home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




























Сцена третья

Наступила весна.

Входит Джесси. Она вынимает из коробок цветы и принимается раскладывать их на пианино)

Джесси (удрученно). Знаешь, дела идут так скверно, что я начинаю бояться этого весеннего праздника. Кроме шуток.


Вваливается Рут, в самодельном карнавальном костюме, напоминающим какое-то коричневое животное с ушами, свешивающимися по обеим сторонам ее лица. Очень возбуждена.


Рут. Да, будет тебе, Джесс, всё замечательно. Разве не здорово, что праздник проводится у нас, а не в Хай-Гилле, как это было всегда. И у нас все в сборе. Ани печет один из своих замечательных тортов, Кора украшает чайный поднос каким-то затейливым образом, «на международную тему». Всё замечательно! Что может быть лучше!

Джесси. Рут, все эти праздники — сплошная нелепость. Ты не любишь резкостей, но позволь сказать тебе, что в этом наряде ты похожа на долбанную мышь.

Рут. Я не мышь, а кролик. И я не спала всю ночь. Пока шила его. Нужно только раздобыть пару пластиковых вешалок, чтобы поднять уши. А ты кого изображаешь?

Джесси (с горечью). «Корзину цветов, навеянных песней». Застрелиться можно.

Рут. Мне кажется, Мэри права. Она хочет, чтобы у нас были представлены все категории, потому что…

Джесси. Потому что она подлизывается, Рут! Потому что жюри — это леди Крейвеншир. Она заставила меня украшать корзинки, чтобы доставить удовольствие жене землевладельца. Если тебе всё это по душе, я за тебя рада. А я лично чувствую себя крепостной крестьянкой.

Рут (в сердцах). Джесси-и!

Джесси. Прости, пожалуйста. (Переворачивает вверх дном корзинку с цветами, все цветы вываливаются.)

Рут. Это что за песня?!

Джесси. Называется «Куда отчалили наши цветочки» (Выходит.)


Входит Крис с подносом, уставленным бутылками пива.


Крис. Род, он… Род! Черт! Я его убью! Я ведь велела своему мужу принеси жестяную коробку в церковь! Говорила, не ходи мимо пивной палатки! Не смотри в сторону пивной палатки! (Небрежно кивает.) Извини, Рут. Какой милый хорек у тебя получился!

Рут. Я не хорек, а кролик! (Указывает на поднос.) А это что, чайный поднос с интернациональной тематикой. Молодец Кора!

Крис. Ты полагаешь? Интересно, что это там за катушка с нитками?

Рут. Это пальмы. Катушки с нитками это пальмы, а обертки от конфет «Фереро-Роше» — это «золотые волны на побережье Монтего».

Крис (уставясь на нее). Я думаю, если число желающих следовать примеру Женского института увеличится, потребление галлюциногенов снизится вдвое.


Появляется Род с жестяной коробкой для торта. Он явно уже хлебнул пива.


Род. Приветик! Тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты самая кра-а-а-сивая жена на свете?

Крис (улыбается, когда он обнимает ее). Да, бывало. И не кто-нибудь, а ты. Всякий раз, как выпьешь больше двух пинт. Давай коробку!

Род. Ты видела Мэри? Она расхаживает в шляпе, размером со спутниковую тарелку.

Рут. Как там у вас идут дела?

Род (используя пивную бутылку в качестве микрофона). Род Харпер ведет репортаж с весеннего фестиваля в Нэйпли. В категории печенья Хай-Гил получил за неделю пять и семь десятых очка. Это удар в поддых для Хебден-Бриджа, который славится выпечкой песочного теста.

Крис (разворачивает его на 180 градусов). Знаешь что, возвращайся-ка в свою пивную палатку!

Род. Распределение мест в гонке по лимонному мармеладу отложено, поскольку судья заболел…

Крис. Род Харпер, кончай молоть чепуху. (Делая шаг в его сторону.) Я записалась в этот чертов Женский институт с единственной целью: убедить твою мать, что я солидная и уважаемая дама.

Род. Не сработало.

Крис (указывает ему на дверь). Пошел вон!


Род выбегает.


Надеюсь, ты поглядываешь за своим Эдди в этой пивной палатке.

Рут (смеется). Ничуть не бывало. Я за ним приглядываю в гимнастическом зале. Он стал ходить в крейвенский клуб здоровья. Мускулы стальные накачивает.

Крис. Крейвенский клуб, говоришь? Это же удовольствие не из дешевых!

Рут. Это из-за оборудования, Крис. Он всегда говорит: за качество снарядов приходится платить.

Крис. Ему бы сейчас следовало быть тут. С тобой. (Помедлив.) Он что, не собирается прийти?

Рут (пытается переменить тему). Это не твое дело. Разве Ани не обещала испечь что-нибудь?

