home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8

Начиная со следующего дня, жизнь Ланы потекла по довольно жесткому графику. Каждое утро девушка выезжала с Бриком или Куртом на плантацию, затем они возвращались домой и все время до вечера проводили в библиотеке, изучая технические тонкости различных работ.

— Но я просто не в состоянии все это запомнить! — запротестовала как-то Лана, когда Курт в очередной раз положил перед ней несколько объемистых томов по сельскому хозяйству. — У меня нет нужного образования!

— Эти книги и есть образование, — невозмутимо ответил Курт. — Брик, например, учился по ним. А поскольку бы его дочь, он никогда не признает, что вы можете оказаться менее способной, чем он сам.

Лана внимательно слушала объяснения Курта и старалась запоминать все, что видела на плантации. Постепенно она стала понимать, почему Брик не хочет передавать дела Филу и Делии — учеба их совершенно не интересовала, а прилежание Ланы смешило.

— Зачем ты забиваешь голову всей этой чепухой? — спросил однажды за завтраком Фил. — Что мешает тебе нанять управляющего, как поступил, например, Джефри или твой отец?

— Курт — исключение, — ответил за нее Брик. — Далеко не все управляющие строго блюдут интересы землевладельцев. Когда этот толстопузый жулик, которого нанял Джефри, окончательно оберет его, я скуплю плантации, и весь остров станет моим. Если ты заметил, Морганы начали отдавать свои земли в аренду предприятиям, учреждениям, школам…

— Да! — перебила его Делия. — И аренда приносит им куда больше денег, чем тебе твой сахарный тростник!

— Но они же ничего не производят! — возмутился Брик.

— Они производят культуру!

— Культуру? — расхохотался он. — Это смотря что называть культурой! Если твои нелепые выставки и аристократические вечеринки — то это, извини, чушь. Культура земледелия для меня куда важнее. Разве ты не слышала о демографическом взрыве? С каждым годом приходится кормить все больше и больше людей.

— А также давать им образование, — заметила Делия.

— Кстати об образовании, — совсем другим тоном сказал Брик Молли. — Тебе следует поторопиться, а то опоздаешь на школьный автобус.

Девочка выскользнула из-за стола, подбежала к Брику и чмокнула его в щеку — ритуал, которому она неукоснительно следовала каждое утро. Но то, что произошло потом, немало удивило всех. Отойдя от Брика, Молли решительно подошла к Лане, обняла ее за шею и поцеловала.

Девушка была тронута до слез. За эти дни они с Молли очень подружились, проводя вместе вечера, болтая и читая книги, но до сих пор девочка не выказывала своего отношения к ней столь откровенно. Когда детские руки коснулись ее шеи, а губы — щеки, Лана поняла, что всегда будет любить эту прелестную проказницу.

Потом Молли убежала, а Фил объявил, что они с Делией собираются слетать на Оаху.

— Мы искупаемся на пляже Вайкики, а затем — в Гонолулу за покупками, — добавил он и спросил Лану: — Хочешь с нами?

Она быстро взглянула на Брика.

— Наверное, сегодня я снова поеду на плантацию и…

— День отдыха пойдет тебе только на пользу, — великодушно сказал Брик. — Курт, ты тоже едешь. Я дам тебе список того, что надо привезти.

— С этим справится и Фил, — ответил тот, — а я лучше проверю уборочную технику. Ананасы…

— С этим справлюсь и я, — перебил Брик, пародируя интонацию его ответа, — а ты лучше поезжай с ребятами.

Мужчины обменялись долгими, почти враждебными взглядами, затем Курт пожал плечами.

— Что ж, раз вы так хотите… Когда мы выезжаем?

— Чуть раньше, чем немедленно, — весело отозвалась Делия, поднимаясь из-за стола. — Вставай, Лана, пробил твой звездный час. Пора уже избавиться от чопорной одежды континента и приобрести истинно гавайский вид!

День прошел великолепно, в основном благодаря тому, что отношение Делии к Лане внезапно круто изменилось. Она была дружелюбна и предупредительна, как никогда. Мужчины занялись списком Брика, а Делия повела Лану по магазинам модной одежды, где выбирала все самое лучшее и платила сама, заявив, что так ей велел Брик.

