home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Рэйчел никогда не была на фотосессии. Тони рассказал ей все, что знал, объяснил важность освещения и постановки кадра.

Она кивала, покусывая губу, но Тони не был уверен, что она слышала хоть слово.

— Мне нравятся лепестки белых роз, — заметил он.

Их выдували специальные гофрированные насосы, и они разлетались по всей съемочной площадке. В этот раз Рэйчел его удивила.

— Это я попросила, — произнесла она. — Мне понравилось, как лепестки смотрелись на столе Дафни.

— Я вижу, послушалась меня.

— Это мои работы, хоть и не моя фотосессия.

«Она многого добилась за такой короткий период», — с гордостью подумал он.

— Белые розы станут твоим фирменным знаком, который будет присутствовать на всех показах и фото-сессиях. Помимо украшений, разумеется, — рассмеялся Тони.

— Да. — Она улыбнулась. — Как визитка. Я не собираюсь привередничать, но, как ты сам знаешь, я дизайнер. Я должна обладать каким-то влиянием на выбор презентации моей коллекции.

— Иногда можно быть и привередливой. — Он понизил голос. — Я сказал Доне, чтобы обязательно был зеленый чай. Ты требуешь.

— Я требую? — Рэйчел широко раскрыла глаза, а потом заморгала. — Ты из меня прямо диву делаешь.

Он пожал плечами:

— Твои запросы и потребности имеют значение. С самого начала надо преподносить себя правильно, иначе люди типа Доны будут решать за тебя и пользоваться этим. Я дал ей это понять.

— Зеленым чаем.

— Да. — Он говорил серьезно. — Никому не уступай. Если тебе не нравится, как демонстрируют твои работы, сразу говори. Это твоя прерогатива и твое право. Никаких компромиссов.

Фотосессия прошла гладко и закончилась через несколько часов. Днем ранее были сделаны снимки с моделями. Тони решил забрать пальто Рэйчел из комнаты отдыха. Выходя, он чуть не сбил с ног Дону.

— Жаль, что рабочий день так быстро кончился, — сказала она по-итальянски. — Мне нравится работать с тобой, Тони.

— Украшения Рэйчел очень хорошо смотрятся вместе с твоими, — ответил он с улыбкой.

Тони хотел ускользнуть, но сделать это было невозможно, не коснувшись груди Доны. Он точно знал, чего она хочет. Дона ясно обозначила свои намерения на той вечеринке в Риме. Весь сегодняшний день она находила повод прикоснуться к Тони и даже клала руку ему на колено, когда они обедали. Она даже поклевала закуски с его тарелки. Рэйчел, сидевшая напротив, выглядела удрученной. Он понимал ее, но не знал, как прекратить это, не унижая Дону прилюдно. Он как мог старался не замечать ее нахального поведения в надежде, что она поймет и прекратит.

Было очевидно, что ему это не удалось.

— Ты свободен сегодня? — спросила она.

— Боюсь, нет. Мы с Рэйчел после ужина идем в кино с моими друзьями.

— Может, завтра? Зайди ко мне, когда перестанешь нянчиться со своей подружкой.

Дона приложила руку ему между ног и зашептала на ухо непристойности, услышав которые покраснел бы любой развратник. До встречи с Рэйчел Тони заинтересовался бы предложением Доны. Сейчас же он лишь хмыкнул и покачал головой:

— Извини, но я пас.

Краем глаза он заметил движение в дверном проеме — там стояла Рэйчел, губы крепко сжаты, взгляд холоден. Она мало понимала по-итальянски, но Тони знал, что в данной ситуации ей не нужен переводчик.

Дона совсем не смутилась и нахально заявила по-английски:

— В другой раз тогда. Не пропадай.

Еще раз погладив его, она вышла, нагло улыбнувшись Рэйчел.

— Рэйч… — начал Тони, когда они остались одни.

— Я готова. Можем идти.

— Насчет Доны…

— Не надо. — Она закрыла на миг глаза и покачала головой. — Не имеет значения.

