home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Сцена первая

На затемненной сцене одинокий женский голос поет гимн «Иерусалим» в сопровождении фортепьяно.

Кора.

На этот горный склон крутой

Ступала ль ангела нога?

И знал ли агнец наш святой

Зеленой Англии луга?


Группа женщин выполняют упражнение тай-чи «Небо и Земля», повторяя движения стоящей перед ними Крис, женщины пятидесяти лет.


Кора.

Светил ли сквозь туман и дым

Нам лик господний с вышины?

 И был ли здесь Ерусалим

Меж тёмных фабрик сатаны?


За ней с разной степенью точности движения повторяют Ани (одета несколько традиционно), Силия (в очень дорогой одежде), Рут (слишком традиционно) и Джесси, пятнадцатью годами старше, одета со вкусом и модно, несмотря на возраст)



Кора.

Где верный меч, копье и щит,

Где стрелы молний для меня?

Пусть туча грозная примчит

Мне колесницу из огня.

Но, кажется, я только одна и…

Крис. Кора, заткнись! Ты нарушаешь атмосферу восточного мистицизма.


Кора тяжело вздыхает и присоединяется к группе.


(Пытаясь достичь «восточного мистицизма».) Ита-ак, принимаем позицию тай-чи номер один. «Тибетский Лучник».


Женщины пытаются копировать ее.


Переходим к позиции номер два. «Тибетский як»!..


Женщины смотрят крайне недоверчиво.


И к позиции номер три — «Тибетский як доит тибетского…»


Женщины молча расходятся в разные стороны, выражая мимикой свой протест.


(Громко.) Переходим к…

Ани (громко). Переходим к позиции «Крис читает свою новую книгу по тай-чи» (Бросает воображаемую книгу через плечо.) «Кому это нужно, когда я могу все это сделать?»

Крис. Я прочла эту книгу от корки до корки. А теперь, пожалуйста, в позицию «Ани в кинотеатре делится шоколадными шариками Maltesers со своей лучшей подругой». (Выбрасывает левую руку в стиле рэгби, словно отгораживаясь, правой несколько раз подряд запихивая в рот воображаемые горсти шоколадных шариков из воображаемой коробки.)

Ани. Ну, уж это вранье! Я всегда с тобой делюсь.


Женщины весело смеются.


Джесси. Девочки!


Женщины тотчас же прекращают смеяться.


Все. Виноваты, мисс Рэйзтрик!

Джесси. Восьмая позиция. Силия, принцесса высшего света, играет в гольф.


Силия останавливается, другие подражают Джесси, которая пьет из воображаемой бутылки)


Силия (воинственно). Вот как! Тогда я, пожалуй, изображу как Джесси, уважаемый всеми житель нашей деревни и окрестностей, училка на пенсии, стоит напротив аптеки после ночи, посвященной дегустации вин.

Джесси. Я же рассказала тебе об этом по секрету!

Силия (изображает приветствие и падение на тротуар). «Я вызвала нам такси!» — похоже?

Джесси. Силия!

Рут. А что если так: Кора, дочь приходского священника, решила передохнуть и поглядеть на закат?


Все разом, не сговариваясь, инстинктивно изображают жестами, как она украдкой курит сигарету.


Кора. Да я за последние четыре месяца ни разу не закурила!


Все с сомнением на нее смотрят. Пауза.


Рут. Ну, что еще вы про меня тут насочиняете? Чего уж там церемониться. Валяйте! Выкладывайте!

Крис. И, наконец, последняя сцена: «Паинька Рут подлизывается к председательнице Женского института». (Заискивающе.) Мэри! Мэри!

Все (вторят ей). Мэри! Мэри!

Рут. Ах, Крис, ты опять за своё, но это не про меня, слышишь?! Это ты к ней все время подлизываешься. Ну, приведи хоть один пример, когда бы я так прогибалась…


Двери открываются, входит Мэри, женщина лет пятидесяти с небольшим, решительная, целеустремленная, чем-то, явно, раздраженна. Все разом вытягиваются по стойке «смирно»— точно ученики при появлении учителя.


