home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Авиабаза Ирексон, остров Симия, Аляска. В это же время

Сержант-майор КМП США Крис Уолл просунул голову в дверь. Маленькое помещение слегка осветил свет из коридора.

— Сэр, вас требуют в помещение дежурных экипажей.

Полковник ВВС США Хэл Бриггс проснулся мгновенно — это была черта, выработанная за годы пребывания авиационным наводчиком и начальником отделения безопасности HAWC, и которая дико его раздражала, так как он знал, что, проснувшись, он практически не сможет снова заснуть. Он взглянул на ярко-красные цифры на экранчике прикроватного будильника и деланно простонал:

— Топ, я как-то умудрился найти возможность поспать пять часов. Какого черта…

— Сэр, вас срочно требуют в помещение дежурных экипажей. — Он захлопнул дверь.

Хэл знал, что Крис Уолл не разбудил бы командира, если бы это не было чертовски важно. Как правило. Он быстро надел арктическое снаряжение — шерстяные носки и перчатки, утепленные берцы, парку и балаклаву — и направился в помещение дежурных экипажей.

Остров Симия, площадью всего пятнадцать с половиной квадратных километров, был самым крупным из Семичи — группы вулканических островов в западной части цепочки Алеутских островов. Будучи гораздо ближе к России, чем к Анкориджу, алеутские острова были практически никому не известны до 1940, и песцов здесь было гораздо больше, чем людей. Однако стратегическое положение этих островов не осталось без внимания в начале Второй мировой войны. Японцы вторглись сюда в 1942, заняв остров Адак и атаковал Голландскую Бухту на острове Уналашка. Если бы Алеутские острова были захвачены, японцы могли бы контролировать всю северную часть Тихого океана и угрожать всей Северной Америке.

Адмирал Честер Нимиц приказал начать строительство аэродрома на Симии в 1943 для обеспечения налетов на японские позиции на островах Адак и Кыска. Симия была выбрана для его размещения потому, что была относительно более равнинной и не настолько подверженной туманам, как другие Алеутские острова. К 1945 на Симии дислоцировалось более тысячи солдат, матросов и летчиков, а также истребители Р-51 и бомбардировщики В-24. Огромное значение это базы как гаранта безопасности северных рубежей Америки резко контрастировало с уровнем боевого духа контингента, годами жившего в условиях суровой изоляции, нехватки ресурсов, наиболее тяжелых бытовых условий из всех американских баз, отсутствия перспектив и тяжелой депрессии. Это была, без сомнения, американская версия советского ГулАГ-а.

После окончания Корейской войны значения Симии непрерывно падало, так как важную работу по контролю арктического неба на предмет воздушных угроз взяли на себя радары и спутники слежения. В конце Холодной войны, когда российская угроза была полностью устранена, база ВВС была законсервирована. На ней осталась только горстка гражданских специалистов для обслуживания крупной станции слежения за баллистическими ракетами «Кобра Дэйн», известной как «Большая Элис» и другими средствами разведки. Остров стал также крупнейшей свалкой для всех Алеутских островов, так как даже самое дорогостоящее оборудование было намного легче бросить здесь, чем тащить обратно в Штаты. Симия снова приобрела прозвище «Скала».

Но с приходом к власти Томаса Торна и принятием программы «Крепость «Америка» — сворачивания зарубежных операций и построение массированной обороны Североамериканского континента — Симия, находящаяся в полутора тысячах километров к западу от Анкориджа на западной оконечности Алеутской гряды — была снова обжита и стала более важной, чем когда-либо. Всегда имевшая важное значение как запасной аэродром для аварийных посадок гражданских самолетов трансполярных и тихоокеанских маршрутов, а также военных самолетов, авиабаза ВВС Ирексон приобрела статус полноценной авиабазы, получив XBR, то есть дальний радар Х-диапазона Аэрокосмического оборонного командования, а также станцию связи системы воздушного перехвата, обеспечивавшую сверхточное сопровождение противоракет наземного базирования, размещающихся в шахтах на Аляске и в Северной Дакоте.

Авиабаза Ирексон находилась в разгаре модернизации и нового строительства. Почти две тысячи мужчин и женщин размещались в современных бетонных сооружениях, соединенных подземными ходами и работавших в комфортабельных, хотя и подземных, лабораториях, кабинетах, залах и других сооружениях. Взлетно-посадочная полоса теперь могла принимать любые самолеты до пятисот тонн брутто веса, которые могли, при наличии соответствующего оборудования, приниматься при любой погоде, включая типичные для этих мест внезапные заряды ураганного ветра, которые на Симии были столь же обычны, как и песцы, холод и чувство одиночества. Каждый прибывавший самолет размещался в отдельном ангаре с системой обогрева — зачастую, это были лучшие условия, чем на его «родной» базе.

