home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


39

Суббота, 19 сентября

Остаток ночи Олли практически не спал. Каро тоже ворочалась с боку на бок – значит, и ей не спалось. Он думал. Думал. Думал. Так и этак поворачивал в голове одну и ту же мысль.

«КТО СЛЕДУЮЩИЙ? ДЖЕЙД? КАРО? ТЫ?»

Эти слова на экране – откуда они появились? Олли подумал, что это может быть еще одна шуточка Джейд, но потом отбросил эту мысль. Дурацкая идея. Там, в кабинете, присутствовало что-то темное. Темное и зловещее. То, что смотрело на него невидимыми глазами. Какая-то энергетическая сила?

Он вздрогнул. Его снова посетило это чувство. В комнате что-то было, вверху, на потолке. Оно смотрело на них и смеялось над ними.

И ненавидело их.

Или он правда сходит с ума?

Олли сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться – а заодно убедить себя, что пребывает в здравом рассудке. Ему очень хотелось включить настольную лампу и спать со светом – так он не делал с детства. Но не стоило беспокоить Каро – она и так была уже на грани. И ей обязательно нужно было поспать.

Олли, не отрываясь, смотрел, как одни зеленые цифры на будильнике сменяются другими.


12.20; 12.50; 1.25; 2.12; 2.45; 3.15.

У него заболела голова. Боль усиливалась с каждой минутой.

Боб Манторп.

Мертв.

Старый викарий был полон жизни. Наслаждался своим выходом на пенсию. Может ли быть некая связь между его визитом и смертью преподобного?

Какая дикость. Это просто совпадение. Странное, нелепое совпадение.

Олли встал, прокрался в ванную и выпил две таблетки парацетамола. Когда он вернулся, Каро спросила совершенно не сонным, ясным и четким голосом:

– С тобой все в порядке?

– Просто немного голова разболелась.

– У меня тоже.

Кровать с другой стороны дрогнула. Каро встала, он услышал шаги босых ног по полу, потом закрылась дверь ванной. Потом она спустила воду в унитазе. Потом включила кран. Потом шаги раздались снова. Кровать слегка прогнулась. Зашуршали простыни.

Через несколько минут послышался ее дрожащий голос:

– Олли, что нам делать? Мы не можем так жить.

Он нащупал в темноте ее руку и крепко сжал.

– Мы справимся. И мы обязательно во всем этом разберемся. Поверь мне. Я знаю, что нам нужно сделать.

– Я так боюсь. За Джейд. И за нас.

Олли проглотил комок в горле. Он не хотел говорить ей, что тоже боится. Он должен быть сильным. Для нее.

И для себя.


3.38; 3.59; 5.03.

Сквозь занавески в спальню просачивался серенький утренний свет. За окном раздавался нестройный птичий хор, приветствующий новый день. Взглянув на будильник, он неожиданно понял, что уснул и спал чуть больше часа. Теперь уже было видно потолок, очертания туалетного столика Каро, кушетку под окном, на которой валялась их одежда. Рассвет. Новый день.

Олли чувствовал себя немного спокойнее. Каро спала, дышала глубоко и ровно. Он вдруг очутился в доме своих родителей в Йоркшире. Но на стене каждой маленькой комнаты, куда он входил, было написано толстыми черными буквами:

«КТО СЛЕДУЮЩИЙ? ДЖЕЙД? КАРО? ТЫ?»

– Ты втянул нас во все это, – с упреком произнесла мать Олли. – Ты и твои глупые амбиции.

– А я тебя предупреждал, – сказал отец. И начал повторять это снова и снова, снова и снова.

В приступе паники Олли вспомнил, что забыл свой ноутбук, со всей информацией по сайту Чамли, которую ему нужно было загрузить, в гараже. Он ворвался туда, но гараж был пуст. Отец последовал за ним.

– Чамли – мошенник, ты ведь знаешь это, сын, да? – тихо спросил он. – Тебе не надо связываться с таким человеком. Найди себе нормальную работу. Займись чем-нибудь достойным.

