миллиардов!»

«Теперь остаётся продержаться, – возникла ответная мысль. – Это будет непросто».

«Обязательно продержимся! – воинственно заявила она. – У меня свадьба на носу! Если бы не эта операция, я бы уже четвёртые сутки была замужем! Где эти паразиты?! Я тут всех порву!»


Бессмертный серокожий военачальник явно не относился к числу тех Бессмертных, что отправились в сегодняшнее сражение увеселения ради, и терять дорогостоящий аватар не собирался. Не приходилось сомневаться, что он заранее не исключал полного уничтожения РЭБ-эскадры и подготовил для себя самый лучший корабль. С ходовой частью повышенной мощности и усиленными системами защиты и маскировки, которые позволили ему уползти довольно далеко от боя, в котором сороковая ударная перемалывала его войска. Наверняка отследить его местонахождение в режиме невидимости другим Тёмным не удастся, но Бессмертного выдавали эмоции страха, густо испускаемые членами его команды. Торбранд подал на Кристалл Эмпатии чуть больше энергии, усиливая чувствительность следящих систем, и общий энергопоток сражения пополнился новой отметкой.

«Вот он», – подумал Торбранд, и Светоч рванулся к противнику в форсажном ускорении, мгновенно превосходя скорость света двадцатикратно. Бессмертный даже не успел понять, что его убило, таранный удар пришёлся точно в капитанскую рубку корабля Серых. «Цель уничтожена. Курс на соединение с основными силами».

Могучий ветеран мысленно улыбнулся. Так можно совсем разучиться летать. Его Слияние со своей половинкой столь идеально, что они воспринимают мысли друг друга, как свои собственные. Сознание Алины получает рисунок боя в тот же миг, когда разум Торбранда его выстраивает, и Светоч всегда оказывается там, где ему нужно, и именно в тот момент, как он задумал. Гармоничное происхождение давало Алине повышенную реакцию, что вкупе с высокой личной энергоёмкостью позволяло ей достичь высокого лётного мастерства, и два лета почти непрерывной боевой практики серьёзно улучшили её пилотаж. Опыт – богатство бесценное, и с каждым летом лётное мастерство Алины возрастало. С такой интенсивностью сражений она станет Асом уже через триста лет. Впрочем, нет, скорее, через четыреста. Ведь ей придётся лет на сто прервать боевую работу ради удела Матери. С рождением первенцев Алина потеряет способность к уделу Валькирии, зато позже, когда их самые младшие дети займут свои места в круге воинского обучения, она вновь вернётся в их крохотный экипаж Светоча в качестве пилота, если не изберёт удел Наставницы. Что вряд ли, учитывая идеальность их Слияния. Половинкам, имеющим абсолютную совместимость, с течением времени всё сложнее находиться вдали друг от друга. Сама физика Мироздания препятствует этому.

В том, что он обрёл свою самую настоящую половинку согласно всем законам созданного Великой Вспышкой Мироздания, Торбранд не сомневался с того мига, когда их личные потоки впервые слились воедино вне боевого режима. Уже через мгновение стало ясно, что два лета, положенные согласно Заповедям на принятие решения о создании супружеского союза, в их случае всего лишь формальность. И с тех пор он убеждался в этом каждый миг. И часто вспоминал давний разговор с отцом, когда Харальд рассказывал маленькому Тринадцатому о том, как встретился с Хельгой. Пример отца послужил хорошим уроком, ведь в первое мгновение, когда Торбранд увидел юную взволнованную Валькирию из Рода Свага, он даже не посмотрел ни на её энергопоток, ни даже на внешность. Настолько невпечатляющим ему показался рост голубоглазой крохи. Но после первого боя он вспомнил отцовские слова и после ни разу не пожалел. Два лета битв, в которых неразлучные половинки творения Величайшего Разума вновь становились единым целым, пролетели подобно паре недель, и Торбранд уже не представлял, как можно обходиться без своей возлюбленной. Придёт время, и удел Матери, столь различный с уделом Воина, станет разлучать их на многие дни, и даже недели, и он уже сейчас понимал, насколько сильно будет скучать.

Идеальность Слияния есть идеальность во всём, и половинки одного целого не зря называются половинками. Она была создана для него, и это проявлялось всюду: его радовала её внешность, характер, частоты личного энергоконтура, несколько непривычная смена цветов глаз и волос и даже немного забавная наивность дочери гражданского Рода, оказавшейся в воинской касте в довольно взрослые лета. Но главным свойством идеального Слияния является беззаветная преданность Валькирии-половинки своему бойцу, именно этим она живёт, именно это и делает Боевое Слияние идеальным. Мужи и жены гражданских каст не проводят жизнь в битвах с врагами, любая из которых может стать последней для одной из двух половинок, а чаще для обеих сразу, ибо слившиеся в Идеальном Слиянии половинки сражаются до конца.

