home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Погода ни капельки не улучшилась с того момента, как Тони заглянул в «Экспрессив джемс». Он поднял воротник своего плаща и спрятал руки в карманы. Насвистывая, он направился в кондитерскую, обдуваемый встречным ветром.

Итак, его любимый ювелир сейчас была свободна.

Он пока еще не решил, как к этому относится. Также он не знал, почему не сказал Рэйчел, что заказанное для Астрид колье будет прощальным подарком. Он положил конец отношениям с молоденькой моделью еще до возвращения в Штаты. Их история завершилась.

Астрид была красивая, жизнерадостная девушка, гораздо умнее, чем думали многие, но у них с Тони было слишком мало общего. Они просто вместе коротали время между показами в разных европейских городах. И даже здесь не могли найти общий язык. Тони нравилась классика в искусстве, музыке и дизайне, а Астрид любила все новомодное. Она могла ночи напролет зажигать в ночных клубах, а Тони уже давно устал от такого бешеного ритма жизни. «Неужели я постарел? И Астрид слишком молода для меня?» — размышлял Тони. В любом случае она ему быстро наскучила. Они проводили вместе все меньше и меньше времени. И после каждого расставания его снова тянуло к Рэйчел.

Тони перестал насвистывать и остановился у светофора, ожидая зеленый свет. Что же так привлекало его в Рэйчел Палмер? Она оставалась для него загадкой. Они были знакомы уже лет пять. Однажды он зашел к ней в магазинчик и увидел восхитительное ожерелье на шее одной из продавщиц.

— Это работа миссис Палмер, — пояснила та.

Миссис Палмер. Тони так никогда до конца и не разгадал ее.

Она не походила на других женщин. К примеру, она всегда вела себя очень официально, никогда не расслаблялась.

Сегодня он увидел Рэйчел с другой стороны, ее ранимость заинтриговала его еще больше. И теперь она была свободна.

В желудке у него так громко заурчало, что перекрыло даже шум ветра. Подняв голову, Тони увидел, что уже снова горит красный. Он слишком долго думал о Рэйчел.

Написав штук двенадцать репортажей и разобравшись с многочисленными текущими вопросами, он заработал себе перерыв, долгий перерыв, хотя ему хватило бы и просто недели полной изоляции от внешнего мира, перед тем как снова засесть за телефон и окунуться в работу нью-йоркских офисов. Суете и шуму города он предпочитал Рочестер-Хиллз. Неподалеку жили его мать и отчим, а еще сестра Ава с мужем Биллом и двумя очаровательными дочками.

Самого его не очень привлекала идея жениться и остепениться, но ему нравилось жить в окружении близких. Когда Тони подолгу бывал в отъездах, ему даже не хватало доброго материнского ворчания.

Кроме того, ему не надо было проводить все время на Манхэттене. С помощью Интернета он легко оставался на связи с редакциями трех журналов.

Несмотря на его успехи, многие считали, что для него эта работа — просто хобби. Богатый человек занимается изданием журналов, чтобы как-то убить время и не сдохнуть со скуки. Отчасти это была правда. Если бы журналы обанкротились, это стало бы ударом по самолюбию Тони. Покойный отец оставил ему немалый доверительный фонд, на средства которого он сможет жить припеваючи. Но на него работает несколько сотен человек по всему миру, и это позволяет им растить детей и иметь крышу над головой.

Когда он входил в кондитерскую, зазвонил мобильный. Несмотря на ненастье, Тони решил разговаривать снаружи, чтобы не мешать посетителям.

— Ты вернулся? — Это была его мать. Он сразу услышал тревожные нотки в голосе Лючии.

— Да. Я приехал вчера поздно вечером. Не хотел будить тебя, — добавил он, зная, что мама будет укорять его за то, что не позвонил.

Она и в самом деле пожурила его. Затем спросила:

— Ты приедешь сегодня поужинать? — Это был и вопрос и требование одновременно. — Придет Ава с семьей. Я приготовлю твое любимое блюдо.

После бесконечной ресторанной еды у Тони потекли слюнки от предвкушения домашнего ужина.

— Мама, я люблю все, что ты готовишь.

— Значит, никаких проблем. Приезжай пораньше. — Она засмеялась.


Две недели подряд Рэйчел работала допоздна. Ее это не тяготило. К тому же у нее не было причины спешить домой. Дом теперь казался таким большим и пустым, половина мебели отсутствовала. Может, завести собаку? Или кошку…

«А может, стоит начать новую жизнь», — думала она, поднимаясь из кресла, чтобы размять мышцы спины.

