home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


31. Хорошие Олеги разрабатывают план действий, но на них нападают плохие Олеги

Хорошие Олеги, нашедшие друг друга, как и плохие (потому что хотели найти), совещались, осознав наконец, где они находятся и что произошло.

– Как я понял, наша первая задача – вырваться отсюда, – сказал Олег-Отец.

– Не так это просто, – сказал Олег-Муж. – Люди тут столетиями торчат, и ничего не получается.

– Тут не так уж плохо, – заметил Олег-Ребенок.

– Молчал бы уж! – усмехнулся Олег-Финансист-Хороший. – Еле стащили тебя с карусели!

– Я – реализация ваших же желаний, – оправдался Олег-Ребенок. – Вспомните, как вас, то есть нас, то есть нашего общего Олега Вик и Ник неделю уговаривали поехать на аттракционы, зато когда поехали, мы до одури на американских горках катались! Нам хотелось в этот момент стать ребенком!

– Только в этот момент! – уточнил Олег-Спортсмен. – Я вот что думаю. Надо попробовать встретиться с представителями власти.

– А с Настей тебе не хочется встретиться? – спросил Олег-Муж.

– Именно мне? Я готов!

– Вообще-то я тоже по жене соскучился, – сказал Олег-Финансист-Хороший.

– Сперва надо каким-то образом стать одним человеком, – размышлял вслух Олег-Отец.

– Если бы знать как! – воскликнул Олег-Муж.

– Может, попробовать пожелать? Сконцентрироваться – и… – предложил Олег-Отец.

Решили попробовать. Сконцентрировались, глядели друг на друга, представляя, как они сейчас станут одним целым.

Ничего не вышло.

– Для этого и другие должны тут находиться, – сказал Олег-Муж.

– Думаешь, это обязательно? – спросил Олег-Отец.

– Скорее всего. Они ведь тоже – Олег.

Олег-Муж, поразмыслив, выдвинул предложение:

– Наверное, мы не соединимся до тех пор, пока не вырвемся из Бермудии. А чтобы вырваться, надо действовать. Для начала, если доверите, я пойду и объясню все Насте.

Олег-Отец кивнул, соглашаясь:

– Доверим. А я попробую найти Вика и Ника.

– А я возьму на себя всех этих мерзавцев, попробую их нейтрализовать, – грозно сказал Олег-Спортсмен, имея в виду нехороших Олегов.

– А мне, получается, нечего делать! – закапризничал Олег-Ребенок.

– На аттракционы пойдешь, – посоветовал ему Олег-Финансист-Хороший. – А я попробую связаться с властными структурами.

И тут неожиданно в кафе, где они сидели, вошла Ольга.

– Кто о ней сейчас подумал? – спросил Олег-Финансист-Хороший.

– Только не я! – отрекся Олег-Муж, хотя при этом слегка покраснел.

– Кто спрашивает, тот и подумал! – обвинил Олега-Финансиста-Хорошего Олег-Ребенок.

Как бы то ни было, Ольга появилась и села за стол с приятной улыбкой.

– Тебе все равно, что я о тебе думаю? – спросила она, неизвестно к кому обращаясь. – Даже странно. Ты меня разлюбил?

– И не любил никогда! – отрезал Олег-Ребенок. – Очень надо!

– У нас сугубо деловые отношения, – сухо заметил Олег-Финансист.

– И вообще, ты ненамного старше моих детей! Как тебе не совестно! – укорил Ольгу Олег-Отец.

– И моя жена, между прочим, умнее и красивее! – с вызовом сказал Олег-Муж.

И только Олег-Спортсмен промолчал. Сидел и рассматривал что-то под столом.

– Все ясно, – Олег-Финансист-Хороший хлопнул его по плечу. – Слушай, может, займешься тогда ею? Чтобы не отсвечивала?

– А кто будет теми Олегами заниматься? – спросил Олег-Спортсмен, но спросил для проформы, видно было, что он в самом деле готов уделить внимание Ольге.

Но тут произошло следующее. Как уже понятно читателям, главное условие встречи людей в Бермудии – взаимное желание тех, кто хочет встретиться. Или хотя бы мимолетное представление о другом человеке. Олег-Спортсмен сказал о других Олегах именно в то время, когда и Олег-Выпивоха, выпивая в машине тринадцатый стакан, высказал пьяную мысль:

– А может, эти гады уже схватили наших детей?

Дело в том, что нехорошие Олеги, оторвавшись от преследовавшего автобуса футболистов, колесили по Бермудии, пытаясь найти Вика и Ника. Но тот и другой были в это время заняты, не думали об отце (вернее, об отцах – хотя Ник еще не знал о раздесятерении Олегов), следовательно, шансов увидеть сыновей у них пока не было. Как, увы, и у хороших.

Но зато, как только Олег-Выпивоха произнес эту фразу, руки Олега-Гуляки сами повернули руль в переулок, где было кафе, в котором находились хорошие Олеги.

– Вот они! – закричал Олег-Грубиян. – Сейчас мы с ними потолкуем!

И они вывалились гурьбой из резко затормозившей машины и ворвались в кафе.

– Спокойно! – закричал им Олег-Финансист-Хороший. – Давайте все обговорим!

– Тебе только обговаривать! – презрительно ответил Олег-Финансист-Нехороший. – Переговорщик нашелся. Где наши дети?

– Они такие же ваши, как и наши! – задорно ответил Олег-Ребенок. – А если кто подойдет, получит по лбу!

Олег-Выпивоха схватил со стола бутылку и запустил ею в Олега-Спортсмена, чуть не задев при этом Ольгу. Хорошо, что не попал.

Посетители кафе, живые бермудяне с ужасом смотрели на невероятную сцену: десять абсолютно одинаковых людей начали драться друг с другом. Когда и один-то человек бьет самого себя, смотреть неприятно, а тут…

Неизвестно, чем бы это кончилось. Уже в руках у кого-то оказалась бейсбольная бита, у другого – нож, а у третьего – вообще пистолет (сила гневного воображелания!) – и, возможно, в результате побоища Олег остался бы наконец в единственном числе. Но кем, вот вопрос! Ладно бы, если Спортсменом или Отцом, а если Бездельником или Гулякой? Какого отца имели бы тогда Вик и Ник, какого мужа – Настя?

Но тут автобус с футболистами подкатил к кафе, потому что один из хороших Олегов подумал о том, что такая выручка была бы нелишней, а кто-то из футболистов вспомнил об Олегах.

Футболисты, естественно, не могли понять, кто есть кто, поэтому мощными руками похватали всех, отволокли в автобус, там связали им руки и ноги гетрами и запасными футболками.

– Что будем делать? – спросил Бышовец.

– Отвезем в ЦРУ, – предложил летчик.

Водитель включил навигационную систему, высветился сине-зеленый значок. И он поехал, ориентируясь на него, что было непросто, потому что в искривленном пространстве Бермудии здания и прочие объекты постоянно меняли положения относительно друг друга.

– За час доедем? – тревожно спросил Бышовец.

– А что?

– Через час у нас тренировка. Если не успеем, то…

Он не договорил, но все его поняли. Не начать вовремя тренировку для футболистов означало страшные муки. Что-то вроде ломки, как говорят люди, больные ужасной болезнью – наркоманией.


30.  Мануэль находит Настю, и тут же появляется Лаура | Пропавшие в Бермудии | 32.  Вику предлагают стать кандидатом. Опасные гонки. Снова Ричард Ричард