Но само Идеальное Слияние есть идеальное всегда и везде, и Сияющие из гражданских каст, которым посчастливилось обрести свою истинную половинку, точно так же идеально понимают друг друга и не знают, что такое спор или ссора. И это великая ответственность, возлагаемая на мужчину собственной Совестью, ибо его половинка всегда безоговорочно послушна своему мужчине. И если он в угоду легкомыслию или самолюбию примет неверное решение, она подчинится, даже если это противоречит её собственным чаяниям. И несчастье её будет целиком и полностью на Совести мужчины, ибо он, получая от половинки абсолютную преданность, свято обязан каждый миг заботиться о своей женщине, ибо знает, что она посвятила ему всю жизнь. Именно потому он несёт ответственность за любое, даже незначительное свое решение и оберегает свою половинку от любых бед и невзгод. Ведь она вверила ему свою судьбу, бывает ли подарок дороже?

Наставники говорят, что в теории даже Тёмные способны на Слияние, хотя генетическая слабость их энергопотоков не способна сделать его идеальным. Но тем не менее само Слияние у них возможно, по крайней мере, у рас четырнадцати- и двенадцатиэнергонного пространства точно. Однако в действительности такого не случается то ли почти, то ли вообще. Этому мешают другие, превалирующие особенности генетики Тёмных: алчность, эгоизм, стремление к власти, жажда статуса, желание выглядеть лучше других и являющиеся следствием всего вышеназванного зависть, подлость и двуличие. Всё это не даёт Тёмным возможности встретить свою половинку. Вместо тщательных и терпеливых поисков они заключают союз ради скорейшего удовлетворения полового или материнского инстинкта, и едва ли не чаще – ради обретения выгоды, по расчёту. В подавляющем большинстве таких союзов супруги не подходят друг другу по энергетическим потенциалам своих сущностей, но до выяснения этого им нет дела. Поэтому их союзы редко бывают счастливыми и никогда – идеальными.

Тёмные вообще считают идеал понятием сугубо теоретическим или даже вымышленным. Что неудивительно, учитывая реалии их жизни: супружеские союзы часто распадаются, заключаются с другими кандидатами по тем же недалёким критериям, снова распадаются и так далее. Многие Тёмные умудряются за свою жизнь побывать в семейном союзе несколько раз и в итоге так и остаться одинокими, с кучей детей не всегда понятно от кого именно. Но даже если семейный союз Тёмных сумел удержаться от саморазрушения, то о Слиянии там даже речь не идёт. Супруги ссорятся, делят лидерство, их сосуществование изобилует претензиями друг к другу, а зачастую супруг и вовсе живёт под управлением супруги, что свидетельствует о низком качестве генотипа мужчины. Что, в свою очередь, тоже неудивительно – качество генотипа, воспроизводимого участниками низкокачественного семейного союза, всегда будет низким. Что даёт медленный, но неизбежный регресс в проекции на будущее.

Всего этого можно было бы избежать, если соблюдать закон Мироздания о соответствии энергопотоков разделённых половинок, стремящихся вновь объединиться в единое целое, но Тёмным не до таких сложностей. Законы Мироздания им неинтересны, более для них важны законы обогащения и возвышения над себе подобными. Поэтому их общество зиждется на удовлетворении собственных потребностей и инстинктов, и наиболее развиты у Тёмных два из них: инстинкт выживания и половой, который Тёмные любят считать основным. Мужи Тёмных, едва обретя половозрелость, озабочены поиском совокупления, жены – поиском замужества, желательно выгодного. Печальный итог подобного воспитания и положения дел заранее понятен и тосклив. Позже, повзрослев и обретя жизненную мудрость, некоторые Тёмные осознают, что живут явно неправильно, и кто-то из них даже пытается что-то изменить. Но за многие лета жизни в противоречии законам Мироздания их и без того слабенькие сущности теряют основную часть своего потенциала, становятся разбитыми, покалеченными и разрегулированными. Зачастую в таком состоянии изменить что-либо уже не хватает сил либо хватает на совсем немногое. Но даже это лучше, нежели ничего, и каста Жизнь Рекущих считает, что именно этот фактор является прямым доказательством того, что у Тёмных есть шанс. Когда-нибудь, через бесконечное множество эпох, они поймут, что жить вопреки Мирозданию суть в лучшем случае топтание на месте. И тогда в нашем слое Вселенной не останется Тёмных рас…