– Где мой ноутбук, папа? Что ты с ним сделал? – закричал Олли. – Где он?

– Я отослал его куда нужно, чтобы там кое-что исправили. Правда освободит тебя!

Олли вздрогнул и проснулся. Он был весь мокрый от пота. Значит, это был просто сон. Облегчение накрыло его с головой. Он повернулся на бок и посмотрел на будильник.

8.11.

Но чувство облегчения почти сразу же сменилось унынием. Олли вспомнил о ситуации, в которой они находятся. Он лежал неподвижно и старался мыслить четко и ясно, припоминая до малейших деталей разговор со старым викарием в четверг и совет, что тот ему дал.

Он тихо вылез из постели, подошел к окну и заглянул за занавеску. Глаза щипало от усталости и недостатка сна. Клочки тумана клубились над озером. По воде скользили несколько уток, без особой спешки, но с очень целеустремленным видом. Трава с прошлых выходных успела подрасти – значит, придется провести какое-то время с косилкой и триммером. Но до этого предстояло сделать кое-что еще.

Он прошел по коридору к сушильному шкафу, переоделся в спортивный костюм для бега и спустился вниз. В кухне пахло карри. Остатки вчерашнего ужина так и лежали на невымытых тарелках, а на столе стояли коробки из ресторана, в которых им привезли еду. Бомбей и Сапфир застыли возле своих мисок, мотая хвостами и мяукая. Он насыпал в миски еще корма, поменял воду, убрал грязные тарелки и коробки, затем через буфетную вышел к задней двери и открыл ее. Прохладный, свежий утренний воздух как будто бы омыл его лицо. Утро выдалось ясное, на небе почти не было облаков, и день обещал быть чудесным – одним из последних почти летних дней, которые иногда выпадают в сентябре.

Олли лениво сделал растяжку и побежал к озеру, на секунду остановился, чтобы полюбоваться на уток, и продолжил пробежку – к дальнему концу озера, сквозь ворота и через выгул. Трава здесь была высокой и мокрой, так что это вполне могло сойти за бег с препятствиями. Пробравшись через пастбище, выбежал через другие ворота и понесся вверх по холму.

Он пересек большое поле и сделал еще одну остановку – восстановить дыхание. Глотая воздух, почувствовал, что пока не может продолжать пробежку – слишком устал, – и присел на мокрую траву. Недалеко паслась небольшая отара овец. Все посмотрели на него с любопытством; одна заблеяла. Просто смешно, подумал он. Обычно взбегал вверх по холму без остановок, как нечего делать. Видимо, переезд и все эти проблемы с домом выкачали из него немало энергии.

Олли прошел несколько шагов вперед и попробовал снова побежать, но очень быстро сдался и снова перешел на шаг. Последние сто ярдов, самые крутые, он уже дышал, как загнанный олень. Наконец все же добрался до вершины холма. На мили и мили вперед простирались мягкие округлые очертания холмов Саут-Даунс, до самого Уинчестера – восемьдесят миль к западу, и Истборна – двадцать миль к востоку. Они с Каро много лет мечтали отправиться в поход по Саут-Даунс, на целую неделю, и теперь, когда оказались практически у порога, никаких отговорок и отсрочек уже быть не могло.

Все еще тяжело дыша, с бьющимся сердцем, Олли оглянулся и посмотрел на дом, который находился сейчас прямо под ним, и на деревню Холодный Холм, немного левее. Обвел взглядом крыши, сады, церковный шпиль, черную ленту дороги. Поле для крикета. Неподалеку от деревни стоял большой викторианский дом, с бассейном и теннисным кортом и длинной подъездной дорожкой. Должно быть, это Олд-Ректори, о котором говорила Энн Портер, где были дети одного возраста с Джейд.

Какой красивый, чудный дом. И такой мирный. Наверное, там просто рай.