Крис. У Ани сейчас и без того забот полон рот.

Рут. Лишь бы она не забыла. Она ведь обычно никогда…

Крис. Рут, последние три месяца Ани проводит большую часть своего времени на скоростной дороге, поскольку только и делает, что возит Джона в Скиптонскую больницу и назад. «Обычно» вспорхнуло и улетело.


Вбегает Ани, запыхавшись.


Ани. Крис! О Господи! Я должна была испечь торт!

Крис (к Рут). Ну, что я тебе говорила?

Рут. Ничего страшного! Крис спасла положение.

Крис. Ой ли…

Ани. Как? Ты что-то испекла?!

Крис. Ты меня совсем списала со счетов, как женщину. Допустим, я не умею вязать, не могу сварить сливовый джем. Но испечь этот чертов викторианский кекс все — таки могу.

Ани. Ну, конечно, конечно! (Обнимает ее в порыве благодарности.) Спасибо тебе!

Крис. Видишь ли… именно этот… я его не испекла… Я его купила в «Маркс-энд-Спенсере», но в принципе я могу…

Ани (пытается вырвать у нее торт). Как? Что ты сказала?!

Рут. То есть как в «Маркс-энд-Спенсере»?!

Крис. Но мы должны что-то представить на конкурс!

Ани. Но мы не можем выставить бисквит, купленный в магазине!


Силия ввозит Джона на инвалидной коляске. В руках у Джона две бутылки пива.


Крис. Почему бы и нет?

Силия. Би-бип!

Ани. Я не могу выставить покупной бисквит.

Крис. Ничего страшного. Я могу. (Выходит.) Дорогу моему славному бисквиту!

Силия. Эй, мне кажется, твой любезный прибавил в весе. Я это чувствую.

Ани. На все сто процентов! Но, Силия, ему нельзя пиво…

Силия (к Джону). Оп-ля… (С видом пойманной на шалости ученицы и забирает у Джона одну из бутылок.) Мэри не следовало доверять мне проведение гольфа. Как только вижу мешок с клюшками, меня так и тянет выпить.

Рут. Так, зачем же ты играешь в гольф?

Силия. Для меня это единственная возможность видеть своего мужа. И «мой гольф» мне очень по душе. Приходится играть только со старыми мешками. (Основательно прикладывается к бутылке.) Пошли!..

Рут. Но я не умею, Сил. Я не играю в гольф!

Силия. Никто и не просит тебя играть. Нужны зрители. Пусть ребята рассматривают тебя в качестве вознаграждения. (Выпроваживает ее.) «Попал в лунку — получил песчанку (песчаную крысу)».

Рут (выходя). Последний раз повторяю тебе: я кролик!


Внезапно Ани и Джон оказываются одни в помещении. Ани смотрит на Джона в кресле-каталке, едва сдерживая слезы.


Ани (решительно протягивая Джону фруктовый сок). Тебе нужны витамины.


Джону трудно говорить, он задыхается. После каждой фразы ему нужно отдышаться.

Она садится рядом с ним и помогает ему пить.


И тебе ни в коем случае нельзя простудиться. (Кладет ему на колени плед.) Ну, как там у них дела?

Джон. В ходе необычного развития событий… (переводит дыхание)… я вышел победителем в кроссе. (Прерывается на секунду.) Было трудновато подниматься в гору… (Переводит дыхание.) Зато вниз я слетел за восемь секунд.


Джон всегда смешил ее.


Ани. Не съесть ли тебе булочку? Говорят, команда Хай-Гилла находится на волосок от победы.

Джон (подмигивает). В кармане.

Ани. О чем ты?

Джон. Подарок.

Ани. Мне?

Джон. Я бы сам достал, да вдруг почувствовал, что он за тридевять земель.

Ани (вытаскивает из кармана белый бумажный мешочек). Надеюсь, не бриллиантовое колье…

Джон. Лучше. Много лучше… (Улыбается.) Семечки подсолнуха… Нужно посадить в мае… (Прерывается на мгновение.) На горке… (Прерывается на мгновение.) Потом пригласите Лоренса. Я ему пообещал, что разрешу сфотографировать подсолнухи…

Ани (собравшись с духом). Джон Кларк, ты пытаешься сказать, что не сумеешь сделать это сам… И зря. Ты забыл, дорогуша, что тебе предстоит еще выступить с речью перед Женским институтом. В этом бренном мире существуют обещания, которые следуют исполнять.

Джон. На пакете. (Кивает.) Начал писать.


Ани видит, что на пакете что-то написано.


Помнится мне, это было в семьдесят седьмом. Мы в кино ходили, в Одеон… как раз, когда всё у нас началось… так вот, я сказал тогда… (Медлит.)… сказал: если уж обниматься, так перебирайся-ка лучше на мое сиденье.

