home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15. Два шага рука об руку

Утро для меня было болезненным. Я проснулась со страшной головной болью и состоянием, будто с похмелья. Любой шум отзывался боем огромного колокола в моей многострадальной голове. Голос Сэма впервые был мне в тягость. Мне нужно было срочно выпить таблетку, а для этого, нужно было немедленно возвращаться в мою реальность. Лекарства здесь пить я даже и не думала, подозревая, к чему все это может привести. Скорее всего, мое сегодняшнее состояние было вызвано именно продуктами из реальности Сэма. Пусть и экологически чистыми, но все же чужими. Мой организм отреагировал на это странно. Я думала, что волноваться будет желудок, но ответила за все голова.

Сэм смотрел на меня с жалостью и сожалением. Он, конечно же, чувствовал себя виноватым, но я, как могла, отнекивалась, пока новый приступ головной боли не прервал моих доводов, вызвав очередной стон. Я еле смогла выдавить из себя: «Нужно скорее возвращаться. Я не смогу перенестись. Давай, ты первый, а я буду держать тебя за руку. Попробуем так. Если не получиться — ты вернешься назад и подумаем, что можно сделать». Сэм кивнул и крепко сжал мою кисть в своей широкой ладони. Его взгляд стал сосредоточенным, а я постаралась не шуметь и выровнять дыхание, чтобы очередным стоном не сбить его настроя.

Через несколько секунд я увидела, что Сэм начал терять четкие очертания. «Получилось!», — Я подумала об этом, а затем почувствовала страшный рывок, а затем и сама потеряла на секунду способность думать, пока вокруг меня менялась реальность. Это была плохая идея. Нужно было подождать, пока боль немного утихнет и попробовать самой. Но теперь уже поздно — вокруг меня постепенно проявляется мебель моей комнаты. И Сэм, который, почему-то держится за плечо. Скорее всего, он тоже почувствовал этот дикий рывок и, все же, не выпустил моей руки. Теперь мы слегка травмированные, но абсолютно довольные результатом. По крайней мере, такой была я… Не обращая внимание на Сэма, я опрометью помчалась на кухню, где хранилась заветная аптечка. Вынув таблетку быстродействующего обезболивающего, я быстро съела две таблетки и побежала за водой, поскольку последняя «колом» встала в моем горле. Быстренько глотнув водички, я помчалась обратно, попутно разминая кисть. Стало немного легче. То ли обезболивающее начало действовать, то ли моя реальность действовала благотворно.

Сэм сидел на моей кровати, покручивая рукой, то в одну, то в другую сторону, разминая растянутое, видимо, плечо. Когда он увидел, что я практически также разминаю свою кисть — улыбнулся.

— Ну как, полегчало?

— Слегка. Как плечо?

— Нехило рвануло. Ты тоже почувствовала?

— Да. В следующий раз перебираемся по очереди. Это была плохая идея.

— Ну, ничего. Любая идея заслуживает, чтобы ее испытали. Что мы и сделали. Как твоя голова? Больше не буду угощать тебя никакими напитками. Я думаю, все дело в энергетике.

— Так значит, ты напоил меня энергетиком? Обалдеть! Я и дома-то их не пью. Конечно, голова разрывается. Там же кофеина дофигища! А я грешила на твою еду. Оказывается дело в конкретном напитке.

— Я подумал, что, раз ты постоянно пьешь кофе, этот напиток будет для тебя в самый раз. Как выясняется — ошибся. Извини. В следующий раз будем пить только воду. Думаю, что продукты моей реальности тебе подошли.

— Ну, раз мой живот не возмущается, значит подошли вполне нормально. Я все больше за них переживала. Так! Чем планируешь заняться?

— Хочу посмотреть твой дом. Раз у нас так легко получается полностью войти в чужую реальность, я тоже хочу знать о тебе больше. — Услышав его желание, я покраснела как рак, что, конечно же, не укрылось от его взгляда. — Какие-то проблемы?

— Кроме проблемы, что я не убиралась дома почти месяц — это заметно даже по моей комнате, проблем никаких нет.

— И только-то? Расслабься, я сейчас… — С этими словами Сэм исчез.

Мое недоумение еще не успело набрать полный оборот, как он вернулся, держа в руках какую-то странную штуку, похожую на капсулу с лекарством, но только в разы увеличенную. Еще она была классического цвета «металлик» и такая блестящая, как те кастрюльки, на которые всегда «падает» взгляд в магазинах.

