home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестая

Бессмертный Мше сидел за роскошным обеденным столом в личной резиденции посреди заповедной зоны, расположенной в пригороде столицы своей цивилизации, и наслаждался баснословно дорогими и столь же редкими деликатесами. Он был в превосходном настроении. Задуманная им миссия прошла успешно, и Эмиссар Чёрного доволен. А ведь поначалу всё чуть не пошло прахом, когда эти Сияющие фанатики решили устроить столь свойственное им идиотское самопожертвование. Кстати, надо поставить разведке и госдепартаменту задачу, пусть поищут у разных Чужих более эффективное личное оружие для аватара. Потому что текущее вооружение оказалось неспособным остановить мощного противника. Это странно, потому что у воинской касты Сияющих нет Асов, и, теоретически, Бессмертному ничего не грозит. Но тот пятиметровый жлоб в чёрном сиянии оказался непробиваем. Но его всё равно убило взрывом в момент самоликвидации аватара, так что не обидно. А вот рост аватара, пожалуй, стоит сделать поменьше. Производж. А то в этот раз пятиметровые громилы запросто бегали по шаттлу. Но это мелочи, которые он зашлифует. В целом же миссия от начала и до завершения полностью находилась под его контролем.

План «А» был прост и эффективен: охрана Сияющих заманивается в кварковую западню, гражданские уничтожаются настолько, насколько это окажется возможным, несколько последних Сияющих захватываются вместе с любым достаточно крупным космическим судном. Затем пленники сортируются на более впечатлительных и менее впечатлительных. Более впечатлительные подвергаются пыткам, в результате которых соглашаются доставить Бессмертного в галактику Даария. Если же таковых не оказывается, то менее впечатлительным рассказывается сказка о стремлении заключить мир и спасти миллиарды жизней. Сияющие из Галактики Туле, во-первых, славились своей коммуникабельностью среди других Светлых рас, а во-вторых, не были воинственными, не имели профессиональной армии и любили договариваться. Ставка была беспроигрышна! Особенно в первые минуты, когда на одном из маломерных судов очень удачно обнаружилась самка с малолетним детёнышем. Сияющие не могли бросить её на произвол судьбы, и оставалось лишь добраться до их корабля вместе с ней.

И такой стройный план едва не рухнул в последнюю секунду! Эта Сияющая самка решила принести в жертву идиотским принципам Сияющих и себя, и своего ребёнка. Бессмертный Мше харизматично закатил глаза к потолку. Идиоты. Законченные идиоты. Он очень хорошо изучил Сияющих, готовясь к войне с ними, но понять их так и не смог. Что ими движет, что взбредёт в голову в случае чего – можно только гадать. Такие существа неинтересны ни в качестве рабов, ни в качестве подданных, ни в качестве граждан. Слишком независимые и слишком гордые. Да ещё и с изрядным личным могуществом. Любой из их индивидов может доставить массу проблем. Наиболее разумным решением будет уничтожение Сияющих подчистую и перезаселение их лопающихся от избытка ресурсов планет. Чего, собственно, Бессмертные и их Высокомерные Хозяева и добиваются.

Но воплотить в жизнь подобные планы не так просто. Сияющие сильны. Приходится ухитряться! И к каждому плану «a» необходимо продумывать парочку планов «b» и «c», чтобы не оказаться застигнутым врасплох очередным нестандартным заскоком Сияющих. Как это едва не произошло во время его миссии, когда Сияющие запросто решили пожертвовать собственным ребенком. Ни одно нормальное существо не станет жертвовать своим чадом ради каких-то там рас, родин и прочих родственничков, не говоря уже о совершенно чужих людях, которых не то что в глаза, даже издали не видел! Кроме Сияющих. Эти ради всех пожертвуют кем хочешь. У них, чтоб они все передохли разом, Единство! И, приходится признать, очень монолитное единство, такое, что и не поймёшь, то ли им мозги промывают с самого детства, то ли они действительно с такими мозгами рождаются. Таких покорить невозможно, можно только уничтожить. Но, к счастью, Сияющих ненавидят не только в нашем слое Вселенной. В вышних слоях они тоже для всех подобны занозе в заднице, так что есть к кому обратиться за помощью. Но за помощь Богов надо платить, что справедливо, ибо, как известно любому, платить надо за всё. Впрочем, за Бессмертие можно заплатить любую цену, хоть собственным ребёнком пожертвовать, словно Сияющие.

На губах Бессмертного невольно расцвела улыбка. Да уж, потребуй Эмиссар Чёрного в качестве платы жизни его детей, это оказалось бы самой дешевой ценой. Мше стоило избавиться от них задолго до того, как это случилось на самом деле. Впрочем, избавляться пришлось только от одного, самого младшего потомка. Почти три десятка остальных детей младшенькое чадо уничтожило самостоятельно вместе со всеми его женами, мужьями, любовниками и любовницами, кто только имел хоть миллиметр возможности претендовать на наследство. Когда владелец целой цивилизации умирает, делить приходится много чего! И много с кем. В ту пору Мше стал совсем стар и впервые за тысячу двухсотлетнюю жизнь перестал бояться быть убитым или отравленным наследниками. Потому что наследники, поняв, что Мше доживает последние годы, начали потрясающе активно готовиться к дележке наследства. А на уничтожение конкурентов всегда требуется время, и все оказались заинтересованы в том, чтобы дряхлый Мше не умер раньше, чем оно истечет.

Покушения, отравления, убийства и несчастные случаи сменялись более изощрёнными методами вроде клеветы, уголовных обвинений и заключения под стражу или на принудительное психиатрическое лечение. Но претендентов на наследство было немало, и каждого из них поддерживал кто-либо из олигархии, любой из представителей которой сам был не прочь занять место владельца цивилизации. Борьба за такое лёгкой не бывает! Его младшенькому отпрыску потребовалось почти пятнадцать лет, чтобы выстроить ситуацию, в которой никто кроме него уже не претендовал на место родителя. Известия о гибели, необъяснимой пропаже или аресте последних из наследничков Мше получал, будучи прикованным к медицинскому ложу в личной клинике. И в тот день, когда его младшенький, а, точнее, в ту лунную фазу, младшенькая поставила на колени или избавилась от последних конкурентов, Мше понял, что не позже, чем через пару дней его аппарат искусственного поддержания жизни случайным образом сломается, и финансово-политическая элита цивилизации уже запланировала мероприятия, посвященные его трагической кончине.

Именно той ночью в их Галактике появился корабль одного из Эмиссаров Чёрного. Технологии вышних миров недоступны четырёхмерному пониманию, но, в отличие от ручных болванчиков с учёными степенями, Мше это абсолютно не волновало. Ему более чем достаточно того, что Эмиссар мгновенно выяснил полную картину положения истинно важных фигур на финансово-политической арене целой Галактики и сделал некоторым из них предложение, от которого невозможно отказаться. Умирающий Мше оказался в числе избранных. Эмиссар связался с ним в полночь, прямо в больничной палате, из-за чего в первую секунду Мше решил, что уже умер и перенёсся в мир иной. Бессмертие! Что может быть ценнее?!! Разумеется, от такого мог отказаться только идиот или Сияющий. Хотя, нет, у идиота хватило бы мозгов не отказываться. Мше дал своё согласие мгновенно, и связь с Эмиссаром исчезла, словно и не появлялась. В тот момент Мше, признаться, вновь решил, что всё это злые шутки собственного воображения, играющего с умирающим мозгом.

