home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14. Шаг в неизвестность

Сегодня я просто летала. Не прошло и трех минут, как я снова была под прохладным боком Сэма, на котором все еще сияли капельки воды из душа. Я со слегка влажной кожей — дрожала, но быстро согрелась, и собралась было спать, как Сэм вздрогнул и быстро поднялся.

— Что такое? — Мне совсем не понравилось, что теплый бок вдруг куда-то исчез. — Ты куда-то собрался?

— Да, мне пришло сообщение. Разве ты не слышишь?

До моих ушей действительно донеслась какая-то странная мелодия. Даже, скорее, просто набор звуков, который повторялся в определенной последовательности. Видимо, Сэму нужно было ответить, он уже был возле двери, когда во мне вдруг проснулся эгоизм.

— Ну-у-у! Ну не уходи-и-и-и! Я тебя целых три дня ждала, я соскучилась!

— Я буквально на час-полтора, потом снова вернусь. А ты можешь пока сходить к себе и чем-нибудь перекусить. После секса — это то, что нужно.

— Но я не хочу перекусывать, хочу просто побыть рядом с тобой. Ну, пожа-а-алуйста-а-а!

— Хорошо, я постараюсь освободиться быстрее. Это не займет более получаса. Я скоро вернусь.

Пока он это говорил, я вскочила с кушетки и побежала к нему, надеясь удержать. Но он уже шагнул за дверь, и я успела только схватить его за руку. За шагом последовал рывок, и я закрыла глаза, ожидая, что сейчас ударюсь о плотную стену его реальности или, что его рука вдруг исчезнет из моих рук, как только я окажусь за дверью силой его импульса. Я ожидала все, что угодно, поэтому боялась открыть глаза, когда импульс завершился, и я, сделав широкий шаг за дверь, остановилась.

— Ну, какая же ты все-таки настырная! Неужели я не могу быстро сделать свои дела и вернуться? — Я открыла глаза и увидела лицо улыбающегося и ничуть не разозлившегося на мой порыв Сэма. Одновременно с этим я услышала все те же знакомые хаотичные звуки, которые складывались в непонятную металлическую мелодию. А затем я огляделась, и у меня надолго пропал дар речи. Никогда не думала, что увижу мир будущего своими глазами. Он был гораздо лучше, чем могут придумать режиссеры и писатели фантасты. И я все же надеюсь, что это именно мир будущего, потому что мечта, что все мы или наши потомки когда-то станут жить именно так, будет преследовать меня до конца моих дней.

Огромная комната с высоким потолком — это его гостиная, если ее так можно назвать. Они снизу доверху была напичкана техникой, которая скрывалась в стенах, висела на стенах, стояла на полу и нависала на потолке. И все это гармонично вписывалось в серебристо-сиреневый дизайн комнаты. Посередине было нечто похожее на мягкий подиум. Скорее всего, это был большой диван или софа, а может, кровать. В комнату постоянно поступал свежий воздух из беззвучной системы кондиционирования. Окон в этой комнате тоже не было, лишь огромный во всю стену экран с матовой поверхностью, который в данный момент не работал. Несколько небольших многоэтажных столиков, которые больше смахивали на широкие этажерки, находились устройства, напоминающие планшеты. Они сияли, издавали слабую вибрацию, но, похоже, стояли на беззвучном режиме или вообще не могли издавать звуки. В комнате было практически тихо и к звукам приходилось прислушиваться.

Сэм стоял тихо, как мышь, вглядываясь в мое лицо и изучая реакцию на все, что я увидела. Я же продолжала медленно осматривать комнату — миллиметр за миллиметром. Я решилась и тихо пошла вперед, не отпускаю руки Сэма. Уж очень это было непривычно и страшно, находиться там, где быть не должна. Я подходила к новому для меня предмету, тихо и подробно его осматривала, молча искала ассоциации, а когда не находила, спрашивала, что это такое. Сэм терпеливо отвечал на мои вопросы и даже не пытался забрать свою руку из моих сжатых, чуть сильнее, чем обычно, пальцев.