На мой немой вопрос и взгляд округлившихся глаз, Сэм начал объяснять свои действия самостоятельно.

— Это специальный уборщик, который быстро… кхм… очень быстро очистить каждую комнату в твоем доме. Действует в пределах одного помещения, вне зависимости от его размеров. Тебе только нужно убрать нужные тебе предметы размером больше кулака. И, если в твоем доме присутствуют домашние животные, которых ты хотела бы сохранить, переноси их в ту комнату, в которой уборка не производится. Все, что меньше кулака будет подлежать уничтожению. Для нас это не опасно. Растения уборщик не трогает, если, конечно, таковые у тебя имеются. На биологические органически вещества он запрограммирован отдельно. В общем, сейчас от тебя требуется собрать все то, что меньше кулака и спрятать в закрытые емкости для хранения. К сожалению, все закрытые емкости тебе придется убирать самостоятельно, но в комнате будет полный порядок, я обещаю. Давай быстрее, смотри, что тебе может пригодиться, и я продемонстрирую, как он работает. С этими словами Сэм запер дверь в мою комнату.

Я, как маленький ураган промчалась по комнате, сгребая все, что видела в ящики стола, запихивая в шкаф и тумбочку, рассовывая, куда только можно. Уж больно мне хотелось посмотреть на то, что будет происходить сразу после этого. Едва я успела закончить и объявить об этом Сэму, как он просто поставил прибор на пол посередине комнаты и позвал меня к себе жестом. Я быстро подошла и тут же подскочила, потому что уборщик начал медленно взлетать, словно отвергая силы гравитации. А потом произошло нечто совсем невероятное. Снова лучи во все стороны осветили полосами стены, пол, потолок, нас с Сэмом. Затем по кругу начал обходить комнату по воздуху, продолжая светить. Когда я попыталась шарахнуться в сторону от проплывающего мимо моего лица прибора, Сэм удержал меня, сказав, что он не коснется нас, поскольку мы для него органика, которую трогать он не будет. Хотя мог бы хорошо почистить и нас.

— Не желаешь хорошую чистку? А-то перепрограммировать — пара минут. — Его милая улыбка подогрела чертенят в моих глазах.

— А давай! Только при уборке в следующей комнате, если твоя чудо-машина меня впечатлит. — Он подхватил мой настрой.

— Договорились!

Дальше я не сводила глаз с прибора, боясь пропустить нечто важное, то, что, возможно, больше не увижу никогда в жизни. Наверняка, Сэм не будет приходить каждый раз со своими чудо-приборами и производить уборку в моей квартире. Сегодняшний раз будет единственным, и потому, самым важным.

А приборчик, тем временем, прошелестев круг по моей комнате, остановился под самым потолком. И, если бы я моргнула в тот момент, наверняка не заметила бы, произошедших изменений. Но я боялась даже дышать, а потому уловила тот самый миг, когда за секунду со всех поверхностей, как горизонтальных, так и вертикальных, вдруг исчезла пыль. Я никогда не видела, чтобы комната так сияла. Шкаф светился, будто его отполировали. Я подошла и не заметила даже намека на жирные пятна от моих частых прикосновений к зоне ручки. Такие следы есть на любой мебели, когда ей пользуешься, ее нужно полировать, чтобы избавиться от жира и грязи. Но здесь их не было и в помине. Уловив в моих нечленораздельных «А-у-э…» нечто многообещающее, Сэм подошел и, осмотрев место, куда я дистанционно тыкала пальцем, начал объяснять.

— Любые типы загрязнений, включая инородные растворы, не соответствующие семидесяти процентам поверхности, которая подлежит очистке, жир и грязь, любые микроорганизмы, органические соединения. Следы пота и прочих жидкостей, выделяемых человеком и животными. Все это будет удалено безвозвратно. А также мелкий мусор, меньше кулака, если таковой будет обнаружен в пределах комнаты. Ты лучше проверь свою постель.

— А что с ней? — Я испугалась за целостность своего постельного белья, поэтому сразу подлетела к покрывалу и, сорвав его, уставилась на идеально чистую простынь и наволочку. Не просто чистые а ИДЕАЛЬНО чистые. Такие даже в химчистке не могут сделать. Даже отбеливатель не даст такого результата. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, смогу ли я объяснить маме столь идеально чистое белье. — Боже! А белье-то как?

— Ткань является неплотной поверхностью. Везде, где попал свет от лучей, была сделана уборка. Ну как, ты впечатлена?

