home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


40

Суббота, 19 сентября

Когда Олли, задумчивый, встревоженный и грустный, спустился вниз, чтобы приготовить завтрак, Джейд была уже в кухне – одетая и причесанная. Так рано в субботу утром, вяло удивился он. Круглые металлические часы, которые выглядели так, будто когда-то украшали стену парижского кафе девятнадцатого века, показывали 10.07. Он заметил, что они висят слегка криво.

Вид у Джейд был слегка виноватый.

– Какой ты сегодня хочешь кофе, пап?

Джейд посмотрела на диспенсер с капсулами неспрессо. Она считала своей обязанностью не только готовить кофе, но и пополнять запас капсул. И у них всегда был богатый выбор.

– Самый крепкий, – ответил Олли.

Он открыл парадную дверь, взял газеты, что лежали у порога, и аккуратно сложил их в стопку на столе. Потом подтащил к стене стул, взобрался на него и поправил часы.

Джейд вытащила из диспенсера черную капсулу.

– Kazaar?

– Идеально.

– Эспрессо или лунго?

– Эспрессо. И сделай двойной, пожалуйста.

– Ты взлетишь на воздух, пап!

Олли слез со стула, отошел и посмотрел на часы – все еще криво – и снова вскарабкался наверх.

– Да. Видишь ли, мне нужно что-то очень-очень крепкое сегодня, потому что я не очень хорошо спал прошлой ночью. Как и твоя мама. К нам в комнату ворвалось странное маленькое привидение и напугало нас до потери сознания.

Джейд хихикнула.

– Но я здорово вас одурачила, правда? И ведь этот костюм в самом деле похож на настоящий?

– Очень похож. И это было не смешно, ясно тебе?

– А мне показалось, это было шоу в стиле «А-а-а-а-а-а-а-а!!!».

Глядя на ее нахальную улыбку, Олли не мог заставить себя злиться. Он с трудом сдерживался, чтобы не улыбнуться в ответ.

– О’кей. – Джейд вставила капсулу в кофемашину и сорвала крышечку. – Ты не забыл, пап, что сегодня приезжает Фиби? С ночевкой?

– А твой друг завтра. Кстати, как там Рури?

Она пожала плечами:

– Нормально.

– И ты с ним все так же воркуешь?

Джейд покраснела и отвернулась.

– Да это совсем не то, пап.

– Не то – что?

– Ну… всякая романтическая фигня.

Олли ухмыльнулся. Джейд всегда моментально удавалось улучшить его настроение.

– Значит, вы с ним не целуетесь?

– Фу! Взасос? Фффууууууу!!!!!

Олли еще чуть-чуть поправил часы и снова отошел назад.

Кофемашина забулькала, и по кухне поплыл чудесный аромат свежесваренного кофе. Каро вошла в кухню в халате, зевнула и сердито взглянула на дочь.

– То, что ты сделала ночью, было совершенно не смешно. Ты меня поняла?

Какое-то мгновение у Джейд был такой вид, будто она собирается нагрубить в ответ, но, увидев, что Каро злится всерьез, она наклонила голову и тихо произнесла:

– Прости, мам.

– Кто-нибудь хочет яичницу-болтунью? – бодро спросил Олли. Одно из двух блюд, которые он умел готовить в совершенстве. Яичница и тосты по-французски. Джейд их просто обожала.

– Я!!! – Джейд подняла руку, как на уроке. – Или тосты по-французски? А ты можешь сделать их и завтра тоже, для нас с Фиби?

Олли посмотрел на Каро.

– Только яичницу. И совсем чуть-чуть. У тебя все в порядке? Тебе звонили – в чем дело?

– Да это Чарльз Чамли. Хотел, чтобы я срочно кое-что добавил на сайт.

– Что-то не так?

– Нет, все нормально.

– Он вроде должен тебе много денег, да?

– Да, я собираюсь послать ему счет.

Каро бросила на него подозрительный взгляд.

– Ты мне говорил, что он, кажется, какой-то изворотливый типчик. Он что, пытается тебя надуть?

– Да нет, с ним все нормально.

Олли разбил яйца в сковороду, но мысли его были далеко. Естественно, яичница сгорела. И тосты по-французски тоже.

Как только они закончили завтрак, Олли поспешил в кабинет, сел за компьютер и нетерпеливо включил его. Он был уверен, что на экране появится очередное сообщение, и был готов сделать его снимок. Как он и ожидал, с экрана снова исчезли все символы и появились слова:

«СГОРЕВШАЯ ЯИЧНИЦА. СГОРЕВШИЕ ТОСТЫ.

ВСЕ ПЛОХО, А, ОЛЛИ?»

За спиной хлопнула дверь, как будто кто-то ворвался в комнату.

Он развернулся.

Никого.

Все окна были закрыты, но в любом случае ветра на улице не было. Олли немного залихорадило. Он чувствовал чье-то присутствие. Кто-то был в комнате вместе с ним. Над ним. И смотрел на него.

Обернувшись к компьютеру, Олли увидел, что черных букв больше нет и экран выглядит как обычно. Он упустил возможность сделать скриншот.

Холодная струя воздуха обвила его шею. Олли посмотрел вверх, потом огляделся. Опустил голову и закрыл лицо руками, размышляя, что же делать. Боже, неужели он в самом деле сходит с ума?

Он отнял ладони от лица и увидел стопку актов о купле-продаже дома и список имен, которые занес в компьютер, дойдя уже до восемнадцатого века. Но сейчас он не мог на них сосредоточиться, потому что голова была занята тем, как уладить ситуацию с Чамли и Бхаттачарьей. Он вынул из кармана телефон и положил его на стол. На лужайке резвились два кролика – он видел их в окно. Какая простая жизнь у этих животных, грустно подумал он.

И в какое дерьмо превратилась сейчас его собственная жизнь. Он увяз по самые уши. Олли опять посмотрел на потолок, и снова по спине пробежали мурашки.

– Кто ты, черт тебя возьми? – вслух сказал он. – Чего ты хочешь?

Он набрал в Google «преподобный Роланд Фортинбрасс, викарий Холодного Холма».

Через мгновение на экране появилось имя, адрес и телефонный номер дома священника. Олли немедленно схватился за телефон.

Викарий ответил почти сразу:

– А, Оливер! Как мило, что вы позвонили. Я как раз о вас думал – собирался заскочить к вам. Сегодня утром вам было бы удобно?

– О, конечно, – обрадовался Олли. – Это будет более чем кстати. Мне нужно с вами поговорить. Я хотел кое о чем вас попросить. Как скоро вы можете приехать?

– Ну… где-то через час. В одиннадцать тридцать.

– Отлично. Большое вам спасибо.

– У вас все в порядке? – чуть поколебавшись, спросил викарий.

– Да, спасибо… то есть на самом деле… нет. Нет. Все далеко не в порядке.


предыдущая глава | Дом на Холодном холме | cледующая глава



Loading...