Если…

Утро было тихое. Олли услышал, как заблеяла еще одна овца, каркнула ворона, вдали загудел маленький самолетик. Потом он посмотрел на озеро, на зеленый прямоугольник пустого бассейна, хозяйственные строения, стены их дома из красного кирпича, круглую башню.

Интересно, Каро и Джейд еще спят?

И кто еще находится вместе с ними?


Тридцать минут спустя, стоя под душем, вполуха слушая свое любимое субботнее радиошоу, Saturday Week, Олли чувствовал себя гораздо лучше. Позитивный настрой вернулся. Все-таки Брюс Каплан – умный парень. Энергия. В этом доме скопилось очень много странной энергии, вот и все. В этом все дело. Ее нужно обуздать, и Боб Манторп в четверг кое-что сказал ему насчет того, как это сделать. Слово «энергия», правда, он не упоминал, но именно ее и имел в виду, в этом Олли был уверен. И он собирался последовать совету покойного викария.

Выйдя из ванной с полотенцем на бедрах, он увидел, что Каро уже не спит. Она лежала в постели и проверяла сообщения на телефоне.

– Привет, дорогая, – сказал он.

– Тебе удалось поспать?

– Под утро немного, да.

– Мне кажется, мы вчера слишком поздно поужинали. У меня несварение, – пожаловалась она.

– У меня тоже, – соврал Олли. Лучше объяснить ее проблемы со сном чем-то обыденным и понятным. До него донеслось жужжание.

– Я думаю, это твой телефон, – сказала Каро. – Он вибрировал еще раньше, когда тебя не было, и разбудил меня.

– Извини. – Олли подошел к ночному столику и взял телефон. На ночь он всегда переводил его в бесшумный режим. Взглянув на экран, он увидел, что это Чамли.

Олли нахмурился. Слишком раннее время для звонка клиента – да еще в выходной.

– Чарльз, доброе утро, – бодро ответил он.

На другом конце трубки возникла короткая пауза, а затем на него обрушился водопад гневных слов:

– Что, по-вашему, вы делаете, мистер Хэркурт? В какую игру играете?

– Прошу прощения? – тупо сказал Олли. – В игру? Играю?

– Мои адвокаты свяжутся с вами в понедельник утром – если не раньше. Как вы смеете?

Он почувствовал, как сердце проваливается куда-то в желудок. Он не понимал абсолютно ничего.

– Простите, Чарльз, что-то случилось? Я вас не понимаю.

– Вы не понимаете? Какого дьявола вы хотели сказать этим… это возмутительно! И что вы теперь лепечете? Вы с ума сошли? Что это еще за игры? Я вас спрашиваю, какую чертову игру вы затеяли?

Пораженный, Олли застыл на месте. Полотенце ослабло и почти соскользнуло, но он этого даже не заметил.

– Простите еще раз, Чарльз, но не могли бы вы объяснить?

Он отвернулся от любопытного взгляда Каро и вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Полотенце свалилось на пол.

– Объяснить? – завопил Чамли. – Я думаю, что это вы, дьявол вас раздери, должны мне все объяснить.

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

– О, вот как? Может быть, вы хотели таким образом пошутить? Может, когда вы напиваетесь в стельку, то в шутку оскорбляете своих клиентов?

– Уверяю вас, я ничего такого не делал. Пожалуйста, скажите мне, что вы имеете в виду?

– И заодно рассказать всему миру? Наши деловые отношения прерваны. Мои адвокаты свяжутся с вами в понедельник.

– Чарльз, пожалуйста! – в отчаянии вскричал Олли. – Мне очень, очень жаль – но что произошло? Пожалуйста, скажите – я вообще ничего не понимаю!

– Может быть, вы страдаете кратковременной потерей памяти?

– Потеря памяти?

– Или вы чокнутый, или у вас очень странное чувство юмора, мистер Хэркурт.

В трубке послышалось пиканье – еще один входящий звонок. Олли не обратил на него внимания.

