home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12. Проход между мирами

До приезда моей семьи осталось всего несколько дней, когда я вдруг поняла, что именно сейчас моя жизнь начала напоминать сплошной ночной кошмар. Это определилось двумя основными аспектами — Сэм исчез из моей жизни, и я все чаще стала переноситься в его реальность. Казалось бы, ничего страшного, но вот только его реальность теперь была без него. Это выглядело жутко!

А началось все так…

После обследования странного тренажера, мы переместились на мою кровать, куда я притащила кофе и свой небогатый ужин, состоящий из бутеров. В последнее время я только и ела, что бутерброды с кофе. Сэму это не нравилось, но мне было вполне комфортно, тем более что из-за последних событий я никак не могла заставить себя приготовить хотя бы самый плохонький горячий ужин. Он требовал времени, которого у меня катастрофически не хватало. Мое любопытство зашкаливало, и я хотела знать все. Иначе, боюсь, я никогда не прощу себе, что что-то упустила. Так что бутеры и кофе.

Спать не хотелось, поэтому мы начали болтать обо всем понемногу. Сэм, прыгая по моей комнате, рассказал, что находится в его комнате вместо моей небогатой мебели советского образца. Выяснилось, что вместо моего стола стояла его кушетка, стены вообще быть не должно, так как его комната чуть ли не в два раза больше моей. Даже страшно подумать, что произойдет, если моя стена совместится с его комнатой. Подумав об этом, я захихикала, а Сэм, узнав ход моих мыслей, почему-то задумался, слегка улыбнувшись. Не воспринял же он это всерьез?

Итак, вместо злополучного шкафа — великолепный компьютер, вместо моей кровати — куча разных тренажеров и море свободного пространства. Он так увлеченно расписывал, что мне страшно захотелось увидеть все это воочию. А еще аппетит разыгрался, когда Сэм описал свою кухню и ежедневное свое меню. Тут уж зависти обжоры в моем лице не было предела. Я страшно любила покушать, а узнав, что дневное меню у них подается в уже готовом виде, в контейнерах, которые активируются при помещении в своего рода духовку или микроволновку. Причем в разном направлении — часть из них остужается, а другая часть нагревается. Соответственно, холодные блюда остаются холодными, а горячие — нагреваются до комфортной температуры. Еда полезная и невероятно вкусная, хотя те, кто постоянно употребляют ее в пищу, уже привыкли настолько, что практически не ощущают вкусовой разницы. Мне пришлось немало его попытать, чтобы он признался, что ему нравится из того, что он ест каждый день. Видимо, это был серьезный вопрос, о котором он прежде и не задумывался, поскольку раздумывал над ответом он не менее четверти часа. А потом выдал список блюд, после чего ему пришлось изрядно поднапрячься, чтобы описать из чего они состоят, и рассказать о вкусе. Кулинарная пытка настолько его утомила, что он просто свалился на мою кровать, увлекая меня за собой, потом сгреб меня в охапку, мешая встать. У меня же, как назло громко заурчало в животе. Я решила быстренько съесть еще пару бутеров, пока Сэм валяется на моей кровати. Не без труда выбравшись из теплых объятий, я поползла на кухню и, щелкнув кнопкой на кофе-машине, начала нарезать колбасу. Когда со вторым ужином было покончено, я быстренько приняла душ, почистила зубы, избавляясь от кофейного послевкусия, которое к утру грозило превратиться в нападение на рот злобных зомби-хомячков со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вернувшись в комнату, я не застала в ней Сэма и, решив, что он последовал моему примеру и тоже пошел перекусить, улеглась на кровать, нагревая местечко под покрывалом. Сама не заметила, как уснула. Все-таки множество событий сегодняшнего дня давали о себе знать, и нечеловеческая усталость обрушилась на меня после чашки кофе и прохладного душа. Мышцы заныли, и я погрузилась в спасительный сон, спасающий от долгого верчения с боку на бок.

Проснулась я, как ни странно, среди ночи, хотя думала, что просплю, по меньшей мере, сутки. Я спала одна. Сэма не было. Я подумала, что, возможно, он решил заняться своими делами или поработать пока я сплю. Это было крайне эгоистично — думать только о своих потребностях, но по-другому я не могла, по крайней мере, теперь. Мне страшно хотелось, чтобы он был сейчас со мной. Тело все еще ныло и его теплая ладонь на моей пояснице — была бы, как нельзя кстати.

Я включила ночник, потянулась, разминая затекшие мышцы, посмотрела в окно и… остолбенела. У меня, похоже, теперь совсем нет компьютера. Вместо него стояла кушетка белого цвета с гладкой поверхностью и несколькими квадратами пластмассы, аккуратно сложенными в стопку на одном углу.

