home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4. Настя становится знаменитой, а Олегов становится два

Настя стояла на трапе самолета и думала, что проспала и не заметила, как прилетели.

Внизу была толпа народа – несколько тысяч.

Все махали руками, флажками, кричали, визжали от восторга.

Тут Настя расслышала, что именно кричит толпа. Сначала вразнобой, а потом хором:

– Нас-тя! Нас-тя! Нас-тя! Нас-тя!

Настя растерянно улыбалась.

– Как тебя встречают! – послышался сзади голос.

Настя обернулась. Какой-то незнакомый мужчина. Высокий, симпатичный, темноволосый. Интересно, кто это?

– Нас-тя! Нас-тя! Нас-тя! Нас-тя! – скандировала толпа.

Насте уже слышалось:

– Тя-нас! Тя-нас! Тя-нас!

А потом:

– Стя-на! Стя-на! Стя-на!

Настя пожала плечами и стала спускаться.

Со всех сторон тянулись руки, светились улыбками умиленные лица. Кто-то даже плакал от восторга. Это было вообще-то приятно. Настя кивала, улыбалась, посылала воздушные поцелуи.

У трапа стоял роскошный белый лимузин.

Несколько крепких мужчин, оттесняя толпу, освободили Насте дорогу.

Но чьи-то руки умудрялись просунуться – с листками, блокнотами, календариками. И ручками, чтобы Настя сама не искала ручку, а сразу же поставила бы автограф. И Настя стала всё подписывать. При этом один календарик и один диск она не успела вернуть. На них было ее лицо – самая лучшая ее фотография. И надпись «Nastya Gold Disc».

Оказавшись в просторной машине (телевизор, зеркала, ящички, дверки, а сзади – ванна!), она поставила диск в проигрыватель и услышала свой голос. Этот голос в замечательном музыкальном сопровождении пел песню, которую Настя когда-то пела, будучи начинающей исполнительницей, восходящей звездой… Которая так и не взошла. Или, значит, все-таки взошла? Может, она не в самолете спала, а несколько лет проспала и не заметила, как пришло время ее славы?

Проигрывающее устройство транслировало звук и наружу. Толпа фанатов взорвалась восторженными воплями и подхватила песню, она зазвучала на тысячи голосов, которые, однако, не заглушали самый лучший голос – Настин. Лица поклонников заглядывали в машину, но тщетно: стекла были тонированы, получалось – «я вас вижу, а вы меня нет».

Лимузин через несколько минут подкатил к отелю.

Настю проводили в огромный холл. Несколько человек бросились к Насте, чтобы помочь, услужить.

– У меня нет багажа, – сказала Настя, но увидела, что откуда-то несут чемоданы – множество больших чемоданов, а также свертки, пакеты, коробки…

Ее провели в лифт. Лифт был необычным: диваны, кресла, небольшой фонтан, дверца с золотыми буквами WC; Настя полюбопытствовала, открыла, увидела ослепительно белое пространство туалета. Сколько же он едет, если тут сделали туалет? – подумала Настя.

Но лифт поднимался вверх не больше минуты.

Настя оказалась в пентхаусе очень высокого здания – соседние дома были далеко внизу.

Проводив ее в номер, вся прислуга тотчас же вышла.

Остался (неизвестно откуда появившись) мужчина, которого она видела у самолета.

– Вот ты у меня какая! – сказал он.

И подошел к ней, и обнял ее.

Настя оттолкнула его обеими руками:

– Что это значит? Почему – у меня?

– А у кого?

– Слушайте, я не переношу хамства! Выйдите отсюда!

Мужчина посмотрел на нее с тревогой:

– Настя, ты что?

– Ничего! Выйдите!

– Настя, я Олег!

– Какой еще Олег? Мне что, вызвать прислугу, чтобы вас вывели?

– Я понимаю, ты сердишься, – с грустью сказал мужчина. – Ты считаешь, что я взял на работу эту дурочку…

– Какая еще дурочка? Выйдите!

Уж не сошла ли она с ума? – подумал Олег.

Потому что это был все-таки Олег. Но ведь Настя в самолете перед тем, как пропасть, опрометчиво пообещала себе, что забудет его, вот и забыла. И, конечно, сама не понимала этого.

Да еще голова у нее болела все сильнее.

– Выйдите, я вас прошу! – на этот раз мягче сказала Настя.

Олег пожал плечами и вышел.

Надо все обдумать и понять – что произошло с Настей, да и с ним самим тоже.

Куда они попали?

Что здесь за люди?

Тут же появились и люди, похожие на врачей. Один в зеленой шапочке, другой в синей.

– Как вы себя чувствуете? – первым делом спросили они.

– Прекрасно, – ответил Олег. – Скажите…

– Откройте рот…

И начались процедуры обследования.

Проведя их с привычной быстротой, врачи сказали:

– В пределах нормы!

И прошли в апартаменты Насти.

Настя обрадовалась им. Пока они обставляли ее приборами и датчиками, она пожаловалась:

– Голова очень болит!

– Сейчас?

– Да нет, уже давно. В самолете болела.

– Примем меры, – обнадеживающе улыбнулся зеленый врач.

– Только они не помогут, – мрачно добавил синий.

– Коллега, высказывать отношение в присутствии новоприбывших запрещено! – напомнил зеленый.

– Я не высказываю, а ставлю диагноз. Голова у вас будет болеть всегда! – приговорил Настю синий. – Извините!

И с этими словами вышел.

– Не все так плохо! – успокоил Настю зеленый.

И тоже вышел.

– Ничего не понимаю, – тихо сказала Настя. – Почему всегда?

Она легла на постель, приложила руки к голове.

Стало немного легче. Сами закрылись глаза.

А где Ник и Вик? – сквозь дрему подумала она, и тут на нее навалился крепкий сон.

А Олег слонялся по коридору, чувствуя себя в дурацком положении.

В коридоре, кстати, не было дверей.

Только окно в дальнем конце.

Он подошел к нему и увидел дом с ярко освещенными окнами. Одно было прямо напротив.

И Олег увидел в нем женщину, похожую на Ольгу.

К ней вошел мужчина.

Олегу стало неловко – будто он подглядывает.

Но пригляделся и мысленно ахнул: этим мужчиной был он сам!


3.  Вик попадает неизвестно куда и знакомится с Ричардом Ричардом, который хочет ему помочь, но не желает этого | Пропавшие в Бермудии | 5.  Ричард Ричард возвращается и снова исчезает