— Имеет. Я вижу, что имеет. — Тони протянул к Рэйчел руку, ожидая, что она попытается отстраниться. Она не отстранилась, но было ясно, что все изменилось. У него внезапно заныло в груди. — Ты не доверяешь мне. Думаешь, я такой же, как твой бывший муж. Думаешь, я буду изменять тебе.

— Нет, я так не думаю.

Ее упорное отрицание не уменьшило его страхи.

— Я ничего не делал, чтобы заслужить внимание Доны. Ничего. Она меня подкараулила.

— Я знаю, Тони.

— Ты знаешь. Но ты ведешь себя так, будто не знаешь. — Он провел ладонью по лицу.

— А как именно я себя веду? — Она скрестила руки на груди.

Он хорошо разбирался в женщинах и понял, что попал в ловушку.

— Мне надо было ясно дать ей понять. Я просто не хотел при людях…

— Знаю, — твердила Рэйчел.

— Опять ты со своим «знаю»! — в нетерпении воскликнул он. — Если знаешь, почему мы тогда ругаемся?

— Мы не ругаемся. Я знаю, что ты мне не будешь изменять. Ты мне сам сказал однажды, что всегда верен женщине — пока вы вместе.

Последняя реплика заставила Тони нахмуриться. Да, он говорил. Он так думал тогда, потому что его устраивали недолгие романы ради секса. Но с Рэйчел его связывало нечто большее. Он не хотел, что все кончилось. Не сейчас. Никогда.

— Я счастлив с тобой, Рэйчел. Я… Я…

Слова, которые он никогда не произносил, были готовы сорваться с его языка.

«Я люблю тебя». Santo cielo! Когда это случилось? Но потом Тони понял. Это случилось не сразу. Чувство росло постепенно в течение нескольких месяцев. Сначала пришло влечение, потом дружба, потом интимная близость и, наконец, в этот миг, пугающая душевная связь.

— Да, Тони, сейчас ты счастлив, но…

— Ты думаешь, я уйду? Что мне хочется быть с кем-то другим?

— Сейчас нет. А через месяц? Через год? Я не знаю. — Рэйчел улыбалась, но глаза ее были грустны. — Мы же не давали друг другу обещаний.

— Ты этого хочешь, carina? Обещаний?

А он хотел этого? У Тони вспотели ладони. Свело живот. Ему не стало легче, когда она покачала головой:

— Нет. С меня хватит обещаний. Мне нравится то, что у нас есть. Сейчас мы счастливы. Этого более чем достаточно.

— Да.

Именно такого пути Тони всегда придерживался. Но теперь все изменилось. И он только сейчас понял насколько.


Еще три дня Рэйчел провела в Италии. Это все, что она могла себе позволить, — надо было возвращаться домой. В магазине накопились дела, и еще предстояло выполнить заказы постоянных клиентов. Тони тоже был занят. Он успел только взять интервью для репортажа о средиземноморской кухне у всемирно известного шеф-повара во время их поездки в Милан. Скоро Рэйчел вернется в Штаты, он на неделю уедет на Сицилию, потом в Афины.

После происшествия на фотосессии их отношения стали напряженными. Рэйчел старалась не выказывать волнения и страха. Глупо было надеяться удержать такого мужчину, как Тони. Здесь, в Италии, в гламурной атмосфере, она осознала, насколько они разные. Несмотря на свою привязанность к семье, которая заставляла его раз за разом возвращаться в Мичиган, Тони чувствовал себя в этом кругу как рыба в воде. А она была чужой.

Рэйчел вспомнила слова Доны:

— Скоро ты ему наскучишь. Я не хочу тебя обидеть. Просто Тони такой. — Она засмеялась. — Я ему тоже надоем в свое время. Мне надо было не торопиться. Надо было подождать, пока он закончит с тобой, прежде чем предлагать себя. Не обижаешься?