Бессмертный вновь улыбнулся, вспоминая ту памятную ночь. Его сомнения разрешил младшенький отпрыск. То есть младшенькая. Оказалось, что она подкупила весь лечащий персонал его личной клиники, и ей сообщали обо всем, что происходит в палате Мше. Запись его разговора с Эмиссаром, точнее, запись слов Мше, потому что записать Эмиссара оказалось вне возможностей наших технологий, легла на туалетный столик перед кроватью наследницы спустя полчаса после визита Эмиссара. Ещё через час в больничную палату Мше вошел лечащий врач, горящий неистребимым профессиональным желанием провести внеочередной осмотр состояния пациента. В ходе которого эскулап совершенно случайно задел сенсор отключения аппарата искусственного поддержания жизни. Объятый ужасом Мше, будучи не в силах двигаться самостоятельно, мучительно умер секунд за пятнадцать. И очнулся внутри планетоида Бессмертия, который, как выяснилось позже, оказался в его солнечной системе в ту секунду, когда сделка с Эмиссаром была признана заключенной.

Младшенькую, которая уже ожидала вызова от Эмиссара, примеривая на себя не только роль владельца цивилизации, но и доставшееся по наследству Бессмертие, ожидал сюрприз. Не то чтобы приятный, но точно большой. Надо отдать ей должное – она не сдалась сразу и предприняла попытку обвинить Мше в самозванстве и подмене личных идентификаторов, вот что значит семейная генетика! Сила! Эта же генетика и расставила все точки по своим местам. Планетоид Бессмертия восстанавливает тело один в один в том возрасте, в каком пожелает владелец, и Мше получил невероятное удовлетворение, наслаждаясь процессом смешивания с грязью всех, кто посмел его предать, включая персонал личной клиники, хоть это были ничтожно мелкие сошки. Вот что-что, а клиника Бессмертному точно не нужна! С тех пор минуло почти триста лет, но вспомнить те памятные дни всегда приятно. Тем более когда речь заходит о детях.

Да уж, в ту секунду, когда самка Сияющих развернула свой шахтёрский катер прочь от основного комплекса и пошла на таран прямо вместе со своим ребёнком в кабине, а остальные Сияющие собрались устроить торжественный суицид, миссия повисла на волоске! Пришлось срочно приступать к плану «b»! Ему стоило больших трудов захватить Сияющую с ребёнком живыми, они шли на столкновение на огромной скорости, а тут ещё остальные приступили к процессу самоуничтожения – счёт шёл на секунды. Обычному индивиду успеть среагировать невозможно, но аватар Бессмертного напичкан электроникой, и сложные расчёты проводятся едва ли не мгновенно. Опять же не нужно таскать с собой средства связи, пусть даже самые миниатюрные – всё включено в конструкцию. Наиудобнейший девайс!

Особенно, когда дело касается сражений с Сияющими, чьи технологии позволяют развивать совершенно неприличную скорость. Форсажные ускорения их боевых кораблей может зафиксировать оборудование далеко не каждой цивилизации низкоэнергетического пространства. Баллистические вычислители, системы наведения, слежения и прочее попросту теряют цель, когда боевой корабль Сияющих совершает рывок на скорости в два-три десятка световых. А самих Сияющих, похоже, перегрузки даже не заботят. Учёные считают, что это происходит потому, что у Сияющих всё состоит из силовых полей, в которых они находятся внутри своих кораблей, плюс корабли Сияющих постоянно помещены в силовые поля, да и сами Сияющие частично являются в некотором роде силовым полем. Полностью понять биоэнергетические технологии техногенному разуму невозможно. И ненужно. Зачем досконально разбираться в том, что невозможно использовать? Достаточно знать, как это уничтожить.

Тут приходится признать, что уничтожать Сияющих крайне непросто, основное оружие против них – многократный численный перевес. Всякий раз, когда в пространстве низких энергий изобретается максимально эффективная военная технология, оказывается, что Сияющие опять ушли далеко вперёд, и исследования начинаются с новой силой. Некоторые горе-учёные даже заявляли, что наличие Сияющих отчасти является неким двигателем военного прогресса. Бессмертный Мше весело прыснул. У нас в низкоэнергетическом пространстве и без Сияющих хватает подобных «мотиваторов». Постоянно кто-нибудь норовит вырваться вперёд и тем самым нести угрозу национальной безопасности. Не соскучишься! Но, как известно, армия может выиграть битву, войну же выигрывают деньги. На деньги можно купить всё, от наёмников и звездолётов до лояльности чужих министров и симпатий населения чужой цивилизации. Да, это влетает в копеечку, но победа над Сияющими окупит все расходы. А если не над Сияющими, так над кем-нибудь ещё. И необязательно военная, финансово-политическая победа зачастую приносит дивиденды не меньшие. Не говоря уже о том, что своё самое главное сокровище – Бессмертие – Мше уже получил. По части зарабатывания денег он даст фору многим, так что бесконечная жизнь – штука столь же бесконечно увлекательная! Триста лет назад, прикованный к больничному ложу и отсчитывающий свои последние часы, разве он мог представить, что будет иметь столько забавных приключений? Главное только не злить Эмиссара, но эта проблема решаема. И прошедшая миссия тому подтверждение.

Во время подготовки к ней пришлось серьёзно повозиться. Чтобы планы Мше увенчались успехом, ему требовалась техника, лучшая из всего существующего. В техническом плане сейчас лидерство у цивилизаций четырнадцатиэнергонного пространства, но ценник там выставляют запредельный. В обычных условиях дешевле оплатить услуги шестиэнергонных рас. Их совершенно немыслимое количество, и стоят гроши. На изобретение серьёзной техники их куцых мозгов не хватает, основные научные идеи они получают от своих восьмиэнергонных патронов, так что наиболее простой вариант – это приобрести у рептилий флот с прочей боевой техникой и укомплектовать всё это Чёрными, с учётом времени, необходимого на обучение. Конечно, есть ещё пространство четырёх энергонов, но об этих идиотах речь сейчас не идёт. Только законченный глупец доверит им что-то сложнее контактных боёв, планетарных штурмов и прочей примитивной резни.

Но для действительно сложной миссии Чёрные не годятся. Воюют они сносно, но для операций, где требуется наличие высокого интеллекта, не подходят. Объём головного мозга слишком мал, и сильно сказывается эволюционная привычка добывать всё грубой силой, особо не загружая мозг многоходовыми комбинациями. А технологии восьмиэнергонных в целом находились на схожем уровне с возможностями десятиэнергонных цивилизаций. По крайней мере, в ближайшем к Галактике Юр пространстве было именно так. Определенной альтернативой могли бы стать двенадцатиэнергонные цивилизации, но Жёлтые расы столь плодовиты, что им самим лишние рты девать некуда. Поэтому Жёлтые предпочитали укомплектовывать свои корабли своими же экипажами и десантниками, после чего предоставлять желающим услуги уже готовых флотов либо нападать самим. В данном случае всё это не годилось, так как проникнуть в пространство высоких энергий могли только неживые механизмы, а без контроля любой искусственный интеллект может учудить такое, последствия чего будут крайне далеки от запланированного. Кроме того, Мше не был заинтересован в утечке информации. Сейчас нельзя недооценивать ни разведку Сияющих, ни других Бессмертных. Последних – особенно! Конкуренция между «партнёрами» не утихает ни на секунду.

Поэтому Мше не стал экономить. Он сделал спецзаказ в ближайшей четырнадцатиэнергонной галактике и получил в своё распоряжение лучшие образцы боевой техники. После доставки товара на родную планету, в изделия были загружены матрицы Искусственного Интеллекта разработки его собственной цивилизации, что серьёзно уменьшало не только вероятность утечки, но и исключало проблемы со взаимодействием с ИИ Чужих. Не хватало ещё упереться в какие-нибудь сложные тонкости особенностей чужого ИИ прямо в разгар миссии. И замысел Мше с блеском оправдался. В решающую секунду ведомая мощью его интеллекта электроника сработала без ошибок, и самку Сияющих с ребёнком удалось захватить живыми, всё-таки гражданские суда Сияющих не чета военным, что и понятно. Правда, совсем без повреждений обойтись не получилось, в ходе тарана она получила серьёзные травмы, но Сияющие живучи, и её полуобморочного состояния оказалось достаточно. Более того, так эффект был даже ярче.