Мэри. Рут, вы испекли яблочный пирог?

Рут (заискивающе). Да, Мэри! Целых четыре.

Крис. Трам-пам-пам…

Рут. Да что же это…

Мэри. Дорогие дамы!


Воцаряется почтительное молчание.


Мы ни в малейшей степени не готовы! Торжественный ужин, приуроченный к сбору урожая, может сорваться! Наш приглашенный оратор, Бренда Халс, уже на пути сюда. (Выкрикивает распоряжения.) Кора, у нас нет стульев! Рут, у нас нет проектора! Ну, что же вы стоите?! Крис, где цветы?

Крис. Ах, виновата!..

Мэри (у нее опускаются руки от отчаяния). Крис, что вы со мною делаете!

Крис. Но, Мэри, дело в том, что…

Мэри. Ты обещала принести из магазина непроданные цветы!

Крис. Видите ли, дело в том, что на этой неделе, против всякого обыкновения, как вы сами знаете, у нас покупали цветы…

Мэри. О гос…

Крис. И мы сейчас не в том положении, чтобы отказывать покупателям…

Мэри. Крис, вы обещали и не сделали! (Выбегает.)

Джесси. Но позвольте! Бренда Халс — это та самая зануда, что рассказывала нам историю кухонного полотенца? Если так, мне остается хлопнуть дверью и отправиться в «Баранью голову»! Что я и сделаю!


Открывается дверь, входит Мэри, в сопровождении скучного оратора Бренды Халс. От ее огорчения не осталось и следа. Она вся сияет от радости.


Бренда Халс (входя)… такая спешка… мы, наконец, добрались?

Мэри. Дорогие дамы, произошла небольшая задержка, потому что наша Бренда буквально нарасхват! Она приехала к нам прямо с другого выступления!

Бренда Халс. Совершенно верно. Именно так. Это просто конвейер какой-то. Я приехала к вам из другого Женского института. Из Хай-Гилле.


Все присутствующие замирают.


Мэри. Ну, тем не менее… как бы ни было…

Бренда Халс. Уровень там потрясающий! Некоторые из стихотворений, которые прочли эти дамы, выше всяких похвал!

Мэри. Вот я и говорю…

Бренда Халс. Весь зал был увешан разноцветными фонариками.

Мэри (громко). Мы это делали в прошлом году! Хай-Гилл берет с нас пример, пытается не отставать. Ясное дело. (Разом покончив с этим.) Дорогие дамы, в эту осеннюю пору сбора плодов нам оказана особая честь. Перед нами выступит сама Бренда Халс, которая в прошлом году произнесла перед нами такую потрясающую речь об истории кухонного полотенца.

Джесси (пытается встать и взять свое пальто). Мне, конечно, очень бы хотелось остаться, но…


Силия и Рут, сидящие по обе стороны от нее, усаживают ее на место.


Мэри. Слово имеет Бренда Халс.


Некоторые аплодируют. Бренда подходит к проектору.


Ани (обращаясь к Крис). Что бы она сейчас не понесла, не смей ржать. Когда ты ржешь, мне не удержаться.

Крис. Я и не собираюсь!

Ани. Знаю я тебя! Ты никогда не собираешься. Всегда говоришь одно и то же. А влетает потом не тебе, а мне. Обещай мне…

Крис (с серьезным видом). Пожалуйста!


Свет гаснет. Прожектор включён. Зрители смотрят со стороны воображаемого экрана.


Бренда Халс. Дорогие дамы! Этой осенью вместе со мною вы вкусите всю прелесть плодов нового урожай. Приглашаю вас в мир брокколи, которая иначе именуется капустой спаржевой…


Картинка меняется. Крис едва сдерживает смех.


Ани (сквозь зубы). Ты обещала…

Бренда Халс. Осмелюсь утверждать, что брокколи относится к числу самых родовитых овощей. И зря некоторые полагают, что он сродни морковке…


Свет сменяется на оранжевый.


