home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Порция торопливо шла по платформе вокзала Ватерлоо, Хетти семенила следом. Вокзал открылся совсем недавно – год или два назад – и все еще считался новым. От паровоза поднимался столб дыма, пассажиры с чемоданами и детьми торопились занять места в вагонах. Носильщики в форме с важным видом катили багажные тележки. Носильщик Порции шагал на несколько шагов впереди. Он вел их к заказанному Марком персональному вагону первого класса.

Порция столько раз прочла его письмо с подробными инструкциями, что, казалось, знала его наизусть.

«Садись на поезд 9.09 с вокзала Ватерлоо. Выходи на станции Литтл-Танли в 10.17. Поезд остановится специально для тебя. Я буду тебя там ждать».

– Почему вы не надели вуаль? – Вцепившись в корзинку для пикника, Хетти изо всех сил пыталась угнаться за хозяйкой. Содержимое корзинки было приобретено в «Фортнум энд Мейсон», знаменитом магазине деликатесов. Порция не желала, чтобы на кухне задавались вопросом: зачем ей корзинка для пикника при визите к старой школьной подруге?

– Всем известно, что я поеду на поезде, Хетти. В этом нет ничего дурного. Мне незачем прятать лицо.

– Такое место… полно народу… не знаешь, кого встретишь… – продолжала ворчать горничная.

– В этом все дело. Если я буду вести себя так, будто что-то скрываю, все решат, что так и есть. А если я действую открыто, никто во мне не усомнится. – И она улыбнулась, заметив, что несколько старых дам пристально на нее смотрят и шепчут ее имя. – К тому же никто не знает, куда я еду. Я объявила маме и Диду, что собираюсь к подруге. У нас билеты до Саутгемптона. Все, кто нас увидит, решат, что оттуда я отправлюсь на остров Уайт, в резиденцию Виктории Осборн-Хаус. На самом деле мы сойдем раньше.

– Вы все выучили наизусть, но мне все равно не нравится, – мрачно заявила Хетти. – Вы рискуете многим, а взамен получите так мало… В конце концов, кто он такой? Никто.

– Хетти, один день с «никем» – разве я этого не заслужила? Только один день для себя, все остальные – для других. – Порция говорила так, словно просила Хетти ее понять, но на самом деле сознавала, что пытается уговорить свою совесть.

– Этот мужчина… – Хетти фыркнула. – Вы его даже не знаете. Он может оказаться кем угодно.

– Или «никем», – со смехом закончила фразу Порция. Она не хотела думать о плохом. Никаких сомнений, никаких «если» и «вдруг». Ничто не должно испортить ей этот день, ее день. Она собиралась наслаждаться каждой минутой.

Подошли к вагону. Порция поднялась на три ступени, высоко подхватив юбки. Сегодня она осмелилась две из них оставить дома. Платье было новое, в серую и белую полоску, с оборками на юбке и пышными рукавами. Порция недавно купила шляпу из соломки с широкими полями. Сегодня как раз выдался случай ее надеть.

Купе выглядело роскошно: прекрасная обивка, отполированные медные ручки, бархатные занавески на окнах, но Порция была слишком возбуждена, чтобы восхищаться всей этой красотой.

«Там я тебя встречу», – отдавалось у нее в голове. Что он приготовил на этот раз? Порция не хотела загадывать, но была не в состоянии думать ни о чем другом.

Хетти возилась, поправляя свои шерстяные юбки, и что-то бормотала себе под нос по-немецки. «Видимо, это от тревоги», – решила Порция. Хетти охотно помогла ей, когда думала, что речь идет о единственном приключении. Она всегда хотела видеть хозяйку счастливой. Но сейчас дело приняло иной оборот, и никто не знал, чем все кончится.

Подчиняясь внезапному импульсу, Порция взяла руку верной наперсницы в свою ладонь и порывисто воскликнула:

– Хетти, ты вовсе не должна одобрять мои поступки. Я этого и не жду. Я просто хочу, чтобы ты была на моей стороне.

Раздался паровозный свисток. Хетти вздохнула и ответила на пожатие.

