home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню














Сцена пятая

Начало лета.

На переднем плане Крис и Ани.

Крис. Ну что? Мы будем это делать или нет? Ты не собираешься провести с ними беседу?

Ани (улыбаясь). Я буду твоей обаятельной помощницей.

Крис (обнимает ее). Ну, мои дорогие, за дело!


Все выполняют движение «небо и земля» китайской гимнастики тай-чи.


Ой, я совсем забыла…Оставьте-ка на минутку тай-чи. Джесси, подай мне этот пакет.

Джесси. А я думала, ты бойкотируешь новый супермаркет, потому что они продают дешевые импортные цветы.

Крис. Было такое… Но… Силия?


Силия достает складной переносной стульчик, кладет его на траву.


Силия (извиняющимся тоном, указывая на брюки). Это, все-таки, Армани…

Крис (возводит глаза к небу, продолжает)… так вот, я нашла в этом супермаркете изготовителя ключей и гравировальщика, который был мне как раз нужен для одного дела… Взгляните. (К Ани.) Покажи экспонат под литерой А.


Ани передает ей блестящую золотистую пластинку, которую Крис передает дамам.


Рут. «Диван в память о Джоне Кларке».

Крис. Она будет помещена на новом диване, который, благодаря нам, заменит скамейку-людоеда, что стоит сейчас в онкологическом отделении Скиптонской больницы. Экспонат под литерой Б.


Кивает Ани, которая вынимает и протягивает женщинам потрепанную страницу каталога.


Ани. Под номером шесть.

Джесси (смотрит на страницу). Ого!

Кора. По-моему, на таком именно диване сидел сам господь Бог.

Крис. Но тут я подумала, а на какие шиши? Может, на выручку от прошлогоднего календаря? Гениальная выдумка Мэри: мосты долины Уорфа. Я вспомнила кислую физиономию типа из Королевского общества по защите животных, когда мы вручали ему наш чек. Он словно хотел сказать… (Хмурит брови.) «Девочки, это хватит лишь на оплату гипса на ноге хомячка».

Джесси. Ну, и?

Крис. Ну, и я подумала об одном открытии, которое Силия сделала на рыночной площади под Рождество. Она вдруг обнаружила, что тело тоже может быть предметом продажи.


Ани раздает всем календари.


Моя любезная помощница раздаст вам сейчас несколько календарей, которые, по свидетельству почтового служащего Роя, принесли в прошлом году больше денег, чем «Виды местных церквей».


Пауза. Все разглядывают календари. Ани и Крис стоят в стороне, следят за реакцией женщин и переглядываются.


Джесси. Кора, что там у тебя? Что на них надето?

Кора. Да почти ничего, Джесси.

Силия. Честно говоря, я сомневаюсь, что она решится оседлать мотоцикл в таком туалете. Но уже если решится, этот наряд на ней не удержится.

Рут. А я, лично, ничего не имею против этого. Я тоже могу.


Все смотрят на нее.


Нет, нет, не подумайте ничего дурного. Сама я вообще-то это не сделаю, но, если доходы от календаря идут на добрые дела, я с удовольствием его приобрету.

Ани. Рут, мы говорим не о покупке календаря.

Крис. Мы говорим о том, чтобы сняться в таком календаре.

Рут (вскакивает, как ужаленная). Ты спятила!

Крис. Успокойся.

Рут. Ради всего святого, ты ведь шутишь?

Крис (достает фотоаппарат). Пойми же ты самое главное…

Рут (в ужасе указывает на фотоаппарат). Нет, вы подумайте! Она уже фотоаппарат приготовила! Я так и знала, что дело вовсе не в тай-чи.

Крис. Нам нужно много денег. И быстро.

Рут. Понимаю. Но уважающий себя человек предложил бы устроить лотерею со всякими безделушками…

Крис. Рут…

Рут … или вещевую лотерею. На всем белом свете такая идея могла прийти в голову только тебе!

Ани. И Джону.


Все оборачиваются к Ани.


Конечно. Это его идея. (Она берет пакет из-под семечек. Читает). «Из всех стадий развития цветка самая замечательная — последняя…»

Крис. «Последняя — самая замечательная…»

Рут. Побойся Бога, Ани, он же не сказал: «скидывайте ваши бюстгальтеры»!

Силия. Вы же знаете, я вовсе не ханжа. Мне приходилось ездить на загривке Харли Дэвидсона без бюстгальтера. Только тогда мне было всего шестнадцать!

Рут. Вот именно. (Медлит секунду.) Постой, постой…что ты делала?!

Крис. Рут, смешиваешь разные понятия. Одно дело «голая», а другое — «обнаженная». Вы что, назовете голой Венеру Милосскую?!

Рут. Я…

Крис. Голая — значит со всякими деталями. Обнаженная — всего лишь намек на них. О чем у нас речь? Мы лишь слегка изменим название. Раньше он назывался «календарь Женского института с замечательными видами». А теперь мы назовем его «календарь замечательных видов Женского института». (Передает фотоаппарат Ани.) И вот сегодня, на холме Джона, я пытаюсь вам доказать, что вполне возможно сделать снимок, представляющий во всем блеске телесную красоту зрелой женщины. И при этом без малейшего оттенка пошлости. (Снимает бюстгальтер под своей блузкой и бросает его через плечо.) Мы готовы? Оп-ля!

Рут (ловит его. С ужасом). О, ради Бога…

Джесси. Ты поймала. Выходит, ты — следующая.

Крис. Встаньте сзади и приготовьтесь к творчеству. Раз, два, три (Швыряет свою блузку через плечо и оборачивается, глядя на фотоаппарат, в картинной позе.) Ну что? Кто-нибудь видит мои соски?


Женщины остолбенели. Тишина.

Внезапно где-то совсем рядом раздается автомобильный гудок…


(Поспешно надевая блузку.) О Боже…


..за гудками следует звук разбивающегося автомобиля. Женщины выбегают посмотреть, что случилось. Возвращаются через несколько секунд.


Кора. Крис, одевайся быстрее. Девочки, мне кажется мы должны помочь этому парню оттащить трактор от стены.


Пока все заняты аварией, Ани поднимает плед, брошенный на пол. Пока она складывает его, на сцене вновь возвращается декорация холла.



Сцена четвертая | Девочки из календаря | Сцена шестая



Loading...