Из тщательного осмотра я поняла, что в гостиной находился огромный подиум для размещения чертежей. Я ни на минуту не забывала, что дом, в котором я находилась, спроектировал Сэм. Когда я попыталась присесть, он легко спружинил подо мной, как мат, но под рукой, в которой было меньше веса, остался твердым. Я сделала вывод, что эта поверхность ведет себя по-разному под предметами с разной плотностью и весом. Следовательно, может быть одновременно и диваном и столом. На мое предположение, сможет ли эта конструкция быть и огромной кроватью для вечеринки, Сэм задумчиво ответил, что подобных вечеринок в его доме еще не было, но идея интересная. Возможно, вечеринка все же состоится, когда я слегка отойду от шока и привыкну к новой для себя обстановке. Интересно, как отреагирует мама на мое отсутствие? Но все это лирика.

Перед диваном висел огромный монитор, на который выводились все проекты, которые заказчики отправляли Сэму в разработку. Практически это был факс, компьютер, принтер, ксерокс, кульман и многое другое, в одном. Хотела бы я иметь такое устройство. Оно мне, конечно ни к чему, но просто так, чтобы было… Я, если быть откровенной с собой, жутко завидовала Сэму, заодно развивая в себе комплекс неполноценности. Моя старенькая мебель советского периода, уже набившая оскомину даже мне, наверняка казалась Сэму настоящим убожеством, старьем с большой буквы «С». Мне уже абсолютно не хочется переноситься с ним обратно в мою реальность. И не потому, что здесь мне нравится больше. Здесь все до сих пор мне кажется чужим. Просто, не хочется, чтобы он снова видел мою жуткую комнату, валялся на моем скрипучем диванчике с жесткими пружинами, просевшими по форме моего тела и нещадно колющими все, что выбивалось за форму моего силуэта. Бедный Сэм! Представляю, как он замучился на этой неделе, когда ночевал в моей комнате со мной и без меня. После таких роскошных кроватей и диванов, у него должны болеть, по меньшей мере, все кости, а заодно и мышцы со связками.

Сверху на потолке находилась система освещения и очистки атмосферы в комнате. От прикосновений к устройствам на каких-либо полках, начинала работать та или иная техника. Видимо, эти роскошные кусочки полимеров были просто пультами, хотя и выглядели намного презентабельнее, чем наши планшетные компьютеры.

Гостиную мы обходили очень долго. Мне показалось, что прошло несколько часов. Хотя, скорее всего, не больше одного часа. Сэм вел себя абсолютно безупречно, не показывая ни грамма усталости или раздражения, не меняя положения наших рук и не пытаясь отвлечь меня от нового увлекательного занятия. Мы подошли к двери в другую комнату, и я поняла, что это будет столовая и кухня в одном лице. Примерно также было и в моей квартире — экономия рабочего пространства сказывалась на обстановке комнат. Сэм легким прикосновением отворил дверь, и мы очутились на кухне моей мечты. Надежда, что моя кухня в будущем будет выглядеть именно так, прочно укоренилась в моем сознании. Даже, если я буду умирать в квартире с жуткой старой кухней, я все равно буду надеяться на то, что такая кухня непременно будет в нашем будущем. И уж точно я никогда не избавлюсь от воспоминаний о кухне Сэма.