Общий энергопоток сражения вскипел отпечатком смертельной угрозы, и в сознании одновременно вспыхнули две мысли. Первая – о траектории кратчайшего ускорения в наименее опасную точку пространства. Вторая – что на тему эволюции сущностей Тёмных думать явно преждевременно. Получившая его мысль Алина уже начала форсажное ускорение, мгновенно разгоняя Светоч до скорости, тридцатикратно превышающей световую, но чисто выйти из области поражения не удалось. Не хватило краткого мига времени, и Торбранд подал весь свой поток на Кристаллы Щитов. Пространство вокруг Светоча словно раскололось, сменяясь яростным океаном всепожирающих кварковых потоков, и сияющий чернильным свечением сгусток Светоча смело исполинским ударом. В Торбранда ударил океан смертельной энергии, он бросил все силы на перенаправление входящего потока на защиту, но сила удара была немыслима. Мозг словно взорвался разрывающей болью, и Торбранда захлестнуло небытие в то же мгновение, когда мчащийся на огромной скорости Светоч вырвался из зоны сплошного поражения.


Очнувшись, он обнаружил себя зависшим в горизонтальном положении внутри свечения Кристалла Регуляции. Сознание ощущало два часа, проведённых в беспамятстве, но личный энергоконтур не нёс следов тяжёлых травм, лишь отпечаток недавнего медицинского вмешательства.

– Любимый, ты пришёл в себя! – раздался полный счастья знакомый женский голос, и что-то мутное, обрамлённое густыми длинными бело-золотыми потоками, полезло целоваться.

– Ты ещё кто такая? – Торбранд поморгал глазами, возвращая зрению остроту, и мутное пятно сфокусировалось в лучезарно улыбающуюся Алину.

– Неважно, потом расскажу! – отмахнулась она. – Теперь я уверена, что справилась с операцией!

– Что произошло? – Он встроился в корабельный контур и начал проверку бортовых систем.

– У тебя было сильное кровоизлияние в мозг, – Алина внимательно изучала его личный поток в поисках каких-либо шероховатостей, свидетельствующих о не долеченных повреждениях. – Ты едва не погиб! Я в крайний миг успела начать Регуляцию. Еле дотащила тебя до Кристалла! Ты знаешь, что пятьсот килограмм – это тяжело?

– Для кого как, – философски заявил он. – И не пятьсот, а четыреста девяносто шесть. И зачем было тащить, если есть Кристалл Антигравитации? Так… один Кристалл Щита разрушен. Плохо.

– Разрушенный Кристалл Щита взорвался, – она кивнула на засыпанный осколками пол центрального отсека. – Осколками ударило с такой силой, что пробило пилон с носимым оборудованием. Все четыре Кристалла Антигравитации разнесло вдребезги. Я устранила все повреждения, кораблик у нас новенький, виброкомпозит брони имеет повышенный ремонтный ресурс, но полностью разбитые Кристаллы не починить. Когда получу на складе новые, то разложу их по разным пилонам, чтобы не попасть в такое положение вновь.

– Основные бортовые системы в порядке. – Торбранд закончил проверку, открыл глаза и укоризненно посмотрел на Алину: – Без одного Кристалла прочность наших Щитов упала на двадцать пять процентов, придётся выходить из боя чаще. Нас сильно отнесло от места сражения. Почему ты не легла на обратный курс? Там сейчас важен каждый корабль, особенно мы!

– Нас чуть на атомы не разнесло, – она сделала большие глаза и затараторила: – Мы пробыли под ударом одну десятитысячную мига, но если бы в это время не находились в режиме «битва насмерть», нас бы разорвало, как этот Кристалл Щита! Ты успел перенаправить входящую энергию на него, только это нас и спасло! И всё равно ты чуть не погиб! Всё произошло так быстро, что я не успела выставить тебе Щит! Для этого нужно покинуть пилотский пост и отключиться от корабельного контура, но я не умею так быстро двигаться! А потом ты оказался при смерти! Тебе была необходима немедленная Регуляция! Какой обратный курс? Не до того было! Да и что я там буду делать одна? Мне не активировать Искривители, даже если бы меня было две! Мне требовалась безопасная обстановка, чтобы вернуть тебя в строй и провести ремонт корабля!

Она отшагнула и на всякий случай повысила прочность брони до максимального значения.

– Если бы тебя было две, то мне пришлось бы заклеивать рот хотя бы одной из вас. – Торбранд лёгким движением принял вертикальное положение и выскользнул из свечения Кристалла Регуляции. – Когда круг Сигтруды начинал обсуждать что-то своё, у меня в ушах звенело. До сих пор помню. Но с ремонтом ты справилась отлично. – Он подхватил её на руки и поцеловал. – В день помолвки мне досталось сразу два сокровища: Светоч и одно мелкое недоразумение с крылышками!