– Конечно, я на вашей стороне, миледи. Просто я беспокоюсь. Этот человек… Он хочет от вас большего, чем имеет право требовать. И он совсем не заботится о вашей репутации. Он любит риск. Может быть, потому, что ему нечего терять. А может быть, он из этих… из революционеров, которые считают, что законы писаны не для них. Такие люди опасны.

Поезд задрожал, дернулся и медленно сдвинулся с места. Раздался еще один свисток, на сей раз громче, за плотно закрытыми окнами зашипело, и поезд выкатился с вокзала и полетел, оставляя позади шум, грязь и туман бесконечно разрастающегося Лондона.

Внезапно Порция почувствовала себя сбежавшей с уроков школьницей, юной, веселой и беззаботной.

– О, Хетти, сегодня мой день! Не надо портить его глупыми страхами.

Часа через полтора поезд сделал остановку вне расписания, и они сошли в Литтл-Танли. Паровоз исчез в облаке дыма и пара, а они остались на платформе. Вскоре грохот колес затих, воцарилась тишина.

Порция огляделась. Небо здесь, в отличие от Лондона, было голубым и безоблачным. В горшках у дверей станции цвели герани. Пели птицы. В воздухе чувствовался соленый привкус – море совсем близко.

«Я буду клерком, а ты продавщицей из модной лавки, нет, ты будешь портнихой, будешь шить нижние юбки».

Порция улыбнулась. В этот момент за спиной раздались торопливые шаги. К женщинам поспешно приближался начальник станции, на ходу застегивая форменный китель.

– М-миледи! – бормотал бедняга, тотчас ее узнав. – Нас не предупредили, что вы будете здесь с визитом. Мы, конечно, очень счастливы… Очень благодарны… Я имею в виду…

– Я здесь с частным визитом. Пожалуйста, не беспокойтесь. – Порция милостиво улыбнулась. – У вас очень миленькая станция. Я вам завидую. Лондонские туманы с каждым годом все хуже.

Служащий хлопал ртом, как выброшенная на берег рыба.

– Меня должны встречать. Где здесь у вас стоят кареты? Сюда?

– Да, миледи. Под арку.

Порция раскрыла черный со смелой красной отделкой зонтик от солнца и прошла в указанном направлении. Рядом семенила Хетти с корзинкой в руках. К разочарованию Порции, каретный двор был пуст. За распахнутыми воротами виднелась узкая улочка с колючим кустарником по обеим сторонам. Улочка тоже была пуста.

– Его нет, – пробормотала Хетти.

– Он будет. – Как ни странно, Порция ничуть не была обеспокоена. Свежий воздух, теплый ветерок, аромат цветущей жимолости – чудесный день, к чему тревоги?

– Вы очень доверчивы, миледи, – мрачно проговорила горничная.

В этот момент Порция услышала цокот копыт и постукивание колес. Она не смогла скрыть радости:

– Видишь, Хетти, ты ошиблась. Все как он обещал.

К ним приближалась открытая коляска, запряженная парой лошадей. Кучер потянул вожжи, и Марк ловко соскочил на землю. Порция заулыбалась в ответ на его улыбку. Силуэт Марка четко вырисовывался на фоне неба. Высокий, красивый, веселый. «Мой любовник», – подумала Порция, и по ее телу пробежала дрожь предвкушения.

– Мистер Уорторн. – Порция протянула ему руку и почувствовала, что она дрожит. Не нужно, чтобы он заметил. – Сегодня прекрасный день.

– Не один только день прекрасен. – Он поднес к губам ее руку и выразительно посмотрел ей в глаза.

Хетти фыркнула.

– Это Хетти, моя горничная и доверенное лицо, – представила ее Порция, но Марк понял и несказанное: «Она все знает, но никому ничего не скажет». Он понимающе взглянул на служанку и протянул руку, чтобы помочь сесть на облучке.

– Садитесь рядом с Заком. Он не кусается. Или вы предпочли бы подождать вашу госпожу здесь, на станции?

– Нет, – с негодованием ответила Хетти, не желавшая поддаваться его обаянию.

– Так, значит, наверх, фройляйн!

– Майн Готт! – воскликнула Хетти, одной рукой ухватившись за корзинку, а второй – за шляпку, пока Марк, приподняв ее за талию, подсаживал на сиденье рядом с возницей.