На этой кухне не было практически ничего. Ничего лишнего… Только удобное кресло с откидным столиком. Два больших экрана напротив на стене, небольшое устройство, напоминающее узкий холодильник — не более полуметра в ширину. Можно было принять его за слишком высокий кулер для воды. Окон не было. На потолке я узнала устройство для очистки воздуха. Потолок был белый и матовый. Он загорался полностью приятным приглушенным светом, не режущим глаза своей белизной. Больше в этой кухне не было ничего, хотя она была довольно большой. Здесь в прямом смысле слова можно играть в футбол, заниматься гимнастикой в ожидании, когда уйдут лишние килограммы, чтобы съесть еще одну порцию. Я бы вообще не вылезала с такой кухни. Но ведь я девочка, а Сэм, скорее всего, обитает только в гостиной. Когда я сказала Сэму, что намерена остаться жить в этой кухне — он расхохотался. На мой вопрос об экранах на стене и устройстве холодильнике-кулере, он, молча, подошел к экрану и нажал на кнопку включения. На дисплее мгновенно высветилось меню. Сэм быстро натыкал на какие-то названия блюд и повел меня обратно в гостиную, а из нее в небольшой холл, который и холлом-то назвать нельзя было. Это была крошечная комнатка — похожая на лифт. Между двумя дверями мы с Сэмом стояли тесно прижавшись друг к другу. Ровно через пять минут раздался резкий звук, заставивший меня вздрогнуть. Сэм нажал на кнопку на стене, и из двери откинулась небольшая полочка и одновременно с этим открылась небольшая щель — сантиметров десять в высоту. Я, затаив дыхание, стояла и ждала, что же будет дальше, попутно пытаясь заглянуть в щель — увидеть, что же там снаружи в этом странном неизвестном мире.

За дверью я увела человека, который заслонил мне дальнейший обзор. Он быстро засунул в открывшуюся щель в нашей двери несколько небольших ящичков, друг за другом, а Сэм с такой же скоростью эти ящички принял, после чего все повторилось в обратном порядке. Кнопка была вновь нажата, щель закрылась, полочка поднялась обратно, мы вышли из тесной комнатки. Сказать по правде, эта часть дома мне совершенно не понравилась, но я была страшно заинтригована тем, что находилось в руках Сэма. Эти коробочки не давали мне покоя. На все мои вопросы сем отвечал: «Сейчас все увидишь сама».

Мы вновь вернулись на кухню, и Сэм быстро вскрыл одну из таинственных коробочек, щелкнув какой-то защелкой на крышке, и засунул ее в агрегат-холодильник. После чего быстро выбрал в меню на агрегате нужные опции и усадил меня на единственное кресло. Не прошло и минуты, как коробочка уже была передо мной на откидном столике. Простым легким движением Сэм снял с нее крышку, и я увидела еду.

Странно! К такой еде я не привыкла. Конечно, я ожидала подобной сервировки — все выглядело очень вкусным. Но приготовлено было все по отдельности. Отдельно мясо, отдельно соус, отдельно овощи — каждый вид в другом отсеке контейнера. Идеально уложено и все на вид свежайшее. Мне жутко захотелось есть, но я побоялась даже прикоснуться к этой еде. Все же она была не из моей реальности, следовательно, могла сказаться на моем организме. Услышав урчание в моем животе, Сэм улыбнулся.

— Не хочешь попробовать?

— Нет, конечно! Все это прекрасно выглядит и соус чудесно пахнет, но я боюсь, что мой желудок не воспримет пищу из твоей реальности. — В моих глазах отражалась неподдельная грусть.

— Знаешь, могу тебя уверить, что ничего страшного с тобой не произойдет. Не стоит, конечно, пробовать соус, хотя я и заказал самый безобидный, на мой взгляд. Но овощи ты без страха можешь съесть, также как и мясо. Я почерпнул, с позволения сказать, немного нового опыта, пока был в твоей реальности. Пришлось попробовать вашу еду в виде бутерброда, который ты оставила в своей комнате вместе с чашкой недопитого кофе. Кстати, на следующий день я попробовал и кофе — как видишь, жив до сих пор. — Я вытаращила глаза.

— Неужели ты не побоялся попробовать ту гадость, которой я обычно питаюсь по утрам! Теперь мне стыдно за свою реальность настолько, что я даже осознать вся меру своего стыда практически не в состоянии! Боже! Это просто ужас какой-то! Насколько у тебя здесь все идеально и насколько у меня там кошмарно! Ты, наверное, и в страшном сне не мог представить, что окажешься в таком убожестве! Как же мне стыдно… — Рука Сэма прикрыла мне рот, заглушив дальнейшее самобичевание вслух, хотя тирада не прекращалась в моей голове.