А дальше всё прошло без проблем. Мше связался с самцом захваченной самки и детёныша и сделал ему заманчивое предложение. План «b» с самого начала не предполагал примитивный шантаж типа «жизнь в обмен на предательство». Мощный интеллект Бессмертного не допускает столь глупых ошибок. Если самка Сияющих поставила фанатизм своей расы выше судьбы собственного ребёнка, то глупо было бы ожидать обратного от её самца. Посему Мше блестяще сыграл на этом самом фанатизме. Сияющему болвану было предложено спасти мир, точнее, заключить его, а они это обожают, особенно Туле, не случайно выбор Бессмертного пал именно на эту галактику Сияющих. В ней были представлены сразу все необходимые для успеха операции условия: наличие миролюбивого подвида, наличие коммуникабельного подвида, минимальное присутствие воинственных подвидов, длительное отсутствие боевых действий и относительная доступность галактики в плане досягаемости. Конечно, в самой Галактике высаживаться было нельзя, воинская каста Сияющих засечёт проникновение. Но высадиться у самого края, так сказать, возле галактической кожи, являлось вполне реальной миссией. Главное не иметь с собой живых низкоэнергетических форм, Сияющие с невероятной скоростью вычисляют появление в пространстве высоких энергий несвойственной ему жизни. Единственной проблемой могло стать время на дорогу и поиск подходящего места для засады, но с этим помог Эмиссар. Миссия проводилась по его повелению и при его поддержке.

После того как самец Сияющих проглотил наживку, всё прошло как по маслу. Мше без проблем добрался до столичной галактики Сияющих и не только выполнил миссию, но и изрядно повеселился, разыгрывая перед врагами спектакль. Как и ожидалось, воинская каста Сияющих оказалась посообразительней своего гражданского неудачника, и сразу заподозрила обман в истории с вышедшим из-под контроля дроном. Как сказал Эмиссар, Сияющие в тот же день нашли комплекс и уничтожили маяк. Он просуществовал слишком мало для того, чтобы на сигнал его транспондера отправились серьёзные армии, но несколько миллионов кораблей Эмиссар успел разогнать до приемлемой скорости. Так что через четыре с половиной сотни лет, когда в галактике Туле давно забудут о произошедшем инциденте, им явится сюрприз из гиперпространства. Остальные гиперпространственные маяки, которые Мше оставлял в Даарии в каждой точке своего маршрута, Сияющие тоже нашли. И успокоились.

Бессмертный Мше поднял бокал за свою гениальность. Они не нашли лишь одного: того, ради чего всё это было затеяно. Выходной коллектор генератора ноль-перехода, продукт вышнего мира, технология Высокомерных Тёмных, устройство, переданное Бессмертному Мше Эмиссаром. Никто из четырёхмерных жизненных форм не в силах обнаружить высокомерное устройство, даже Сияющие, а Высокомерных Светлых, способных сделать это, там не было. Они ведь тоже все из себя идеальные и принципиальные, приходят только тогда, когда без их помощи не обойтись, хранят равновесие и всё такое. В общем, беда фанатиков – это фанатизм, если кто ещё не понял. На месте Высокомерных Сияющих Мше давно бы уже уничтожил всех своих врагов, даже потенциальных, и захватил бы весь четырёхмерный слой Вселенной, но у Сияющих вместо мозгов лозунги и мантры, видимо, в любом слое Вселенной, не только у нас. Кстати, на замысел этой миссии Мше подтолкнули сами Сияющие. Это они первыми использовали против его сил высокомерное устройство своих вышних предшественников – тот самый генератор пятимерной чёрной дыры, которая пожрала столько войск, что запланированное очередное широкомасштабное наступление пришлось полностью отменить. Мучения, которым Эмиссар подверг Мше за это, были настолько жуткими и неописуемыми, что столь мизерная шалость, как расчленение какого-то там детёныша Сияющих на глазах его родителей не могла окупить и миллионной части вытерпленных им по вине этих мерзких светящихся жлобов страданий.

Зато теперь Сияющие в полной мере смогут ощутить всю глубину смысла понятия «справедливость». Мше хохотнул. Вы подсунули машинерию Высокомерных мне, а я – вам! Сейчас сразу несколько Эмиссаров Чёрного собирают совершенно огромные полчища по всему четырех- и шестиэнергонному пространству. Как только они соберут их в кучу, то установят входной эмиттер генератора ноль-перехода прямо там, на окраинах пространства низких энергий, и активируют переход. И в расчудесную Даарию высыплет столько пушечного мяса, что хватило бы Сияющим этих самых пушек! А все остальные одновременно с этим ударом начнут новое наступление. Конечно, Высокомерные Светлые снова вмешаются, но насколько они преуспеют в этом? Вот и посмотрим. Жизнь Бессмертного увлекательна и бесконечна, и Мше не собирался отказывать себе в развлечениях. Кабинетные заботы, связанные с владением цивилизацией, годами занимают всё его время, и порой своей рутиной навевают тоску и меланхолию. Так что возможность развеяться, принимая образ супергероя, бывает очень даже к месту. Тем более что Эмиссары Чёрного хорошо награждают за послушание и результативность. По итогам этой миссии Мше возглавил подкомитет Бессмертных своего сектора Галактики. Это шаг к председательству в галактическом комитете. Чем не цель для Бессмертного?


Четырёхмерный слой Вселенной, пространство высоких энергий, галактика Пограничная, граница гравитационного колодца третьей солнечной системы цивилизации Ра-Конов, одно лето спустя.


– Место здесь немного жуткое, – Алина оглядывала гигантскую залу, окраины которой уходили вдаль на полкилометра и терялись в полумраке. – Но красивое! Словно всё выложено из пёрышек!

Она висела в воздухе посреди залы, совершая размеренные взмахи расправленными энергокрыльями в ожидании контакта с противником. Час назад сороковая ударная группа Харальда подавила огневые точки Тёмных и высадила штурмовой отряд на поверхность космической крепости. Спустя двадцать частей наземная оборона противника была прорвана, и пятиметровые бойцы в сияющей лучистой энергией броне начали операцию по уничтожению внутренних подразделений Тёмных. Тридцать частей назад первый эшелон обороны противника перестал существовать, и с того момента штурмовой отряд осторожно продвигался внутрь крепости, ожидая глубокоэшелонированного сопротивления. Но до сих пор контакта с противником не было, и боевые роботы Тёмных не обнаруживали себя.

– Это Храм Науки Ра-Конов, – Кристалл Связи донёс до неё голос Торбранда. Её могучая половинка находилась в полукилометре впереди, среди бойцов, прочёсывающих утопающее в полумраке исполинское помещение. – Тёмные захватили его пятнадцать лет назад, во время начала Ассы. Ра-Коны тогда потеряли почти все свои солнечные системы. На их Земли традиционно претендовали До-Ра-Коны, но Тёмных рас полно, и все жаждут наживы. В общем, отхватить все системы Ра-Конов у До-Ра-Конов не вышло, пришлось делиться. И система с Храмом Науки им не досталась. Тогда они выторговали у союзничков этот Храм и отогнали его на самую окраину системы в знак того, что это теперь их собственность, и юрисдикция других Тёмных на неё не распространяется.

– А где живут эти До-Ра-Коны? – Пока не начался следующий бой, Алина постаралась рассмотреть незнакомую архитектуру повнимательнее. – Они ведь Тёмные, а Ра-Коны – Светлые!

