home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


28

Четверг, 17 сентября

Обнаженные и дрожащие, Каро и Олли стояли возле кровати.

– Может, мы сходим с ума? – спросила она.

Олли один за другим поднял все углы матраса и осмотрел столетние заржавленные болты, которыми рама крепилась к ножкам. Он попробовал пошатать их пальцами, но болты стояли как мертвые.

– Это невозможно, Олли, – сказала Каро. – Это просто невозможно.

Она едва ли не стучала зубами от страха. Олли оглядел потолок, потом стены, потом снова уставился в потолок. Никаких внятных объяснений в голове не появилось. Только водоворот невразумительных мыслей.

– Может, мы спим? И это только гребаный сон?

– Нет, нет, мы точно не спим.

Электронный будильник стоял на полу, там, где он и оставил его вчера вечером. Цифры показывали 6.42 утра. Каким-то образом часы снова настроились на правильное время. Олли вдруг пошатнулся – ему показалось, что комната поехала вбок, – и даже схватился за спинку кровати, чтобы не упасть. Он посмотрел на мертвенно-бледное лицо Каро, ее широко распахнутые, полные ужаса глаза и принялся натягивать джинсы и футболку.

– Я вернусь через секунду.

Он открыл дверь.

– Я не останусь в этой комнате одна, подожди меня! – вскрикнула Каро и тоже кое-как надела джинсы и толстовку. Олли уже босиком сбегал вниз по узким деревянным ступенькам крутой лестницы. Они остановились на площадке второго этажа.

– Иди и посмотри, не проснулась ли Джейд, – сказал Олли.

Каро кивнула и, словно в трансе, двинулась вперед по коридору, к спальне дочери.

Олли спустился в атриум, пробежал через кухню в буфетную, где хранил ящик с инструментами, и бегом отнес его наверх. В спальне он достал из ящика гаечный ключ, снова поднял угол матраса и постарался сдвинуть с места заржавевший болт ключом. Он не сдвинулся с места. Вообще.

Олли изо всех сил повернул ключ. С адским скрежетом болт провернулся на долю дюйма и застрял.

– Это что, такая шутка? – неожиданно раздался рядом голос Каро, и Олли чуть не вздрогнул от неожиданности. – Отвечай!

Олли снова налег на ключ, попробовав его на всех четырех болтах.

– Нет. Не шутка.

– Кровать не умеет вращаться, Олли. Скажи мне, что происходит? Это ведь какая-то идиотская шутка, да? Скажи мне! Потому что мне совсем не смешно, мать твою! Ты решил так со мной поиграть? Попугать меня?

Он поднял голову.

– И на кой хрен мне проделывать такие шутки? Ага, конечно, я встал посреди ночи, развинтил кровать – да так, что ты даже не проснулась, и перевернул раму. Ты что, на самом деле так думаешь?

– А у тебя есть другое объяснение?

– Оно должно быть. – Олли взглянул на потолок. Потом на стены. Потом на кровать. Он пытался вспомнить геометрию и сделать какие-то подсчеты.

По щекам Каро потекли слезы. Он встал и крепко прижал ее к себе.

– Слушай. Давай размышлять логически. Думать рационально.

– Именно это я и делаю, Олли. Думаю об этом рационально. – Всхлипы вырывались у нее из груди. – Я думаю очень рационально, твою мать. И я думаю, что этот гребаный дом проклят.

– Я не верю в проклятия.

– Да? Может, начнешь уже верить? Самое время.

Он стиснул ее еще крепче.

– Давай лучше пойдем примем душ, позавтракаем и постараемся все это обдумать.

– Это та чертова женщина? – выкрикнула вдруг Каро.

– Какая женщина?

Она попыталась взять себя в руки, немного помолчала и продолжила, уже более спокойно:

– Мне кажется, у нас привидение.

– Привидение?