Помимо рабочих и инженеров, работающих над новой системой ПРО, Симия стала домом для многих других правительственных и военных организаций и подразделений — в частности, для Воздушной Боевой Группы. Это был не первый раз, когда они располагались здесь: 111-е бомбардировочное авиакрыло Ребекки Фёрнесс, из которого происходили все В-1 Воздушной Боевой Группы, уже размещались здесь во время Войны за Воссоединение, чтобы предотвратить ядерную войну на Корейском полуострове. Стратегическое положение Симии для операций против России, Китая и всего Дальнего Востоке, особенно сейчас, когда все базы в Корее и Японии были закрыты для американских вооруженных сил — делало маленький остров отправной точкой для любой военной операции в северной части Тихого океана.

Хэл решил не идти в помещение дежурных сил через туннель, и двинулся поверху — и почти сразу же пожалел об этом. Хотя ранней весной[74] ночи здесь были довольно короткими, смена времени суток означала здесь непредсказуемые смены погоды. За несколько минут ходьбы до помещения дежурных сил, Хэл испытал почти все возможные перемены: холод и метущий почти горизонтально снег за пару минут сменился ледяным дождем, а через еще пару минут прояснилось. А еще через минуту ему едва не пришлось схватиться за фонарный столб, чтобы не быть сбитым с ног порывом ветра.

В этом было одно утешение: Хэл смог увидеть редкий на Алеутских островах восход, первый за то время, как он находился здесь. Золотой свет осветил близлежащие острова, а море из темной бездны стало почти невероятно кристально-голубым. Он почти перестал дышать от изумления — пока еще один порыв ледяного ветра не заставил его сосредоточиться на более приземленных вопросах.

Хэл задумался, разумно ли было снимать балаклаву, чтобы она не мешала говорить, но сделав это обнаружил, что температура с восходом солнца начала быстро повышаться. Здесь все было как обычно. Как гласила старая поговорка, «если вам не нравится погода на Симии, подождите пять минут».

— Дежурный, — сказал Бриггс как бы сам себе. — Открывай, что ли?

— Слушаюсь, полковник Бриггс, — ответил синтезированный женский голос, и Хэл услышал щелчок электронного замка, когда он взялся за дверную ручку. «Дежурным» была компьютерная система, обрабатывающая все, от обычных радиопереговоров до сложнейших разведывательных сводок для подготовки операций, находящаяся в штабе Воздушной Боевой Группы на авиабазе Резерва ВВС «Баттл Маунтин» в штате Невада. При помощи спутника «Дежурный» мог отслеживать каждого человека из числа персонала «Баттл Маунтин» и мгновенно обрабатывать его запросы, даже если тот находился далеко от базы. «Дежурный» постоянно контролировал и управлял всеми системами безопасности — персонал «Баттл Маунтин» никогда не носил электронных ключей и не должен был беспокоиться о паролях и отзывах — «Дежурный» всегда знал кто вы и где вы, и если у вас не было доступа — в ангар или чей-то личный сейф — вы не могли получить его.

Конечно, Хэл понимал, что было бы гораздо лучше и проще, если бы «Дежурный» сам разбудил его, если бы случилось нечто срочное — но старшина Уолл лично забил себе привилегию выкидывать командира из кровати вне зависимости от погоды.

«Помещение дежурных экипажей» Воздушной Боевой Группы на самом деле было ангаром, где размещались их средства управления, припасы и личный состав. Также здесь располагались два реактивных конвертоплана MV-32 «Пэйв Дешер». MV-32 напоминал MV-22 «Оспри» — такой же большой квадратный в сечении фюзеляж, короткие крылья и крупный хвост, под которым находилась грузовая аппарель — но MV-32 был гораздо больше и приводился в движение не винтами, а четырьмя реактивными двигателями, два на законцовках крыльев и два на хвостовых стабилизаторах. Как и MV-22, «Пэйв Дешер» мог вертикально взлетать и садиться и летать, как обычный самолет, но был на 50 процентов быстрее, расходуя совсем ненамного больше топлива. Также, MV-32 имел возможность дозаправки в воздухе и был оснащен инфракрасной системой и радаром для обеспечения полета с огибанием рельефа. Также, он нес восемнадцать человек десанта и был оснащен двумя выдвижными подвесками для вооружения, а также двадцатимиллиметровой пушкой системы Гатлинга с боекомплектом 500 снарядов на турельной установке в носовой части.

Хэл Бриггс откинул капюшон бушлата и опустился на стул.

— Кому-то придется сделать мне кофе, и еще кому-то объяснить мне, что происходит, — сказал он. — Или начну буянить.

— Какой-то рост активности НОРАД, сэр, — ответил Крисс Уолл.

— Мы уже знаем это, Топ, — раздраженно сказал Хэл. — Именно поэтому мы здесь. Генерал убедил НОРАД отправить истребители на патрулирование, пока они не наладят радиолокационное поле.

— Тут что-то новое, сэр, — Уолл подошел к нему, протягивая кружку дымящегося кофе. — НОРАД только что выпустил по системе прямой связи доклад о внезапном необъяснимом отключении радаров системы «Северный дозор».

Звучало подозрительно.

— Расположение истребителей?