Вернувшись в снятый на день номер отеля, стоящего у самого пляжа, девушки переоделись в новые купальники и отправились в условленное место на берегу, где их ждали Фил и Курт. Делия предложила научить Лану серфингу, и та с восторгом согласилась.

Труднее всего оказалось сохранять равновесие — тяжелая доска упрямо разворачивалась боком к волне, и девушка каждый раз оказывалась в воде, едва успевая уворачиваться от несущегося на нее гребня. У нее так ничего и не получилось, о чем она со смехом и сообщила Делии.

— Ничего, научишься, — в тон ей ответила та; они лежали на горячем песке и наблюдали за Филом и Куртом, поджидавшими у рифов волну повыше. — Но будет лучше, если твоим образованием займется хороший профессионал.

— А ты такого знаешь? — спросила Лана, окинув взглядом пляж.

— Конечно, но не здесь, а у нас на острове. Когда у тебя выдастся свободный денек, я вас познакомлю.

Она сдержала свое обещание, и через несколько дней, когда Брик и Курт были слишком заняты, чтобы заниматься с Ланой, посадила ее в машину и отвезла в прибрежную деревню. Там их встретил высокий загорелый парень, которого Делия представила как Регги.

— Он белый серфингист и раньше жил на Вайкики, — сказала она, — но гавайские ребята решили, что Регги отбивает у них хлеб и в конце концов выжили его оттуда.

— И правильно сделали, — улыбнулся тот, — но я не жалуюсь, мне и здесь работы хватает.

Регги оказался превосходным инструктором, и Лана быстро поняла, что может научиться у него значительно большему, чем у Курта и Фила, озабоченных лишь тем, чтобы всласть самим покататься на волнах. Юноша начал с азов, заставляя Лану отрабатывать до автоматизма каждую деталь, и лишь затем переходил к следующей.

— Вы быстро схватываете, — сказал он в конце урока. — Я уверен, что из вас выйдет отличный серфингист, надо только научиться правильно держать равновесие. Но этим мы займемся в следующий раз.

Но на следующее утро Брик объявил, что девушка поедет с ним и Куртом смотреть на уборку сахарного тростника. Поля выжгли за несколько дней до этого (как поступали всегда, чтобы облегчить сбор и переработку урожая), и теперь по плантации ползали тяжелые машины и грузовики.

Лана внимательно наблюдала за Бриком и Куртом, дающими рабочим сотни советов и указаний, и с ужасом думала о том, что настанет день, когда это придется делать ей. И почему только Брик так возненавидел Вейни! Из него получился бы неплохой помощник… Вейни писал ей каждый день, недвусмысленно намекая на то, что жаждет приехать, но девушка не решалась пригласить его без согласия отца.

С другой стороны, она с трудом представляла себе Вейни в роли управляющего. Ему столькому придется научиться! Захочет ли он? Она снова посмотрела на Курта, такого сильного, ловкого и опытного, и невольно покачала головой. Нет, Вейни создан для другого…

Когда рабочий день подошел к концу, все трое отправились домой. На вершине холма Курт показал в сторону Кулеаны и тревожно сказал:

— Посмотрите на горизонт! Небо не может быть таким красным только от заката. И дым… Там что-то горит, но полей тростника в той стороне нет.

Брик вдавил педаль газа в пол, и автомобиль пулей вылетел на дорогу к имению. Когда они подъехали ближе, глазам их предстало жуткое зрелище: дом почти скрывали клубы дыма, а одно его крыло было объято пламенем.

— Надеюсь, они уже вызвали пожарных, — озабоченно пробормотал Брик. — Интересно, что горит как раз та часть дома, где живет Лана… Огонь не мог возникнуть просто так, это наверняка чья-то работа.

— Возможно, еще одна попытка запугать вашу дочь, — мрачно ответил Курт. — Гавайцы уже в который раз дают ей понять, что не желают ее здесь видеть. Если вас действительно заботит ее безопасность, вам следует отправить девушку домой.