Посмотреть и впрямь было на что. Исполинский Храм был создан из огромного астероида, представлявшего собой цельный кусок камня, и создатели вложили душу в своё творение. Внешне астероид преобразился полностью, превратившись из бесформенной глыбы в величественную постройку, имитирующую скальную гряду с множеством гнездовий, как открытых, расположенных на скальных вершинах, так и закрытых, находящихся в устроенных в горных склонах и отрогах пещерах и штольнях. Каждый квадратный метр внешней поверхности Храма Науки был иссечён орнаментом Ра-Конов, среди которого были увековечены в камне основополагающие достижения цивилизации: фундаментальные научные формулы, схемы синтезированных веществ, звёздные карты, а также горельефы и имена выдающихся учёных и изобретателей. Многочисленное оборудование связи, навигации и коммуникационных служб, усеивающее поверхность величественного Храма, вписывалось в его экстерьер идеально и ни на миллиметр не портило впечатление от застывших в камне тысячелетий истории.

Штурмовать такую красоту было искренне жаль, тем более, что Тёмные установили огневые точки едва ли не по всей поверхности Храма. Сороковая ударная сделала всё, чтобы сработать с филигранной точностью, и свела разрушения к минимуму, сохранив Храм почти не тронутым. Это стоило Харальду почти двух десятков перехватчиков и полкруга раненых бойцов. К счастью, в этом бою не погиб никто, но теперь штурмовому отряду предстояли бои внутри превращенного в крепость Храма. Ситуация осложнялась тем, что на этот раз Торбранду нельзя прожигать всё подряд, атакуя внутри оболочки из антивещества. Ра-Коны очень просили сохранить Храм. Их флот трижды пытался штурмовать крепость, но огонь её орудийных систем был столь мощным, что всякий раз Ра-Коны были вынуждены отступать, неся серьёзные потери. Перед ними встал выбор: либо Храм подвергнется серьёзным разрушениям в ходе подавления огневых точек противника, либо захватить его не удастся. Тогда Ра-Коны обратились за помощью к Сияющим, и Штаб Флота поставил боевую задачу сороковой ударной.

К моменту начала штурма Ра-Коны сосредоточили на подступах к Храму две военные эскадры и сводную гражданскую флотилию, в состав которой вошли учёные, инженеры и монтажники. Все замерли в ожидании атаки и не сводили глаз с изображения тактической обстановки. После того как космическая оборона крепости была уничтожена, они немедленно начали работы по демонтажу разрушенного Сияющими вражеского оборудования и вооружения с поверхности Храма. Опасность самоликвидационного подрыва изнутри их совершенно не испугала, Ра-Коны полностью доверяли воинскому искусству Сияющих, чем изрядно прибавили Харальду хлопот.

Алина мысленно улыбнулась, вспоминая серьёзные птичьи физиономии Ра-Конов в изображении Кристаллов Связи. Им хорошо, они уже не сомневаются в победе. А вот ей ещё предстоит штурм внутренних помещений. Храм занимает всё внутреннее пространство астероида. Фактически это только так звучит – Храм Науки. В действительности это огромный научно-исследовательский центр, сотни лабораторий, десятки испытательных полигонов, множество конструкторских бюро и тысячи узлов хранения данных. Всё это придётся зачищать в режиме минимальных разрушений. Значит, огневая нагрузка на бойцов резко возрастёт, и основной удар орудийных систем противника примет на себя Торбранд. Ей придётся потрудиться, но именно для этого и существуют Валькирии. Носительница эталонных Образов Крови должна сражаться, ведь эталонная генетика – это не только внешняя красота, совершенство форм и пропорций и идеальность личного энергопотока. Это ещё и боевое применение, подтверждающее силу личностных характеристик Сущности: храбрость, отвага, несгибаемость, преданность своему уделу, готовность погибнуть за Родину, Расу и вверенного тебе бойца – всё то, что делает Валькирию Валькирией. Весь круг Сигтруды сейчас смотрит на неё, перенимая каждый импульс!

Сегодня в кругу Сигтруды не осталось никого из прежних соратниц легендарной Даарийской красавицы. Все закаленные в боях воительницы навсегда оставили удел Валькирии, став матерями. Теперь Сигтруда командует полным кругом выпускниц Учебного Центра, все рождены в Священное Лето, и ей предстоит сделать из них Высших Валькирий. Сигтруда самая опытная Высшая Валькирия во всей Галактике, под её началом юные сёстры быстро добьются успехов. Это не первое их сражение, они уже имеют кое-какую практику и проявляют себя очень неплохо… Алина печально вздохнула. Сигтруда, пожалуй, самая опытная Валькирия во всей касте, на все галактики Сияющих. Она так и не нашла свою половинку, но всё так же прекрасна и улыбчива, и в её сияющих звёздным светом глазах Алина всё так же чувствует боль. Но к Алине Сигтруда всегда относится с искренней любовью, словно кровная сестра, и лето назад, в день её свадьбы, Сигтруда радовалась за неё, словно за саму себя. Алина замечала, что в наземных боях, если на то представлялась возможность, Сигтруда всегда оказывалась где-то неподалёку, словно рассчитывала поддержать в случае смертельной опасности, хотя и так ясно, что потенциала Высшей Валькирии не хватит для существенного расширения ёмкости Гармоничной. Но как и чем можно помочь очаровательной воительнице, Алина не знала…

– Не о том думаешь, – суровый голос Торбранда оборвал её мысли. – Я понимаю, что вы обе как-то связаны, но если ты будешь отвлекаться во время боевой операции, я спишу тебя на Землю. Тебе пора заняться уделом Матери, раз твои мысли в бою заняты посторонними думами.

– Не надо на Землю! – ужаснулась Алина, мгновенно подбираясь. – Я буду хранить тебя ещё одно лето, как договаривались! А потом на Асгард. Я сконцентрировалась! Что там насчёт До-Ра-Конов?

– Ра-Коны и До-Ра-Коны во многом похожи, – от Торбранда донёсся отпечаток иронии, и Алина поставила отметку в памяти: после боя некоторое время не понижать твёрдость брони. На всякий случай. – Большинство их генов совпадают, отчего внешне они имеют мало различий. Но Ра-Коны являются шестнадцатиэнергонной формой жизни. До-Ра-Коны же четырнадцатиэнергонная форма. Они живут на окраине спирального рукава ближайшего к галактике Пограничная Мира четырнадцатиэнергонного пространства. Названия Ра-Коны и До-Ра-Коны – это термины Сияющих. Как ты понимаешь, высвистывать истинные самоназвания нам сложновато. А вообще учёные Ра-Конов считают, что когда Высокомерные Вики сотворили этот сегмент галактик, они специально создали условия для существования схожих видов в близлежащих энергонных областях. Чтобы когда-нибудь раса Ра-Конов нашла способ безболезненного существования в пространстве низких энергий и наставила своих Тёмных родственников на путь истинный.

– Вот как! – удивилась Алина. – Не только у Сияющих есть планы относительно преодоления энергонных законов Мироздания. Но, как я погляжу, у Ра-Конов, как у нас – пока что не сильно получается. Их Тёмные родственники с ними не очень-то дружат. Может, у них выбора не было?

– Выбор есть всегда. А вообще лучше спроси у них сама, скоро они будут здесь. – Торбранд вышел на связь с Харальдом: – В этой зале никого нет. Надо выдвигаться дальше, но нас слишком мало для зачистки всего Храма. Нужна помощь, или мы проведём здесь полмесяца. Может, запросить в Штабе Флота подразделение грифонов? Но здесь почти нет гравитации, нужно предупредить их заранее.

