home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Прошло три недели. Время тянулось томительно. До возвращения домой было еще долго. Но впервые за эти годы Тони хотел в Штаты — особенно в Мичиган, где жила его семья. Приближались праздники, которые пробуждали в нем ностальгию. Он решил слетать домой на Рождество и затем вернуться в Рим. На следующий день у Тони была назначена деловая встреча в Нью-Йорке.

Мама никогда не простит его, если он пропустит уже второй семейный праздничный ужин. Ему еще выслушать упреки по поводу своего отсутствия на День благодарения.

Рэйчел пришла, но не к самому ужину, а только к чаю. Она приняла приглашение матери Тони — Лючии было сложно отказать.

Впоследствии Тони пришлось выслушать не только рассказ матери, но также прочесть отчет сестры.

«Она милая. Мне понравилась, Тони, — заканчивалось письмо Авы. — И маме тоже».

Тони был не в восторге. Он не хотел, чтобы сестра и мать привыкали к Рэйчел, несмотря на то что сам все сильнее привязывался к ней. Он уверял себя, что его интригуют только загадки и преграды. В них заключалась притягательность Рэйчел.

Тони уже начал прощупывать почву и заводить нужные знакомства, чтобы помочь Рэйчел с карьерой. На сегодняшний вечер в одном из его любимых ресторанов Рима у него был назначен ужин с Дафни Валеро. В прошлом он уже имел деловые контакты с Дафни, также их связывал один очень памятный эпизод личного характера, имевший место в Париже.

Штаб-квартира «Ла Флер Фрагранс», компании Дафни, находилась на родине ее матери, во Франции. В Риме же были дополнительные офисы. Самые известные духи — «Неподвластный времени» — продавались в самых элитных бутиках. А парфюмерия и ювелирные украшения — звенья одной цепи. У дорогих ароматов и роскошных золотых безделушек одни и те же покупатели.

Кроме того, Дафни обожала драгоценности и, как наследница парфюмерной империи, часто красовалась на обложках различных изданий, в том числе и журналов Тони, рекламируя продукцию своей фирмы. Дафни была не просто деловой женщиной. Она задавала моду.

— Тони!

Дафни ворвалась в ресторан и энергично расцеловала его в обе щеки. Тони предложил поговорить здесь, прекрасно понимая, чем может закончиться встреча, если он примет приглашение на коктейль в ее апартаментах.

— Ты, как всегда, прекрасна, — сказал он, придвигая для нее стул.

Это не был пустой комплимент. Дафни была красивой женщиной, элегантной и гламурной. В свое время он с удовольствием предавался с ней страсти. Но не в этот раз.

— Я рада была получить твое сообщение. Мы давно не виделись. — Голос ее чуть охрип. — Очень давно.

— Ты не расстроишься, если мы немного поговорим о делах? — спросил он.

Она не дала четкий ответ:

— Зависит от обстоятельств.

Когда принесли винную карту, Тони заказал шампанское.

— Что мы празднуем? — спросила Дафни.

Он беззаботно пожал плечами:

— Разве нам нужен повод, чтобы выпить шампанского?

— Я такого не могу придумать, — произнесла она с хитрой улыбкой. — Может, ты пытаешься напоить меня, чтобы позднее воспользоваться этим.

— Я слишком благороден, чтобы вести себя подобным образом.

— Жаль.

Они поболтали немного о переменах в его рабочей стратегии и вообще об издательском мире. Затем Тони поинтересовался здоровьем отца Дафни, который годом ранее перенес инсульт.

— У тебя очень красивый браслет, — вдруг заметил он.

— Тебе нравится? — Дафни покрутила его пряжку. — Наследство моей покойной бабушки.

— Некоторые украшения неподвластны времени. Я знаю одного дизайнера, чьи работы могут понравиться ценителю с таким хорошим вкусом, как у тебя.

— Да? — Дафни взяла кусочек брускетты. — Кто это?

— Она пока почти неизвестна.

— И ты хочешь это изменить… — предположила Дафни.

— Да. В свое время она сделала для меня несколько украшений. Я всегда считал, что ей надо выйти на более высокий уровень, но в то время… — Он пожал плечами. — У нее были другие приоритеты.

