home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню























































































Сцена вторая

На дворе зима, издалека доносится музыка: играют рождественский гимн God Rest Ye Merry, Gentlemen.

Входит Мэри, одетая в духе эпохи Диккенса. В руках у нее палка, на ней старинный фонарь с зажженной свечой. Ее плечи припорошены снегом.

Мэри. Кора, ну, где же ты?


В зале никого нет.


Куда все подевались? Кора!


За нею тихонько входит Кора. В руках у нее факел, примотанный к клюшке для гольфа.


Мы должны быть у военного мемориала в шесть часов — минута в минуту. Прокрути музыку. Я хочу проверить этот грузовик с низкой платформой, что Крис организовала. (Выходит.)


В этот момент входит Джесси, тоже в снегу, со своим стилизованным фонарем. Проходя мимо Джесси, Мэри жестом указывает ей на свои ручные часы, напоминая о времени.


Джесси. Хотела бы я знать, кому в голову пришла эта идиотская затея с искусственным снегом?

Кора. А ты не догадываешься?

Джесси. Рычаг переключения скоростей у меня уже весь в этой гадости. И я точно знаю, что не избавлюсь от нее и через полгода.


Входит Рут с колокольчиком, стилизованным под времена Диккенса.


Рут. Послушайте! Послушайте! Как чудесно Мэри это придумала, не правда ли? Сделать все в викторианском духе! Под Диккенса! Вы только послушайте! (Она звонит в свой колокольчик.)


В это время входит Силия в шикарном пальто до пят, с подходящими по стилю теплыми наушниками. У нее раскалывается голова.)


Силия. Эй, Крошка Доррит! Еще один динь-дон, и я утоплю тебя вместе с ним.

Кора. Боже всемогущий, ты слышала, как пел хор Хай-Гила? Они звучали, точно этот чертов хор долбанных венских мальчиков!

Силия. Трудно представить, что ты выросла в семье священника!

Кора (подзывает их жестом к пианино). Ну-ка посмотрите! Я нашла потрясающий рождественский гимн, только сдобрила его капелькой джаза. (Напевает на мотив Blueberry Hill — хит в стиле рок-н-рола 1956 года.) «О тихий город Вифлеем — пам-пам-пам-пам-па-пам! — подхватывайте! — как тих, как скромен ты…»

Мэри (вбегает). Кора!

Кора (поднимается). Здравствуйте.

Мэри. Что это у вас тут?

Кора. Песенка. Ты же хотела песенку для парада.

Мэри. Для Рождественского парада, Кора! В графстве Йоркшир, ты понимаешь это? На котором, от начала до конца, будут присутствовать лорд и леди Крейвеншир…

Кора. Прости, Мэри, я не могу написать тебе хорал из двадцати восьми частей, но этим в Хай-Гиле удалось заполучить Энида Ричмонда, управляющего проклятым хором Райпонского собора.

Мэри (поправляя свое платье). Мне это известно! Поэтому я и решила поправить дело, используя викторианскую тему. И для этого нам необходимо всё устроить на викторианский манер.


Распахивается дверь, появляется Крис, в костюме Снегурочки. Короткая расклешенная юбка, блестящие колготки и усыпанная блестками шапка.


Крис. А вот и Санта-Клаус собственной персоной!

Мэри (назидательно). Этому не бывать!

Крис. Как это так?

Мэри. А вот так, Крис. Не бывать и все тут. Это же викторианский…


С улицы доносится автомобильный гудок.

Входит Ани с викторианским фонарем.


Крис. Ладно, пусть так. Все — в конец фургона!

Мэри. Куда?!

Ани. Господи, спаси и помилуй!

Мэри. В конец грузовика, ты хотела сказать? Ты же обещала мне грузовик с низкой платформой! (Выбегает на улицу.)

Ани. Этот тот самый костюмчик, что ты приобрела для встречи 2000 года?

Крис. Да, милая, именно он! Заметь, я всё еще в него влезаю!

Джон. Ку-ку! А вот и я. (Входит в костюме Санта-Клауса.)


Всеобщее оживление.


(Оглядывая Крис.) А это что еще за подарочек?

Ани (сдерживая улыбку). Прекрати!

Джон (обращаясь к Крис). Надеюсь, ты была умницей в этом году?

Крис. О, да, Санта-Клаус! Еще какой!

Джон. Как же тебе не стыдно!

Ани. Прекрати! Детей всех распугаешь таким образом.

Джон. Я и так могу их пугать. (Снимает шапку, обнажая голову, облысевшую в результате химиотерапии. Пугает воображаемых детей.) Ууууу…

Ани (натягивает ему шапку). Не смей этого делать. Не забывай, что тебе говорил доктор Мортон?

