home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Рэйчел боялась доверять Тони, но все же приняла его приглашение на ужин.

Они вошли в ресторан, и все женщины окинули ее спутника оценивающим взглядом.

— Вы пользуетесь успехом, — заметила Рэйчел с ухмылкой.

— Это все фрак. Я в нем выгляжу солидно. — Он взял винную карту. — Сейчас все одеваются очень неформально. Большинство мужчин не утруждают себя пиджаками и галстуками, тем более такой торжественной одеждой, разве что на свадьбу или на мероприятия типа сегодняшнего вечера для сбора средств.

— Женщины тоже не носят юбки или высокие каблуки, — ответила она, чувствуя себя не в своей тарелке, так как сама не надела ни того ни другого.

Но с другой стороны, откуда она могла знать, что Тони приедет разодетый от Армани и пригласит ее на ужин?

— Как человек, который ценит прекрасное, я рад, что женщины все-таки более склонны красиво одеваться, чем мужчины.

— Я тоже была такая, — медленно произнесла она.

Но Мэлу не очень нравилось, как она одевается. Слишком смело. Слишком ярко. Как и в домашней обстановке, он предпочитал спокойные тона и недосказанность. Рэйчел разгладила салфетку, разложенную на коленях. Неужели она в самом деле пришла в брюках хаки в роскошный ресторан?

Рэйчел кашлянула:

— Вы-то как раз одеваетесь со вкусом.

— Это работа моего портного Луиджи, — сказал он. — Я одеваюсь у него еще со времен своего причастия, со второго класса. Сшитая им одежда хорошо сидит, поэтому в ней удобно.

— Этот Луиджи живет в Италии?

— Да. Я ему не изменяю.

«Интересная фраза», — подумала Рэйчел.

Тони продолжал:

— Я ценю все, что делают с любовью и мастерством, будь то костюмы от портного из Рима или украшения от очень талантливого дизайнера из Рочестера, штат Мичиган.

Официант принес меню. Представившись и предложив блюда дня, он принял заказ на вина и удалился.

Рэйчел снова заговорила:

— Вы опять уезжаете из города. В Нью-Йорк или за границу?

— В Нью-Йорк, по меньшей мере на пару дней. Потом в Италию. Там буду писать репортаж для моего журнала об одном винограднике.

Тони рассказывал об этом очень спокойно, почти вяло. Всего лишь еще один месяц из жизни магната.

— Вам нравится путешествовать.

— Почему должно не нравиться, carina? Мир такой огромный. Я хочу видеть его, узнавать на собственном опыте, а не из журналов.

— Даже если это ваши журналы? — спросила она.

— Большинство наших читателей хотят посетить места, которые мы описываем.

— Я узнаю мир только из рассказов.

— Наверняка вы путешествуете по работе.

— Иногда да. Но это поездки для налаживания контактов. Это не то же самое, что путешествовать для души.

— Вам надо найти время для себя, для удовольствий. — Его акцент звучал соблазнительно.

Когда Рэйчел последний раз наслаждалась жизнью?

— Я планирую. Хочу съездить на вашу родину, — неожиданно для самой себя произнесла она.

— Вы уже бывали в Италии?

— Была пару дней в Риме с друзьями, сразу после колледжа. С рюкзаком мы за две недели объездили пять стран.

Отец хотел оплатить ей перелет. Так сказать, подарок на выпускной. Рэйчел порвала и его бездушное послание, и чек. Он сделал такое же предложение и Хайди на ее выпускной.

Сестра взяла деньги без малейшего колебания и провела уик-энд в пафосном отеле на Французской Ривьере. Обида все еще не прошла. Рэйчел сказала:

— Это было давно.

— Когда поедете в следующий раз, посетите другие города, — посоветовал Тони. — В Италии, кроме Рима, обязательно съездите во Флоренцию и в Венецию. И в Милан. Я бы с удовольствием был вашим гидом.

Он взял большой кусок хлеба и обильно намазал его маслом. У Рэйчел потекли слюнки. Немного пожевав, он добавил:

— Я расскажу вам, где лучшие отели и рестораны.

— Очень мило с вашей стороны, — вежливо ответила она. Она сомневалась, что эти рекомендации будут ей по карману. Тем не менее она задумалась. — Я всегда хотела увидеть Венецию.

— Из-за стекольных мастеров, — предположил он.

Рэйчел кивнула. Неудивительно, что он догадался.

— В своей работе я иногда использую бисер Мурано. Такие живые краски.

— И при этом никогда не были в Венеции. — Тони покачал головой. — Вам надо найти время. Для себя и для вашего искусства. Надо подпитывать свой талант.

Была это просто вежливость или нет, но Рэйчел согласилась. Возвращение к реальности расстроило ее.