— Ее работы и правда так хороши?

— Да. Иначе бы я к ней не обращался снова и снова.

— Правда?

Вместо ответа, Тони отломил кусочек брускетты. Проглотив его, он сказал:

— Помнишь колье, которое было на Астрид на вечеринке в Милане на прошлой неделе? — Он точно знал, что Дафни помнит, так как она открыто выражала свое восхищение. — Это работа Рэйчел.

Дафни надула губки:

— Жаль, что у нас так и не было настоящего романа. Мне кажется, мне бы понравился твой прощальный подарок.

— Ты тоже считаешь, что у нее есть талант? — улыбнулся Тони.

— Я считаю, очень жаль, что от той нашей ночи у меня остались только жгучие эротические воспоминания. — Дафни рассмеялась. Потом заговорила серьезно: — Это очень красивое колье. С изысканной оправой для аквамарина в форме знака Рыбы.

— Да. Такая вот безделушка способна польстить интересу Астрид к астрологии.

— Тони, что ты конкретно хочешь?

— Ничего особенного. — Он пожал плечами. — Хочу, чтобы кто-нибудь помог открыть для нее двери. Остальное Рэйчел сделает сама.

Дафни сжала губы:

— Ты думаешь, я смогу открыть эти двери?

— Ты скромничаешь. Ты же не только умная деловая женщина, но еще и имеешь большое влияние, Дафни. На тебя смотрят другие женщины. Ты определяешь моду.

— Это все, на что ты способен в плане лести?

Но Тони видел, что она была не только польщена и обрадована, но еще и заинтригована.

Он изложил ей свою идею рекламной кампании, которая, по его мнению, будет выгодна всем.

— Вы дополняете друг друга. Изысканные украшения и благородные ароматы, — уверенно говорил Тони.

— И ты готов предоставить нам скидку на рекламные полосы в «Мурингс»? — уточнила Дафни.

— Да. Ты для нас ценный клиент.

— У нее есть портфолио? Я не могу поверить тебе просто на слово.

— Она как раз сейчас его готовит.

— Я хотела бы встретиться с ней.

Настроение Тони поднялось, подобно пузырькам шампанского.

— Когда?

— Я пробуду в Нью-Йорке дней десять начиная со среды. Можешь организовать встречу? Например, в пятницу вечером?

— Суббота никак не подойдет?

Дафни снова надула губки:

— Раз ты просишь, пусть будет суббота.

— Спасибо, милая.

Ужин затянулся. В Италии все происходит неспешно. Здесь время идет по-другому. Обычно Тони это нравилось. Он привык наслаждаться едой и заканчивать ужин крепким эспрессо. Но не в этот вечер. Сейчас ему хотелось позвонить Рэйчел. Хотелось сообщить радостные известия. Хотелось просто услышать ее голос.

Час спустя они прощались у ресторана.

— Тони, я очень хочу познакомиться с твоей подружкой-дизайнером. Хочу посмотреть ее работы и увидеть женщину, которой ты так хочешь помочь.

— Все совсем не так, — со смехом ответил он.

— Нет?

— Нет.

Но Дафни его слова не убедили.


В течение последующих недель Рэйчел была занята предрождественской суетой и ремонтом. По мере приближения праздников работа значительно замедлилась. Она старалась не очень переживать по поводу задержки, даже когда Вилл Дэниэлс спустился к ней в офис и сообщил, что семейные обстоятельства заставили муниципального инспектора перенести проверку электропроводки, назначенную на следующий вторник. С проверкой он придет уже после Нового года. Пока он не дал добро, они не могут начинать укладывать гипсокартон. Одна задержка приводила к другой.

Ну, может, и к лучшему, успокаивала себя Рэйчел.

Днем она работала в магазине, вечером трудилась над эскизами украшений, и у нее не оставалось времени на встречу с дизайнером по поводу кухни. Нужно было утвердить макет шкафов. Канитель с ремонтом казалась бесконечной.

Рэйчел лежала в постели, спать совсем не хотелось. Вставать нужно только через два часа. Тут раздался телефонный звонок. Тони. Она улыбнулась.

— Ты рано сегодня, — сразу поддразнила Рэйчел.