Крис (обращаясь к Силии). Как бы там ни было, красивое пальто, Сил. Скромно, но со вкусом. Мне кажется тебе стоит вести учет, кто больше очков заработает.

Силия. Что ты несешь, Крис? Сбор денег одно, а умение одеваться совсем другое. Надо уметь себя подавать. Установить отношения с людьми, внушить доверие к себе, к своей индивидуальности. (Снимает пальто и оказывается в юбочке снегурочки, гораздо, короче той, что на Крис.) Я только хотела сказать, что одежда помогает, но…

Крис (указывая на Силию). Нет. Это нечестно.

Джон. А я вот что скажу вам. Я обожаю Рождество!


Мэри врывается в зал в бешенстве.


Мэри. Крис, ты обещала мне грузовик, а это не грузовик, а черт знает что! (Видит Силию.) О..о..о…Боже мой!

Кора (закрывая пианино). Я полагаю, наша репетиция закончена.

Мэри. Нам придется идти пешком.

Ани (имея в виду Джона). Мы не можем.

Мэри. Скажи спасибо своей подруге, которая обещала нам грузовик.

Крис. Мэри, неужели это так важно?

Мэри. Что? А как же иначе?! Все группы приедут на открытых грузовиках, а мы вывалимся из фургона?

Джон (заполняя паузу). Хватит, снегурочки. Не ссорьтесь! Идите и пойте. Вы так больше денег соберете.

Ани. Джон, но тебе нельзя много ходить.


В комнате на секунду воцаряется молчание.


Джон. Ну, конечно! Я чувствовал, к чему дело идет! Выходит, я тут чужой!

Мэри (опомнившись). Ах, да. Виновата… (Поколебавшись.) Как у вас там?…

Джон. Лечение идет нормально, милая. И знаешь, что придает мне силы? Ваши фотографии: календарь с видами церквей Йоркшира, выпущенный Женским институтом! (Обнимает ее за плечи.) Теперь я отмечаю мои сеансы химиотерапии под картинками с изображением кладбищ, окутанных туманом.


Крис не может сдержать улыбку. Даже Ани улыбается.


Ани. Прекрати сейчас же!

Джон. Да, я серьезно. Я беру его с собой. И один парень в больнице, тот, что на вахте сидит, Лоренс, чудный малый и, между прочим, прекрасный фотограф… (К Ани.)… обязательно посмотри снимки его родителей… среди них есть замечательные…

Ани (улыбаясь). О чем ты?

Джон (кивая Мэри). О вашем календаре. Он отзывается о нем с большой похвалой.

Мэри. В самом деле?

Джон (выпускает Мэри из своих объятий). Веди нас вперед, моя маленькая фея. Только в разумном темпе.


Мэри ничего не остается как повести его к выходу впереди остальных. Она запевает рождественскую песенку Jingle Bells. Ани провожает его взглядом. Крис глядит на Ани, понимая, что творится в душе ее лучшей подруги.


Крис. Как только он тебя терпит! Как могло случиться, что такой замечательный мужчина связался с такой мерзавкой, как ты!

Ани (через силу улыбается). Он замерзнет. Не знаешь ли, где та шапочка с помпоном, которую Рут связала для Африки, совершенно позабыв, что такие изделия не пользуются большим спросом в Судане?

Крис (жестом дает понять, что она у нее). Как он сегодня?

Ани. Неплохо. Пока дело не дошло до септицемии, всё замечательно.

Крис. А…что это такое?

Ани. Ну, это когда химиотерапия перестает помогать… (Задумчиво.) Как бы мне самой не подцепить сепсис на этой проклятом диване в комнате для родственников.

Крис. Как хорошо, что ты меня предупредила. А я думала, что только одна и набираю вес… Это ведь неизлечимо, не правда ли? Проклятые дармоеды… Скоро им потребуется еще один флигель больницы. Размещать родственников тех, кто получил травмы в этой отвратительной комнате для родных и близких.

Ани (кивает в сторону выхода). Пошли.

Крис. Я тебе уже показывала, где у меня царапина?

Ани. Нет, милая. Но достаточно лишь порыва ветра, и их увидит весь Нэйпли.


Они выходят под настойчивый автомобильный гудок. Крис всё пытается показать Ани, где у нее царапина. Ани одергивает ее.

Звучит рождественский гимн In the Bleak Midwinter на слова Кристины Россетти; звон рождественских колоколов иной раз усиливаются, совпадая с ритмическими колокольчиками танцующих.



Сцена первая | Девочки из календаря | Сцена третья



Loading...