— НОРАД отправил один истребитель с Эилсона на патрулирование над Северным Ледовитым океаном. Его ведомый должен подняться в воздух в ближайшее время, — ответил Уолл. — Самолет АВАКС и пара F-15 из Элмендорфа направляются на позицию, чтобы закрыть сектора выведенных из строя радаров.

— То есть за ситуацией к северу от Аляски в данный момент следит один истребитель?

— Я решил, что вы должны узнать об этом немедленно, сэр, — кивнул Уолл.

Это было так. Хэл обдумал ситуацию и сказал сам себе.

— Бриггс вызывает Люгера.

— Только собирался вызывать тебя, Хэл, — ответил бригадный генерал Дэйвид Люгер, командующий Воздушной Боевой группой через подкожный приемопередатчик защищенной связи. — Я только что получил доклад.

— Что думаешь по этому поводу?

— Чтобы это не было, что-то не так, — ответил Дэйв. — Как обстановка?

— Надо поднимать детишек из кроватей и выкатывать самолеты, вот как, — ответил Хэл. — Пятнадцать минут максимум.

— Хорошо. Подождите… — Последовала небольшая пауза. Затем Люгер сказал: — гражданские средства контроля только что «запоздало» оповестили НОРАД о неопознанной цели, следующей в восточном направлении, высота не определена, скорость тысяча километров в час.

— Маловысотная цель на скорости 0,72 Маха над Аляской? — Удивился Бриггс. — Либо Санта-Клаус выполняет тренировочный полет, либо… У нас проблемы.

— У нас проблемы, — ответил Люгер. — Я посмотрю, может ли флот дать какие-либо сведения. Поднимай ребят в воздух. Рассредоточь их по близлежащим территориям. Как насчет Адака?

— У плохих ребят может быть такое же мнение, — сказал Хэл. — Береговая охрана сообщила, что мы можем использовать их ангар на острове Атту, так что мы туда. — Атту, находившийся примерно в девяноста километрах к западу от Симии, был самым крупным и скалистым, а также самым западным из Алеутских островов. Он также славился худшей на Алеутах погодой — если там не было проливного дождя или метели с ураганным ветром, там висел непроглядный ледяной туман. Береговая охрана США имела там небольшую поисково-спасательную станцию на двадцать человек — они были рады гостям и готовы были обеспечить их всем необходимым. — У них там, как правило, много топлива и провизии. Мы уже несколько раз летали туда с момента прибытия.

— Хорошо. Перемещайтесь туда и держите связь.

— Думаешь, Симия может оказаться под ударом?

— Нет, но лишняя осторожность никому не повредит. И, кроме того, большой старый радар и вся эта инфраструктура ПРО слишком заманчивая цель, — сказал Дэйв.

— Понял, — сказал Хэл. Он повернулся к Уоллу и покрутив в воздухе указательным пальцем, говоря начинать подготовку к вылету. — Что ты намерен делать?

— Не уверен, — сказал Дэйв. — Я не уполномочен поднимать мои бомбардировщики… — Он на мгновение задумался, а затем добавил. — Но никто не запрещал мне подготовить и поднять их на поверхность, просто для проведения проверки. Возможно, я посмотрю, как быстро мои ребята смогут подготовить их к вылету. — В отличие от любой другой авиабазы в мире, «Баттл Маунтин» была двенадцатиуровневым подземным комплексом, изначально созданным как запасной военно-командный центр в 1950-х. Объект изначально создавался для размещения целого воздушного крыла истребителей-бомбардировщиков и пяти тысяч личного состава, защищенных от любой угрозы, кроме прямого попадания ядерной бомбы в одну мегатонну. Самолеты поднимались на поверхность восемью большими подъёмниками, доставляющими их на взлетно-посадочную полосу длиной четыре километра.

— Мне нравится, — сказал Хэл. — Я сообщу, когда мы разместимся на Атту.

— Понял.

— Что генерал? — Хотя Патрика Маклэнехэна не было уже несколько недель, все продолжали называть его «генералом».

— Он точно не в штабе УР, — сказал Дэйв. — Возможно, отправился обратно в Сакраменто. Я думаю, его серьезно отымели за то, что доставал Самсона и Хаузера относительно того, что делают русские.

— Я должен признать, что было большой натяжкой, увидев кучу заправщиков на одной базе в Сибири, сделать вывод, что русские собираются бомбить Соединенные Штаты, — сказал Хэл. — Но это слишком. Он умный мужик и чертовки способный лидер. Хотя ведет за собой, как говорится, с саблей наголо.

— Хэл, когда я увидел все эти бомбардировщики и заправщики на этих базах, и теперь, когда пришло сообщение по прямой связи о выходе из строя радаров «Северного дозора», это меня напугало до чертиков, — сказал Люгер. — Мы пока не знаем, что происходит. Но я хочу удостоверится, что вы будете в безопасности.

— Выдвигаемся, босс, — ответил Хэл. — Я доложу, когда мы прибудем на Атту. Конец связи.


Над Чукотским морем, 230 километров к северу от Нома, Аляска. В это же время | План Атаки | * * *



Loading...