– Помощников у нас хватает, – Харальд улыбнулся. – У меня тут полторы сотни кораблей Ра-Конов, и все жаждут оказаться внутри этого научного центра. Закрепитесь и дождитесь их прибытия. С вами свяжутся специалисты, хорошо знающие внутреннюю планировку Храма.

Ра-Коны появились спустя двадцать частей, и огромное помещение быстро заполнилось могучими крылатыми силуэтами. Птицеобразные пернатые Ра-Коны в боевой броне выглядели сурово и больше походили на летающих ящериц, нежели на птиц, и вытянутые шлемы несколько прямоугольной формы, скрывающие короткие зубастые клювы, ещё больше усиливали это впечатление. Алина вспомнила Землю Роуса и обитающую на ней цивилизацию Роус-Альцев. Полутораметровые милахи с крылышками были совсем крохами в сравнении с мощными Ра-Конами. Алина мысленно хихикнула. Наверное, она сама как раз так и смотрится рядом с Торбрандом. Зато она вполне могла бы уместиться на Ра-Коне верхом и прокатиться на нем, если, конечно, сам Ра-Кон не будет против. Сигтруда рассказывала, что они могут и прокатить, если в хорошем настроении.

На связь с Торбрандом вышел командир десантного полка Ра-Конов, и воины согласовали дальнейшие действия. Штурмовой отряд Сияющих закрепился в зале, десантники Ра-Конов приступили к зачистке научного центра. В случае обнаружения противника союзники вызовут Сияющих в нужную точку и обеспечат подсветку целей. Пока десантники Ра-Конов разбивались на группы, исчезающие в бесконечном множестве коридоров, на связь с Сияющими вышел руководитель научной флотилии и попросил разрешения разместить штаб гражданской экспедиции неподалеку.

– Пусть размещаются в вашем тылу, – велел Харальд, – рядом с Валькириями. Так безопаснее всего. В случае чего Валькирии их прикроют и обеспечат эвакуацию. Сигтруда, принимай гостей.

Гражданская экспедиция Ра-Конов оказалась едва ли не более многочисленной, чем полк десантников. Их руководителя подключили на частоту Валькирий, и он рассыпался в благодарностях, пока его сотрудники доставляли в центр залы бесконечные контейнеры с оборудованием.

– Мы бесконечно благодарны вам за столь аккуратный штурм! – Научный руководитель Ра-Конов вещал на языке Сияющих, и Алина оценила любезность: язык Ра-Конов подобен птичьим трелям, щебетанию и пересвистам, но их голосовые связки позволяют имитировать человеческую речь. – Этому Храму Науки пять тысяч лет! Это не просто научный центр, это уникальный памятник нашей цивилизации! Можно смело заявлять – один из её символов! Сохранить его в целостности значит для нас очень многое!

– Вы не поторопились с благодарностями? – Очаровательная Сигтруда, как всегда, улыбалась. – Мы заняли только эту залу, а весь комплекс огромен. Внутри его помещений наверняка скрывается противник. С самого начала штурма мы не видели здесь живых Тёмных, только боевые беспилотные аппараты, роботы и дроны. Это может означать, что комплекс подготовлен к подрыву.

– Крайне в этом сомневаюсь, доблестная воительница! – возразил Ра-Кон и немедленно принялся объяснять: – До-Ра-Коны, в силу схожести видов, весьма заинтересованы в получении наших знаний. Они не пожалели средств, чтобы выкупить этот Храм у своих союзников, ради чего им пришлось уступить другим Тёмным одну из захваченных у нас живых Земель. Взрывать сокровищницу мудрости они не станут. В силу серьёзного отставания от нас в технологиях, представляется маловероятным, что они смогли разобраться в наших базах данных и скопировать их полностью. Они, без сомнения, получили какую-то часть, но уничтожать остальное не в их интересах. Великая Асса так или иначе завершится. Либо нашей гибелью, и тогда Храм вновь достанется им, либо победой Светлых, и тогда они станут получать от нас знания мирным путём, как это было прежде.

– Что же мешало им и далее придерживаться мирного способа общения? – полюбопытствовала Алина. – Зачем надо было нападать на тех, кто оказывает тебе помощь?

– Такова суть Тёмных рас, – Ра-Кон с сожалением встрепенулся, топорща чешуйки брони на затылке. – Они слишком неоднородны в плане ментальности индивидов. Многие из них не являются одиозно отрицательными личностями и способны на достойные свершения. Но основная масса индивидов алчна либо корыстна, а зачастую и то и другое сразу. Всё их существование подчинено идее обладания как можно большим количеством денежных средств, и те, у кого их больше всего, диктуют свою волю всем остальным. Им принадлежит власть, закон, промышленность, экономика. Те же, кто не лишен положительных качеств, зачастую аморфны и не способны на серьёзное сопротивление. Иногда они пытаются объединиться, периодически это у них получается, но дальше мелких протестов дело не идет, потому что они тоже Тёмные. Корыстным личностям всегда есть что терять, а у эгоистичных всегда будут основания считать сражение за свою свободу делом рук третьих лиц. Потому что для них самих может стать хуже, чем было. В итоге немногочисленные одиночки захлебываются во всеобщей аморфности либо гибнут в неравной борьбе с власть предержащей политико-финансовой олигархией. А основная масса Тёмных трусливо ропщет на своих хозяев и при этом делает всё, что они пожелают. А желают они власти и богатства. Которых у них очень много, но этого им всегда мало. Войны со Светлыми не было полтора миллиарда лет, и всё это время они без устали конфликтовали между собой – экономически, политически, нередко и в военном плане, особенно если кто-то из конкурентов давал явную слабину.

– Чудесное положение вещей, – хихикнула Сигтруда. – И как это они не перебили друг друга?

– О! В пространстве низких энергий сильные постоянно пожирают слабых! – воскликнул Ра-Кон. – Но всё та же алчность зачастую не позволяет победителям перебить всех побеждённых, потому что их можно использовать в качестве рабов или дешёвой наёмной рабочей силы. В итоге Земли побеждённых превращаются в высосанные досуха свалки, но сами побеждённые лелеют мечту о кровавой мести. Что рано или поздно заканчивается новой резнёй, потому что конкуренты их поработителей с удовольствием помогают порабощенным набрать силу, дабы те могли вцепиться в глотку оппонентам. В пространстве Тёмных подобное может длиться до бесконечности.

Научный руководитель Ра-Конов что-то прощебетал одному из своих помощников, явившемуся доложить о ходе развёртывания имущества экспедиции, и печально продолжил:

– К нашему глубокому прискорбию, До-Ра-Коны не исключение. – Он потряс головой в знак своего несогласия с природой Тёмных родственников. – Обычно они не отказываются от мирного сотрудничества. Контакт между нашими цивилизациями был установлен восемьсот лет назад. Во время дипломатической встречи с представителями одной из гуманоидных цивилизаций Красной расы их консул упомянул, что в их секторе галактики тоже существует раса разумных птиц, внешне во многом схожих с нами. Мы не могли не заинтересоваться этим, тем более логика подсказывала, что если в разных энергонных пространствах существуют в той или иной степени схожие гуманоидные виды, то где-то там должны быть и расы, подобные нам. Мы выслали туда дипломатическое посольство и установили контакт. За прошедшие столетия мы сильно подхлестнули их научно-технический прогресс и практически выстроили им цивилизацию…

Научный руководитель Ра-Конов совсем по-человечески печально вздохнул:

– Но Тёмные есть Тёмные. Среди них всегда найдутся и завистливые, и недовольные чьим-то превосходством над тобой любимым и самым исключительным. До начала Второй Ассы между нами периодически происходили некие трения, но в целом взаимоотношения были достаточно спокойными. Они проигрывают нам в технологиях, и война не в их интересах, дважды они смогли в этом убедиться. Но как только все Тёмные объединились против Светлых, желание получить всё и сразу мгновенно возобладало у До-Ра-Конов над здравым смыслом. Нас тотчас возненавидели все и каждый, и теперь До-Ра-Коны исповедуют постулат о том, что нас необходимо наказать за зазнайство, а все наши достояния, начиная от знаний и заканчивая живыми Землями, отобрать. В этой войне они являются первыми претендентами на наши Земли.