Ани (пытается сдерживаться, но по щекам ее текут слезы). Ты перепутал, Джон Кларк. Эта фраза принадлежит мне. И именно ты, не раздумывая, перебрался ко мне.


Ани обнимает его. Вбегает Рут, за нею Силия.


Рут. Скорей! Скорей! Она вот-вот будет здесь. (Двигает пианино.)

Силия. Рут, прекрати психовать, а то родишь крольченка.


Входит Джесси.


Джесси (видит обнимающихся Джона и Ани). Эй, прекратите сейчас же. У нас высокопоставленные гости.


Входят Мэри и Леди Крейвеншир. Первая слишком учтива, вторая явно надменно-величава, но в добром расположении духа. За ними входят Кора и Крис.


Леди Крейвеншир. Да, это отвечает духу викторианской эпохи…

Мэри. …вне всяких сомнений! Вы совершенно правы…

Леди Крейвеншир. Я имею в виду главное церковное здание. Оно, без сомнения, выполнено в духе времен королевы Виктории…

Мэри. Думаю, Кора подтвердит ваши слова! Отец Коры был тут викарием. Кора, что вы можете сказать о церкви?

Кора. О Церкви? По-моему, это сплошная нетерпимость и лицемерие.

Мэри (быстро переводит разговор). И конечно, вы, должно быть, знаете Силию, которая так чудесно проводит наш конкурс по забиванию мяча в лунку, как она делала это в прошлом году в составе Женского благотворительного комитета гольф-клуба.

Кора. Верно. Пытаясь спрятаться от этих старых зануд, она и оказалась в нашей палатке.

Леди Крейвеншир. Сударыни, спасибо за то, что вы пригласили меня принять участие в вашем Весеннем празднике. Я очень люблю бывать в этой части графства.

Джесси (скидывает шляпу, с поклоном, имитируя крестьянку). А мы-то так рады принимать вас здесь, госпожа!

Леди Крейвеншир. Как всегда, приятно видеть, с каким энтузиазмом вы проводите ваше мероприятие, во всех его направлениях. Мне особенно нравится карнавальная часть. Это состязание в фантазии и выдумке по созданию костюмов, тема которых в этом году, как всем известно, «ковбои и индейцы».


Все смотрят на Рут, которая пытается незаметно спрятать свои заячьи уши.


По некоторым категориями кулинарного искусства оценки уже объявлены, и я с удовольствием сообщаю, что приз имени Мэй Уилкинсон за лучший лимонный торт диаметром не более двенадцати дюймов в этом году присужден команде Нэйпли за ее бисквит, выставленный под номером 213.


Бурные аплодисменты. Мэри ликует. Однако все остальные начинают переглядываться с некоторым ужасом. Крис пытается спрятаться.


Крис. Ох, я сейчас концы отдам…

Джесси (указывает на Крис). Она здесь!

Рут. Сейчас будет самое интересное!

Силия. Как приятно входить в число твоих друзей, Крис!

Кора (шепотом). Давай, Крис! Вперед! На плаху!

Ани. О, Бо-оже!


Крис выходит под аплодисменты, получает розетку в качестве приза и пытается как можно скорее скрыться с глаз.


Крис. Что тут скажешь… Большое спасибо. Я очень…

Леди Крейвеншир. Кроме того, я с удовольствием сообщаю…


Крис замирает в ужасе.


… что этот торт выиграл и главный приз этого года…

Ани. Ой, нет!..

Леди Крейвеншир (достает голубую ленту-перевязь)… персональную премию леди Крейвеншир!


Гордая Мэри под аплодисменты надевает ленту на Крис.


Моя дорогая, я вообще никогда не задаю подобных вопросов… но этот бисквит такой воздушный и… Не могли бы вы поделиться секретом. Как вам удалось добиться этого?


Ани отворачивается, не в силах больше выносить все это.


Крис. Я…

Ани (шепчет). Даже не пытайся…

Крис (внезапно соображает, что находится в центре внимания). Принимаясь печь что-нибудь, я всегда пользовалась советами моей мамы…

Леди Крейвеншир (глубокомысленно кивает). Я понимаю…

Крис. Смазать противень маслом… (Раздумывая.) Всегда пользоваться сухой ложкой… (Медлит мгновение.) Ну а если уж грядет настоящий праздник, попросту купить кекс в магазине Маркс-энд-Спенсер.


Общее оцепенение.

Первой начинает смеяться Леди Крейвеншир, за нею Мэри, с колоссальным облегчением;

Музыка. Все хлопают и смеются; редкое для группы женщин чувство настоящей солидарности и поддержки. Крис делает на сцене реверанс, скромно потупив взор.



Сцена вторая | Девочки из календаря | Сцена четвертая



Loading...