Рэйчел подолгу сидела сгорбившись, и у нее стали побаливать плечи. Она работала над украшением, которое заказал Тони, и пока ей нравилось то, что у нее получалось. Она была довольна и работой строителей, которые за короткое время много успели сделать. Они уже подготовили планировку и теперь взялись за стенные шкафы и ванную.

Сверху раздавался стук молотков. Выходило дороже, но Рэйчел настояла, чтобы работы велись после закрытия магазина, дабы не беспокоить посетителей. Из-за шума она не сразу услышала, что кто-то стучится в окно.

Снаружи стоял Тони и улыбался ей. Погода сегодня была более приятной, поэтому вместо плаща на нем был толстый шерстяной свитер. Казалось, ему очень тепло. Даже, может, жарко. Снова по телу Рэйчел побежали мурашки.

— Мистер Салерно.

— Тони, — поправил он.

— Я как раз вас вспоминала, — сказала Рэйчел, впуская его.

Это было правдой, но не стоило так говорить. Сексуальная улыбка озарила его лицо, и она готова была поклясться, что его карие глаза затуманились.

— Именно это мужчина хочет слышать от прекрасной дамы. Расскажите мне, carina, о чем вы думали.

На мгновение ей тоже захотелось пофлиртовать, но она так давно не занималась ничем подобным, что, скорее всего, уже разучилась.

— Я… м-м-м… ваше колье почти готово. Хотите взглянуть на него?

— А что, если я скажу, что пришел проведать вас?

Рэйчел улыбнулась, не зная, что ответить. Он говорил такое и продавщицам ее магазина, поэтому она понимала, что его слова ничего не значат. Тем не менее они взволновали ее. Ее выручил новый шквал стука молотков наверху.

— Santo cielo! Что за бомбежка?

— Я делаю небольшой ремонт.

— Вы хотите добавить второй этаж вашему магазину?

Она покачала головой:

— Я хочу сделать наверху жилое помещение и оставить небольшую площадь под склад.

— Это хороший дом старой постройки, удачно расположен, особенно для работающей молодежи. Я думаю, вы без труда сдадите его.

— У меня уже есть один арендатор. — В ответ на его удивленный взгляд она добавила: — Я сама.

Тони показал на потолок:

— Вы хотите жить здесь?

— Да. Как только закончится ремонт. Думаю, еще до начала весны.

— Там мало места, — поморщился он. — Простите, я выразился бестактно.

— Ничего страшного. А мне и не надо большую квартиру. Там буду жить я одна. — Рэйчел пожала плечами. — Может быть, еще заведу кошку.

— Кошку? — Он покачал головой. — Нет. Лучше собаку.

— Да? У вас есть собака? — поинтересовалась она.

Тони отрицательно покачал головой:

— Нет. К сожалению. Меня слишком подолгу не бывает дома. Но в Италии в детстве у меня была собака. Пойнтер. — Видя ее замешательство, он добавил: — Это достаточно распространенная в Европе порода охотничьих собак. Отец месяцами натаскивал его для охоты на птиц.

— Стало быть, он был хороший охотник, — предположила она.

— Не знаю. — По его лицу пробежала тень. — Отец умер до того, как смог бы брать меня на охоту.

— Ой, извините.

Он грустно улыбнулся и пожал плечами:

— Это было давно.

Рэйчел поняла, что Тони не хочет говорить об этом. Она полностью разделяла его чувства. Ее отец тоже давно оставил их, но со временем рана до конца не зарубцевалась.

— Собакам нужен какой-то простор, а здесь у меня его не будет. Кошки более независимы.

— Вот поэтому собаки и лучше в качестве домашних питомцев. Если, конечно, вам не нужно одиночество, — снова очаровательно улыбнулся он.

— Я… Я… пока не решила. Просто мысли вслух, — поспешно объяснила она.

Грохот усилился, сменившись глухим стуком, сотрясшим балки.

— Ужас! И так весь день?

— Только вечерами. Я попросила строителей всю шумную работу делать, когда магазин закрыт. Ремонт мешает фоновой музыке, — иронично добавила она.

— Согласен. — Тони снова посмотрел на потолок, а затем на нее. — Ваш кабинет будет наверху или вы продолжите работать над дизайном здесь, в магазине?

Рэйчел нахмурилась:

— Я как-то еще не думала над этим.

Мэл не любил, когда жена трудилась дома, поэтому Рэйчел так и не довелось превратить одну из комнат в мастерскую. Но здесь она сможет сделать это. Это будет ее решение. Ее выбор.

— Покажите мне, что там у вас наверху? Если, конечно, это вас не затруднит. Просто удовлетворить мое любопытство, — добавил он с невинной улыбкой.