– Послушайте, простите, но я, честное слово, не понимаю, о чем вы говорите и почему так расстроены.

– Нет? Тогда посмотрел бы я на вашу реакцию, если бы написал вам имейл вроде этого и разослал его всем вашим компаниям-конкурентам. Как вам такая идея?

Чамли бросил трубку. Еще не успев нажать отбой, Олли услышал еще один голос – тот самый входящий звонок. К несчастью, он сразу узнал голос – окультуренный индийский акцент Анупа Бхаттачарьи.

– Мистер Хэркурт?

– Доброе утро, Ануп, – напряженно выговорил Олли.

– Будьте добры сказать, что все это означает?

Если Чамли был вне себя от злости, то в сдержанном тоне Бхаттачарьи чувствовался такой яростный гнев, что Олли на секунду стало страшно.

– Прошу прощения – что означает?

– Я звоню, чтобы сообщить вам, что все деловые отношения между нами прерваны, мистер Хэркурт. До свидания.

В трубке воцарилась тишина.

Голова шла кругом. Еще не придя в себя после двух этих бесед, Олли нагнулся, подобрал полотенце, снова обмотал его вокруг бедер и поспешил по коридору и вверх по лестнице в свой кабинет.

«Если бы я написал вам имейл вроде этого…»

О чем, черт возьми, говорит Чамли? Иногда приятель Олли, Роб Кемпсон, посылал ему письма с грубоватыми или рискованными шуточками или анекдотами сексуального характера или на тему политики. Иногда Олли пересылал их другим своим друзьям. Может быть, он по ошибке переслал что-то из этого Чамли и Бхаттачарье и это их оскорбило?

Однако Олли был уверен, что дело не в этом. Роб не писал ему уже больше недели.

Взломали компьютер?

Он сел перед монитором и включил машину. Потом вошел сразу в почту, в раздел «Отправленные».

И не поверил своим глазам.

В папке «Отправленные» лежало письмо от него Чарльзу Чамли, датированное сегодняшним числом. Время отправки – 3.50. Оно также было отослано другим дилерам, продающим классические автомобили, с которыми Олли познакомился на шоу-выставке Good Revivals в прошлое воскресенье. Он перенес данные с их визиток в компьютер.


«Дорогой Чарльз,

извините меня за прямоту, но я всегда придерживался строгих моральных принципов в деловых отношениях со своими клиентами. Когда вы наняли меня для того, чтобы я сделал сайт для Вашего проекта, я знал, что Вы задрот, но понятия не имел, что к тому же еще и мошенник.

Я узнал, что большинство автомобилей, которые Вы рекламируете на своем сайте, не могут похвастаться безупречным происхождением, как Вы утверждаете. Ваша специализация – клонирование экзотических старинных автомобилей. Потом Вы снабжаете их фальшивыми документами с фальшивой историей, и до сих пор Вам удавалось сохранить видимость респектабельности. Причиной этого письма послужило то, что Вы попросили меня разместить на сайте рекламу «сестры-близняшки» той «Феррари GTO» 1955 года выпуска, которая недавно была продана в США за 35 миллионов долларов. Вы уверили меня, что у этой машины также безупречное прошлое. Что ж, если под этим Вы понимаете пару растерзанных старых «феррари», производство новых «старых» частей в мастерской в Ковентри, а после газетную статью, в которой описывается чудесное обнаружение «красавицы» в старом амбаре, где она простояла, покрытая толстым слоем пыли, 35 лет, то да, тогда все в порядке. У нее и в самом деле безупречное прошлое. Созданное мастером-жуликом, которого давно пора вышибить из этого бизнеса и засадить за решетку».

Олли не мог поверить своим глазам. Кто мог написать такое письмо? Бывший сотрудник Чамли, у которого зуб на хозяина? Кто-то должен обладать хорошими навыками хакера, чтобы взломать этот компьютер. И этот человек к тому же добрался до него через сайт.

Олли снова заглянул в «Отправленные» и увидел еще один имейл. На сей раз посланный Бхаттачарье. Он открыл его.