— Ерунда! — прорычал Брик. — Я же сказал им, что она здесь для того, чтобы помочь им!

— Но вы их не убедили. Они видят в Лане лишь еще одного человека, стоящего между ними и их землей. Если вы не хотите больше неприятностей, то дадите им то, что они хотят, прежде чем…

— Нет! Я не допущу раздела Кулеаны! И если они подожгли дом… — Брик оборвал фразу и решительно пошел к дому.

Пожарная бригада уже гасила пожар водой и пеной; навстречу приехавшим бежали Фил и Делия.

— Лана, — проговорила запыхавшаяся Делия, — твоя комната погибла безвозвратно! Но вещи мы спасли — по крайней мере, новые. Я просто не могла допустить, чтобы они сгорели!

— Что вызвало пожар? — спросил Брик.

— Не что, а кто! — поправил его Фил. — Я уверен, что это постарались твои драгоценные канаки!

— Откуда ты знаешь?

— Разве Пелеке не обещал, что проклятие Акуа сбудется? — пожал плечами Фил. — Гавайцы все никак не успокоятся из-за пропавшего идола. Когда начался пожар, они устроили тут ритуальные пляски… — Он кивнул в сторону дальнего конца сада: там были Мои, Туту, Калеа и старый Пелеке, а с ними около тридцати гавайцев, многих из которых Лана видела впервые. Мужчина в форме начальника пожарной команды о чем-то их спрашивал, но они только качали головами и отчаянно жестикулировали. В конце концов пожарный безнадежно махнул рукой и направился к Брику.

— Не могу добиться от этих туземцев никакого толку! — сказал он ему. — Старик говорит, что огонь послал бог, за то что хаоле украли его образ. Чушь какая-то! У вас что, были проблемы с их верованиями?

Брик объяснил ему, в чем дело, и пожарный понимающе кивнул:

— Видимо, старый кабуна сделал все, чтобы его пророчество осуществилось… Мы расследуем это дело на тему поджога. Кстати, вы не знаете, что там случилось с их идолом?

— Нет, и я не верю, что дом подожгли они. Мне надо самому с ними поговорить.

Он ушел к гавайцам. Лана не слышала, о чем они говорили, но по жестикуляции Пелеке поняла, что старик грозит страшными бедствиями Кулеане, если идола не вернут.

В конце концов Брик поднял руку и все замолчали.

— Акуа будет возвращен! — веско произнес он. — Празднество, о котором я говорил в прошлый раз, несмотря на пожар, состоится в воскресенье. Быть может, небеса дадут нам знак, где искать идола.

Эти слова, похоже, успокоили гавайцев и они стали расходиться. Брик вернулся к Лане, Филу и Делии.

— Лана, ты займешь комнату в другом крыле дома. Я скажу Калее…

— Я уже обо всем побеспокоилась, — быстро вставила Делия. — Пойдем, Лана, я тебя провожу.

— Элси сказала, что с ужином придется подождать, — сказала она по дороге. — Когда вспыхнул пожар, мы все выскочили из дома. Знаешь, ведь он начался в твоей комнате… — Она взяла девушку за руку и обеспокоенно посмотрела ей в глаза. — Дорогая, я ужасно боюсь за тебя. Они думали, что ты у себя в комнате!

— Они? — упавшим голосом повторила Лана.

— Да, канаки! Я уверена, это они подожгли дом. А Калеа… После завтрака она шепталась о чем-то с Туту, и не знала, что ты уехала с Бриком и Куртом. Наверняка она думала, что ты у себя в комнате. Когда огонь уже полыхал вовсю, Калеа прибежала ко мне. Надо было видеть, как она удивилась и испугалась, когда узнала, что тебя нет в доме! Лана, здесь становится небезопасно. Поверь мне, это так! Надо поговорить с Бриком.


Ожидая сигнала к ужину, Лана начала новое письмо к Вейни. Вкратце описав события последних дней, она вскользь упомянула пожар и задумалась, о чем писать дальше. Но тут раздался долгожданный гонг, и она, облегченно вздохнув, отложила письмо в сторону.


ГЛАВА 7 | Повелительница тьмы | ГЛАВА 9