Очевидно, Дона пыталась извиниться таким образом. То еще извинение. Рэйчел не рассказала Тони о ее визите. Зачем? Но эти слова служили ей предостережением. Предательство Мэла ранило Рэйчел. Если она не будет сильной, рана, нанесенная Тони, добьет ее.

— У меня для тебя сюрприз, carina, — объявил Тони, открывая для Рэйчел дверь лимузина.

Завтра в это время она уже будет в своей уютной квартире в Рочестере страдать от смены часовых поясов и разбирать накопившуюся за две недели деловую корреспонденцию.

— Какой?

— Маленькое путешествие.

— Куда?

— В Венецию.

Рэйчел удивленно на него посмотрела:

— Но мой самолет…

— Я позволил себе забронировать другой билет — на завтра. Ты улетаешь ночью. Если хочешь, я поменяю обратно, но мне так хотелось показать тебе Венецию. Ты говорила, что хочешь посмотреть этот город.

— Ты помнишь?

Это было несколько месяцев назад. Еще до того, как они стали встречаться.

— Я все помню про тебя. — Он улыбнулся. — Итак, Венеция? Мы пронесемся по ней галопом, но ты успеешь купить себе бисер из муранского стекла и полетишь домой вдохновленная.

— Я бы хотела…

У Тони был друг, который жил в поместье на маленьком островке в Венеции. Там Тони с Рэйчел и остановились. Из Рима они вылетели на вертолете, а затем уже на острове пересели в катер друга и поплыли по мутным водам Большого канала. Рэйчел восхищалась византийской архитектурой базилики Святого Марка. Они пообедали в ресторане у центральной площади, а затем отправились в стекольный магазин. Рэйчел с интересом наблюдала за работой стеклодувов, завороженная красотой и гибкостью этого материала, принимавшего желаемые причудливые формы.

— Я вижу, ты уже наполняешься вдохновением, — заметил Тони. — Думаю, по приезде домой ты будешь очень занята.

Он купил ей ожерелье из знаменитого бисера и сам застегнул его у нее на шее. Потом поцеловал в щеку. Сердце Рэйчел встрепенулось и замерло. Это прощание? Тони любил дарить украшения женщинам, когда хотел с ними расстаться. Не мог же он заказать его у самой Рэйчел. Теперь бисер Мурано. Она бранила себя за детскую глупость. И все же…

— О чем ты думаешь, carina? — Тони взял Рэйчел за подбородок, заставив ее посмотреть ему в глаза.

— Я думаю, как сильно буду по тебе скучать, — тихо ответила она.

Это было правдой.


Тони бродил по римским апартаментам. Рэйчел уехала меньше недели назад, а ему уже было одиноко и страшно. Да, страшно. Он терял ее.

Несмотря на все уверения Рэйчел, он чувствовал, как она отдаляется. Его беспокоило не только физическое расстояние, хотя впервые в жизни он не чувствовал себя в Риме как дома. Нет, его больше беспокоила душевная пропасть.

Она ничего не говорила и не делала. Они даже занимались любовью, несмотря на то, что случилось на фото-сессии. И ей, кажется, понравилась неожиданная поездка в Венецию. Но ожерелье из бисера опечалило Рэйчел. Она улыбнулась, поблагодарила его. Поцеловала. Но Тони слишком хорошо изучил ее. Что-то было не так.

Тони пытался поговорить с ней об этом. Но Рэйчел упорно уклонялась от ответа и ссылалась на усталость. Словно ничего и не было.

Ничего. Именно этого она ждала от Тони. Никакого будущего, только деловое партнерство. Между тем Тони влюбился. Он не мог отпустить Рэйчел. Она была нужна ему. Но как убедить ее? Тони умел обращаться с женщинами, но сейчас слов недоставало, а намерения были серьезны как никогда.

Тони взял телефон и набрал номер, не задумываясь о разнице во времени. Ему в голову пришла идея.


Глава 11 | Если кольцо подойдет | * * *



Loading...