«Эй, Ануп, ты, старый мошенник! Везде выдаешь себя за брамина, но мы-то знаем, что на самом деле ты из неприкасаемых. У скольких честных, трудолюбивых индийцев ты украл рецепты для своих ресторанов? Сколько человек купили продукты через твою онлайн-сеть «деликатесов»? Приобрели твое восхитительное «тикка из креветок», или «дхансак с креветками», или «корма из креветок», не зная, что это вовсе и не креветки, а отходы рыбки под названием «морской черт»?

О, и ты так кстати забыл упомянуть, что твой ресторан в Ноттингеме был закрыт на три недели за несоблюдение санитарных норм и тебе пришлось заплатить штраф три тысячи фунтов – после того как в кухонном холодильнике нашли мертвую крысу».


Олли откинулся на спинку кресла. Эти имейлы были посланы с его компьютера, никаких сомнений. Но кто их написал?!

Первой его мыслью было – очередная шуточка Джейд. Но Олли быстро ее отмел. Дочь легко могла угадать его пароль – Бомбей7 – и войти в систему. Но она никак не могла знать всех этих технических деталей насчет «феррари». Точно так же – откуда бы она взяла информацию о Бхаттачарье, будь она правдой или неправдой.

Олли позвонил Крису Уэббу и спросил, существует ли техническая возможность у постороннего человека взломать его компьютер и послать эти имейлы.

– Ну да. Это нелегко, но все же можно сделать.

Уэбб попросил его запустить приложение Team Viewer, потом дал ему код и пароль и через несколько секунд уже мог контролировать компьютер Олли. Олли видел, как его курсор сам движется по экрану.

– Сейчас я мог бы послать любой имейл, какой хочешь, от твоего имени, – прокомментировал Уэбб. – Так какие два ты хотел, чтобы я посмотрел?

Олли временно взял контроль на себя и показал ему те два злосчастных письма.

Следующие несколько минут Олли наблюдал за тем, как курсор уткнулся в «панель инструментов», затем двинулся к «настройкам системы» и стал перебирать опции.

– Я не вижу никаких следов взлома, – наконец заключил Крис Уэбб. – Но опять же – если хакер хороший, он обязательно придумает, как замести следы. Ты уверен, что это не ты напился вчера ночью вдрабадан и послал эти письма?

Олли вспомнил вчерашний странный сон. Где он якобы потерял свой ноутбук. Возможно ли… может ли быть так, что на него напал приступ лунатизма и он действительно сам послал эти имейлы? А текст взялся откуда-то из глубин его подсознания. Но – господи и все святые на небесах – для чего ему это делать? В этом не было никакого смысла.

– Крис, – сказал он. – С какой стати, как ты думаешь, мне оскорблять своих клиентов и собственными руками разрушать собственный бизнес?

– А ты точно сейчас в порядке и хорошо себя чувствуешь? В последние несколько недель у тебя, кажется, один стресс следует за другим.

– Да, я постоянно нахожусь в состоянии стресса, потому что пытаюсь наладить и поставить на ноги свой бизнес – да еще и приходится управляться со всякими делами здесь, дома. Но я справляюсь.

– Прости, дружище, но у меня просто нет другого объяснения.

Закончив разговор, Олли немного посидел в тишине, а затем перечитал оба письма. Так кто же это сделал?

Неужели энергия заставила его?

Или стресс?

Без каких-либо воспоминаний на следующий день?

Или все же хакер, который хотел ему навредить? Конкурент?

Чамли был должен ему несколько тысяч, а контракт с «Чаттри-Хаус» обещал принести гораздо больше. Он зависел от этих денег. Они были нужны ему как воздух.

Нужно как-то их улестить. Обоих.

Каким-то образом ему предстояло придумать нормальное, правдоподобное объяснение – и извинение. Такое, чтобы они смогли его принять.


предыдущая глава | Дом на Холодном холме | cледующая глава



Loading...