— Что значит — рано?

— Сейчас только десять минут пятого. Обычно ты звонишь между половиной седьмого и семью утра. — Она уже успевала принять душ, одеться и сидела внизу, с утренним кофе и йогуртом. — Не хочу тебе это говорить, Тони, но ты становишься предсказуемым.

Тони и не подумал оправдаться.

— Ты еще в постели? Расскажи, что на тебе надето. Ничего не пропускай.

У Рэйчел побежали мурашки.

— А что, если тут твоя мама? — игриво поинтересовалась она.

— Если бы здесь была моя мама, я бы удивился, что она делает в такое время у меня дома, да еще в твоей спальне. — Он хмыкнул. — Ну так что на тебе?

— Пижама.

— Я просил в деталях, carina. Какая пижама? Шелковая? С кружевами? Как она к телу?

— Фланель, — ответила она. — В красно-зеленую клетку с красной сатиновой обвязкой на манжетах и лацканах.

— Пожалуй, я подарю тебе на Рождество что-то из нижнего белья. Что-нибудь короткое и волнующее.

Рэйчел сглотнула и попыталась унять волнение, вызванное его словами.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Почему? Я помогу тебе надеть его. Затем помогу снять.

— Хватит шутить.

— А кто шутит?

Она не ответила.

— Твоей маме кажется, что нас связывают не только деловые отношения.

Он тяжело вздохнул, и голос его стал серьезным:

— Она по-прежнему приходит без предупреждения?

— Без предупреждения? Нет, — ответила Рэйчел.

— Но все же заглядывает?

— Иногда.

Лючия навещала ее раз шесть после их первой встречи. Она предварительно звонила и сообщала, что уже в пути. Приглашения она явно не ждала. На прошлой неделе Лючия даже заскочила в «Экспрессив джемс». Трудно было сердиться на нее, после того как она ушла с покупками на несколько тысяч долларов.

— Я поговорю с ней, — тихо произнес Тони.

— Не надо. — Рэйчел рассмеялась. — Она учит меня готовить, в том числе все твои любимые блюда.

Реакция на ее слова оказалась неожиданной. Вместо того чтобы повеселиться, Тони выругался.

— Я поговорю с ней, — повторил он.

— Правда, Тони, не надо.

— Надо, — решительно отрезал он.

— Тони?

Он сменил тему:

— Как продвигается ремонт?

— Затягивается немного, — призналась Рэйчел и рассказала об отложенном визите инспектора. — Рабочие все делают хорошо, но Вилл предупредил, что у них есть еще работа в другом месте, поэтому класть гипсокартон они придут попозже.

— Спешить не надо, ты знаешь. Я тебя не выгоню на улицу, когда приеду, carina. — Голос его снова зазвучал весело.

Рэйчел невольно взглянула на пустующее место рядом с собой, представила Тони, улыбающегося так соблазнительно. Она отбросила покрывало и поднялась, уронив телефон, когда потянулась за лежавшим у изголовья халатом.

— Извини. Ты тут?

— Да, — ответил Тони. — А ты где?

— Встала. — Она зажала мобильный плечом, чтобы завязать пояс. — Спускаюсь вниз.

— На кухню?

— Сначала туда. Поставлю кофе и пойду в кабинет. Мне нравится эта комната. Там уютно. Я люблю вечерами подумать над дизайном. В последнее время я стала чувствовать прилив фантазии.

— Отлично. Над чем работаешь?

Рэйчел спустилась в кухню.

— Да так, пустячок, над которым вожусь с тех пор, как увидела вазу в одном магазине на рождественской распродаже, — ответила она.

— Тебя вдохновила эта ваза?

Рэйчел долила воду в кофеварку и высыпала в фильтр молотый кофе.

— Не сама ваза, а плавность цветов и то, как они перетекают друг в друга.

— Хочешь повторить это? — спросил он.

Она включила кофеварку.

— В этом-то все и дело. Мне нравится, как будут сочетаться цвета камней разного размера в колье-чокере, но…

— Но это не передает той чувственности, которую ты ищешь, — закончил он за нее.

— Именно.