— Боюсь, что не скоро поеду в Италию и вообще куда-нибудь. Почти все мое время я посвящаю делам, и перемен не предвидится.

Он отложил бутерброд и вытер губы салфеткой:

— Это и есть ваша мечта, Рэйчел? Магазин и немножко дизайна для души, пока вы сами в основном продаете работы других людей?

Она не ожидала такого вопроса и не знала, как ответить.

— Я люблю свой магазин… — наконец начала она.

— Это ваша страсть, Рэйчел? Ваша мечта? — снова спросил он.

Ее мечта? Она покачала головой. Было немного страшно признаться.

— Мой магазин позволяет мне мечтать. Но быть владелицей не есть моя мечта.

— Создание украшений — вот ваше настоящее призвание. — Он самодовольно улыбался. — Вы должны отдаваться этому со всей силой. Это говорит мужчина, который имел возможности отдаться любым страстям.

— Боюсь, все не так просто.

— Это может быть просто, carina. — Слова звучали странно, но, прежде чем она успела спросить, что он имеет в виду, Тони продолжил: — Вы всегда хотели быть дизайнером украшений?

— Да и нет. Я всегда что-то рисовала, но когда пошла в колледж, решила получить финансовое образование.

Так она познакомилась с Мэлом. Они работали в одном и том же банке, это было ее первое место после окончания.

— Художник с математическим складом ума, — заметил Тони.

— Да. Я была практичной. — Она поджала губы. — Мне надо было выплачивать кредиты за учебу, и я хотела жить отдельно, хотя мама звала меня обратно домой. — Она горько усмехнулась. — Прошло десять лет, и у меня опять та же дилемма.

Официант принес напитки и еще одну корзинку с теплым хлебом. Тони заказал себе пино-нуар. Она взяла чай со льдом без сахара.

— Вам негде жить? — нахмурившись, спросил Тони.

— Ну, это немного громко сказано. Все будет в порядке.

За ужином они обсудили много тем. Как из песчинки рождается жемчужина, так и в голове Тони зрела идея. Но, по своему обыкновению, он не спешил. Он предпочитал не предвосхищать события, позволял им идти свои чередом.

Рэйчел ему нравилась. Он считал ее умной и здравомыслящей женщиной. Он очень уважал ее, хотя так до конца и не понимал. Под внешней приятной ненавязчивой оболочкой скрывалась притягательная тайна.

Тони всегда подозревал, что, возможно, его интерес подстегивали ее благородная строгость и недоступность. И его любопытство еще совсем не было удовлетворено. Оно только разгоралось.

Рэйчел была настоящей художницей, безумно талантливой и изобретательной, чувствовавшей и красоту, и важность деталей. По его мнению, она растрачивала свой талант в этом маленьком магазинчике. Будь у нее связи и поддержка, она смогла бы сделать себе имя в Нью-Йорке, Лондоне или Риме.

За время своих странствий Тони имел дело со многими представительницами мира искусства. Он брал у них интервью, назначал им свидания. На одной чуть было не женился. Они бывали капризными, темпераментными и очень сексуальными. Внешне Рэйчел не имела с ними ничего общего. Она одевалась как бухгалтер, просто и элегантно, без всяких рюшек. Она почти не носила украшений, только простое обручальное кольцо, сегодня и его не надела. В юбке он ее видел всего раз.

Рэйчел производила впечатление немного зажатой женщины, особенно в сексуальном плане. Она была не только загадкой, но и сложной задачей. А он любил сложные задачи.

— Вам не нравится стейк, Тони?

Тут он сообразил, что, размышляя, неотрывно смотрел на идеально приготовленный бифштекс с косточкой, в то время как она ела.

— Все отлично! — В доказательство он отрезал кусок и сунул его в рот. Роскошное мясо прямо таяло во рту. Запил вином, неплохим, но пробовали и лучше. — А ваша рыба? Можно есть?

— Очень вкусный сибас, — ответила она.

Они были очень разными.

И тут Рэйчел его удивила:

— Можно попробовать ваш бифштекс?

— Конечно.

Он отрезал маленький кусок и предложил ей взять его с вилки. Он улыбнулся своей смелости. На этот раз Адам соблазнял Еву. Осмелится ли она?

Она поддавалась соблазну, хоть и с трудом.

— М-м-м, очень вкусно. — Рэйчел вытерла губы салфеткой, хотя в этом не было необходимости. Ему нравились ее губы, особенно верхняя. — Нет ничего вкуснее хорошего стейка.

— А почему же вы не заказали тоже?

Она удивленно взмахнула ресницами:

— Я… люблю рыбу.

— Из-за вкуса или из-за жирных кислот типа омеги-три и прочей модной полезности? — решил он ее спровоцировать.

— Из-за того и другого. — Она нахмурилась. — Не обязательно выбирать что-то одно.

