home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


69. Бермудия исчезает окончательно

После обеда начали строить плоты и занимались этим до позднего вечера.

Проснувшись утром, обнаружили, что нет ни кустарников, ни деревьев, ни травы, ни связанных накануне плотов.

Продуктов тоже не было.

Остался голый каменный остров.

К тому же и людей стало намного меньше.

Куда-то делся Ольмек.

А Мьянти таял на глазах.

Последними словами его были:

– Каждый возвращается в свое время!

Он был прав: каждый возвращался в свое время, поэтому к середине дня остров стал пустынным.

Остались те, кто прибыл из совсем недавнего прошлого, то есть фактически из настоящего. А такими, как мы понимаем, оказались только Мануэль, Олег, Настя, Вик и Ник.

Конечно, если бы я сочинял эту историю, а не рассказывал так, как было на самом деле, то я вернул бы их всех на маленький белый самолет, я показал бы, как спит Ник, как он просыпается и говорит, потягиваясь:

– Ну и страшный сон я видел!

Но это был не сон, господа дети, подростки и взрослые.

Это был безжизненный каменный остров, который к тому же медленно погружался в воду.

– Надо что-то делать, – сказала Настя.

Она сказала это тихо и без слез – чтобы не пугать детей.

– Я впервые понял, что в жизни есть безвыходные ситуации, – так же тихо ответил Олег.

– А если попробовать? – вдруг сказал Вик.

– Что ты попробуешь тут! – закричал Ник. – Нечего тут пробовать!

– Ты хныкать собрался? – спросил Вик.

– Я?! Еще чего! Я просто… В смысле… А что пробовать-то?

– Мы думали, как уплыть отсюда. Вязали плоты. Мы думали о реальном выходе, – сказал Вик.

– А о каком думать? О нереальном? – спросил Мануэль (Олег перевел ему, что сказал Вик).

– Конечно! Мы сломали Бермудию – но не до конца! Остров меняется – так не бывает. Тут нет рыб – так не бывает! Значит, тут все еще какое-то фантастическое пространство! Значит…

– Ты хочешь попробовать что-то пожелать? – догадался Мануэль.

– Конечно! Пожелать оказаться там, где мы были.

– В Бермудии? – спросил Ник.

– Еще чего! В самолете! Мы пропали вместе, значит, вместе хотели исчезнуть. Надо теперь вместе захотеть вернуться! Одновременно!

– Ваш сын гений, – сказал Мануэль Олегу.

– Похоже на то, – согласился Олег.

Они встали, глядя на заходящее солнце, и приготовились пожелать.

– Ник, только никаких белых слонов! – предупредила Настя. – А то захочешь оказаться все-таки в Бермудии, испортишь нам все дело.

– Пусть думает, – не согласился Олег. – Ник, подумай о них, подумай о Бермудии явно, чтобы не думать о ней тайно. Подумай – и поймешь, что дома лучше.

Ник подумал.

– А квадроцикл купите? – спросил он вдруг.

– Что?! – рассердилась Настя.

– Купим, купим, – рассмеялся Олег. – Только детский.

– Тогда – вперед!

– Минутку! – сказал Мануэль. – Мне надо привыкнуть к мысли, что я никогда не увижу Лауру. Иначе меня опять потянет в Бермудию.

– А я уже привыкла к мысли, что никогда не буду знаменитой! – сказала Настя.

– А я… – начал Олег, оглянулся на детей и шепнул Насте: – Ну, ты поняла?

Через несколько минут Вик спросил:

– Все готовы?

Все были готовы.

Посмотрели еще раз на солнце и закрыли глаза.

70. Маленький белый самолет…

Маленький белый самолет летел над океаном в районе Бермудского треугольника – одного из самых загадочных мест на Земле.

Ник открыл глаза, потянулся.

И, словно испугавшись чего-то, оглянулся на Вика, посмотрел на мать и отца, потом вперед, в кабину пилота. Все были на месте.

– Я спал? – спросил он.

– Угу, – ответил Вик.

– Ну и кошмар! – сказал Ник. – Ну и сон!

Мануэль обернулся и что-то крикнул.

– Впереди Бермудские острова, – перевел Олег.

– Нет, ну и сон! – крутил головой Ник. – Расскажу – не поверите!

– Потом, – сказала Настя.

– Как хотите! – обиделся Ник. – Если бы вы знали! Такой сон, что… Жаль, что этого не бывает, неплохо бы…

– Ник! – испуганно вскрикнула Настя. – Только попробуй!

– А что? Значит это все-таки было? Да? Было? Разыгрываете!

Все молчали. Ник понял – не разыгрывают.

– Ничего себе! – ошарашенно сказал он. – То есть если захотеть и подумать…

– Ник! – на этот раз остановил сына Олег.

– Ладно, не буду.

Ник замолчал, насупившись.

А Олег посмотрел в иллюминатор и увидел одинокое белое облако. Вытянутое спереди, с клочками внизу, напоминавшими ноги (хоть их и было три, а не четыре, как положено), оно очень сильно смахивало на белого слона. Олегу это не понравилось, он отвернулся. Потом глянул еще раз: хобот отвалился и растаял, ноги тоже превратились в маленькие сопутствующие облачка, и в целом это теперь напоминало… тут мне хотелось бы что-нибудь придумать для красоты, но врать у меня не получается: теперь облако ничего не напоминало.

Ник недолго пребывал в молчаливой задумчивости. Он повернулся к брату и негромко сказал:

– Слушай… Если я чего-то подумал, то, честное слово, не нарочно.

– Я тоже, – сказал Вик.

– Ты тоже про это думал? – поразился Ник.

– Да, – грустно усмехнулся Вик.

– Ну, дела… Знаешь что, – предложил Ник, протягивая руку. – Давай будем друзьями!

Вик пожал его руку и ответил:

– Давай.

Так Вик и Ник, кроме того, что были братьями, стали еще и друзьями.

И это замечательно.


68.  Паника | Пропавшие в Бермудии |