— Да уж! Но чиститься все равно передумала. Пойдем быстренько «добьем» всю квартиру и займемся чем-нибудь другим. Может мне тебя накормить нашей вредной едой? Как ты думаешь, тебе придется по вкусу то, что я для тебя приготовлю?

— Мечтаешь отомстить за утренний энергетик?

— Ага! Только об этом и думаю.

— А чем мы займемся после еды?

— Мммм… Давай подумаем об этом, пока будем убирать квартиру. — Сэм быстро поцеловал меня и, схватив за руку, подтащил к двери.

— Ну, давай же… Веди меня в свою реальность. Я все еще вижу свою реальность за пределами твой комнаты. — Сделав глубокий вдох, я взяла за руку главного мужчину своей жизни и шагнула в покрытую пылью и посторонними предметами прихожую, увлекая его за собой.

— Хмм… Ээээ… Ну, давай убираться… Ой! — После долгого чесания в затылке в процессе осмотра моей далеко не самой образцово-показательной прихожки, Сэм все же схлопотал от меня подзатыльник за подобного рода невысказанные «комплименты». — Эй! Я же ничего не сказал… Ну… Почти ничего… Ой! — Еще один подзатыльник заставил его хихикнуть и отскочить в сторону. — Если будешь продолжать меня бить, уборка еще долго не сдвинется с места. Или, чего доброго, я аппарат уроню, и она вообще отложится на неопределенный срок. Что ты там говорила насчет завтрашнего приезда своей семьи?

Вздохнув, я подняла руки, признавая поражение, а Сэм многозначительно хмыкнув, потащился к центру заваленной комнаты, тогда, как я взялась убирать мелкие игрушки своего брата, просто выкидывая их в игровую комнату. Когда столкнусь со следующей фазой уборки, сложу их окончательно. А пока — так… Сэм смотрел на эти мои дикие пляски с разбрасыванием предметов по другим комнатам, за исключением моей и, кажется, делала свои выводы, о которых я узнала, к своему стыду, уже довольно скоро.

— Это ты всегда так делаешь уборку? Неужели нельзя сразу разложить все по местам? Ты так значительно сократишь время на уборку следующей комнаты, если таковые имеются.

— Долго объяснять… Ты скоро сам все поймешь… Комната моего брата останется напоследок. Я понимаю, «Дурная голова ногам покоя не дает», но все же — это не тот случай.

— Что? — Сэм ошарашено посмотрел на меня, пытаясь вникнуть в смысл только что озвученной пословицы. Затем, кажется, снова сделала какие-то выводы. — Ну, ладно, потом, так потом. Ты закончила расшвыривать нужные тебе предметы? Двери закрой. Вот так. Ну, поехали!

В очередной раз я с интересом следила за манипуляциями уборщика. И, хотя, его действия были теперь мне знакомы, интерес не желала пропадать. Сэм же вновь следил за моей реакцией. Видимо, работа прибора его нисколько не интересовала.

Закончив с прихожкой, которая засияла так, будто я вызывала клиннинговую службу со спецоборудованием, мы переместились в самую безобидную часть квартиры — спальню моей мамы. Здесь Сэм не присвистывал, а мне практически не пришлось краснеть за беспорядок. А еще мне не пришлось раскидывать вещи по шкафам, потому что в комнате моей мамы всегда был относительный порядок. Я лишь убрала бижутерию и предметы косметики. Это не заняло и минуты. Прожужжав всего несколько минут, приборчик сделала свое дело. Мы отправились в игровую комнату, а по совместительству комнату моего брательника.

Здесь Сэм вошел в настоящий ступор, прикидывая видимо, как в такую крошечную комнатку смогло уместиться столько вещей, а заодно, каким образом ее убрать, чтобы сохранить все мелкие предметы в целости и сохранности. Озираясь по сторонам и, видимо, прикидывая что-то в уме, он, наконец, смог прийти к какому-то решению.

— Да, теперь, кажется, я все понял насчет твоих действий. Здесь нереально убраться тем же способом, который мы использовали до этого. И раскладывать по местам не получится. А еще не получится убрать абсолютно все — что-нибудь обязательно упустим. Выходит, нужно быстро перепрограммировать аппарат. Есть еще комнаты в твоем доме?

— Ага, кухня, ванная комната и балкон. А почему не со спальни начнем?

— Ну, если их состояние ближе к тем комнатам, где мы уже были, лучше оставить прежний режим, чтобы не пришлось вновь перепрограммировать прибор. Давай вернемся сюда напоследок. — Я не могла не согласиться с его доводами.