– Тёмных слишком много, – усмехнулась Алина. – На всех не хватит никаких Земель вообще, не то что живых. Вот и До-Ра-Конам не удалось заполучить себе все ваши солнечные системы.

– Точнее, они смогли получить всего одну систему из потерянных нами в ходе вторжения, – сообщил научный руководитель. – И одну живую Землю вот в этой системе, которую они почти сразу обменяли на данный Храм Науки. Не заполучить его они просто не могли. Согласно информации, полученной по каналам разведки, До-Ра-Коны даже ввели в заблуждение некоторых своих союзников, сообщив им, то данный Храм является всего лишь культовым сооружением и не имеет иной ценности помимо религиозно-ритуальной.

– Как же они бросили его в такой глуши без мощной охраны? – удивилась Алина. – У самого края гравитационного колодца звезды, да ещё им не принадлежащей? Здесь даже мелких астероидов нет. Когда мы сюда летели, я думала, что тут уже вообще ничего нет.

– На это и был расчёт, – ответил Ра-Кон. – Когда Сияющие выбили Тёмных из этой системы, До-Ра-Коны сделали всё, чтобы спрятать Храм Науки. Они надеются на возвращение, войне не видно предела, и До-Ра-Коны считают, что эта система ещё окажется в их руках. Тем более что соседняя солнечная система, ранее принадлежавшая нам, всё ещё находится во власти Тёмных. И это очень печально. Наши соплеменники страдают под гнетом завоевателей… – Он печально постучал забронированным клювом по какому-то контейнеру. – И потом, вооружение этой крепости не является мощным только с точки зрения Сияющих. Нам отбить Храм, не разрушая его, оказалось не по силам. И До-Ра-Коны, несомненно, об этом знали. Поэтому спрятали Храм здесь, вооружили его всем, чем смогли, и покинули систему, не желая погибать в неравном бою с Сияющими. И это ещё один аргумент в пользу того, что они не станут взрывать Храм Науки.

– Десант Ра-Конов сообщает о контакте! – на общей частоте зазвучал голос Торбранда. – Валькириям занять места в составе штурмовых групп! Выдвигаемся к точке соприкосновения!

Алина сорвалась с места, набирая ускорение, и спустя мгновение была рядом с Торбрандом. Его круг набрал высоту и двинулся к одному из многочисленных коридоров, уходящих от центральной залы в глубь научного центра. Габариты тоннеля были вполне просторными, и прожигать себе дорогу не требовалось, но в точке контакта совсем без разрушений обойтись не удалось. Тёмные перегородили путь к одному из узлов хранения данных мощной стальной стеной в три уровня, испещрённой бойницами автоматических орудий. Натолкнувшиеся на неё десантники Ра-Конов попали под шквальный огонь и были вынуждены отойти, унося раненых. Вражеский дзот был выстроен в самом конце тоннеля и простреливал его почти на всей протяженности длины, и подобраться на дистанцию уверенного прицельного выстрела Ра-Коны не смогли.

– Они знали, что мы не станем применять здесь тяжёлое вооружение, – командир десантного отряда Ра-Конов одним глазом смотрел на Торбранда, другим – на медицинскую эвакуационную платформу, осторожно вбирающую в себя раненых. – И поэтому перегородили дзотом доступ к хранилищу данных. Если туда ударить чем-нибудь серьёзным, то вместе с дзотом разнесёт информационные ёмкости. Этого нельзя допустить! После вторжения мы недосчитались слишком многого, базы данных этого Храма Науки необходимо вернуть цивилизации неповреждёнными!

– Сейчас что-нибудь придумаем, – Торбранд вернулся к своим бойцам: – Начнём с разведки. Схожу туда под Щитом и посмотрю, что да как. Агнар, прикройте Валькирию, если по ней ударят прицельно. Тоннель длинный и прямой, ей придётся находиться на линии огня.

– Сделаем, – командор Агнар кивнул и с серьёзной миной посмотрел на Алину: – Адельхейд, пойдём с нами. Будешь вести себя хорошо, и мы дадим тебе мороженого.

– Он всё равно отберёт, – печально вздохнула Алина, указывая на Торбранда. – И съест сам.

– Мы применим военную хитрость, – Агнар был предельно серьёзен. – Будешь есть мороженое, пока он пойдёт возиться с дзотом. Находиться одновременно в двух местах он не сможет.

– Эй, военные хитрецы, а кто Щит держать будет, пока вы станете моё мороженое поедать?! – возмутился Торбранд.

– Да зачем тебе Щит? – отмахнулся Агнар. – Так выдержишь! Ты вон какой здоровый!

– Очень интересно! – философски вздохнул Торбранд, набирая высоту. – Все против меня. Уже до моего мороженого добрались. На святое замахнулись.

Он полетел к началу тоннеля, и тихо хихикающая Алина поспешила следом. Тоннель действительно был длинным и просторным, видимо, он являлся одним из магистральных проходов, отходящих от центральной залы. Не меньше пары километров в длину и почти восемь метров в поперечнике. По всей его протяжённости в стенах имелось множество боковых коридоров, уходящих к внутренним помещениям Храма, на потолке были расположены направляющие для какого-то транспорта. Во времена бытности Храма научным центром по потолку проходило транспортное сообщение, чтобы персонал мог комфортно перемещаться по огромному астероиду. Но превратившие научный центр в крепость Тёмные демонтировали средства транспорта, дабы не облегчать задачу штурмовым подразделениям противника, и в настоящий момент на потолке остались лишь направляющие. Жаль, подумала Алина, интересно было бы взглянуть, на чём ездят Ра-Коны. Она представила себе передвижной насест приличных размеров и улыбнулась. А что? Мало ли… Вон, у Роус-Альцев авиация в полёте крыльями машет, и ничего. Летают очень даже шустро, а маневренность так и вообще существенно выше, чем у реактивных истребителей Тёмных.

Автоматика дзота засекла появление Сияющих и дала очередь из автоматической пушки. Поток боеголовок преодолевал двухкилометровое расстояние больше секунды, за это время можно было уклониться трижды, но Торбранд не стал смещаться с линии огня. Его броня поглотила очередь, и Алина поняла, что он не хочет выпускать боеголовки из тоннеля в центральный зал, где находится столько гражданских. Значит, на этот раз ей предстоит напряжённая работа. И в этом тоже заключена своя прелесть.

– Боевое Слияние? – лаконично уточнила она.

– Да, – Торбранд оценивающе разглядывал плюющийся обеднённым ураном вражеский дзот. – Технологии, по которым сделано дальнобойное вооружение этого дзота, скончались от старости ещё до того, как первые Ра-Коны вышли в космос. По нам стреляют, не поверишь, пороховыми патронами. Это неспроста. Я чувствую энергоотпечаток взрывчатого химического соединения высокой мощности. Там заложен фугас направленного действия, и он находится в нестабильном состоянии. Поэтому в дзот поставили пороховые орудийные системы, побоялись, что длительное нахождение взведённого фугаса среди сложных энергетических систем вооружения может привести к несанкционированной детонации. А может, просто пожалели высокотехнологичное оружие, потому что с самого начала собирались этот дзот взорвать. Это ловушка.

– Но там же крупный узел хранения данных! – нахмурилась Алина. – Научный руководитель Ра-Конов был уверен, что До-Ра-Коны заинтересованы в его сохранности. Как же так?