…или брюссельской капусте…


Свет сменяется на зеленый; Крис начинает всхлипывать и повизгивать.


Ани (изо всех сил удерживаясь от смеха). Крис, умоляю тебя… пощади…

Бренда Халс. Есть основания полагать… или, по крайней мере, часто приходиться слышать, что брокколи — единственный овощ, имеющий общее происхождение с человеком…


Освещение меняется.


… по имени Джеймс Бонд!


Крис удалось подавить смех. Ани трясется от смеха.


(С пафосом.) Да-да! Я не шучу: Альберт, он же Кабби, Брокколи, который выпустил все фильмы о Джеймсе Бонде…


Негромкий взрыв, свет гаснет. На сцене полная темнота.


Мэри (в темноте, в полном отчаянье). Рут!!


Рут вскакивает, чтобы включить свет.


Ах, Бренда, простите меня Бога ради!

Бренда Халс. Похоже, ваш проектор сломался?

Мэри. Рут!?

Рут (унося проектор). Да что ж я в этом смыслю? Может, предохранитель полетел? Мой Эдди всегда говорит: «все дело в предохранителе»…

Бренда Халс. Но я не могу продолжать без диапозитивов.

Крис (изображая отчаяние). Вот ужас какой!..

Ани (кричит, закрыв лицо руками). Да прекрати же ты!

Мэри. Дорогая Бренда, примите наши извинения. Мы так огорчены, что не смогли увидеть самое интересное… Но раз уж вы здесь, не согласитесь ли выступить судьей нашего урожайного конкурса?

Бренда Халс. Почему бы и нет? Пожалуйста. Ничего не имею против.

Мэри. Раз так, прошу всех вас представить ваши работы.


Все переглядываются. У всех во взгляде «Я не принесла! А вы?»


Это, Бренда, конкурс поделок, который я всегда проводила в Женском институте, в Чешире. Где работала раньше.


Мэри оглядывается вокруг. Но встречает только виноватые взгляды. Исключение составляет Рут. Она лишь и поднимает руку. Мэри мгновенно понимает обстановку.


Нам предстояло отобрать самую талантливую композицию из еловых шишек. Тема композиции — щедрая осень. И мы ее отобрали!

Рут. Ой, а разве тема была осень?

Мэри (еле сдерживает гнев). Да, именно осень!

Рут. Ах вот что… Ну, я не совсем поняла задание… Я сделала композицию про группу Вестлайф… (Открывает коробку. В ней пять еловых шишек на подставках, в белых жилетах, с микрофонами.)


Крис, а за нею Ани трясутся, еле сдерживая смех. Мэри все замечает.


Крис. Рут, это очень хорошая работа!


Одна из еловых шишек сваливается с подставки.


Как, только он один и отвалил?


Ани больше не пытается сдерживать хохот.


Рут. Ах, Мэри, вот незадача… Это, знаете, все потому, что мой Эдди отправился…

Мэри. Бренда, я приношу вам свои извинения…

Бренда Халс. Право ж, не стоит. В этом нет смысла.

Мэри (свирепо, обращаясь ко всем дамам). В этом нет смысла!

Бренда Халс. Ни малейшего.

Мэри. Прекрасно. Но во всяком случае, Бренда, я поеду на своей машине перед вашей до шоссе, ведущего из Нэйпли. Чтобы в следующий раз вы не заблудились. (Она аплодирует.)


Остальные присоединяются. Пока Бренда укладывает свои вещи, Мэри оборачивается к дамам с ненавистью во взгляде.


Теперь, и это последний пункт нашей программы, — нам предстоит заняться календарем на будущий год. В этом году, как всем вам хорошо известно, календарь был посвящен местным церквам. Я полагаю, что для календаря на будущий год мы должны приготовить двенадцать самых привлекательных видов…

Крис (на ухо Рут).… Джорджа Клуни.