Рэйчел никогда ни с кем не говорила об этом. Ни с мужем, ни с матерью, ни с сестрой. Она не любила делиться задумками до их воплощения в жизни. Творчество было для Рэйчел способом сбежать от реальности, поэтому процесс всегда протекал в уединении и спокойствии. Но ей был приятен интерес Тони, и она не преминула это отметить.

— Я буду твоей музой? — спросил он.

Рэйчел представила, как Тони улыбается — жгуче и вместе с тем душевно. Она видела эту улыбку несколько раз до его отъезда, и сердце Рэйчел билось чаще.

— Думаю, ты во многом ответственен за мой новый творческий порыв, учитывая твои предложения по поводу моей карьеры.

— Отличный переход, — произнес он. — Я как раз звоню по поводу твоей карьеры.

Рэйчел постаралась подавить разочарование. Оказывается, это был всего лишь деловой звонок. Каждый раз за интересом Тони скрывалась какая-то причина. Привезли ли коробки? Не сломались ли ворота? Приехали ли рабочие заново повесить новогодние лампочки, которые сорвала метель? Но ведь Рэйчел для этого и здесь, ее оставили следить за домом. Тони открыто дал понять, что хочет переспать с ней, но секс — это не отношения.

— Я вся внимание.

— Я ужинал со знакомой, которая поможет тебе.

Тони все рассказал. Его подругой оказалась Дафни Валеро, шикарная и красивая наследница парфюмерной империи, которая одним телефонным звонком могла уничтожить соперника.

— Она захотела с тобой познакомиться, — сквозь гул в голове расслышала Рэйчел.

— Правда? Что ты ей наговорил? — Она хотела обратить вопрос в шутку, но воображение быстро рисовало непрошеные картины.

Тони добавил дров в огонь, когда мягко ответил:

— Если тебе правда интересно, carina, я мог бы показать тебе.

— Не надо, — быстро ответила Рэйчел.

Он рассмеялся.

— Когда и где мы встретимся? — спросила она.

— Этот уик-энд в Нью-Йорке подойдет?

— Это же через два дня.

— У тебя другие планы?

— Магазин…

— Думаю, Дженни справится. Она мне кажется толковой девушкой.

«Только не в твоем присутствии, когда Дженни превращалась в сгусток эстрогенов», — подумала Рэйчел.

— Ты ведь уже оставляла магазин на нее, нет?

— Оставляла, но я уже дала ей выходной в субботу. — И тут она решила подразнить Тони. — Кстати, у меня есть планы.

Хайди все уговаривала ее пойти на ужин с отцом. Рэйчел удавалось каждый раз отказаться от предложений Гриффа. Сестре же было труднее игнорировать его, и Рэйчел наконец уступила. Они соберутся в ресторане ближе к вечеру.

— С кем? — По уверенному тону Тони можно было понять, что он ей не верит.

— С мужчиной.

— Вот как… — коротко прозвучал его ответ.

Рэйчел не могла угадать его настроение. Рассердился? Обиделся? Но Тони нет причин испытывать эти чувства. Так же как и у нее нет причин интересоваться, что произошло между ним и Дафни Валеро.

— Ты даже не спросил. Ты воспринял как само собой разумеющееся. — Чувствуя, что добилась своего, Рэйчел призналась. — Этот мужчина — мой отец. Хайди захотела, чтобы мы втроем поужинали, так сказать, заранее отметили Рождество.

— Тебя это не напрягает? — неожиданно спросил он.

— Я делаю это ради сестры.

— Послушай мой совет, carina, и сделай это для себя, — был его искренний ответ. — Плохо, когда в семье разлад.

Рэйчел кашлянула, но прежде чем успела сменить тему, он продолжил:

— Я поспорил с отцом в день его смерти. Ему казалось, я недостаточно стараюсь в учебе. Он сказал, что, несмотря на мое богатство, мне придется самому хорошо зарабатывать. И тогда я произнес слова, которые не смог уже забрать обратно.

— Тони, ты был еще мальчишка.

— Да, и я знаю, что он простил меня. Но я хотел бы попросить у него прощения, пока он был жив.

— Моему отцу не нужно прощение.

— Откуда ты знаешь? Он ведь все время рядом последнее время. Ты сама мне говорила.