На кухне нас ожидала не только пыль. Хлеб в пакете прокис и покрылся плесенью самого мерзкого вида, и я разложила его по столу отдельными кусками, намереваясь посмотреть на его исчезновение. Чашки быстро были убраны в шкафчик, то же самое произошло и со ложками. В целом же, мелких предметов в поле зрения не оказалось, по крайней мере, так думала я. Сэм же с видом знатока ходил по комнате и тыкал пальцем в те предметы, которые, по его мнению, могли попасть под действие прибора. Таким образом, я убрала практически все, а Сэм остановился у стола, изучая плесень с самым невозмутимым видом ученого. На все мои понукания он отмахивался, объясняя свои действия тем, что столкнулся со старым примитивным видом паразита, с которым в его мире справились уже очень-очень много лет назад.

Я с трудом дождалась окончания осмотра плесени, и аппарат вновь зажужжал, уничтожая пыль, застарелый жир на потолке, полах, а также ненавистную плесень, вместе с хлебом. Комната заблестела так, что мне придется объясняться пред матерью. Она явно подумает, что я сделала ремонт во всебй квартире. Черт! Как же я сразу не подумала об этом. Ну, ладно, пожалуй, уже поздно пить «Боржоми», печень-то давно уже отвалилась. Мы быстро убрали ванную и лоджию, правда, пришлось вынести мамины цветы, поскольку за землю Сэм ручаться не стал. Он сказал, что их растения растут слегка по-другому. Пришлось быстро перенести на свежеубранную кухню десять полу засохших горшков с цветами. Я поливала их в последний раз пять дней назад. Хорошо, что как обычно залила до одури, зная свою забывчивость. Ну, в итоге все трудности остались позади, и цветочки вернулись в чисто убранную сверкающую окнами изнутри лоджию. Если мама спросит, почему снаружи окна такие грязные, совру, что прошел жуткий грязевой ливень уже после того, как я их помыла. А может она настолько офигеет от всей этой чистоты, что напрочь забудет про заляпанные окна.

Закончив с уборкой, мы вновь направились в комнату моего брата. Теперь меня уже практически не смущала чистота комнат, оказывается, к хорошему быстро привыкаешь. Хотя, я прекрасно знала, в каком состоянии находятся шкафы. Здесь даже прибор Сэма был бессилен. Присев на краешек стула, где не было предметов, сплошным слоем покрывающих поверхность остальной комнаты, Сэм начал возиться с уборщиком. Около двадцати минут он что-то просчитывал, беззвучно шевеля губами, прикидывал, окидывая взглядом комнату и качая при этом головой, постоянно вносил какие-то изменения в откуда ни возьмись взявшейся панели, выехавшей из, казалось бы, абсолютно гладкого, без единой вмятинки, прибора.

— Все! Закончил. Давай попробуем. Теперь будет исчезать только пыль, комната будет ионизироваться, жир и мелкие пятна грязи также исчезнут. Я взял самый мелкий размер, так что загрязнения будут разобраны на молекулярном уровне. Процесс несколько долгий, однако, оно того стоит. Потом возьмешь большую щетку и просто сгребешь в одну большую кучу все это добро, — Сэм обвел глазами комнату наполненную солдатиками, частями от разномастных бесчисленных наборов «Лего», кубиками, и прочим добром, которым обычно завалены комнаты мальчишек. По крайней мере, я надеюсь, что все комнаты мальчиков именно такие и мой брат не самый большой свинтус во вселенной.

Приборчик с мерным гулом вновь полетел к потолку, обводя лучами всю поверхность комнаты, а заодно, валяющихся в ней игрушек. А потом на моих глазах кусочки «Лего» начали сиять, как будто их только что вымыли в очищающем растворе и каждую отполировали специальной полировочной жидкостью. Все то же самое произошло с обоями, которые были очищены не только от следов жира, но также и от воскового мелка, которым мой брательник еще пару лет назад исписал значительную часть стены. Окна засияли чистотой. Как же жалко, что уборщик не может помыть стекла с обратной стороны.

И двадцати минут не прошло, как все было окончено. С плавным гулом уборщик мягко опустился обратно на пол, откуда его забрал Сэм. Мы быстренько сбегали в мою комнату, откуда Сэм исчез на пару минут в свою реальность, чтобы «унести» прибор, а затем направились на кухню, поскольку я всерьез вцепилась в идею накормить своего спасителя. Сэм даже теперь не представлял, какую услугу он мне только что оказал. Теперь в доме можно смело не убираться еще лет пять и все равно будет чисто. Дождусь следующего отпуска своих родных и вновь одолжу у Сэма это чудо техники. Если, конечно, наши отношения будут иметь продолжение через такой большой промежуток времени. Отогнав от себя неприятную мысль, я взялась за приготовление обеда.