Рэйчел не смогла придумать причины, чтобы отказать. Она там еще не жила, поэтому это не было приглашением в дом. Тем более они будут не одни.

— Там пыльно, — предупредила она, выразительно посмотрев на его безупречную одежду.

Тони, однако, это не волновало.

— Если запачкаюсь, постираю потом.

«Скорее придется отдавать в чистку», — подумала она и кивнула:

— Хорошо, идемте.

Она повела Тони в подсобку. Направо от запасного выхода находилась узкая винтовая лестница на второй этаж. Ступеньки были деревянные и без коврового покрытия. В середине краска совсем растрескалась и стерлась. Как и все здание, лестница была очень старая. Ступеньки заскрипели, когда Рэйчел и Тони ступили на них.

— Сколько лет этому зданию? — спросил Тони.

— Оно построено в конце тысяча восемьсот восьмидесятого года. Сначала тут был торговый дом, потом продавали канцелярские принадлежности, потом его купила я. Говорят, во времена сухого закона в подвале незаконно торговали спиртным. — Она улыбнулась, оглянувшись.

Как раз в этот момент Тони любовался ее соблазнительной попкой. Несмотря на то что его застигли за таким занятием, он улыбнулся:

— Богатое прошлое. Мне это нравится. Придает пикантности.

Рэйчел чуть не споткнулась. Он мгновенно подхватил ее за талию и удерживал немного дольше, чем было нужно.

— Возможно.

Они поднялись на второй этаж. Тяжелый брезент отгораживал место работ, чтобы как можно большая часть строительного мусора оставалась на втором этаже. Воздух был весь пропитан опилками. Она чихнула. Тони предложил ей носовой платок. На нем была вышита монограмма с его инициалами, и он казался слишком красивым, чтобы вытирать им нос, но Рэйчел как можно деликатнее воспользовалась им. Затем засунула платок в карман. Вернет его после стирки.

— С другой стороны, в Италии дом конца девятнадцатого века будет считаться современным, — заметил он для поддержания разговора.

— Это одна из причин моего восхищения Европой. Такая прекрасная старинная архитектура и столь многое сохранилось. Тут я тоже хочу оставить как можно больше в первозданном виде, но, конечно, при этом не забыть про безопасность и современные удобства.

— Красота и практичность.

— Именно. Предыдущий владелец что-то ремонтировал до того, как я купила здание, но нужно будет поменять проводку, сантехнику и вентиляцию, чтобы тут можно было жить.

Рэйчел потянулась к брезенту, но Тони опередил ее.

— Вход в квартиру будет снаружи, минуя магазин. — Она указала направо, где под пленкой лежали коробки разных форм и размеров. — Позже я планирую сдавать квартиру.

— Есть идеи, где бы вам хотелось жить? — спросил он.

— Не особенно. Но я точно знаю, что хочу жить в собственном доме.

— Это ради вашей собаки? — улыбнулся он.

Она засмеялась:

— Ради моей собаки. Пока же буду жить тут с кошкой. И мне точно не придется терять время, чтобы добираться до работы.

Помимо молотков из радиоприемника грохотала классика рока. Строители прервали работу, когда заметили ее и Тони. Их было трое, все в джинсах и майках, протертых и порванных серьезной работой, а не прихотью дизайнера.

— Миссис Палмер, просим прощения за шум, — произнес бригадир Вилл Дэниэлс, выключив радио. — К выходным закончим с рамами, если это как-то вас утешит.

— Никаких проблем, Вилл. Мой… м-м-м… клиент. Мистер Салерно хотел посмотреть, что тут у меня будет. Надеюсь, мы не помешаем?

— Конечно нет. — Он уперся своими мясистыми руками в бока. — В любом случае мы с ребятами хотели передохнуть минут пятнадцать.

— Спасибо.

Тони шагнул вперед и протянул руку:

— Тони.

Бригадир, казалось, немного удивился. Он вытер ладонь о джинсы, прежде чем пожать ему руку.

— Вилл Дэниэлс. — Он показал назад. — А это два наших самых лучших плотника.

Тони поочередно пожал им руки и осмотрелся.

— Работы еще много, но я вижу, что тут можно сделать. — Он обратился к Рэйчел: — Площадь больше, чем мне казалось, даже если часть уйдет под склад.

— Потолок высотой в десять футов и просторное помещение, — ответила Рэйчел.

— Оно таким и останется?

— Почти. Тут будет однокомнатная квартира.

— Можете мне еще показать?

Его улыбка обезоруживала. Пока рабочие отдыхали на почтительном расстоянии, Рэйчел водила Тони по комнате, ее воображение превращало стены и черновой настил в законченный, меблированный и, самое главное, очень красивый и уютный дом.