Он поцеловал её вновь, и распущенные потоки волос и голубые глаза очаровательной Валькирии вспыхнули лучистой энергией. Алина прижалась к могучей груди возлюбленного, закрыла глаза и несколько мгновений нежилась в его мощном потоке.

– Ты же знаешь, моя мама из касты Мастеров, а отец принадлежит к касте Венедов, – промурлыкала она, не открывая глаз. – Папа часто занят в полях субэкваториальной зоны, и до тринадцати лет все считали, что я стану Мастерицей. Я всегда помогала маме, и до встречи с Сигтрудой мне довелось перечинить кучу всякой мелочи. Опыт есть.

– Я не знал, что каста Мастеров в виде мелочи поручает своим маленьким дочерям чинить Светочи ближнего боя. – Торбранд зажёг свечение пилотского поста и привычным движением вложил Алину в сплетение вспыхнувших энергий. – Нечего бездельничать! Война идёт, а она тут женским счастьем упивается! Пора в бой, ложись на обратный курс.

– Слияние? – Сияние её глаз и волос испытало всплеск, реагируя на мощную эмоцию.

– Боевое слияние, – строго нахмурился Торбранд. – Если кто-то не понял.

– Это я тоже люблю! – Она мечтательно прищурилась. – Я всё люблю, что связано с тобой!

Их потоки слились воедино, и украдкой улыбающийся Торбранд занял свой боевой пост. Светоч набрал ускорение и помчался через пустынное пространство мёртвого космоса. Сильные энергетические возмущения оборудование засекло ещё до того, как яростное сражение оказалось в зоне досягаемости обзорных систем. Едва Кристалл Слежения стал дотягиваться до места битвы, Торбранд встроился в единый энергопоток боя. Весь сектор кишел флотами Тёмных, каждый миг из гиперпространства выходили новые подразделения противника. Сияющих стало почти в десять раз больше – согласно замыслу операции, на сигнал тревоги подошли дополнительные силы, скрывавшиеся неподалёку, но это ничего не меняло, численность противника превышала флот Сияющих в сотни раз и продолжала расти. Атакующие подразделения Тёмных не смели силы Сияющих лишь потому, что опасались повредить вожделенный объект. Пылающие звёздным огнём шары в безумной хаотичной пляске бессистемно метались вокруг громады стационарного ноль-перехода, и противник вёл огонь предельно аккуратно. Это существенно оттягивало Тёмным победу, но не более того. Основная масса их флотов висела вокруг без дела, объединяясь с прибывающими из гиперпространства свежими подразделениями, и ждала окончания боя.

Флагман Харальда был ещё в строю, и Торбранд подал на Кристалл Связи повышенный энергопоток, устанавливая связь по прямому лучу. Отец ответил не сразу, отклик Кристалла его крейсера показывал, что Харальд находится на связи с санитарно-эвакуационным комплексом, пузатый диск которого загнали прямо внутрь сквозного тоннеля сферы ноль-перехода. Несколько броненосцев, сильно маневрируя, метались между остатков разбитых кораблей Сияющих и подбирали убитых и уцелевших, захватывая их гравитационным полем, не снижая скорости. Если воин ранен, без сознания и его защита не активирована, подобный рывок с большой вероятностью убьёт его. Но остановка броненосца под шквальным огнём означает неминуемую гибель корабля вместе со всеми, уже спасёнными. К тому же с деактивированной защитой раненый долго в космосе не продержится, поэтому риск был оправдан. Каждые несколько мгновений то один, то другой боевой корабль Сияющих вспыхивал взрывом, потери росли, и скорость эвакуации являлась решающим фактором.

– Торбранд! – Харальд ответил на прямой луч. – В каком состоянии Светоч? Сможете пробиться к нам? Мы несем тяжёлые потери, ваше присутствие позволит выиграть время!

– У нас разрушен один Щит, – доложил Торбранд. – Основные системы в норме. Если защиты хватит, то пробьёмся. Какова обстановка?

– Эмиссар Чёрного нанёс удар сразу, едва появился здесь, – Харальд отвечал быстро, экономя время. – Он специально ударил так, чтобы не задеть ноль-переход, мы успели сблизиться с объектом. Группа потеряла три корабля. Основной целью, похоже, были вы.

«Бессмертный наябедничал!» – в сознании Торбранда возникла мысль Алины.

– Что же он так неточно бил? – удивился Торбранд. – Нас зацепило самым краем.

– Удар не был прицельным. – Харальд отвлёкся, отправил несколько импульсов в общий энергопоток сражения, ставя задачи обороняющимся кораблям, и продолжил: – Думаю, он просто ударил веселья ради. Его основной задачей было дестабилизировать материю вокруг ноль-перехода, лишить нас связи с пространством высоких энергий и перенаправить сюда всё, что нашлось в гипере в тот момент на приемлемом для него расстоянии. Он сделал все это в одно мгновение и сразу ушёл. Совет Касты не ошибся.

