home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Не хочу в палату с мягкими стенами…

Весь следующий день я места себе не находила. Ходила как привидение. (Кстати версию о привидениях я тоже рассматривала среди прочих, но уверенности в ней не было, впрочем, отмести ни одну из версий, я не могла). Чем ближе была ночь, тем более натянутыми становились нервы, тем меньше хотелось спать, хотя за предыдущие две ночи выспаться так и не удалось. Я не хотела, чтобы все это повторилось, однако, подсознательно ждала повторения, зная, что все еще только начинается.

Вечером я выпила большую кружку кофе, села на кровать прямо в домашних шортах. Про душ я вообще даже не вспомнила. Мне страшно было находиться в замкнутом пространстве. Я слегка приглушила свет и села, обхватив свои колени, как и предыдущей ночью.

Теплое одеяло, накинутое на плечи, помогло расслабиться и уняло нервную дрожь. Веки начали смыкаться, хотя нервы еще не успокоились. Я забылась на несколько минут, но потом, вспомнив, чего я жду, я заставила себя открыть глаза. В такой борьбе с веками прошло два часа.

Ближе к трем часам ночи, раздался треск. Теперь он не был таким громким. Может потому что я его ожидала, а может, потому что предыдущие ночи я его слышала в период дремоты. Так или иначе, сухой треск (теперь я могу его охарактеризовать) вновь раздался дважды с небольшим промежутком в минут пять-семь. Я нервно, с напряжением всматривалась в темноту. Я не хотела видеть, не хотела слышать, но знала, что сейчас произойдет что-то из того, что происходило в предыдущие ночи. Я ожидала, но все равно, лицо, возникшее на одном уровне с моим, на расстоянии в метр, заставило меня вскрикнуть.

Это был молодой парень. На вид лет девятнадцати — двадцати семи (ему можно было дать любой возраст). Он был смуглый, с широкими скулами, очень симпатичный, темноволосый, широкоплечий. Его одежда была особенной. Невольно я заострила свое внимание на мелких деталях его гардероба. Он был одет во все серо-белое. Но ткань его одежды напоминала блестящий шелк, или нет, скорее материал, которым выстилаются изнутри теплые куртки для альпинистов и горнолыжников. Он был блестящий, но в то же время, блестел как-то приглушенно. Рубашка или куртка с высоким стоячим воротничком. Она, вопреки всем законам, сохраняла идеальное положение, хотя и была расстегнута на груди. А на что же она была застегнута? На скрытую молнию? Нет, молнии я не заметила, в основном детали ускользали от меня из-за помех. Смешно… Помех… Такое ощущение, что я не смотрю на человека в своей комнате, стоящего на коленях перед моей кроватью, на которой я дрожу уже совсем не мелкой дрожью, а вижу изображение в старом телевизоре с ненастроенным сигналом приема. Рябь была лучшим тому подтверждением. Очертания парня все время меняли форму, рябили, местами исчезали, потом появлялись с большей или меньшей интенсивностью.

Я сидела не в состоянии что-либо произнести, пошевелиться, поменять положение своего тела, даже моргать боялась. А парень смотрел на меня и что-то говорил, вернее, шевелил губами. Его лицо не было злым, глаза были относительно добрыми, светлыми. Точного цвета глаз, как, впрочем, и выражение лица, я не смогла разглядеть частично из-за помех, а частично из-за сумрака в моей комнате.

Парень протянул ко мне руку, и неожиданно мое тело дало мне такой импульс, что я, сама того не осознавая, отлетела от него в сторону на всю длину моей кровати. Парень посмотрел на меня и убрал свою руку. Его губы снова зашевелились, выражение лица стало несчастным, в глазах появилось новое выражение.

Потом рябь усилилась, и изображение начало растворяться в темноте комнаты. А я сидела, не в силах оторвать взгляда от того места, где только что возникло мое видение. Так я досидела до утра, даже не помышляя о сне. А утром, ближе к часам пяти, в ушах у меня зазвучал голос, приятный голос: «Не бойся! Я не причиню зла! Я вижу, как ты дрожишь. Я лишь недавно начал ощущать твою реальность, и для меня это было так же странно, как сейчас мое появление для тебя. Неизвестно, как долго мы будем видеться, но мне бы хотелось оставить о себе хорошее впечатление. Наши параллели во многом похожи, а в чем-то абсолютно различны. Позволь мне проверить одну теорию! Просто коснись моей руки… Оооо! Прости! Я не думал, что ты так сильно меня боишься! Ты не реагируешь на мои слова. Возможно, ты вообще меня не слышишь… Хотя мне бы этого хотелось. Прости что напугал! Сеансы соприкосновения совсем короткие, скоро ты успокоишься. Если будет следующий раз, я постараюсь быть на большем расстоянии от тебя, чтобы мое присутствие не так сильно тебя напрягало. Не бойся…».

Боже! Боже! Боже! Да что же это такое?! Да уж… галлюцинации можно смело отметать. Тогда что это? Призрак? Стильное воплощение Домового? Может Домовые теперь такие? А что он там говорил? «…параллели… твоя реальность… соприкосновения…» и «…следующий раз!»? О боже! Нееет! Ну, сколько ночей мне еще не спать?

Даже мой усталый разум смог вывести версию, что голос был частью изображения, только видимо пришел с запозданием. Пришел откуда?

Миллионы вопросов, голова вот-вот лопнет. И ни одного разумного ответа, объясняющего всю сложившуюся ситуацию. Да, о психиатре пока и речи быть не может! Не хочу попасть в палату с мягкими стенами! Но если выдам все это врачу, навряд ли меня посчитают нормальной. Да еще и отправят к наркологу, а я никогда не употребляла ничего из этой «оперы». Был, конечно, период курения сигарет, но разум победил стадное чувство, и я смогла бросить.

Сама не заметила, как уснула, а проснувшись, решила, что нужно разбираться в этом самостоятельно.

Единственное, что я смогла разглядеть в своем «ночном госте» — он был очень симпатичным. При всей его странной одежде, хотя и не лишенной определенного стиля. Но ее проще отнести к бутафорской, киношной, вымышленной, нежели, к реальной. И его странное поведение этой ночью, когда он хотел дотронуться до меня и запоздалые слова, которые пришли на два часа позже прибытия моего визитера. Все это сложилось в голове в весьма определенную картину. Он, вроде как, не хочет мне навредить. Но дотронуться до себя, я, на всякий случай, не позволю. Кто его знает, что будет после этого прикосновения. Не хочу перенестись в другую реальность, не хочу никакой сверхъестественной чуши! И почему у меня нет парня? Сейчас бы переехала к нему на время отсутствия моей семьи. Так нет же, ближайший парень — какой-то непонятный персонаж, который «не причинит мне зла». И почему я не удивляюсь, что это произошло со мной? Хотя в этом я вру даже сама себе… Я не просто удивляюсь, я в ужасе от всего происходящего…


Глава 1. Галлюцинация? | Проход между мирами | Глава 3. Прикосновение



Loading...