home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




































Сцена девятая

Звучат отрывки из репортажей иностранных журналистов.

Американский журналист. До-о-оброе утро, Цинцинатти, — в английской провинции Йоркшира группа женщин устраивает чаепитие в обнаженном виде…


Этот репортаж немедленно сменяется японским женским голосом, среди непонятных слов улавливаются только ‘Йоркшир’и ‘Женский институт’…


Английский репортер. …некоторые жительницы Йоркширской деревни Нэйпли увеличили сбор благотворительности, увеличив недоумение и толки среди своих сограждан…


Сменяется французским репортажем.


Французский радиорепортер. …для некоторых английских женщин речь идет о свободе, равенстве и наготе…


Кора и Джесси с трудом протискиваются в дверь с огромным похоронным венком из белых гвоздик, образующих слово ‘Мама’.

Репортажи и сопровождающая их музыка сходят на нет.


Кора. Захлопни дверь! Скорее, Джес, скорее!

Джесси. О, Боже милостивый!

Кора (тяжело дыша). Ты видела, сколько понаехало фургонов со всякими там спутниковыми тарелками и прибамбасами?!

Джесси. Идиотизм какой-то!


Стремительно врывается Рут.


Рут. Они перекрыли дорогу! Полиция вынуждена была перекрыть дорогу!

Кора. Закрывай дверь! Быстро!

Рут. Откуда они все понабежали?

Кора. Скорее! Прицепляйте по гвоздике на грудь! (Она начинает вытаскивать цветы из венка.)

Рут. Что, Крис действительно хотела, чтобы мы раскурочили этот венок?

Джесси. Именно так она и сказала. (Протягивает одну гвоздику Рут.) Держи.

Рут. Но это ведь предназначено для чьей-то матери…

Джесси. Предназначалось. Очевидно, она забыла про похороны, пока организовывала эту пресс-конференцию. Кончилось тем, что она бежала за катафалком по улице и спрашивала, нужен ли им еще этот венок…

Рут. Тем не менее, потрошить его…

Кора. Рут, ну что еще она может с ним сделать? Дать объявление в разделе «Куплю-Продам»: «Не желаете ли обновить гвоздики у вашей мамочки?»


Входит Силия с подносом булочек с вишнями, таких, как на ее снимке в календаре, ей помогает Ани.


Силия. Вы знаете, там есть даже журналист из французской газеты.

Кора (с ужасом). Только этого не хватало! Ты серьезно?!

Ани. А что такое?

Кора. Какого черта понадобилось этим французам в Нэйпли?!

Ани. Кому, как не французам, слететься на обнаженку!

Джесси. Большие газеты читают в маленьких городках тоже, я полагаю…

Ани. Так это здорово…

Кора. Но именно туда сбежала Руби, не правда ли? И теперь она увидит меня обнаженной в каком-нибудь чертовом… (взмахивает рукой)… Бог-его-знает каком французском городке, а меня не будет рядом, чтобы объяснить ей, и, боже мой… (Массирует свои виски.) Извини, Рут, прости, но… чушь какая-то!


С шумом врывается Крис.


Крис. О, Боже! Вот это я называю: вызвать интерес прессы! Вы видели, сколько их? А как у нас насчет гвоздик в петлицах? Давайте, девочки, во всем должен быть порядок. Мы должны выглядеть безупречно. (Начинает организовывать.) Учтите: то, что все эти мальчики явились сюда, не означает, что газеты используют именно их снимки. Это все работает иначе. (Хлопает в ладоши.) Помните мою позу в календаре?


Все начинают изображать ее, каждая там, где стоит, — иные с явным неудовольствием и ворчанием.


Молодцы! Вот это я понимаю!

Ани. Крис, это не повредило тебе? — я имею в виду твой бизнес — что ты забыла про похороны?

Крис. Во всяком бизнесе есть накладки, милая. Мы выживем. Магазин выстоит, даже если потеряет несколько гвоздик. Силия, ты принесла свои булочки? (Раздавая реквизит.) Рут… (джем)… Ани … (чайник)… Джесси… (клубок ниток)… Кора…

Кора. Ты хочешь выпихнуть меня отсюда, чтобы я села за пианино и играла «Иерусалим»?

Крис (открывает дверь и хватает громкоговоритель). Иди, начинай, Кора.


С первым же взятым Корой аккордом гомон на улице мгновенно стихает.

Крис не может сдержать самодовольной улыбки.


(Шепотом.) Мы говорим, мир слушает.

Ани (отвечает тоже шепотом). Более того: мы занимаемся стриптизом, а у мира отваливается челюсть…

Крис (через усилитель). Силия, ты первая. Дамы и господа, позвольте вам представить…героинь из «Альтернативного календаря Нэйпли»… мисс Сентябрь!


Силия выходит и позирует под градом вспышек фотоаппаратов.


(Через мегафон.) Мисс Ноябрь!


Под огонь вспышек выходит Рут.


Мисс Январь!


Очередь Джесси.


Ани! Быстро!

Ани. Должны быть подсолнухи.

Крис. Поверь мне, если все сработает, то здесь будут чертовы амазонские орхидеи! (Обнимает Ани.) Это наше создание, наше детище, не забывай. И ничего бы этого не было, если бы не мы с тобой.

Ани. И Джон.

Крис. Несомненно. (Целует ее в щеку.) Мисс Февраль!


Ани вздрагивает и принимает нужную позу.


(Выкрикивает.) И наконец!.. (Прежде, чем выйти самой, она снова оглядывает себя в зеркале.) Мисс Октябрь! (С гордостью.) Отлично, леди Харпер! Сразим их наповал!


Крис отбрасывает мегафон и выходит, принимая эффектную позу.

Ее силуэт в дверях освещен множеством вспышек.

Кора все еще за пианино. она оглядывается вокруг и перестает играть.


Кора. Погодите-ка, черт побери! А где же мисс Июль? (Она позирует в дверях.) Благодарю Вас! (Выходит и захлопывает за собой дверь.)


Вырубка света.



Сцена восьмая | Девочки из календаря | Сцена десятая



Loading...