– Высокомерный Тёмный побоялся привлечь к себе Высокомерного Светлого, ибо заранее знал, что слабее. – Торбранд презрительно усмехнулся. – Тёмные одинаковы в любом слое Вселенной?

– Похоже на то. – Харальд подал импульс на тактическую карту флагмана, и объём карты Светоча быстро наполнился тактическими данными: – Эмиссар Чёрного применил технологию своего измерения. Нам нечего ей противопоставить, поэтому непонятно, сколько продлится блокада.

– Раз на близком расстоянии связь действует, – Торбранд сверился с полученной обстановкой, – значит, эффект воздействия падает.

– Падает, – подтвердил Харальд, вновь отвлекаясь от сеанса связи на управление боем. – Но возможности уйти в гипер всё ещё нет. Флоты Тёмных выходят беспрепятственно, однако совершить прыжок невозможно. Дальняя связь также не функционирует, ноль-переход наверняка тоже не сработает, но проверить это всё равно некому, Асов нет… Я чувствую изменения в поведении врага!

– Тёмные нас заметили. – Торбранд вслушался в общий энергопоток сражения. Крупный флот противника начал движение в сторону приближающего Светоча. – Идём на прорыв. Конец связи.

Сияющий шар Светоча вспыхнул чернильно-чёрным, и Торбранд просчитал варианты действий. Мощный разум Сияющего мгновенно выдал несколько вариантов, и сразу стало ясно, что даже с полным ресурсом Щитов по кратчайшему расстоянию не пройти. Плотность противника на прямой траектории настолько велика, что ослабевшая защита Светоча не выдержит тысяч таранных ударов. Два ближайших к кратчайшему пути маршрута также вели к гибели: таранов придётся совершить меньше, но противник будет вести огонь, и суммарный поток поглощенной энергии неминуемо приведёт Светоч к взрыву. Выход был один – движение по сложной многосоставной траектории, и малейшая ошибка закончится либо гибелью от лишнего тарана, либо уничтожением вражеским огнём. Эх, сейчас бы исправные Щиты…

«Я справлюсь, любимый! – вспыхнула воинственная мысль. – У меня же свадьба!»

«Хорошо тебе. А у меня?»

«Что?!!»

Сгусток бездонно-чёрной энергии рванулся навстречу вражескому флоту, и Торбранд вложил в Кристалл силовой установки всё, на что был способен. Его мысль, производящая расчёт ускорения, возникала в сознании Алины в миг сотворения, и очаровательная воительница с филигранной точностью пронзала Светочем наименее заполненное вражескими кораблями пространство. Смертоносный сгусток антрацитовой черноты за два мгновения изменил направление движения восемь раз, и его траектория чётко прослеживалась по медленно угасающему следу из вспухших взрывами кораблей противника, оказавшихся на линии таранного удара. Вибрация Кристаллов корабельного оборудования взлетела до максимума, общий контур Светоча задрожал от избытка входящей энергии, и Торбранд перебросил всю энергию с силовой установки на защиту. Раздался короткий громкий хруст трескающегося надвое кристаллического вещества, и Светоч замер возле флагмана Харальда, мгновенно погасив скорость до ноля.

«Получилось! – мысль Алины звенела от перенапряжения. – Мы прорвались!»

«Второй Кристалл Щита раскололся, – Торбранд вызвал на связь флагман. – Но ты у меня умница!»

– На связи, – в слитном сознании вспыхнул образ Харальда.

– У нас пятьдесят процентов защиты, – доложил Торбранд. – Куда наносить удар?

– По Бессмертному, – ответил командир. – Он снова здесь. Мы дважды сжигали его корабль, но он привёл сюда достаточно аватаров. Теперь руководит боем, сидя внутри скопления своих войск. Нам его не достать. Мы дадим вам подсветку цели. Уничтожайте и возвращайтесь. Не рискуйте напрасно, нам нужно продержаться как можно дольше.

Харальд отключился, и пылающая чернильным огнём сфера Светоча вновь ринулась в битву. Бессмертный заподозрил опасность и попытался принять меры. Корабль, на котором он находился, ушёл в режим невидимости, а эскадра охраны открыла массированный заградительный огонь. Но времени серокожему правителю не хватило, Светоч прошил охранение, и Искривители нанесли удар. Корабль Бессмертного разобрало на молекулы вместе с третью эскадры, однако нанести противнику большего урона не получилось. По одинокому Светочу Сияющих открыли огонь тысячи вражеских кораблей, и лишь стремительное ускорение спасло черный сгусток лучистой энергии от немедленного взрывного самораспада.