– Вот с этим сейчас и будем разбираться, – ответил Торбранд. – Выставляй Щит, пора начинать.

Алина встроилась в его поток и привычным импульсом создала энергоканал «источник-ёмкость». За прошедшие в едва ли не непрерывных боях крайние три лета эта процедура отточилась до автоматизма, и она порою с улыбкой вспоминала свой первый бой. Она тогда даже не смогла подключить Торбранда к ёмкости с первого раза, от волнения выпала из его потока. А сейчас вряд ли найдётся что-либо элементарнее процесса подключения к своему бойцу, который к тому же является твоей половинкой… Торбранд начал сближение, и дзот ударил по нему из всего имеющегося вооружения, стремясь уничтожить цель на дальней дистанции. Нагрузка на защиту бойца возросла, но личные потоки Гармоничного ветерана очень мощны, и поля его Щитов способны выдерживать колоссальную нагрузку. Некоторое время Торбранд не переходил в режим «битва насмерть» и двигался к изрыгающему огонь дзоту на малой скорости, то взлетая под потолок, то перемещаясь вдоль боковых стен, то переходя на пеший шаг. Ёмкость была по-прежнему пуста, и Алина, развернув крылья, полностью перекрыла диаметр тоннеля и принялась отлавливать шальные вражеские заряды. Дойдя до половины тоннеля, Торбранд остановился.

– Дзот усилил плотность огня, – Кристалл Связи зажёг в сознании его образ. – Здесь десантники Ра-Конов понесли потери и повернули назад.

– В тебя начали бить управляемыми ракетами, – Алина одновременно следила за шальными боеголовками, каналом «источник-ёмкость» и общим энергопотоком боя. – Я чувствую отпечатки четырёх пусковых установок.

– Пятая расположена за дзотом и работает с закрытой позиции, – поправил её Торбранд. – По тебе огонь не ведётся вообще. Мол, Валькирий тут не ждали? Странно.

– Почему странно? – Обрабатывать всего лишь три аспекта боя было слишком легко, и Алина принялась рассматривать энергопотоки далёкого дзота. Вражеское оборонительное сооружение было густо пронизано токопроводами и электронными системами наведения, дающими чёткий отпечаток неживых токов. Чужие, устанавливавшие этот дзот, не позаботились даже об элементарном экранировании. Если бы у неё получилось подойти близко, то она сумеет пережечь добрую половину их электроники собственными силами. – Может, До-Ра-Коны не знают о Валькириях. Или не рассчитывали на появление Сияющих.

– Война идёт пятнадцать лет, – Торбранд менял фронтальную позицию короткими рывками, двигаясь едва на половине своих скоростных возможностей, но не приближался к вражескому укреплению. – Все Тёмные, входящие в состав сил вторжения, знают и о Валькириях, и о том, к чьей помощи прибегают Светлые, если не могут справиться с угрозой самостоятельно. А До-Ра-Коны явно понимали, что Ра-Коны не смогут взять Храм без тяжёлого вооружения. И при этом они поставили здесь этот дзот. Обрати внимание, в самом просторном тоннеле, где даже у меня над головой есть пара метров. Почему не организовать оборону там, где мне пришлось бы ползти или прожигать на своем пути всё и вся к великому ужасу Ра-Конов?

– Выходит, здесь ждали именно нас, – Алина недобро сощурилась, тщательнее вслушиваясь в окружающие энергопотоки. – Храм подготовлен к подрыву?

– Полностью, – подтвердил Торбранд. – Этот дзот является детонатором. Именно он должен сделать вывод, что Сияющие находятся внутри астероида. Без применения тяжёлого вооружения подавить его могут только Сияющие. Я чувствую четыре уровня огневого противодействия. На дальней дистанции – пороховое оружие, для отвода глаз и усыпления бдительности. На среднем – ракетное, именно оно отбросило десантников Ра-Конов. Если подойти ближе, заработают излучатели частиц. Сейчас они в неактивном состоянии, но я ощущаю следы активности обслуживающих систем, отвечающих за диагностику их состояния. И для тех, кто подошёл в упор, подготовлен маломощный термоядерный фугас направленного взрыва, замаскированный под химическое взрывчатое вещество. И если после всего этого дзот всё равно будет уничтожен, автоматика подаёт сигнал тому, кто даёт команду на подрыв астероида.

– И этот кто-то будет точно знать, что здесь Сияющие, – закончила за него Алина. – Потому что Ра-Коны не будут громить собственный Храм, а кроме нас они никому его показывать не станут.

– Именно так, – Торбранд вскинул руки с Боевыми Кристаллами и серией быстрых импульсов уничтожил стремительно мчащуюся к нему россыпь управляемых ракет. – Но загвоздка не в этом. Я не чувствую основного заряда. Поблизости его нет, он расположен где-то в другом месте.

Он вызвал на связь Харальда и коротко обрисовал положение дел. Несколько мгновений Харальд обдумывал услышанное, после чего приказал:

– Отступи. Пусть электроника дзота сочтёт атаку отбитой. Мы прослушиваем эфир, но Храм не передаёт никаких сигналов на внешних частотах. Значит, угроза пока ещё не признана серьёзной. Так пусть машинерия Тёмных успокоится, мы же пока поищем основной заряд.

Дзот прекратил огонь, только когда Торбранд покинул тоннель, автоматические пушки пытались достать цель даже за метры до его окончания, что наталкивало на мысль о серьёзном боезапасе, заранее сосредоточенном Тёмными для этих целей.

– Всё-таки странно, что электроника До-Ра-Конов не попыталась сообщить своим хозяевам о появлении Сияющих, – Алина убедилась, что не выпустила из тоннеля в центральную залу ни одного вражеского заряда, и присоединилась к Торбранду. – Как-то всё слишком сложно они придумали.

– Придумали бы не сложно – ничего бы у них не вышло, – Торбранд сидел на одном из ящиков с оборудованием научной экспедиции Ра-Конов и вёл беседу с их руководителем в ожидании указаний от Харальда. – Они же понимают, что мы первым делом заглушим связь в районе Храма. И сигналы местного Искусственного Интеллекта до них попросту не дойдут.

– Тогда почему этот Искусственный Интеллект сам не взорвал Храм, как только увидел нас? – не сдавалась Алина. – Он же наверняка нас идентифицировал!

– Полагаю, мне известен ответ на этот вопрос, – нахохлившийся научный руководитель Ра-Конов был воплощением печали. – Тёмные не стремятся взорвать двух-трёх Сияющих посредством уничтожения Храма. Это не имеет смысла. Их цель не вы. Это послание нам, смысл которого прост: мы обречены, и никто нам не поможет. Они хотят сломить наш боевой дух. И это не дело умов До-Ра-Конов, они на такое не способны. Я чувствую здесь руку Серых или Рептилий, подобное коварство в их манере. Их план прост: мы обращаемся к Сияющим за помощью, Сияющие освобождают Храм, мы высаживаем сюда большое количество научного и инженерного персонала, подгоняем буксиры для транспортировки и флот для охраны… И в этот момент Храм взрывается. А так как мы будем делать всё быстро, то велика вероятность, что Сияющие тоже погибнут… – Убитый горем Ра-Кон трагически защёлкал. – Какая ужасная беда нависла над нами… Этот Храм есть древнейший памятник нашей науки и одновременно крупнейший современный исследовательский центр… Мы с трудом оправляемся от последствий перенесённого вторжения, а одна из наших систем всё ещё находится во власти оккупантов. Это наши соседи, я уже упоминал об этом…

Ра-Кон скорбно умолк, и Алина ощутила исходящий от Торбранда заинтересованный отпечаток.