— Немедленно прекрати истерику! Ты прекрасно знаешь, что я нахожусь в твоей реальности именно по своей воле, также как и с тобой вообще. Не могло быть иначе, ведь я чувствую себя гораздо счастливее в твоей несовершенной, но живой и настоящей реальности, чем в своей, автоматизированной, автономной, одинокой, постоянно однообразной реальности. Я устал быть один, Дарина! Если ты этого до сих пор не поняла, наверное, нужно было спросить раньше — я бы объяснил. И то, как ты ругаешь свою реальность… неужели ты не видишь, насколько она прекрасна. Даже тот остывший уже кофе был довольно вкусным. Попробуй мою еду. — Я сделала то, что он просил. От его неожиданной пылкой речи я даже слегка поубавила поток слов в голове. Еда была довольно вкусной. Я любила вареные овощи. В этих, я уверена, был идеальный баланс соли и сахара. Если, конечно, они используются здесь.

— Вкусно!

— Да брось! Ты могла бы есть это каждый день изо дня в день в течение долгих лет?

— Возможно! Если бы не было альтернативы, при своей любви к овощам, я наверняка была бы счастлива, есть это постоянно.

— Нет, тебе приелась бы эта еда уже через несколько лет. А потом ты ела бы просто из необходимости. Отсюда и отсутствие лишнего веса и здоровье. Много плюсов, но вот интереса — никакого. Кстати, ты не говорила бы о том, что любишь овощи уже через пару лет, я думаю.

— Не знаю, может быть… Уже ничего не могу сказать со стопроцентной уверенностью. Вообще у меня пропал дар речи, и часто возникают сложности с выражением своих мыслей, в последнее время. Давай сейчас не будет спорить о том, что было бы, если бы… Лучше покажи мне еще что-нибудь шокирующее, чтобы раз и навсегда вывести меня из состояния равновесия. — Сэм усмехнулся в ответ на мои слова и провел рукой по моим волосам в знак примирения, я думаю.

— Хочешь увидеть мою ванную?

Услышав волшебное слово, я подскочила со стула, как ужаленная. В моей голове немедленно возникла картинка той волшебной комнаты, которую описывал мне Сэм. Жутко захотелось увидеть ванную. Увидев дикий блеск возбуждения в моих глазах Сэм расхохотался и, схватив меня за руку, потянул за собой. Мы почти бегом направились обратно в основную комнату, а оттуда за мягкую матовую перегородку, которая служила дверью в ванную. Я даже не заметила, что за стеной еще одна комната. Двери не было вообще — стена же мягко отъезжала в сторону.

За стеной обнаружилась довольно просторная комната. Огромный агрегат занимал примерно треть. Все остальное пространство составляли массажный коврик, панели на стене, несколько ящичков с неизвестным содержимым и мы с Сэмом. Я оглядывала ванную комнату с нескрываемым любопытством, а Сэм смотрел на меня со странным выражением в глазах. Когда же я, наконец, поняла, что от меня хотят, меня бросило в жар, а Сэм, видя мою реакцию, подошел к большому табло на стене и быстро начал нажимать на какие-то опции, видимо, настраивая душ. Взгляд его лукаво поблескивал, когда он поглядывал на меня, время от времени.

Когда все приготовления с его стороны были завершены, Сэм легко подошел ко мне и озвучил то, что я поняла практически сразу по его взгляду. «Дарина, не хочешь искупаться и немного снять нервное напряжение? День сегодня выдался напряженный». Не дожидаясь ответа, мягко обнял меня за талию, привлекая к себе, и поцеловал, слегка отрывая от земли. От этой легкости я готова была растечься в его руках. Он же начал помогать мне раздеваться, делая это гораздо быстрее, чем я ожидала. Пока я расслабленно млела в его объятьях, потом медленно открывала глаза и, наконец, настраивала удивление в своем взгляде, успела оказаться без большей части одежды. Он тоже не заставил себя долго ждать и, быстро скинув свой космический костюм, увлек меня в открывшуюся по мановению кнопки дверь.