«Поток входящей энергии слишком велик. – Алина загнала звенящий запредельно перегруженными Кристаллами бортового оборудования Светоч внутрь сферы ноль-перехода и остановилась возле санитарно-эвакуационного комплекса. – Нас хватает лишь на несколько мгновений. Я не понимаю, мы успели сжечь Бессмертного?»

«Цель уничтожена, – откликнулся Торбранд, – но я чувствую его присутствие».

Подтверждая его мысль, Кристалл Связи ожил, формируя в слитном сознании образ Харальда:

– Бессмертный активировал ещё один аватар. – На тактической карте сражения вспыхнула новая отметка. – Теперь он с другой стороны. Сможете дотянуться?

– Кристаллы нестабильны. – Торбранд, досадно поморщившись, вслушался во взвинченные вибрации корабельного контура. – Необходимо дождаться стабилизации. Мы не выдерживаем плотности огня. Их слишком много, по нам бьют все, кто видит. Они даже не обращают внимание на то, что уничтожают своих, когда пытаются залить огнём сразу весь объём пространства, внутри которого мы маневрируем. Мы не успеваем наносить больше одного удара.

– Бессмертному безразлична судьба его шестиэнергонных солдат. Для него это расходный материал, которого много. Так что стабилизируйте оборудование и доберитесь до Бессмертного! – приказал Харальд. – Он должен быть уверен, что мы до последнего надеемся дожить до окончания подавления гиперперехода. Занимайтесь только им! Сделайте, что сможете!

Но вновь уничтожить Бессмертного удалось лишь один раз. Едва корабельное оборудование пришло в норму, Светоч покинул чрево объекта и устремился в атаку. Бессмертный не ожидал возвращения Светоча на поле боя и не успел принять меры. Алина взяла его корабль на таран, Искривители нанесли удар, и стремительно проседающей защиты едва хватило, чтобы вернуться в ядро ударной группы. Бессмертный же появился вновь спустя пару десятков мгновений и больше ошибок не допускал. Теперь его аватар находился глубоко в тылу, среди скопления постоянно выходящих из гиперпространства флотов Тёмных, и добраться до него стало невозможно. Несколько сот вражеских кораблей закрыли флагман Бессмертного экранирующими полями, и его отметка погасла. Лишь единое информационное поле Мироздания, недоступное технократическим технологиям, фиксировало наличие сигнала управления, приходящего со стороны галактики Юр.

Силы Сияющих таяли, но редеющий с каждым мгновением флот пылающих звёздным огнём шаров продолжал удерживать объект. Плотность вражеского огня стала настолько мощной, что любой корабль, выходящий из проекции сферы стационарного ноль-перехода, разрушался сразу же. Остатки флота Сияющих сосредоточились в границах объекта, и в такой обстановке Искривители Светоча стали бесполезны. Торбранд перешёл на работу антивеществом, и Алина встроилась в быстро уменьшающуюся карусель ударных крейсеров. Санитарно-эвакуационный комплекс был переполнен, раненых и выживших подбирал любой, кто оказывался ближе, и броненосцы эвакуационной эскадры сражались в общих рядах.

Светоч на высокой скорости обогнул объект едва ли не впритирку, и сжимающий Боевые Кристаллы Торбранд сконцентрировал огонь излучателей на проносящемся мимо неуклюжем многопалубном дредноуте Тёмных. Поток антивещества пробил защиту, вспорол стальной бок, и здоровенный утюг дредноута окутался бутоном взрыва, медленно разваливаясь на две части. Из быстро угасающего пламени вырвалось облако из почти тысячи корветов, огибающих гибнущую громаду в атакующем маневре. Их капитаны оценили недоступную разницу в скорости и сменили приоритет цели, переключившись на ближайший крейсер Сияющих. В следующий миг слитное сознание бросило пылающую чёрным огнём сферу в противоположную движению сторону, и Светоч оказался точно в центре вражеского построения. Ударить Искривителями не было возможности, слишком близко находились корабли Сияющих, и излучатели Светоча перешли в режим максимального выброса антивещества. Сгусток чёрной энергии пробил в рядах противника сквозной коридор, мгновенно вызывая на себя огонь всех Тёмных, что находились в зоне досягаемости, и вновь сменил направление движения на противоположное, сливаясь с исполинской сферой стационарного ноль-перехода. Что-то знакомо хрустнуло, затихая печальным звоном, и давление на защиту ослабло – Тёмные прекратили огонь, опасаясь повредить объект.

«У нас остался крайний Щит», – слитное сознание вспыхнуло мыслью Алины.

«Зато прикрыли собой наших, – последовал мгновенный ответ. – За нами шла четвёрка, сильно потрёпанная. Они бы не выдержали удара».