— Согласен с вами. Я тоже люблю рыбу. Но когда хочу стейк, заказываю стейк. Не вижу смысла отказывать себе. — Тони отрезал еще кусок и положил себе в рот.

— Видимо, здесь мы расходимся во мнениях, — ответила она. — Не вижу смысла излишне баловать себя.

— Вы считаете, это излишество?

Он отпил вина, довольный, что под его взглядом она нервно поерзала. Ей стало неудобно. Тони это нравилось, поскольку он сам ощущал дискомфорт.

— Все в меру, не так ли?

— Да.

Позже, когда они закончили с основными блюдами, подошел официант и принес десертное меню. Тони думал, что Рэйчел откажется. Она даже рыбу не доела.

— Я возьму чизкейк и кофе, — неожиданно решила Рэйчел.

— Мне то же самое, — сказал Тони.

Когда официант ушел, она спросила:

— Вы удивлены, что я заказала десерт?

— Немного. Зачем заказали?

— Захотелось.

— Вы хорошая ученица, carina. — Тони засмеялся, но, казалось, он потешался над собой.


Выйдя из ресторана, они направились к машинам. Сюда они добирались каждый на своей.

— Какой долгий день, — лениво протянула Рэйчел. И, вздохнув, добавила: — Такая длинная неделя.

— Вы завтра работаете?

— Нет. По крайней мере, не в магазине. Я должна накупить еще коробок и собрать оставшиеся вещи. Понедельник уже вот-вот наступит. Наверное, придется еще снимать и складское помещение, потому что, где бы я ни очутилась в итоге, там не хватит места для всех моих пожиток. — Она засмеялась; смех был скорее истеричный, чем веселый.

Пока он размышлял, Рэйчел продолжала:

— Может, мне вообще не следует все перевозить. А вдруг новый владелец захочет купить что-то из мебели. Она не особо мне нравится, но по условиям развода она досталась мне. Мэл забрал плазму, а я — диван из гостиной и кресла.

— Кажется, ваш бывший муж получил большую выгоду.

— То есть?

— Размер имеет значение, — иронично заметил Тони.

— Ну да. — Она улыбнулась. — Вы не знаете никого, кто захотел бы приобрести огромный банальный бежевый диван? Хорошего качества. Почти как новый. Я отдам задешево.

— Никого не припомню. А если попробовать продать через Интернет?

Она кивнула:

— Мама считает, я должна оставить его себе. Она говорит, лучше такой диван, чем вообще никакого.

— Возможно, стоит прислушаться к маминому совету.

— А вы слушаетесь маму? — спросила она.

— Зависит от того, что она говорит.

— Другими словами, нет.

— Если бы я слушался ее, то сейчас был бы женат и имел полдюжины детей.

Рэйчел покачала головой:

— Извините, не могу вас представить в таком положении.

— По-вашему, я не похож на отца семейства? — удивился Тони.

— Боюсь, нет. Да и на мужа вы тоже особо не тянете. — Она немного помолчала, затем воскликнула: — Господи! Надеюсь, я не обидела вас.

Он пожал плечами:

— Все женщины, с которыми я встречаюсь, хотят замужества… в конечном итоге.

По этой причине Тони никогда не позволял заходить слишком далеко. Расставания гораздо спокойнее и гораздо менее затратны, когда к ним не примешиваются глубокие чувства. Он понял это из истории с Кендрой. Они чуть было не обвенчались. Больше он такую ошибку никогда не повторит.

— Это потому что мужчины и женщины ждут разного от любовных отношений.

— Точно. — Он улыбнулся, полностью соглашаясь.

— Вернемся к дивану. Я могу его оставить. И стулья тоже. Но они действительно не в моем вкусе. — Она обернулась и ткнула его в грудь. — Только не спрашивайте!

Он поднял руки:

— Не спрашивать что?

— Не спрашивайте, почему я купила мебель, которая мне не нравится. — Рэйчел помрачнела. — Все не так просто в семейной жизни. Не всегда делаешь то, что тебе хочется.

— Рэйчел…

Она выглядела рассерженной.

— Когда вы женитесь, вам придется идти на компромиссы, Тони.

— Вы пошли на компромисс, carina? Или продали свою душу?

Она ахнула, ничего не ответив.

— Извините, — произнес он, хоть вины и не чувствовал. — Не буду притворяться, что понимаю семейную жизнь. Мне тридцать восемь, и, к бесконечному сожалению моей матери, я умудрился остаться свободным.

— Но вы постоянно в отношениях.

— Как я уже говорил, не вижу смысла отказывать себе в удовольствии. Это касается и женщин.

— Вот поэтому вы и не женаты, — рассмеялась Рэйчел, желая смягчить приговор.