Внутри я забыла о своем удивлении и снова начала оглядываться по сторонам. Здесь было множество отверстий больших и маленьких, сверху и снизу, на потолке тоже были всевозможные накладки с дырочками разных размеров. Кроме того, здесь были какие-то насадки, напоминающие мягкие валики из меха. Как будто малярные, но гораздо меньше и их было очень большое количество по всей окружности этой огромной душевой кабины. Не успела я закончить осмотр помещения, как из стен засверкало множество лучей. Они скользили вверх и вниз, будто бы ощупывая наши тела. Нам пока еще было сухо и тепло, вода все еще не шла. Лучи погасли, видимо, получив всю нужную информацию о посетителях сего чудесного устройства. От удивления я забыла о стыде — только смотрела во все глаза, стараясь не пропустить ничего из происходящего. Сэм тоже смотрел, но только на меня, наблюдая за реакцией. После лазеров из стен, наконец, брызнули струи воды, причем произошло это так неожиданно, что я взвизгнула и прижалась к Сэму, уткнувшись лицом в его груди, спасая его от воды. Но, стоило мне переместиться, как вездесущие струи воды сразу изменили свое направление и снова начали мягко бить меня по бокам, спине, плечам и шее. Буквально через несколько секунд я поняла, что дискомфорта это мне не доставляет и снова начала осматриваться вокруг. В лицо не ударила не единая капля воды — все попадало строго по назначению. Волосы мои выше плеч тоже были сухими. Я осмотрела тело Сэма. Он был выше меня, поэтому в него струи били на уровне моей головы, тем не менее, на меня отлетали только крошечные брызги, и то, потому что я стояла слишком близко. Как только я отступила на полшага назад — брызги перестали меня доставать. Тонкие струйки перелетали через мою голову и падали только на тело Сэма, с боков, минуя его тело, попадали на меня. Я запуталась, отслеживая столь сложную траекторию стрельбы по нашим телам. В любом случае, пока я привыкала к этому режиму душевой кабины, он уже поменялся. Их небольших отверстий в стенках на нас брызнула какая-то жидкость, которая под действием уменьшенного напора воды превратилась в пену, покрывающую наши тела. Теперь наготы практически не было видно, и я с интересом оглядывала тело Сэма, равномерно покрытое белой пленкой. Струи воды превратились в туман — настолько мелкими были капли. Ена не смывалась, но и не подсыхала. Настал черед нового режима. Нарастающий тихий гул привлек мое внимание, я завертела головой, не понимая, откуда он слышится, настолько неявным он был. Сэм же пальцем в пене указал на ролики, которые начали вертеться. Я завертелась на месте, проверяя, все ли работают, оказалось, что все.

— Стой на месте, а то поскользнешься! — Сэм снова смеялся.

— Я не могу пропустить столько интересного, я себе никогда этого не прощу, так что не командуй. — Сэм не стал больше ничего говорить, просто крепко взял за руку, предупреждая возможное падение. Я продолжала оглядываться, ожидая, что же будет. Он же застыл неподвижно.

— Замри, а то они не могут определиться с траекторией, — скомандовал он. Я замерла.

Ролики пожужжали на месте еще пару секунда, а потом заставили меня вздрогнуть всем телом, начав выезжать из стены на длинных спицах, постепенно приближаясь к нашим телам. Я невольно сжалась.

— Расслабься. Если бы я знал, что это так тебя напряжет, то обязательно исключил бы этот режим. Больно не будет, щекотно — тоже.