«Одного из них зацепило, – Алина выводила Светоч на следующий круг. – Я видела Сияющих среди обломков. Я смогу подобрать их».

Чернильное пятно вспыхнуло звёздным огнём, и Светоч вновь пронесся по только что прожжённому в облаке корветов коридору. Потоки антивещества разметали на обломки несколько кораблей противника, выцеливающих укрывшиеся за расколовшейся серебристой сферой человеческие фигурки в сияющей броне, и ближайшие корветы шарахнулись в стороны. Воспользовавшись сумятицей, сияющий шар Светоча уравнял скорость со скоростью дрейфующих обломков, и гравитационное поле подхватило уцелевших бойцов. Оказавшиеся внутри защитных полей Светоча Сияющие слитным рывком прилепились к его обшивке, и Светоч сорвался с места, виртуозно огибая попадающиеся на пути корабли противника. Опомнившаяся эскадра корветов открыла вслед петляющему Светочу шквальный огонь, но сожгла пару своих и прекратила обстрел. Светоч в стремительном ускорении обогнул объект, вошёл внутрь его полости, высаживая эвакуированных бойцов возле пузатого диска санитарного комплекса, и быстро покинул её, освобождая место сильно повреждённым кораблям.

– Торбранд, в каком состоянии Светоч? – вышел на связь Харальд.

– У нас остался один Щит. Витков тридцать-сорок продержимся.

– У остальных дела ещё хуже. Берите Пирамиду и начинайте. Больше мне послать некого.

Харальд отключился, и слитное сознание направило Светоч к флагманскому крейсеру. Оба сияющих шара уравняли скорости и застыли относительно друг друга, находясь в бешеной гонке фонтанирующей потоками разрушительных энергий карусели смерти. Торбранд покинул свечение боевого поста и устремился в выходной отсек. Могучий воин активировал энергозащиту брони и подал импульс на Кристалл управления выходом. Энергоконтур корабля мгновенно создал вокруг Сияющего шлюз, уравнивая внутреннее давление с забортным, и виброкомпозитная броня Светоча изменила степень сжатия молекулярной решётки, формируя выходной люк. В распахнувшемся люковом проёме виднелась броня флагманского крейсера, идущего на расстоянии вытянутой руки. Сознание опытного ветерана фиксировало ни на миллиметр не изменяющуюся дистанцию между кораблями, что свидетельствовало о высоком мастерстве их пилотов. В следующий миг в борту флагмана сформировался люк, из которого выглянул Харальд. Он быстрым движением протянул сыну руку с зажатым в ладони предметом, и Торбранд забрал Пирамиду. Харальд скрылся внутри флагмана, бортовая броня мгновенно зарастила люк, и крейсер отвалил в сторону, стремительно уменьшаясь в светящуюся точку, исчезающую в смертельной карусели отчаянной битвы.

«Я останусь здесь, – мысль Торбранда окрасила слитное сознание. – Чтобы не терять времени».

«Куда мне лететь? – родился ответ. – Я не могу вести огонь, моих сил недостаточно для запуска твоих излучателей!»

«Сейчас не хватит даже Искривителей, – Торбранд смотрел в открытый космос, густо заполненный бесконечными сотнями миллионов кораблей противника. – Летим к ним в центр, насколько сможем. Если будет возможность, то попытаемся вернуться».

«Девять мгновений до расчетной точки!» – последовала мысль-доклад, и Светоч ринулся в самый центр вражеской бесконечности. Алина набрала максимальную скорость, и стоящий у распахнутого люка Торбранд направил на Кристалл Силовой установки весь свой поток, помогая возлюбленной. Свет далеких звёзд из россыпей превратился в сонмы бесконечных лучей, безнадёжно не успевающих за кораблём Сияющих, и тихоходные потоки фотонов заколебались вокруг – Алина маневрировала, выбирая оптимальный курс. Застывший у лица безграничного космоса пятиметровый сияющий гигант улыбнулся. Даже если они не дойдут до центра, дело всё равно сделано. Благодаря мастерству возлюбленной Светоч ещё жив, а это означает, учитывая скорость, что они проникли внутрь вражеских полчищ достаточно далеко. Это и есть победа.

