home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

Вторник, 15 сентября

– Так что, нашли вы парня, которого искали? – Лестер Бисон поставил на барную стойку стакан с диетической колой. – Вы сказали, лед и лимон, да?

Сегодня хозяин бара был несколько рассеян, потому что в заведение ввалилась целая компания очень шумных пожилых туристов, в ярких анораках, водонепроницаемых плащах поверх них, с которых капала вода, и жутко грязных ботинках. Они разложили на столе мокрую карту и тыкали в нее пальцами.

– Да, спасибо, лед и лимон, было бы здорово.

– Хорошо.

– А где здесь туалет, будьте добры? – спросила одна из женщин.

Бисон ткнул пальцем в сторону дальней стены.

Олли заказал салат из креветок, взял свою колу, отнес ее к столику в нише, подальше от туристов, и сел. Потом он вытащил из кармана телефон и внимательно рассмотрел две фотографии, сделанные часом раньше, на кладбище, – надгробная плита, под которой покоился Гарри Персиваль Уолтерс, рожденный в мае 1928 года и скончавшийся в октябре 2008-го. Значит, ему было восемьдесят, когда он умер, быстро подсчитал Олли. Он пролистнул снимки назад, чтобы еще раз увидеть фото самого Гарри Уолтерса…

Но его больше не было.

Изумившись, Олли проглядел все свои альбомы. Все недавние фотографии, снятые во время выходных и вчера, – на них был запечатлен каждый шаг ремонта дома, – никуда не делись. Он всегда делал копии снимков и хранил их в ноутбуке, на айпаде и на облаке, но из памяти телефона тоже не стирал – на случай, если понадобится быстро что-то проверить.

Фотографии Гарри точно не было.

Дожидаясь своего салата, Олли набрал номер Криса Уэбба. Судя по шуму, его компьютерный гений либо был за рулем, либо находился в зоне очень плохой мобильной связи.

– Я еду домой от клиента, – сказал Уэбб. – Ничего, если я тебе перезвоню, когда доберусь?

– Нет проблем.


Через полчаса Олли, сгорбившись под дождем, который теперь лил вовсю, вернулся домой. На подъездной дорожке выстроились фургоны рабочих. Ну вот, уже радость, с удовольствием подумал он и с удовлетворением отметил, что прибыл контейнер для крупногабаритного мусора.

Он ускорил шаг, чтобы поскорее скрыться от ливня. Внутри дом напоминал пчелиный улей – работа так и кипела, особенно в нескольких комнатах внизу и в подвале. Когда Олли пробирался в кухню, телефон звякнул: пришло сообщение – как выяснилось, от Чамли; он хотел добавить кое-что к сайту. Пока Олли пытался осмыслить, что конкретно хочет заказчик, из-за мойки, извиваясь и задом наперед, выполз водопроводчик, Майкл Магуайр.

– А, лорд Хэркурт! Как поживаете, сэр?

– Я в полном порядке. Как идут дела? – Олли поднял телефон и сфотографировал трубы под раковиной, чтобы добавить снимок к своей хронике ремонтных работ в доме.

– Не знаю, чьи руки это делали, но только росли они у него прямо сами знаете откуда, – с чувством сказал ирландец.

Прежде чем Олли успел ответить, телефон зазвонил. Крис Уэбб.

– Ну вот, я дома. Чем я могу тебе помочь?

Олли махнул Магуайру, чтобы он продолжал, вышел из кухни и, осторожно оглядываясь, направился наверх. Ему нужно было сменить промокшую одежду.

– Да в общем, все в порядке, Крис. Единственное – помнишь ту фотографию, что я посылал тебе по почте? Она исчезла у меня из телефона, и я хотел попросить тебя переслать мне ее обратно. Но сейчас я сам уже дома, так что все о’кей – она должна быть у меня в компьютере. Так что спасибо и извини за беспокойство.

– Ничего страшного.

Олли вытащил из огромного, красного дерева гардероба Викторианской эпохи (они перевезли его с Карлайл-Роуд) пару джинсов, чистую футболку и легкий свитер и полез наверх, в свою башню-кабинет, размышляя о той статье про привидения. Главным фактором в этом деле, как он понял, была энергия. Одна из теорий состояла в том, что энергия умерших могла остаться в том месте, где они скончались. Может быть, энергия некой пожилой леди, которая умерла в этом доме, все еще находилась здесь? И именно ее видела его теща в день переезда? И эти сферы, наполненные светом, которые видел в атриуме он сам, объяснялись тем же?

Почему Джейд спросила его о привидениях сегодня утром? Действительно ли она видела дурной сон, что напугал ее до потери пульса, ночью в воскресенье? Или это было нечто большее?

Какого черта творится в этом доме? Что-то явно происходит. И он обязан выяснить, что именно, – прежде чем Каро что-то увидит и испугается уже всерьез.

Купив этот дом, они вложили в него все, что имели. Все, что могли себе позволить, – до последнего фунта. Они были по уши в долгах. Съехать и продать дом сейчас было равносильно финансовому самоубийству. И что бы тут ни совершалось, он, Олли, должен это узнать, добраться до самого донышка и все уладить. Каждую проблему можно решить. Такова была его жизненная философия. Все будет хорошо.

Олли сел за стол и понял, что у него дрожат руки. Причем так сильно, что он три раза ошибся, вводя пароль.

Он вошел сразу в папку «Фотографии» и тщательно, один за другим, проверил все снимки.

Все фотографии дома и разных стадий ремонтных работ были в папке, и фотографии надгробной плиты Гарри Уолтерса, и даже то, последнее фото труб под раковиной, которое он сделал только что. Не было только фотографии непосредственно Гарри Уолтерса.

Олли бросился к айпаду и снова открыл «Фотографии». Та же история. Все на месте, кроме снимка старика.

Он что, правда сходит с ума?

Но ведь он показывал снимок утром Каро, и она даже как-то прокомментировала это, а потом Крис! Крис же его получил, и они его обсуждали! Олли быстро набрал номер Уэбба.

– Крис! – чуть не выкрикнул он, услышав ответное «алло». – Извини, но мне все-таки нужно, чтобы ты переслал мне фотографию старика. Я нигде не могу ее найти.

– Да… у меня с этим тоже небольшая проблема, видишь ли. Я тебе уже говорил, должно быть, это облако глючит. Прости, друг, но у меня она тоже пропала.


предыдущая глава | Дом на Холодном холме | cледующая глава



Loading...