А может, Тони прав? Накопившаяся обида мешала поверить, что Грифф изменился. Она знала, на что это скорее похоже:

— Он хочет очистить совесть. Это не то же самое, что просить прощения. — Рэйчел сменила тему. — Возвращаясь к Дафни Валеро… Обязательно встречаться в этот уик-энд? Я не хочу показаться неблагодарной, но для такого случая мне надо поднакопить денег.

Сейчас она не могла забронировать билет до Нью-Йорка и номер в отеле, особенно за такой короткий период.

— На самом деле это следующий уик-энд. Я просто хотел узнать, что ты делаешь в эти выходные. — Он негромко рассмеялся. — Насчет денег не переживай. Я все уже организовал. В аэропорту тебя встретит шофер и отвезет в отель. Я заеду за тобой в полседьмого. Поедем на коктейль в «Делакор». Дафни присоединится к нам за ужином.

— Ты все это организовал, не посовещавшись со мной? — возмутилась Рэйчел. — Слушай, Тони. Я очень благодарна за все, что ты для меня делаешь. Ты очень добр и щедр, но…

— Я должен был посоветоваться с тобой.

Рэйчел осеклась. Она ожидала, что он станет спорить. Тони привык действовать самостоятельно и не терпел возражений. Его готовность согласиться и быстрое извинение удивили ее.

— Ты права. Я виноват. Надо было предупредить тебя. Ты не из тех женщин, которыми можно командовать.

— Нет, не из тех, — растерянно произнесла она.

Тони всегда напоминал ей о женственности. Сейчас же он показал, что считает Рэйчел сильной и независимой. Он не мог достучаться до ее души сладкими речами и комплиментами, но она услышала его, когда он признал ее личностную свободу. Тони воспринимал Рэйчел как равную.

— Я так рад, что немножко погорячился.

— Ты рад?

— Да. Это хороший шанс для тебя. На следующей неделе тебе будет удобно или мне забронировать другой билет? Дафни пробудет в Нью-Йорке не очень долго. Как и я. Надеюсь, мы воспользуемся этой возможностью.

— Что ты имеешь в виду?

— Я знаю одного человека, который хочет купить сеть дорогих магазинов. Последний раз, когда мы общались, я упомянул, что у меня есть очень талантливый начинающий дизайнер, который хочет расширить свою клиентуру и готов отдать первую весеннюю коллекцию главному магазину этой сети в Нью-Йорке.

У Рэйчел перехватило дыхание. Тони словно описывал ее мечту. К сожалению, пришлось вернуться к реальности.

— У меня нет весенней коллекции.

— Но будет, — уверенно ответил он. — Я тебя с ней тоже познакомлю. Хочешь?

— Думаю, мне надо присесть.

Он рассмеялся:

— Значит, ты приедешь?

— Как я могу отказаться?

— Тебя все устраивает? На другую дату не бронировать билет?

Рэйчел был приятен его заботливый тон. Он не шутил.

— Все устраивает. Но, Тони, я потом верну деньги.

— Я рассматриваю это как вложение капитала, но, в конце концов, это твое дело.

Ее мечты сбывались, и во многом с помощью Тони: не только благодаря связям и деньгам, но и потому, что он верил в нее.

— Тони, я не знаю, что сказать.

— Скажи, что у тебя есть несколько роскошных украшений, которые ты покажешь Дафни, когда она придет.

Рэйчел рассмеялась:

— У меня есть. Как бы. Я попрошу их на время у людей, которым все это подарила. Маму, сестру и нескольких друзей.

Рэйчел в уме составила список украшений, возбуждение росло по мере того, как она добавляла кольца, ожерелья, браслеты и сережки. Некоторые из ранних работ не были слишком удачными, но остальные в полной мере раскрывали ее способности. К тому же она собиралась в ближайшие дни закончить очередной шедевр.

— Ты еще тут? — спросил веселый голос.

— Извини. Задумалась.

— Тебе есть о чем подумать. Иди обратно в постель.

— Как будто я смогу уснуть теперь, — со смехом ответила она.

— Понимаю. — Тони не смеялся, и Рэйчел казалось, что он говорит не о предстоящей встрече.


Глава 7 | Если кольцо подойдет | Глава 9



Loading...