Не решаясь подойти, я стояла в напряженной позе, сжимая и разжимая пальцы. Затем в два шага преодолела расстояние до нового предмета моего интерьера. Немного помедлив, потянулась и невесомо коснулась незнакомой ткани. Кожа или пластик? Похоже, что второе. Мягкий, но какой-то не слишком гладкий. Рука по нему не скользила, она шла как по клеевой поверхности — залипая и продвигаясь словно рывками. Тут я додумалась провести рукой в обратном направлении, а затем вообще по кругу. Выяснилось, что у материала было направление. Навряд ли это были ворсинки, скорее чешуйки, которые не давали соскальзывать не только моей руке, но и, возможно, сидящему на них Сэму, а также пластмассовым листам, все еще лежащим в трех сантиметрах от моей руки. Я осторожно взяла один из них и чуть не уронила, когда от моего прикосновения планшет зажегся ярким светом. Я побоялась что-то с ним делать, поскольку на обычные для нашей техники движения пальцев он не реагировал. Пришлось признать свое поражение перед техникой будущего… я надеюсь. Я снова переключила свое внимание на софу. Она была для меня понятнее. Слегка надавив на поверхность, я услышала глухой звук и под моей рукой кушетка пришла в движение, облегая и даря ощущение полнейшего комфорта. Как будто это место только и создано для того, чтобы на нем лежала моя рука. Решившись, я присела прямо рядом с планшетами в колыхающуюся поверхность кушетки. Она оставалась такой совсем недолго, до тех пор, пока не приняла идеальную форму для моей попы. Когда я перестала двигаться, она тоже замерла. Прислушиваясь к новым ощущениям, я поняла, что сон ко мне сегодня уже не придет, а любопытство задушит, если я досконально не исследую новую мебель.

С этими мыслями я слезла и, встав на четвереньки, заглянула под кушетку. Ага! Мое любопытство уже почти удовлетворено! Я нашла пару секций для хранения. Удивительно, что в другой реальности люди тоже хранят свои вещи под кроватями. Видимо, это общевселенское изобретение. Раздираемая любопытством, я слегка потянула на себя один из ящиков. Но каким же было мое разочарование, когда я поняла, что он заперт. Попробовав его открыть и так и эдак, я со всей силы дернула за второй ящик, наивно предположив, что Сэм запирает все свои секции для хранения, однако отлетела назад, преследуемая вышедшим из пазов ящиком, который пролетел совсем немного и, встретив преграду в виде моего тела, обрушился сверху. Он не был тяжелым, зато был набит вещами, поэтому удар получился неслабым. Охая и потирая ушибленные места, я со второй попытки выбралась из-под ящика и попыталась вставить его обратно, попутно разглядывая его содержимое. Конечно же, там была одежда Сэмюеля. Возможно старая, а может быть и действующая. Кажется, Сэм ничего не говорил мне про шкаф или гардероб. Я не удержалась и взяла верхнюю вещь. Обычная рубашка в стиле моего Сэма — такая, в которой он бывал у меня каждый день. Расстегнута на груди и со стоячим воротничком. С трудом запихав ящик обратно, я не стала убирать эту рубашку, намереваясь оставить ее себе, как военный трофей. Должна же я была возместить себе ущерб от тех нескольких синяков, которые будут красоваться на моей попе больше недели. К большому моему сожалению, в ящике кроме рубашек ничего больше не было.

Ночь была длинная, и я успела сделать немало — досконально изучить кровать Сэма, по нескольку раз попробовать включить каждый из трех устройств. Причем одно из них реагировало на прикосновение, остальные же вообще не подавали признаков жизни. Я перетащила все найденное мной к себе под кровать на тот случай, если кушетка решит перенестись обратно, вдруг удастся сохранить это все до прихода Сэма и он сможет научить меня пользоваться чудо-техникой. Ну а рубашка вообще перекочевала в недра моего шкафа — я решила померить ее позже, когда Сэма не будет рядом, и я буду скучать. Пока же я вытащила другую рубашку и приступила к примерке нового предмета гардероба, встав напротив зеркала и скинув с себя всю верхнюю одежду.

Что и говорить, рубашечка смотрелась сексуально. Вот только я никак не могла ее приладить так, чтобы она сидела, как приклеенная. Так, как она обычно надета на Сэме. Она свободно болталась на мне, демонстрируя ложбинку между грудями, плоский живот и трусики, поскольку была довольно длинной для моего тела. И, как я не пыталась разгадать ее секрет, все же пришлось скинуть чудо враждебного прогресса и запихать его обратно в ящик, который я теперь выдвигала с особой аккуратностью, помня, что это не советская мебель и в грубой силе не нуждается.