– Ты что-то нашёл? – Чтобы не тревожить несчастную трёхметровую птицу понапрасну, она вызвала возлюбленного в режиме слияния. – Думаешь, Тёмные ждут сигнала в соседней системе?

– Это напрашивается само собой, потому что она ближе всего, – объединенное сознание зажгло ответную мысль. – Кажется, я понял замысел Тёмных. Давай подождём Харальда. Если я прав, то он не найдёт здесь никаких зарядов.

Харальд вышел на связь через полчаса и действительно сообщил, что поиски оказались тщетны.

– Заряда нигде нет, мы просеяли спектральные излучения астероида по крупицам, – командир сороковой ударной озадаченно развёл руками. – Прослушали все энергопотоки вплоть до мельчайших отпечатков. Тут нет ничего, что могло бы взорваться сильнее, чем небольшой склад с боеприпасами, в котором сосредоточен боезапас для того дзота. Кстати, других укреплений в Храме нет. Это единственное. Торбранд, может, мы слишком сгустили краски? Может, тут действительно нет никакого заряда?

– Думаю, что его здесь и не должно было быть, они предусмотрели, что мы будем его искать. – Торбранд зажёг перед собой объёмную схему космического пространства Ра-Конов. – Вот здесь мы, – он указал на одну из систем. – Вот здесь Тёмные, по соседству. Расстояние между системами минимально. Сигнал дойдёт мгновенно. Я имею в виду, отсюда туда. Там его ждут. А Храм расположен на самой границе гравитационного колодца звезды, дальше уже нельзя, иначе без гравитационного поводка его просто унесёт в мёртвый космос космическими ветрами. Допустим, Тёмные уверены, что взрывом уничтожат не только Храм вместе с флотом Ра-Конов, но и нас. Но ведь у нас погибнут только десантники, потому что наши корабли выживут вне эпицентра любого одиночного взрыва…

– Кроме кваркового, – Харальд понял всё мгновенно. – Храм не заминирован. Он – мишень. В него прилетит из гиперпространства ракета-носитель с кварковым зарядом на борту. Взрывом накроет в десять раз больше пространства, чем занимает Храм, Ра-Коны и наша группа вместе взятые. И бить будут из соседней системы. Гиперпрыжок оттуда сюда займёт не более пары частей даже у самых слаборазвитых Тёмных. Как ты догадался?

– Когда проводил разведку боем. Стало странно, что дзот выстроили в самом удобном для нас в плане габаритов тоннеле. Не функционально с точки зрения военного дела. Значит, ждали именно нас.

– В таком случае пусть считают, что дождались, – сияющие звёздным огнём глаза Харальда увеличили интенсивность свечения. – Избавим их от лишнего кваркового заряда! Торбранд, дай нам полчаса, и начинай штурм дзота. И так, чтобы у электроники Тёмных не осталось сомнения в том, что это именно Сияющие разнесли его на запчасти! – Он вышел на общую частоту операции: – Внимание всем Ра-Конам! Срочно покинуть Храм и отвести все корабли и гражданские суда на расстояние в шестнадцать миллионов километров! Агнар! Десантному отряду вернуться на борт!

– Не переживай, всё будет хорошо, – Алина погладила пришедшего в ужас научного руководителя по гибким металлическим чешуйкам скафандра. – Это страховка на крайний случай, чтобы никто не погиб. Мы спасём ваш Храм. Я подключу тебя к своей частоте, и ты сможешь увидеть всё сам.

– Это не запрещено? – Ра-Кон унял нервное щелканье клювом. – Я же гражданский специалист.

– Всё самое секретное мы с тобой не увидим, – улыбнулась Алина. – Это будет происходить внутри кораблей, на боевых постах Блюстителей. Но ты посмотришь на результаты нашей работы.

Сороковая ударная провела операцию на глазах у флота Ра-Конов специально для того, чтобы немного поднять союзникам боевой дух. Харальд не возражал против присутствия их научного руководителя на видеочастоте Валькирий, лишь потребовал от него сохранять абсолютное радиомолчание. Ра-Коны отвели флот, и сияющие звёздным огнём корабли Сияющих рассыпались вокруг многострадального Храма. Как только астероид был взят в объёмную сеть из крейсеров, Блюстители соединили потоки всех корабельных постов воедино, и Кристаллы Слежения вошли в общий резонанс, закрывая Храм мощнейшей биоэнергетической завесой. Мощь синергирующих Кристаллов искривила структуру завесы, временно меняя свойства материи на абсолютную электромагнитную вязкость, и Харальд отдал приказ на штурм.

Белоснежная броня Торбранда вспыхнула лучистой чернотой, и пятиметровое пятно антиматерии ринулось в бой в стремительном ускорении. Сияющие энергокрылья зависшей в воздухе Алины вспыхнули сонмом переливающихся физических полей, и в ёмкость привычно ударил входящий поток жёсткой энергии. Торбранд миновал два километра ровного, словно стрела, тоннеля за считаные мгновенья и прожёг насквозь стальные стены дзота. Укрепление противника утонуло в ослепительной фотонной вспышке, и энергозащита лица выставила четырёхкратное затемнение. Алина почувствовала, как личный энергоконтур угрожающе дрогнул, но в следующий миг стабилизировался. Поток входящей энергии прекратился, и в эфире раздался доклад:

– Вспышка погашена. – Она узнала голос Блюстителя флагмана. – Цепная реакция предотвращена.

– Дзот уничтожен. Противника не наблюдаю, – это Торбранд, как всегда спокойный, словно ничего не произошло. А ведь это был смертельный риск! Только Боевой Ас может выдержать ядерный взрыв. Алина в который раз вздохнула. Ну вот как тут списываться на Землю?! Если он без неё погибнет, она просто тихо умрёт от тоски где-нибудь в уголке родового замка. Как можно жить без своей истинной половинки после того, как она была обретена наяву?!

– Сигнал противника захвачен. – Доклад одного из Блюстителей выбил из головы мрачные мысли. – Мы удерживаем его в изменённом пространственно-временном континууме. У нас есть полчаса.

– Начать буксировку Храма! – приказал Харальд. – Приступить к установлению ложной цели!

В момент уничтожения дзота стометровый отрезок тоннеля выгорел полностью, стены, отгораживающие его от близлежащих помещений, расщепило в пыль. Но внутреннее содержимое узла хранения данных Алина заранее укрыла силовым полем, и самое ценное не пострадало. Научный руководитель Ра-Конов был в настолько неописуемом восторге, что позже пообещал назвать птенца её именем. Астероид взяли в гравитационное поле, разогнали и отвели на дальнюю орбиту Земли Ра-Конов. На его месте установили Ложный Кристалл, имитирующий излучения Храма, после чего захваченный сигнал Искусственного Интеллекта Тёмных выпустили на свободу.

– Группе – форсажное ускорение! – прозвучала команда, и сияющие шары звёздными лучами пронзили чернильный мрак космоса на скорости, в два десятка раз превышающей фотонную.

– Фиксирую возмущение в гиперпространстве! – Доклад Блюстителя прозвучал, едва сороковая ударная вышла из форсажного ускорения на безопасном расстоянии от Ложного Кристалла. – Цель высокоскоростная, малоразмерная! Время до выхода в реальный космос – половина части! Точка выхода – район первоначального месторасположения Храма Ра-Конов!

Несколько мгновений в эфире стояла тишина, потом корабельный Кристалл Слежения издал короткий мелодичный сигнал. Зависшая в свечении пилотского поста Алина увидела, как где-то очень далеко огромный кусок космического пространства подернулся серой дымкой, и единый энергопоток солнечной системы слабо завибрировал, сообщая о бушующей вдали ярости взбешённых элементарных частиц.


Глава пятая | Древний. Предыстория. Книга вторая | Глава седьмая



Loading...