Светоч ближнего боя предназначен для сражения в гуще врагов, в режиме непосредственного соприкосновения с противником, он не приспособлен для того, что предстояло сделать сейчас, на нём нет даже Кристалла Прямого Перехода, и Пирамиду пришлось забирать вручную. Но вся операция была задумана и воплощена в жизнь ради этого момента. Эмиссар Чёрного попался на предложенную Советом Касты приманку. Он пожелал бросить полчища Тёмных внутрь пространства Сияющих, не обнаруживая себя. Высокомерный Тёмный прекрасно знал, что его серьёзная активность не останется без ответа, и стоит ему возглавить вторжение, как на бой с ним явится кто-нибудь из могучих бойцов Высокомерных Светлых. Такой поединок не сулил Эмиссару победы, и потому он сделал ставку на то, что скованные сражениями Высокомерные Светлые не отреагируют на его мимолётное появление. Он же за этот короткий миг успел сделать всё, что нужно: организовать захват стационарного ноль-перехода, исключить подачу сигналов о помощи его защитниками, предотвратить их отступление и утечку информации и собрать возле ноль-перехода колоссальные силы. Которые дальше справятся без него. А когда в самом сердце пространства Сияющих высадятся все эти миллионы и боевые флоты Сияющих бросятся спасать родные Миры, это оголит оборону пространства высоких энергий. И тогда Эмиссары Чёрного нанесут совместный удар, благо из низкоэнергетического пространства не иссякает поток погружённых в анабиоз флотов.

«Четыре мгновения до точки!» – мысль Алины звенела от запредельного напряжения.

Могучий воин Сияющих протянул к люку руку с зажатой в ладони крохотной Пирамидой. От начала и до конца вся операция, стоившая жизни сотням Сияющих, проводилась ради этого момента. Крохотная Пирамидка на его ладони не принадлежит этому слою Вселенной. Могучее оружие, созданное для своих потомков Высокомерными Сияющими, не питающими иллюзий относительно честности или справедливости Эмиссаров Чёрного. Внутри маленькой фигурки заключена мощнейшая чёрная дыра пятимерной структуры. Сейчас вся её масса располагается за пределами четырёхмерного слоя Вселенной, и Пирамида есть точка её проявления. Чёрная дыра за десятитысячную долю мгновения образуется там, где Пирамида будет разрушена. За один миг она поглотит всё, что движется медленнее фотона, за два – всё, что движется быстрее, за три – сольётся с окружающим её гиперпространством и начнёт высасывать из него то, до чего сможет дотянуться. Импульс её воздействия будет настолько огромен, что она потратит на бросок в гиперпространство саму себя и просуществует лишь четверть части времени, но за этот период её всепожирающий аппетит вычистит гипер от точки касания до границ ближайших галактик. По космическим меркам – ничтожное расстояние, и потому метрика четырёхмерного пространства выдержит это воздействие без повреждений. Но для флота Сияющих в Пограничной это будет серьёзная победа, которая проредит силы Тёмных, идущие в пространство высоких энергий бесконечным потоком. Вскоре Тёмные пришлют новые флоты, но время будет выиграно, войска Сияющих на этом направлении получат передышку, перегруппируются и вступят в новые бои усилившимися и отдохнувшими.

Именно поэтому для осуществления этой операции Совет Касты выбрал лучших бойцов. Весь флот, ставший вокруг объекта насмерть, состоял из эскадр, присланных древними воинскими Родами Первых Полутора Сотен. Сфера стационарного ноль-перехода в действительности таковой не являлась. Каста Творцов мастерски создала муляж, излучающий все положенные стационарному ноль-переходу излучения и спектральные характеристики. Но на деле сфера не способна открыть ноль-переход. Она является монолитным разгонно-эвакуационным блоком. Все, кто выжил, в это мгновение скрываются внутри её полости, и сейчас сфера начнёт ускорение на скорости, опережающей световую на порядок.

«У цели!» – слитное сознание выстрелило мыслью, и пятиметровый воин в сияющей звёздным огнём броне разжал кулак. Крохотная резная Пирамидка оказалась в космосе и исчезла. Корабельный энергоконтур отчаянно завибрировал, сообщая о критической перегрузке Щита, стремительно проседающего под беспорядочным огнём противника, но теперь это не имело значения. Скорость Светоча огромна, Пирамида уже вышла за пределы его защитных полей и осталась далеко позади.

«Возвращаемся! – Торбранд почувствовал, что от напряжения Алина выкрикнула это вслух. – Максимальная скорость! Сколько у нас времени?»

«Кто знает? – могучий воин неторопливым импульсом запечатал люк. – Время для вышних слоёв не имеет незыблемости. И для пятимерных чёрных дыр в том числе».

Он позволил себе победную ухмылку. Эмиссар Чёрного сам сделал так, что его марионетки не смогут уйти в гиперпространство. А флот Сияющих сделал всё, чтобы сюда прибыло как можно больше врагов и было перенаправлено как можно больше гипертрасс. Тысячи лучших бойцов погибли в этом бою, но размен того стоил…

В следующее мгновение метрика пространства содрогнулась, общий энергопоток сражения полыхнул, обжигая нервы, и всё погрузилось в лишённую всего бесконечность.


Глава первая | Древний. Предыстория. Книга вторая | Глава третья



Loading...