Поскольку готовила я из рук вон плохо, решила ограничиться пиццей в микроволновке. А заодно поставила чайник, впервые за целый месяц, чтобы напоить Сэма чаем. Он, конечно же, был согласен и на кофе, но я побоялась давать ему эту живительную жидкость, дабы не случилось у него несварение. Чай как-то безопаснее, на мой взгляд. Выбрав самые безобидные продукты и, наскоро сделав быстрое тесто для тонкой пиццы, я засунула все, что у меня получилось в микроволновку и, набрав время на таймере, приготовилась ждать. Сэм же не терял время и осматривал все то, что не успел посмотреть во время уборки. Попутно он задавал кучи вопросов, заглядывал во все шкафы, в холодильник, в стиральную машинку, чуть не заглянул в микроволновку, но мне удалось вовремя остановить его прекрасный порыв.

Сэм не то, чтобы с опаской отнесся к пицце, но разглядывал, неприглядную с виду, посыпанную тянущимся сыром, уже начавшую остывать субстанцию, довольно долго. Я убедила его попробовать кусочек, и он счел это довольно недурственной едой. Надеюсь, не врал. Дожевав пиццу и прихватив по кружке чая, мы отправились в мою комнату отдыхать после интенсивной уборки. Я, конечно же, тут же завалилась на свою искореженную, с выпирающими пружинами, но, тем не менее, самую родную и любимую кровать, обнимая подушку со словами: «Родная ты моя! Как же долго я тебя не видела!». Сэм расхохотался.

— Неужели моя безупречная во всех отношениях кровать тебя не впечатлила?

— В том то и дело, что впечатлила. Но ведь от судьбы не уйдешь. — Я хохотнула. — Я настолько срослась с этой кроватью, что реально скучала по каждой ее пружинке.

— О, дааа! Пружинки! — Сэм наигранно поморщился и потер бок с легкой гримасой боли на лице.

— Не гримасничай. Все равно для меня это будет лучшим местом обитания.

— И ты даже не захочешь рассмотреть идею перебраться ко мне насовсем?

— Что?! — Теперь мне стало совсем не до смеха. — Ты что, серьезно?

— Почему бы и нет? — Сэм присел на краешек кровати у моего бедра и медленно приблизил свое лицо к моему, продолжая говорить. Я, как завороженная следила за движениями его идеальных губ. — Нужно всегда стремиться к прогрессу в отношениях.

Пока я искала, что ему ответить, в качестве точки последовал поцелуй, а затем еще один. А потом мысли мои, снова расползлись, как перепуганные тараканы по всей голове. И, похоже, собрать сегодня мне их не удастся, потому что провокация была в самом разгаре. Не помню, что было дальше, ведь руки Сэма очень быстро довели меня до того состояния, когда все вокруг становится таким неважным. Помню лишь, что очень хотела его, и мы уже собирались перейти к самому главному, а одежда валялась в шаговой доступности от кровати. Охх… Ненавижу стереотипы! Однако, когда послышался звук ключа, вставляемого в замочную скважину, я подлетела на кровати, сбросив Сэма, который был, по меньшей мере, вдвое тяжелее меня. Видимо, он уловил мое настроение мгновенно, поскольку быстро сгреб мою одежду в кучу и подхватил свою.

— Что, твои вернулись раньше?

— Ты удивительно проницателен. Давай хватай вещи и дуй к себе, а я тут с ними разберусь. — Через пару секунд Сэм с вещами в руках начал расплываться, а я быстро схватила ночную рубашку и, напялив на голое тело, швырнула вещи кучей на стул и помчалась на кухню уничтожать улики пребывания в моем доме второго человека. Уставом моей мамы это предусмотрено не было, хотя и не исключалось. В общем, мне совершенно не хотелось сегодня ни с кем объясняться и у меня была пара минут, пока мои не поймут, что дверь закрыта на засов изнутри, пока не позвонят, пока я, сделав сонное лицо, не открою дверь. Я быстро помыла чашки, насухо вытерла их бумажной салфеткой, промокнула раковину и помчалась в комнату, чтобы выйти откуда нужно. В этот момент раздался робкий звонок в дверь.


Глава 14. Шаг в неизвестность | Проход между мирами | Эпилог



Loading...