– Я не хотела тебе ничего рассказывать, подумала, ты решишь, что я чокнулась. Но… я кое-что видела.

– Что ты видела?

– На следующее утро после переезда… ты еще спустился вниз, а я сидела за туалетным столиком и красилась. И я увидела женщину – знаешь, такую старуху, со сморщенным лицом, она стояла прямо за мной. Я обернулась – и там, конечно, никого не было. Я подумала, что мне все почудилось. Потом я увидела ее еще раз, через несколько дней. И наконец, в воскресенье я видела ее в атриуме. Она… не знаю, вроде как плыла через него.

– Ты можешь ее описать?

Каро попыталась ее обрисовать, и Олли понял, что это была та самая старуха, которую видела его теща.

– Я тоже ее видел, дорогая, – сказал он. – И тоже не хотел тебе ничего говорить, чтобы не пугать.

– И как тебе все это нравится? Мы переехали в дом нашей мечты, а в нем живет привидение!

– Я недавно читал в газете статью о привидениях. Там говорилось, что, когда люди въезжают в старые дома, иногда они активируют в них какую-то энергию. Некое воспоминание о прошлых обитателях. Но через некоторое время все успокаивается.

– Я бы не сказала, что перевернутая среди ночи кровать означает, что все успокаивается. Ты так не считаешь?

– Должно быть рациональное объяснение тому, что произошло ночью, – упрямо повторил Олли. – Просто обязано быть.

– Ну конечно. Так объясни мне. Я вся внимание.


Через двадцать минут, приняв душ и побрившись, Олли спустился вниз и вынул из почтового ящика на парадной двери газеты. Потом он прошел в кухню и по привычке включил радио. Накрывая стол для завтрака, он старался мыслить как можно более четко и ясно. Должно, должно, черт возьми, быть объяснение произошедшему! Может, они все придумали? Может, кровать всегда стояла изголовьем в другую сторону?

Но тут он вспомнил, что перед сном они с Каро как раз говорили о том, как проснутся утром и будут смотреть в окно и любоваться озером. И как это будет прекрасно.

Все же он сходит с ума, наверное. Или они оба.

Он подумал о странных голосах, которые тоже слышал ночью. Они ему тоже почудились?

В кухню вошла Бомбей и мяукнула. Через секунду к ней присоединилась Сапфир.

– Что, голодные? Тоже хотите завтракать?

Бомбей снова мяукнула.

Олли насыпал им в миски сухого корма, налил воды, потом открыл кухонный шкафчик и достал пачку с хлопьями для Джейд. Он поставил ее на стол вместе с молоком и миской и понял, что просто умрет, если сию же секунду не выпьет кофе. Джейд все еще не появлялась. Олли включил кофемашину, вставил в нее капсулу ристретто, подставил чашку, подождал, пока перестанут мигать зеленые огоньки, и нажал кнопку «эспрессо». Пока машина, шипя, готовила кофе, он порезал фрукты для себя и Каро.

– Ну, папа! – с упреком произнесла за его спиной Джейд.

Олли обернулся:

– Доброе утро, милая!

Она стояла в дверях кухни, уже одетая в школьную форму. Лицо у нее было немного бледным.

– Я хотела его сделать! Это же моя работа! Почему ты меня не подождал?

– Сегодня утром мне понадобятся как минимум две чашки кофе – ты сможешь приготовить вторую.

– Ну ладно. – С мрачным видом Джейд уселась за стол и потянулась за пачкой с хлопьями.

Олли взял мандарин и стал его чистить.

– Как спалось?

– На самом деле… не очень-то хорошо.

– Что так?

– Слушай, только не говори маме, ладно? – Она прижала палец к губам. – Пусть это будет наш особый секрет.

Олли тоже прижал палец к губам.

– Особый секрет. О’кей. Так чего я не должен говорить маме?

– Ну… кажется, я видела привидение.


предыдущая глава | Дом на Холодном холме | cледующая глава



Loading...