— Здесь будет кухня. Небольшая, но со всем необходимым для меня и для того, кому сдам потом в аренду. — Она указала на наружную стену. — Раковина будет у окна, по обеим сторонам шкафчики.

— Какая отделка?

— Вишневое дерево. Мне нравится богатая фактура дерева.

Он хмыкнул:

— А кирпич так и оставите?

— Здесь — да. Мне нравится вид, но для теплоизоляции я покрою остальной кирпич гипсокартоном. Иначе не расплачусь за отопление.

Вынужденный компромисс, так сказать…

Тони проследовал за ней к дальней стене, с выходящими на юг большими окнами.

— С этим светом здесь будет идеальное место для рабочего стола. — Он сделал движение рукой и продолжал: — Тут можно поставить стол и несколько шкафов. А по стене повесить полки.

— Думаю, можно обойтись без большого шкафа, чтобы освободить больше пространства, — задумчиво произнесла она.

— Это ваша спальня?

Рэйчел снова почувствовала, как кровь прилила к щекам, когда увидела улыбку Тони. Ох, она знала эту улыбку.

— Вы сейчас в моем шкафу, прямо там, где я собиралась ставить свою обувь.

Он остался невозмутим:

— У вас есть туфли на шпильках, carina? Красные, например?

— Извините, нет.

— Вам надо купить такие. Они безумно украшают женские ножки.

— Я приму это к сведению.

— А сейчас? — Тони приблизился к ней, и она смогла уловить запах его парфюма. — Где я стою? — Они находились там, где должна располагаться кровать.

Она ничего не ответила, и Тони проворковал:

— Вы прекрасны в утреннем свете.

Воздух застыл у нее в легких. Через несколько мгновений она смогла дышать. Указывая направо, она сказала:

— Ванная.

— Что?

— Там будет ванная. — Она пошла к месту, где строители уже установили штакетники.

Тони не улыбался. Наоборот, даже нахмурился:

— Но тут нет места для нормальной ванны.

— Тут будет только душевая кабина, — со вздохом согласилась Рэйчел.

Какая женщина не любит долгое расслабленное лежание в пене.

— Мой дом всегда открыт для вас. И у меня большая ванна. — Эта порочная улыбка снова появилась на его лице, когда он добавил; — Там можно полежать даже вдвоем.

«Это просто флирт», — напомнила она себе. Тони ничего такого не имеет в виду. Тем не менее она хотела, чтобы он уяснил себе одну вещь. Она не могла мириться с неверностью. Пусть обманули ее, но она не собиралась сама становиться разлучницей, даже если Тони и Астрид не были женаты.

— Возможно, вам следует пригласить к себе Астрид.

— Астрид. — На секунду он посмотрел на потолок, как бы раздумывая, затем покачал головой: — Мы с Астрид больше не встречаемся.

— Ох…

— Да. Вот и ох. — Он слегка постучал ей по носу.

Он смеется над ней? Рэйчел решила вернуться к деловому разговору. Ему еще нужно колье?

— Это случилось недавно?

— Не совсем. Мы официально расстались в Стокгольме.

— Но это было…

— До моего возвращения в Штаты. Да.

— Ох, извините. — Она вспыхнула, хотя он едва ли выглядел разбитым горем.

— Пока наше время не прошло, нам было хорошо вместе, правда, мы никогда не пробовали в ванной. Так бывает, — спокойно произнес он, пожав плечами.

— Да, так бывает. — Рэйчел ответила резче, чем хотела.

Теперь пришла пора Тони извиняться:

— Я сказал бестактность, учитывая ваши обстоятельства…

— По крайней мере, вы не обманывали ее, — не подумав, брякнула Рэйчел.

— Я никогда не обманываю, carina. Никогда.

Скорее всего, Тони врал. В любом случае он не был надежным мужчиной. Он был… идеален для снятия депрессии. Рэйчел попыталась отогнать эту мысль.

— Все в порядке?

— Все отлично. Я… я просто немного удивлена по поводу колье. Я думала, что оно для какого-то особого случая.

— Так и есть. Прощальный подарок и пожелание успехов в карьере.

— Очень великодушно с вашей стороны.

«И без сомнения, страховка, чтобы Астрид ушла без лишнего шума или раздражения».

— Я могу себе позволить быть щедрым. В этом все и дело, женщины хотят вещи.

Рэйчел нахмурилась:

— Я оскорблена от имени всего женского племени.

— Все что-то хотят, carina.


Глава 1 | Если кольцо подойдет | Глава 3



Loading...