home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 33

Захария устроился перед компьютером. Он вернулся в Вену четыре часа назад, и Роча отвез его в особняк. Во время перелета через Атлантику Саймон несколько раз засыпал и просыпался, охваченный тревогой.

Сегодня все решится.

Левит что-то спрятал в своей могиле, как предсказывали дед и отец Захарии, и он это нашел. Трюк Тома Сагана во Флориде пойдет только на пользу делу, ведь избавиться от двух тел к концу дня здесь будет легче, чем во Флориде. К тому же он заключил сделку с Бене Роу. Тут у него не было выбора. Теперь, когда появится возможность показать Элли Беккет Тому Сагану, все упростится. Тем не менее один вопрос оставался открытым. В окружении Захарии имелся шпион. В особняке на него работало тридцать два человека, включая Рочу, но личность предателя сомнений не вызывала – как только Захария вернулся домой, выяснилось, что Сумрак исчез.

И правильно сделал.

Среди прочего, они с Роу договорились, что его человек не пострадает.

При обычных обстоятельствах Саймон мог бы и не выполнить свое обещание, но Бене рассказал, что нашел на Ямайке могилу еще одного левита, кривой «Х» и документы, которые могут указать путь к исчезнувшему руднику. Захария считал, что должен оставить все пути открытыми.

По крайней мере пока.

Компьютер ожил, и на мониторе появилось лицо.

Мужчина среднего возраста с бородой и длинными бачками.

– Как обстоят дела в Израиле, друг мой? – спросил Захария.

– Еще один день переговоров. Наконец мы близки к заключению настоящего мира.

Австриец знал, как это происходит.

– Что мы отдаем? – задал он новый вопрос.

– Захария, нет ничего плохого в том, чтобы вести переговоры с противником.

– Если только ты не начинаешь уступать.

– Этого я не могу обещать. Вчера Кнессет обсуждал новые уступки. Соединенные Штаты на нас давят. Больше, чем когда-либо прежде. Они хотят увидеть встречное движение с нашей стороны. Серьезное движение. Мы пытаемся затянуть переговоры, но в конце концов нам придется сдаться.

Собеседник Саймона возглавлял одну из шести мелких израильских партий, политические взгляды которых разнились от крайне реформаторского подхода до ортодоксального. Он являлся центристом – вот почему Захария имел с ним дело. Обычно Захария игнорировал все шесть партий, но израильский парламент был разделен на враждебные группировки, в нем постоянно возникали и распадались коалиции, и каждый голос имел значение.

– Из Америки к нам поступают миллиарды долларов, – продолжал бородатый мужчина. – Конечно, некоторое время их можно игнорировать, но так не будет продолжаться бесконечно. Это реальность. Идут разговоры о том, чтобы убрать колючую проволоку на границе. Многие считают, что время пришло.

Физический барьер длиной в семьсот шестьдесят километров определял границу между Израилем и Палестиной. По большей части он состоял из трех рядов колючей проволоки, а те участки, которые проходили через города, представляли собой бетонные стены. По всей длине стен имелись посты и ворота, позволявшие переходить с одной стороны на другую. Идея состояла в том, чтобы определить границу и предотвратить атаки террористов с обеих сторон, и барьер эту функцию выполнял. Его уничтожение казалось немыслимым.

– Но почему эта идея вообще рассматривается? – уточнил австриец.

– Чтобы что-то получить, нужно что-то отдать.

Нет, совсем не так.

– Правительство находится на последней стадии переговоров, – добавил израильтянин. – Скоро предстоят парламентские выборы. Все понимают, что грядут перемены. Какие, мы пока не знаем, Захария. А неуверенность приводит к компромиссам.

Саймон ненавидел то, что мир встревает во внутренние дела Израиля. Один мировой лидер за другим, в особенности американские президенты, стремились установить в этом регионе мир. Но евреи и арабы сражаются уже много лет, и их противоречия непреодолимы. И никто, кроме самих участников конфликта, не может понять глубины их разногласий.

Захария это понимал.

И собирался действовать.

Однако в его планы не входили уступки.

– Наш враг не хочет мира, – четко сформулировал Саймон свою позицию. – И никогда не хотел. Им интересны лишь наши уступки, ничего больше.

– Подобное мышление и привело к тому, что мы оказались в нынешнем положении, – заметил его собеседник.

Вовсе нет. Виновны в этом были люди вроде человека на экране и другие жители Израиля, которые действительно считают, что переговоры положат конец пятисотлетней вражде.

Идиоты.

Все до единого.

Евреев нужно заставить увидеть истину.

Так и будет.


* * * | Третий Храм Колумба | * * *



Loading...