Марк обернулся к Порции, и ей показалось, что он и ее подхватит на руки. Сердце отчаянно заколотилось. Наверное, он прочитал ее мысль, потому что тихонько сказал:

– Позже. – Подал ей руку и со всей пристойностью помог подняться в экипаж, сам сел рядом и скомандовал Заку: – Трогай!

– Не могу поверить, что я на это решилась! – воскликнула Порция, оглядывая окрестности из-под полей новой шляпы. – Всю дорогу сюда я боялась, что нам что-нибудь помешает.

– Ты слишком много беспокоишься, – произнес Марк, не сводя взгляда с ее губ.

– А ты – слишком мало, – парировала она, поигрывая нарядным зонтиком.

– Зачем беспокоиться о том, что, может, никогда не случится? Мой девиз: живи сегодняшним днем, а завтрашний сам о себе позаботится.

– Ты считаешь, адмирал Дрейк тоже так думал, когда бросился в бой с «Непобедимой армадой»? – поддразнила Марка она. – И лорд Эллерсли, когда планировал битву с Наполеоном?

Но Марк не желал говорить серьезно.

– Значит, ты считаешь наше приключение военной кампанией? И какую же вы выбрали стратегию на сегодня, миледи? Решительная атака по всему фронту или партизанские действия?

– Я еще не решила, – ответила Порция и погладила его по твердой щеке. – А сам ты предпочитаешь длительный бой или мгновенную схватку?

– И то, и другое. – Он поймал ее руку и стиснул в своей, рассматривая изящную перчатку с жемчужной застежкой и ослепительно белую кожу Порции, которая была видна между перчаткой и кружевной отделкой манжета. Потом поднес ее кисть к своему лицу и горячими губами осторожно коснулся нежной кожи. Порция вздрогнула. – Да и зачем нам сражаться друг с другом? – помолчав, добавил Марк.

– Ах, вот как!

– Я сразу сдаюсь.

Марк поднял на нее глаза, и на мгновение Порции показалось, что он говорит искренне, но на его губах тут же появилась та ленивая, дразнящая улыбка, которая всегда поднимала в ней волну желания, но не вызывала доверия. Нет, Марку Уорторну она никогда бы не поручила вести армию в сражение! Он слишком легкомысленный. Нельзя доверять ему то, что действительно важно. Красивый, желанный, забавный – да, но и только.

Помрачнев, Порция резко отвернулась, сложила руки на коленях и светским тоном спросила:

– Почему ты выбрал это место?

– Я бывал здесь ребенком. – В глазах Марка вдруг загорелся огонь. – Смотри!

Экипаж поднимался по некрутому склону и как раз достиг вершины. Изгороди больше не заслоняли картину, и восхищенным глазам Порции открылся чудесный пейзаж: пологие холмы мягкими зелеными волнами спускались к спокойному ярко-синему морю.

– Как красиво… – выдохнула она.

Дорога сделала поворот, и берег стал виден еще дальше. Там крутые скалы отвесно спускались в море. Маленькие бухты врезались в прибрежные утесы. Порция заметила небольшую рыбацкую деревушку, втиснувшуюся между песчаной полосой и гористым склоном. Затем дорога отвернула от берега, и видение исчезло.

– Марк, здесь так чудесно!

Марка обрадовала ее оценка, но он со смехом сказал:

– Зимой и при шторме совсем не чудесно. Море ревет, хлещет дождь, но в буре тоже есть своя красота.

– Мы едем туда? В эту деревушку?

– Да. Она называется Сен-Тристан.

Порции хотелось побольше узнать о его детстве. Она уже знала, что он жил в Уорторн-Мэноре, но откуда же Марк узнал про Сен-Тристан? Однако она прикусила язык, полагая, что не стоит проявлять слишком сильный интерес. К тому же не стоит копаться в прошлом. Она же не хочет, чтобы он узнал в ней ту сельскую девчонку, дочь викария! Она для него – знаменитая леди Эллерсли. Пусть так и будет. Их роман – лишь на время, а потому чем меньше они узнают друг о друге, тем легче будет расставаться.


Глава 9 | Алый шелк соблазна | Глава 11



Loading...