Мэри (теряя последнее терпение).… мостов долины реки Уорф, из которых…

Крис … на одиннадцати он будет в штанах, а уж зато на двенадцатом…


Ани не может сдержаться. Мэри надвигается на Крис.


Мэри. Есть у вас какие-нибудь предложения по поводу календаря, Крис?

Крис (кротко). Никаких.

Мэри. Итак, будем делать виды мостов Уорфдэйла. (Приторным голосом.) Позвольте вас проводить, Бренда.


Мэри уводит Бренду. Все виновато молчат.


Кора. Похоже, в гневе эти ноги

Ушли отсюда без дороги.

Силия. Еще в каком гневе!

Крис. Им в том же гневе, как сейчас,

Случалось уходить не раз.

Рут (приводя все в порядок). Как всё ужасно вышло!

Джесси. Чепуха. О чем это ты? Нет беды, против которой не нашлось бы средства на нашем празднике урожая.

Кора. Ну и времена пошли! После такого дня мне не хватит и четырех галлонов.

Крис. В самом деле, такое надо отметить. Давайте напьемся с горя!

Силия. Только обещай, что не будешь мне всю дорогу рассказывать об очередном скандале с Руби.

Кора. Да если б очередной был! По сравнению со всеми остальными, что у нас бывали по поводу ее папаши, этот во-оо-о какой! (Разводит руки, изображая нечто очень большое.) Представляешь до чего дошло. Она орала, что уезжает во Францию со своей компанией! Что я ей не мать! Что она мне позвонит или даже не станет… — и хлопнула дверью!

Ани (через дверь). Чего-чего?

Рут. Ты хочешь сказать, что Руби ушла из дому?!

Джон (входя). Сударыни институтки!

Кора. Слава Богу! Мистер Панч!


Джон Кларк — муж Ани. Несмотря на двадцать восемь лет супружества Ани всё еще улыбается всякий раз, как видит его. У Джона в руках большая бутыль с домашним пивом.


Крис. Дамы и господа, у нас в гостях мистер Джон Кларк!


Кора наигрывает туш.


Джон. Кто из вас так расстроил Мэри?

Крис. А это вы свою жену спросите. Она намеренно испортила проектор, и мы не смогли досмотреть увлекательную серию «Из России с брокколи».

Силия. Должна вам сказать, дорогая, ваш муж превосходно выглядит. (Джону.) Может, она вас на оздоровительную диету посадила?


Ани и Крис переглядываются.


Рут. Кстати, я забыла вам сказать. Мой Эдди стал ходить в гимнастический зал. Для повышения тонуса. Три раза в неделю!

Джон. Леди! Из урожая этого года! (Ставит на стол свой убийственный напиток.) Называется «Джон-Кларковский Нэйпли. Сногсшибательный».

Джесси. Нет, вы и вправду сбросили вес, Джон! Ваши щеки действительно…

Крис (встревая). Действительно! Он-таки похудел. И мне хотелось, чтоб он поделился опытом с моим Родом. Мой благоверный отращивает себе стариковское пузо.

Ани (обнимает Джона). Он слишком много работает. Всё дело в этом.

Крис. Род, можно сказать, уже отрастил пузо. И будет еще хуже. Кстати, вы слыхали? Около Крэйвен-парка открывается новый гастроном «Теско»!

Силия. Я знаю! Так здорово! (С восторгом.) После пятнадцати лет в этом городке я смогу, наконец-то, пользоваться кулинарным отделом!

Крис. Они же и цветы будут продавать, дуреха! Ты хоть соображаешь, что это означает для нашего магазина?

Кора. А почему мы не пьем?

Джон. В самом деле, что за безобразие! Давайте-ка ваши стаканы…


Джон и дамы направляются к пианино со стаканами.

Ани на минуту отводит Крис в сторону.


Ани. Вот уж ты мне удружила.

Крис. Да я на самом деле так думаю. Он, кроме шуток, хорошо выглядит.