Ролики все приближались, я постаралась расслабиться и замереть. Процесс пошел быстрее, видимо, они не могли понять мое точное местоположение, поэтому надвигались медленно. Теперь они быстро добежали до моего тела и начали свою работу. Мягкое движение по бедлам, затем к ступням, снова к бедрам, затем вверх, до шеи, и так вверх и вниз, пока все мое тело не было мягко помассировано забавными роликами, похожими на натуральный мех, но, скорее всего, сделанных из чего-то искусственного. После того, как массаж закончился, струи воды постепенно вновь приобрели силу, смывая с нас мыльную пену. На несколько секунд мы оказались по щиколотку в ней, а затем, внизу заработал новый процесс, быстро высасывая пену в небольшое отверстие. Вода завершила обмывание и уже через минуту мы были чистые, умытые и довольные. Я думала, что программа завершена, но Сэм все еще не шевелился, поэтому и я не стала, ожидая, что же будет дальше. А дальше из стены, примерно на середине, между нашими корпусами начала бить довольно толстая струя воды, она не касалась нас, не была сильной, мягким горизонтальным фонтанчиком, падая на пол, брызгая на наши ноги до колен. Я не поняла ее предназначение, а Сэм зачерпнул пригоршню воды и умыл лицо, а затем взлохматил волосы, проведя по ним мокрыми руками. «Это по желанию». Я решила, что умываться и мочить волосы больше, чем они уже намокли, не буду. Вода перестала идти, а потом включилась циркуляция теплого воздуха. Мы практически обсохли, когда она прекратилась, после чего дверь душевой открылась самостоятельно, а когда мы вышли, снова закрылась за нашими спинами. Внутри начался непонятный процесс. Там что-то загудело намного громче, чем все, что я слышала до этого момента.

— Что она делает теперь? — я спросила это, указывая кивком головы на душевую кабину.

— Моется… — Ответ был предельно прост.

Мы стали одеваться. Удивительно, но Сэм не тронул меня, хотя изначально я подозревала, что в душ он меня тащит совсем с другой целью. Он просто демонстрировал мне работу этой волшебной комнаты, а заодно и выполнял обещание, снимая напряжение тяжелого дня.

Уже через несколько минут мы снова сидели на кухне, Сэм достал из устройства, похожего на наш холодильник две коробочки и засунул их в подогреватель. По привычке я звала его микроволновкой. Несколько минут и мы уже наслаждаемся напитком, немного напоминающим кофе, разогретым до комфортной температуры. И мне совсем, ну ни капельки не хочется уходить отсюда. Хотя я знаю, что послезавтра приезжает моя мама с братом. Знаю, что вернуться все же придется. Но эту ночь я определенно планирую провести в этой реальности, а завтра я вернусь к себе и примусь за уборку, ожидая своих родных. С непривычки меня потянуло в сон, и я стала клевать носом. Сэм, увидев это снова потащил меня в свою комнату. Попутно натыкав на большом дисплее какие-то команды. Я вошла в комнату, в которой ночевала три ночи и впервые поняла, как в ней включается свет. Небольшое пятнышко на стене у двери, которое я не заметила, оказалось кнопкой сенсорного включения и выключения света. Я попробовала несколько раз включить и отключить свет. Даже сон немного ушел. Сэм провел меня по комнате и показал около десятка таких же кнопок. Все они отвечали за освещение в различных зонах. Несколько раз, нажав на одну кнопку можно было включить свет именно в этой зоне, сделать свет ярче в данной зоне, приглушить свет во всей комнате, оставив только свет в зоне, в которой находилась кнопка. Еще одно маленькое чудо завершило мой день. В комнате теперь было гораздо теплее, чем тогда, когда я ночевала здесь одна. Укрываться не хотелось, и я бухнулась на кровать Сэма в одном нижнем белье. Сэм тоже быстро разделся и улегся рядом, привлекая меня к себе. Легкий поцелуй буквально сразу отправил меня в состояние полузабытья. Прежде чем уснуть я услышала: «Спи, милая! Завтра я приготовлю тебе вкусный завтрак».

— Решил совершить невозможное? Ты же говорил, что у вас не бывает ничего вкусного.

— Ну, завтрак обычно есть можно. Тем более, я действительно собрался совершить невозможное. Подберу самые удачные блюда. Думаю, ты их оценишь. А теперь, спокойной ночи! Договорим завтра.

С этими словами я уснула. Что мне снилась — не передать. Сумятица из образов и обрывков новых впечатлений сделала мой сон отрывочным и тревожным. Но рядом все время был теплый Сэм, который крепко обнимал меня всю ночь.


Глава 13. Три дня отчаяния | Проход между мирами | Глава 15. Два шага рука об руку



Loading...