— Что в начале, курица или яйцо? — произнес он. — Я люблю женщин, потому что не женат, или я не женат, потому что люблю женщин? — Тони поднял вверх палец. — Для справки, однажды я чуть было не расстался с холостяцкой жизнью.

Рэйчел даже остановилась:

— Правда? Когда?

— Давно. Я был тогда молодым романтиком.

— Я думаю, вы и сейчас очень романтичны.

— Да? — Он обнадеживающе улыбнулся.

Рэйчел закатила глаза. Ее деловитость постепенно рассеивалась, открывая взору женщину, которая очень нравилась Тони.

— Сколько вы были вместе?

— Мы познакомились в самом начале первого курса и встречались все годы учебы. Дома она была как своя. Моя семья просто обожала ее.

— Так сложнее. Мои мама и сестра никогда особо не любили Мэла. Можно узнать, что случилось?

— У нас оказались разные планы на будущее. Я хотел начать свое дело. Она считала, что мне не нужно работать. В тот день, когда я купил маленький журнал, который впоследствии стал флагманом моего издательского дома, она вернула мне кольцо.

Рэйчел молчала. Затем Тони почувствовал, как ее ладонь прикоснулась к его руке.

— Ей же хуже.

— То же самое можно сказать и про вашего мужа?

Они подошли к ее машине. Рэйчел серьезно посмотрела на Тони:

— У него была связь с секретаршей.

— Как банально, — ответил Тони, даже не посочувствовав.

— О, дальше еще банальнее. — Рэйчел прислонилась к капоту, сложив руки на груди, и попыталась изобразить улыбку.

— Ага. Секретарша-блондинка и моложе вас, — предположил Тони.

— Именно так, — вздохнула она и опустила руки. — И я узнала об этом позже всех. Связь продолжалась больше года, потом я случайно обнаружила чек.

— На что?

— На ювелирные украшения. Он покупал ей… ювелирные украшения!

Тони показалось, что маленькая пауза в признании была вызвана ее желанием вставить туда хороший эпитет. Она, безусловно, имела на это право.

— Сволочь. По крайней мере, вы можете быть уверены, что любой подарок вашего бывшего мужа был хуже вашей работы.

Его замечание помогло ей рассмеяться.

— Спасибо, — сказала она.

— Вы очень талантливы, Рэйчел. Я много раз повторял это. Нужно верить в себя.

— Спасибо, — снова сказала она.

Потом потупила взор. Смутилась? Тони коснулся ее подбородка. Шепотом произнес не покидавшую его мысль:

— Я могу помочь вам, carina.

— Простите?

Он улыбнулся, зная, о чем подумала Рэйчел.

— Я могу познакомить вас с людьми, которые обеспечат вам карьеру.

«Адам снова соблазняет Еву», — подумал Тони и заметил, как расширились ее глаза.

— Вы ведь думали об этом, — предположил он.

— Скорее мечтала. Я… я не знаю, что сказать, Тони.

— Тогда ничего не говорите. Обещайте, что подумаете над моим предложением.

— Я подумаю, — медленно произнесла она.

— Хорошо.

Опуская руку, Тони слегка коснулся ее щеки. Он привык получать все, что хочет. Более того, он привык получать это бесплатно. Может, в этом для него заключалась часть привлекательности Рэйчел. Она ничего не предлагала. Пока. Он будет действовать осторожно. Тони пообещал себе, что в итоге они станут не просто союзниками.

Когда Рэйчел будет готова, он без смущения предложит ей нечто большее, а потом они расстанутся друзьями. Тони всегда расставался по-хорошему.

— Еще раз спасибо за ужин.

— На здоровье. В следующий раз закажите стейк.

Рэйчел открыла дверь машины и замерла. Затем, приподнявшись на цыпочки, поцеловала Тони в щеку.

В ответ он приник к ее губам, и Рэйчел четко уяснила, что на уме у него не только платонические отношения.

— Виопа notte. — Сказав это, Тони осознал, что перешел на итальянский. — Спокойной ночи.

— Счастливого пути. — Рэйчел вежливо улыбнулась и продолжила деловым тоном: — Надеюсь увидеть вас у себя в магазине по возвращении в Штаты.

— Непременно.


«Я неправильно его поняла», — заключила Рэйчел, залезая под одеяло. Тони просто был любезен. Он знал, что у нее сложный период в жизни. Как женщина она его не интересовала. У них только деловые отношения.

Рэйчел призналась, что предложение Тони взволновало ее. А этот поцелуй… Она не могла припомнить, когда последний раз чувствовала возбуждение. Последний год Рэйчел вела монашеский образ жизни, молча наблюдая, как рушатся ее надежды и мечты.

Это не имело значения. Сейчас важна только карьера. На этот раз Рэйчел сконцентрируется на работе.


Глава 3 | Если кольцо подойдет | Глава 5



Loading...