Ани. Да. Но…

Крис (гладит Ани по волосам, как, вероятно, делала, когда им было по двадцать лет). Когда ему к врачу?

Ани. В пятницу. (Обе словно обмениваются мыслью «только бы пронесло».)

Джон (зовет). Крис, где мой последний ингредиент?

Крис (достает бумажный пакет). Тут!

Джон. Ого, отличный у тебя парень.

Крис (придерживая пакет). Род и я, мы даем вам эти семечки подсолнечника из нашего магазина при одном непременном условии. Вы, Джон Кларк, вернетесь в этот зал и произнесете перед нами речь!


Все одобрительно кивают.


Вы должны спасти нас от очередной «истории брокколи»…

Джон. Но я ничем особенным не занимался. Работал всю жизнь в национальном парке.

Крис (угрожая выбросить семечки в мусорный бак). Ну, раз так!..

Джон. Ладно, ладно! Уломали. Согласен. (Берет пакет.) Это мой шедевр, мой piиce de rйsistance. В том смысле, что устоять невозможно. Возьмем горсточку… (Высыпает горсть.)… ну, скажите, что это, если не сгустки солнца? Затем берем одну из этих штук… (Высекает пламя из зажигалки для свечей.)

Силия. Ах ты, Господи!

Джон. Зажигаем посередине, подрумяниваем семечки. Сейчас вы узнаете, что такое на вкус жидкий йоркширский…

Рут. Ах, я уже пробовала такой! Мой Эдди приготовил на прошлое Рождество. И прожег пол…

Джесси. Раз такое дело, может нам лучше выйти на улицу.

Крис. Все выходим!

Кора (с энтузиазмом). Я уже в пути, дорогая. Меня уже нет.


Все спешат на улицу. Джон удерживает Ани.


Поди-ка сюда. (Целует ее.)

Ани. Как прошел день?

Джон. Я просто умираю от любопытства. Ну-ка, расскажи мне что-нибудь новенькое о брокколи.

Ани. Я первая спросила!

Джон. Нормально. Утром ездил в Гриздэйл-парк. Наблюдал, как юные ренджеры устанавливали лесные заграждения. Боже мой! Они все выглядят лет на двенадцать, не более.

Ани. Я знаю!

Джон. А днем я заскочил к доктору Мортону.

Ани (застывая на месте). Сегодня?

Джон (нервничает). Прекрати, пожалуйста…

Ани. Я думала, ты хочешь, чтобы я была с тобой…

Джон. Госпожа Кларк, дня не проходит, чтоб я не хотел. (Поколебавшись с минуту.) Я предпочитаю сам узнавать результаты.

Ани. Так что же… как там?.. что с кровью, с клетками… они ведь считают, что всё в порядке? (Сама с собой.) Это излечимо. Переливание крови, только и всего? Что они сказали? Как с этим быть?


В дверях появляется Крис.


Крис. Джон, ты бы лучше вышел! Кора вся в огне.

Джон (улыбаясь). О, Господи!!


Джон выходит за дверь, проходя мимо Крис, которая стоит, опираясь на дверь в полном экстазе.


Крис. Ты себя превзошел… (Поскольку Джон вышел, обращаясь к Ани.) Он превзошел самого себя. Силия на ногах не держится, а Джесси несет какую-то чушь. (Мгновенно оценивает обстановку.) Что случилось?

Ани (берет себя в руки). Всё в порядке.

Крис. Я не для того терпела тебя двадцать семь лет, чтобы ты отфутболивала меня, точно чужую.

Ани (колеблется). Джон получил результаты анализов.


Крис сразу всё понимает. За двадцать семь лет она слишком хорошо научилась понимать свою старую подругу. Она подходит к Ани, обнимает ее и ведет к выходу. Звучит музыка. Осенний свадебный гимн на слова немецкого поэта Матиаса Клаудиуса в английском переводе Джейн Монтгомери-Кампбел.



Тим Фёрт Девочки из календаря | Девочки из календаря | Сцена вторая



Loading...