Боюсь, что Сэм догадается, что я рылась в его вещах, поскольку сложить рубашку точно так же, как было, я не смогла. Видимо Сэм обладал особыми знаниями в этой области или за него все делала какая-то чудо-машина, которую я, будь моя воля, приобрела бы, не глядя и за любую цену. В общем, чтобы сильно не мучиться, я запихала рубашку в почти полный ящик тугим комком. Она поместилась туда только благодаря тому, что я позаимствовала одну рубашку и освободила немного места. В общем, пусть замечает, что я не осталась безучастной к его личной жизни, когда у меня появилась возможность проявить любопытство.

Когда кушетка была исследована вдоль и поперек, я продолжала маяться, понимая, что уснуть не удастся, а ночь еще довольно длинная. И, если Сэм решил не тревожить меня до утра, нужно срочно придумать себе еще одно дело на остаток ночи. Я попыталась вскрыть ящик подручными средствами, но замок был, по всей видимости, серьезным. Либо этот ящик был просто муляжом. В общем, я оставила свои попытки его взломать, а, вместо этого, взяла свою любимую подушку, без которой жизнь не имела смысла и перетащила ее на кушетку Сэма вместе с покрывалом. Устроившись поудобнее, я вдруг поняла, что подушка мне, похоже, не нужна. Впервые в жизни мне было удобнее спать без подушки. Я, как можно бережнее, переправила свою любимицу на кровать, прошептав ей несколько утешительных слов на прощание, на случай, если подушка почувствует себя преданной. Свернувшись калачиком, я попыталась уснуть. И, черт возьми, мне это удалось буквально через несколько минут!

Спала я довольно долго. Никогда еще не чувствовала себя настолько замечательно. Пожалуй, даже на чистейшем песке пляжа не будет столь же уютно, как на кровати Сэма. Нужно будет перетащить ее в другую часть моей квартиры, когда увижу ее хозяина, чтобы у нее не было возможности исчезнуть. Хочу себе такую кровать, и, скорее всего, это единственная возможность ее «добыть».

Я лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь ощущениями и обдумывая планы рейдерского захвата чужой мебели. Судя по всему, солнце еще не взошло, иначе уже било бы меня по глазам, ведь я была теперь гораздо ближе к окну. А это значит, что можно еще немного понежиться на чужой кровати. Бедный Сэм, как ему, наверное, неуютно лежать на моей старенькой кровати, после своего техно-чуда. Нужно будет добавить парочку матрасов или заказать новый ортопедический, чтобы свести к минимуму дискомфорт моего первого и единственного мужчины.

С этой мыслью я соизволила, наконец, открыть глаза, а затем вновь закрыла, не поверив увиденному. Я лежала на все той же кушетке. Напротив же стояло странное устройство с экраном на добрые полстены, чуть дальше — тренажерный комплекс, за который передрались бы лучшие фитнес-центры моего города, а может и всей страны, всего мира, черт! Мне не нужно было долго думать над сложившейся ситуацией. Я была в комнате Сэма. Была в его мире! И, похоже, стоит проявить немного больше активности.

Вскочив на прямые ноги, я, не глядя вокруг, помчалась вон из комнаты, чтобы подкрепить или опровергнуть мысль, мгновенно родившуюся в моей голове. Вылетев за дверь, я оказалась в своем коридоре. Что ж, похоже, все не так уж и страшно — я по-прежнему в своей квартире, вот только переношусь в мир Сэма, оказавшись в своей комнате. Я усмехнулась. Теперь будет проще убегать от скандалов с мамой — всего лишь переступил порог комнаты и никого не видишь и не слышишь. А с другой стороны, как мне объяснить свои постоянные исчезновения. И как поведут себя другие люди, оказавшись в моей комнате? Тоже исчезнут или окажутся в моей реальности? Боже! Бедный Сэм! Теперь я хорошо понимаю его озабоченность ситуацией и задумчивость. И это при том, что он живет один. Я же такими привилегиями похвастаться не могу. Следовательно, нужно все обдумать, а, в идеале, встретиться с Сэмом. Пока же его не было. Я была в его реальности совершенно одна и в своей реальности в той зоне, куда он проникнуть не мог. Как же нам теперь состыковаться и каким образом мне перенестись в свою комнату? Море вопросов и ни одного дельного ответа. Придется поломать себе мозги, а заодно и поискать ответы в комнате Сэма, раз уж предоставлена мне такая возможность. А уж любопытства мне не занимать. Есть решение — пора действовать! Сегодня я намерена обшарить каждый дюйм комнаты моего Сэмюеля.


Глава 11. Слияние | Проход между мирами | Глава 13. Три дня отчаяния



Loading...